А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь Луны" (страница 26)

   – О Господи! – вздохнула она, откидываясь на табуретке и прижимаясь спиной к стене. – Меня всю трясет!
   – Выпей еще! – предложил парень, снова наполняя ее бокал. – И не огорчайся.
   – Если бы ты знал… – Катя взяла запотевший бокал, но пить не стала. У нее закружилась голова, и на душе сделалось чуть легче. Хотя она только что отказалась давать какие-либо объяснения, Катя очень хотела все рассказать. Именно этому парню – больше никому на свете.
   Сеня, словно чувствуя это, не торопил девушку и занялся едой. Уплетая бутерброды, он то и дело подливал себе вина, однако не пьянел, а лишь чуть раскраснелся. Его голубые глаза смотрели спокойно и доброжелательно, и, глядя в них, Катя постепенно разговорилась…
   Она рассказала обо всем случившемся, начиная с той ночи, когда Сергей проводил ее домой перед рассветом. Это было меньше недели назад, а у девушки создалось впечатление, что за прошедший отрезок времени она успела прожить целую жизнь, густо наполненную приключениями. Начать было трудно, Катя очень волновалась, вспоминая о том, как ее бросил Сергей, но, встречая внимательный и участливый взгляд своего гостя, она преодолела это препятствие, ранившее ее женскую гордость. Дальше пошло легче. Сеня, затаив дыхание, выслушал историю соседей за стеной, рассказ о гибели красавицы и о карьерном взлете ее интриганки-сестры. Узнав, что Катя считает Ларису виновницей своего увольнения, парень собрался было что-то сказать, но только покачал головой.
   – Что? – сбилась Катя. – Ты не веришь, что она способна на такое?!
   – Не обращай внимания! – попросил Сеня. – Давай дальше, что там с этим роковым Лешей?
   Рассказ о том, как погиб Глеб, как в своих поисках истины Катя докопалась до имени убийцы, обнаружив при этом, что найти и арестовать ее невозможно, Сеня выслушал с непроницаемым лицом. Зато неожиданно вмешался, когда она рассказала, как Леша расправился с собачкой, чтобы запугать сестер.
   – Знаешь, убить собаку и выбросить с балкона человека – это в самом деле разные вещи. Бывают убийцы, которые не способны обидеть животное, а бывают живодеры…
   – С нежными сердцами? – перебила его Катя. – А в моих глазах, это вещи одного порядка.
   – Нет-нет! – мотнул головой парень. – Это просто твоя моральная позиция, нельзя с этой высоты обвинять человека в убийстве.
   Катя потрясенно смотрела на него. Она никак не ожидала, что Сеня вступится за человека, который во всех отношениях являлся его антиподом. Кроме того, в ее изложении поведение и поступки Леши приобретали зловещий оттенок, вне зависимости от того, о чем шла речь. Она видела его в черном свете, и ей трудно было сохранять объективность. Уязвленная, девушка пожала плечами:
   – Никого я не обвиняю. Но собаку он убил, Вике угрожал, той ночью к ним вломился, и выбросилась она с балкона тоже при нем.
   – А ее мать и сестра пальцем не шевельнули, чтобы засадить этого урода за решетку! – закончил Сеня. – Знаешь, все, что ты рассказала, убеждает меня только в одном – он чист.
   – Аки агнец! – мрачно съязвила девушка. – Давай за это выпьем!
   Они чокнулись, но Катя тут же поставила нетронутый бокал на стол.
   – Значит, ты допускаешь, что Вика спрыгнула с балкона просто потому, что мать узнала о ее занятиях проституцией? И ты поверишь на слово девице, которая уничтожила мою серию, чтобы занять прочное место в группе?!
   – Я бы предпочел ни во что не верить и ничего об этом деле не знать! – Осушив свой бокал, Сеня нахмурился, что-то обдумывая. – Как я понял, у тебя своих неприятностей полно. Кстати, что надо было этому типу?
   Он кивнул в сторону входной двери, и Катя поняла.
   – Понимания и участия, – фыркнула она. – Но знаешь, как раз о нем я думаю теперь меньше всего. Новую работу тоже как-нибудь найду, не вопрос. Меня давно звали в другую фирму, там и платят больше, а ерунду пишут везде одну и ту же. Не этого бы мне хотелось, ну да ладно…
   – А чего бы тебе хотелось?
   – Чтобы по моему сценарию сняли фильм, – призналась Катя. Виной тому был второй бокал вина, который она все-таки пригубила. Иначе девушка ни за что не стала бы выдавать свою заветную тайну. – Знаешь, «нет» мне ответили еще полгода назад, а я все надеюсь на что-то. Потому что сценарий мне нравится! Я не говорю, что это совершенство, совсем нет, я бы еще двадцать раз его переделала и переписала… Если бы кто-то им заинтересовался! – упавшим голосом закончила она.
   – Дашь почитать?
   – Ну, это же не роман… – смутилась Катя, не ожидавшая такого оборота. – Тебе кое-что будет непонятно.
   – Разберусь! – успокоил внезапно заулыбавшийся парень. – Мне приходилось читать сценарии. Я даже сам пробовал кое-что писать.
   – Ты?!
   Это невежливое восклицание вырвалось у девушки невольно, и в этом она тоже обвинила вино, вскружившее ей голову. Опомнившись, Катя тут же извинилась:
   – Я не хотела тебя обидеть, просто не ожидала… Ну да, конечно, что же тебе еще было нужно в наших краях?! Я должна была догадаться! Но ты же там не работаешь?
   – Нет, не пришлось, – судя по широкой искренней улыбке, Сеня ничуть не обиделся. – Да теперь, после твоих рассказов, я туда и не сунусь!
   – Конечно, я дам тебе почитать сценарий! – Катя поднялась из-за стола и, чуть покачнувшись, засмеялась: – Слушай, а я пьяная! Знаешь, мне так весело, будто сегодня случилось что-то очень хорошее! Ведь я ненавидела эту работу! А особенно нашу новую…
   Она не договорила. В прихожей раздался звонок. Осекшись, Катя испуганно повернула голову и прислушалась.
   – Если это опять он… – прошептала девушка, имея в виду Сергея.
   – Если это он, я сам с ним поговорю! – решительно поднялся с места Сеня. – Останься здесь, я открою.
   «Будет драка!» Катя послушно осталась на кухне, с трепетом прислушиваясь к звукам в прихожей. Сеня легко справился с замками, скрипнула дверь, раздались тихие голоса. Катя ничего не могла разобрать, но спустя несколько мгновений ей стало ясно – беседа идет на вполне мирных тонах. Удивленно выглянув, она увидела, что Леша стоит на пороге, опершись рукой о косяк и тем самым как бы преграждая путь незваному гостю. Но самого гостя она разглядеть не могла.
   – Кто там? – Катя начала предполагать, что это вовсе не бывший любовник, и не ошиблась. Сеня отстранился, и девушка с изумлением увидела на лестничной клетке Иру.
   В прошлый раз, когда они встретились в кегельбане, танцовщица выглядела бесполо и непрезентабельно, словно трудный подросток с городской окраины. Сейчас она была одета совершенно иначе. Короткая белая куртка из фальшивой лаковой кожи, немыслимая мини-юбка, ядовито переливающаяся перламутром, красные сапоги на платформе и пугающая раскраска, покрывавшая лицо Иры, – все это было красноречивее, чем если бы она держала в руке плакат с надписью «Я – проститутка!». Этот наряд был предназначен не для того, чтобы подчеркнуть красоту девушки, а чтобы информировать окружающих о роде ее занятий.
   Катя онемела. В голове у нее проносились обрывки Лешиных признаний, которые она никак не могла соединить в связную фразу. Сеня, видя ее растерянность, снова обернулся к девушке:
   – Ну, вот она. Что вы хотели ей сказать?
   Вместо ответа Ира прижала руки к груди и посмотрела на Катю с таким отчаянием, что та проглотила гневное восклицание, которое готово было сорваться с ее губ.
   – Может, зайдете? – неуверенно покосившись на мини-юбку, а точнее, на длинные ноги Иры, обтянутые сетчатыми чулками, предложил Сеня. – Чего через порог объясняться?
   – Можно? – охрипший голос гостьи прозвучал неожиданно низко и грубо. Катя молча кивнула. Ира мгновенно воспользовалась разрешением и, войдя в прихожую, сама прикрыла за собой дверь. – Подожди, не говори ничего! Я сама не знаю, что сказать!
   – Зачем ты явилась? – Катя справилась наконец с немотой, однако изумление было сильнее гнева, и говорила она тихо, почти спокойно. – Как ты меня нашла?
   – Мы с ним тебя подвозили, забыла? – Ира шмыгнула носом и откашлялась. – А квартиру мне сейчас подсказала тетушка в берете. Внизу, на крыльце стоит.
   – Ты понимаешь, что я позвоню в милицию? – угрожающе осведомилась Катя.
   – Вот те крест! – Та потянулась было к вырезу куртки, в котором виднелась голая шея, но тут же опустила руку.
   Катя мрачно проследила за этим жестом и мотнула головой:
   – Ты уже клялась на образе, что ни в чем не замешана! Хватит!
   – И образка у меня больше нет, – прерывисто вздохнув, Ира распахнула куртку, и Катя в ужасе увидела черные синяки у нее над ключицами. Поперек загорелой груди тянулась длинная красная царапина, полускрытая тональным кремом. Золотого образка, прежде висевшего на шее у девушки, в самом деле не было. – Что ты знаешь? – Ира откашлялась, но от хрипоты не избавилась. Глаза у нее слезились, кончик носа покраснел, она выглядела простуженной. – То, что он тебе сказал! А это неправда! Чем хочешь поклянусь, я не прикасалась к твоему парню!
   – На черта мне твои клятвы! – Катя двинулась к телефону, но Ира преградила ей путь, решительно положив руку на трубку.
   – В милицию? Погоди, выслушай меня!
   – Что за наглость?! – Катя сделала попытку оторвать ее руку от телефонной трубки, но убедилась, что танцовщица сильнее. Ее сухие горячие пальцы казались выкованными из стали. Катя представила, как они сжимают нож, и судорожно отстранилась: – Чего ради я должна тебе верить?! Значит, Леша соврал? А ты вся такая невинная?! Да я вам обоим не верю и сейчас же звоню в милицию!
   Она двинулась было в комнату, чтобы взять из сумки мобильник, но остановилась, услышав измученный хриплый голос Иры:
   – Пришла бы я к тебе, если бы его зарезала? Сама подумай…
   Обернувшись, Катя хотела ответить, что не видит в этой явке с повинной ничего удивительного, ведь Ире все равно не удалось бы прятаться вечно, но, взглянув на девушку, удержалась от язвительной реплики. Прижавшись к стене, закрыв лицо руками, на которых тоже виднелись свежие царапины, та судорожно всхлипывала. Это был глухой истеричный плач без слез, похожий на приступ астмы. Сеня вопросительно покосился на Катю, она пожала плечами, отказываясь комментировать происходящее.
   – Звони! – выговорила Ира, не отнимая ладоней от лица. – Мне все равно конец! Хуже не будет!
   – Почему ты не уехала к себе в Кишинев? – Катю ничуть не тронули ее рыдания, и говорила она скорее с брезгливостью, чем с сочувствием. Девушка никак не могла уяснить себе смысл этого появления. По ее мнению, она была последним человеком, к которому должна была явиться Ира. – Чего осталась? Виновата или нет, а признание ты написала и отвечать будешь!
   – Написала, ага! – глухо выговорила та сквозь сомкнутые ладони. Отняв руки от лица, девушка рванула в стороны полы куртки, обнажив исцарапанную и покрытую синяками грудь. – Ты б тоже написала! Роман «Война и мир»!
   – Он заставил тебя силой?! – До Кати начинал доходить смысл происходящего, но поверить в такое простое объяснение она не могла. – Он… ты не делала этого?
   Вместо ответа Ира с яростью вцепилась себе в волосы, раздирая засаленные платиновые пряди, торчащие в разные стороны. Молчавший до сих пор, Сеня решил, что настал момент вмешаться. Взяв дрожащую гостью за локоть, он спокойно и дружелюбно предложил:
   – Идем в кухню, мы нальем тебе стаканчик. И не трясись, никто в милицию звонить не будет. – Поймав Катин негодующий взгляд, он повысил голос: – Во всяком случае сейчас. Сначала выпей и расскажи нам все.
   – Это кто, твой брат? – сипло спросила та, недоверчиво разглядывая Сеню.
   – С чего ты взяла? – не удержалась от усмешки Катя.
   – А вы похожи. Оба рыжие.
   – При нем можешь говорить все, он эту историю знает. – Катя решила не вдаваться в объяснения и первой пошла на кухню.
   Гостья оказалась не только простуженной, но и голодной. Схватив немытыми пальцами бутерброд с сыром, она вгрызлась в него, жадно стреляя глазами по заставленному закусками столу. Сеня налил ей бокал белого вина, Ира залпом осушила его и снова потянулась к тарелкам. Катя, наблюдавшая за этим неистовым насыщением, не удержалась от удивленного восклицания. Подняв глаза, Ира что-то промычала с набитым ртом.
   – Что ты говоришь? – переспросил Сеня, доставая сигареты и протягивая гостье открытую пачку.
   – Два дня ничего не ела, – призналась та, с трудом проглатывая разжеванный кусок и хватая сигарету. – Замерзла как собака! Легче умереть, чем так…
   Последнее слово она проглотила вместе с дымом и закашлялась, разгоняя его рукой. Вид у нее был одновременно жалкий и довольный. Поймав взгляд Кати, настороженно оценивающий ее наряд, Ира выпрямилась и вызывающе взглянула на девушку:
   – Что, шикарные тряпки?
   – А я ничего не говорю, – сдержанно ответила та.
   – Ну да, ты просто смотришь! – в голосе Иры звучала горькая ирония. – Если бы я сама себя увидела в тот проклятый вечер, когда с твоим Глебом познакомилась… Как я этого боялась! Надеялась, что обезопасила себя, работа у меня приличная, доход постоянный, не докачусь до этого! Почему я не уехала в Кишинев, спрашиваешь?!
   Ира выразительно крутанула пальцем у виска:
   – По месту прописки, да?! Чтоб меня там арестовали как убийцу?! Единственное место, где меня не найдут, это Москва! А еще точнее – Ярославка!
   – Это тебе Леша так сказал? – Сеня протянул девушке бокал, заново наполненный вином. – Выпей еще. Он что, заставил тебя заниматься проституцией?
   – А ты не мент? – сверкнув глазами, Ира оттолкнула его руку, и вино выплеснулось на пол. – Допрашиваешь меня, отец-благодетель? А потом сдашь? Ну конечно, что мне осталось делать, только в тюрьму идти! Признание я написала, оправдаться не получится, в той машине кругом мои отпечатки! Даже на ноже! И куча свидетелей, что я с ним ушла из клуба! Толку-то, что я его не убивала?! Кому это важно?! Им нужно кого-нибудь посадить!
   – Но если ты не делала этого, тогда кто? Леша? – Парень хладнокровно налил бокал заново и протянул его Ире. – Выплеснешь, больше не получишь. Больше просто нет.
   Его невозмутимый и вместе с тем теплый тон подействовал на девушку успокаивающе. Беспрекословно выпив вино, она подняла на Сеню слезящиеся, покрасневшие глаза и простуженным голосом проговорила:
   – Я его не назову, не ждите. Мне еще пожить хочется. Хоть бы какой жизнью, все равно.
   – Даже на такую согласна? – Сеня бесцеремонно пнул носок ее красного, забрызганного грязью сапога. Такие же брызги виднелись на ногах девушки вплоть до самой кромки мини-юбки и на всей ее одежде, и даже на лице. Было ясно, что она простояла на обочине шоссе не один час. – Похоже, нет? Иначе бы ты сюда не пришла. Что тебе от Кати надо?
   Ира слушала с искаженным лицом, и был миг, когда Кате почудилось, что девушка бросится в лицо Сене и расцарапает его своими длинными ногтями, покрытыми ярким лаком. Но вместе этого та полезла во внутренний карман куртки и, достав оттуда какой-то мелкий предмет, сжала его в кулаке.
   – Так получилось, что больше мне довериться некому! – Она смотрела прямо в глаза Кате, и взгляд у нее был такой тяжелый и напряженный, что девушке стало не по себе. – Все, кого я знаю в Москве, знают и его. Если я где-то мелькну, ему тут же донесут. Деваться некуда, придется вернуться на точку… На Ярославку, – пояснила она, встретив непонимающий взгляд Кати. – Но я должна иметь против него заручку, хоть какую-то! Вот, сохрани это! При себе держать не могу, украдут!
   Она протянула руку, и Катя увидела на ее ладони кольцо из белого золота, украшенное изумрудом и четырьмя крестообразно расположенными вокруг бриллиантами. Настоящими – теперь, приобретя некоторый опыт, Катя оценила камни с первого взгляда.
   – Это Викино кольцо, ей жених на помолвку подарил! – Рука чуть подрагивала, и бриллианты бросали на ладонь Иры острые лучистые отблески. – Я вытащила у него из барсетки ночью, когда он пошел в туалет.
   – Я знаю это кольцо! – Катя отчего-то заговорила шепотом. Она не в силах была отвести глаз от камней. – Из-за него был скандал у гроба… Откуда оно у Леши?
   – Вика сама ему передала, чтобы он отстал хотя бы на месяц! Она рассчитывала, этого хватит, чтобы покрыть убытки за просроченный контракт.
   – Что за контракт? – в один голос спросили Катя и Сеня.
   Сощурив густо подведенные глаза, девушка невесело усмехнулась:
   – Он устроил ей место в другом клубе, более престижном. Вика думала, что будет там петь.
   – А на самом деле… – начал Сеня, но Ира его оборвала:
   – А что на самом деле, никто не знает. Лично я в это пение не верила. Клуб-то в Измире.
   – То есть в Турции?! – протянул парень и махнул рукой: – Ясно, не продолжай. Так он ее туда продал заранее, а она решила откупиться кольцом?
   – Какое откупиться! – возразила Ира. – Она еще счастлива была, что мечта сбудется! Я ей говорила, вряд ли все будет так весело, но она не слушала. Вика только матери боялась, и то до порога. Думала, если уедет, вернется сама себе хозяйкой. Заработает на отдельную квартиру, ага! На виллу с бассейном и свой телеканал! Она ему верила! – Девушка фыркнула и поднялась из-за стола: – А я вот не верю ему ни на полстолько! – Ира отчеркнула кончик своего ногтя, упорно избегая называть Лешу по имени. – И я на веки вечные буду стоять на шоссе, увидите! Я его обязательно посажу! Ты, главное, спрячь это получше!
   И она вложила кольцо в Катину руку. Та вздрогнула, когда ее ладони коснулась эта тяжелая маленькая вещица. Кольцо было довольно массивным.
   – А что ты хочешь доказать этой штучкой? – спросил Сеня. Он озвучил мысль, которая пришла в голову и Кате.
   Девушка согласно кивнула:
   – В самом деле! Разве она не могла отдать кольцо кому угодно? Где этот контракт? Что в нем криминального? Она же совершеннолетняя, и сама собой распоряжалась!
   Раздраженно сверкнув глазами, Ира застегнула куртку до верха и приподняла забрызганный грязью воротник, скрыв синяки на ключицах.
   – Такие кольца, обручальные, за здорово живешь никому не отдают! Я докажу, что он ее шантажировал и в Турцию она должна была поехать против своей воли! Так же, как я встала на Ярославку! Не за убийство, так за сутенерство он у меня сядет!
   – Так давай прямо сейчас позвоним в милицию! – предложила Катя.
   – Нет, дорогая моя, – качнула головой Ира. – Так и я прямо сейчас угожу в тюрьму. Он из меня выбил это проклятое признание, и крыть нечем. Я ведь не дура, какой была Вика, – девушка набожно перекрестилась. – Я на него ни вот столечко не надеюсь! Запахнет жареным, и он меня сдаст. Знает, что деться мне некуда, домой не вернусь. Ну а когда узнает, что у меня есть Викино колечко, будет помалкивать!
   – Почему ты так считаешь? – недоверчиво поинтересовался Сеня.
   – Да потому, что бизнес этот у него давно налажен. И Вика не первая и не последняя певица, которую он в Турцию отправляет! – Девушка смотрела на него с выражением превосходства, явно гордясь своей осведомленностью. – И все рушить из-за меня одной он не станет! Порвет мое признание, даст денег, и я уеду домой!
   Катя не стала оспаривать вероятность такого исхода. Она видела, с какой горячей, судорожной верой говорила девушка, и боялась ей возражать. Ира двинулась к двери, парень остановил ее, окликнув:
   – Постой, как тебя найти?
   – Я сама появлюсь, если будет надо.
   – Может, деньги нужны? – Сеня полез в карман куртки, но Ира отмахнулась:
   – Не надо, все равно отберет! Он даже образок с меня снял, скотина, чтобы я не продала его и не удрала! Ну ничего, я ему на хвост наступлю!
   – Скажи мне одно, – Катя дошла за ней до самой входной двери и остановилась, положив руку на задвижку замка: – Ты знаешь что-нибудь о Викиной гибели? Леша был у них той ночью, но ее сестра отрицает, что это он сбросил Вику с балкона.
   – Я ничего об этом не знаю, – после короткой паузы ответила та. – Но это мог сделать кто угодно. И он за то, что Вика его подвела. И сестра, она ее ненавидела. И мать.
   – Мать?! Ты хочешь сказать, мать тоже ее ненавидела?!
   – Не-ет… – протянула девушка, на миг задумавшись. – Но она давно не знала, какой стала Вика. Любить-то она любила, но ту, прежнюю. Вика мне говорила, что до смерти боится матери. Если та узнает, чем она занимается, никогда ее не простит.
   И, отстранив Катину руку, сама оттянула задвижку и вышла, захлопнув за собой дверь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация