А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь Луны" (страница 21)

   Глава 11

   Катя бросила только один взгляд в сторону гроба и сразу отвернулась, чтобы не дать увиденному отпечататься в памяти. Но было поздно. Бледное востроносое личико, выглядывающее из-под старушечьего платка с черными кружевами, мгновенно стерло прежний образ Вики – гордой, самоуверенной красавицы. На лице у той Вики было ясно написано: «Смотрите на меня, любуйтесь и завидуйте!» Детское личико покойницы выражало лишь скорбное бессилие. Кате показалось, что даже его классически правильные черты изменились, но рассматривать Вику дольше секунды она не решилась. Ее догадку подтвердили шепчущиеся за спиной женщины, только что отошедшие от гроба.
   – Ну, не узнать, совсем другая… – слезливо пробормотала одна.
   – Будешь другая, когда с седьмого этажа упадешь! – грубо ответила ей приятельница. – Ее же тут заново лепили. Не понимаю, зачем в открытом гробу?
   – Мать так хотела! – таинственно шепнул кто-то третий.
   – А где же она сама?
   – Ее вывели, дурно стало. Она же тут в соседнем корпусе лежит, в кардиологии. Сейчас там сделают укол, и поедем на кладбище.
   – Маша совсем сдала, – послышался чей-то сострадательный вздох. – Еще бы, дочке двадцать лет, красавица, замуж собиралась! Вот, расти после этого детей! А она же с ними одна билась, что был муж, что не было его…
   – Вон-вон ее ведут! – оживилась женщина с грубым голосом. – Господи, совсем синяя! Как бы нам, девушки, не пришлось и ее скоро провожать!
   – Типун тебе! – хором возмутились ее подруги. – Марье всего-то пятьдесят!
   – Да от такой жизни раньше времени в могилу заглянешь! – отрезала та. – С чем осталась-то? Лариска – яд-девка, изведет мать и всю квартиру получит! Только тогда и замуж выскочит!
   – Ты разве что-то знаешь? – вцепились в нее женщины.
   Катя тоже невольно прислушалась, стараясь не выдать своего внимания, но стайка сплетниц внезапно снялась и хищно потянулась к Викиной матери. Девушка осталась на месте, гадая, чем закончатся эти похороны, где всем было так мало дела до самой покойницы.
   Она приехала в морг с небольшим опозданием и только издали кивнула Ларисе. Та была все время окружена людьми и ответила торопливым взмахом руки. Катя сразу отошла в сторону и встала так, чтобы оказаться ближе к выходу. Она решила подкараулить Лешу, твердо намереваясь поговорить с ним начистоту, но была уже половина одиннадцатого, а парень все не появлялся.
   «Может, вообще не приедет, струсит! Лариса говорит, ему бояться нечего, но ведь это только слова!»
   – Привет!
   Девушка испуганно обернулась и с замиранием сердца увидела человека, о котором только что думала. Леша выглядел весьма импозантно. Он вырядился в темный классический костюм, надел галстук и придал лицу подходящее к случаю скорбное выражение. Ни тени смущения или сознания своей вины – он был самоуверен, как всегда.
   – Есть разговор, – сквозь зубы проговорила Катя.
   – О Господи, – несколько театрально произнес тот. – Все со мной хотят пообщаться, и никто меня не любит. Случилось что?
   – Случилось то, что я узнала, как ты разделался с собакой Вики, – выпалила Катя, отбросив дипломатию. – И ты был у них в ту ночь, устроил скандал, довел ее до истерики! А когда она прыгнула с балкона, удрал, чтобы не встречаться с милицией!
   Парень сдвинул брови, и у него на переносице обозначилась глубокая морщина, сразу сделавшая лицо старше лет на десять.
   – Целое дело сшила, – то ли одобрительно, то ли насмешливо заметил он. – Прямо хоть на подпись прокурору.
   – Может, оно туда и попадет! – Катя уговаривала себя не бояться, хотя этот ироничный тон ее пугал. – Особенно если выяснится, что разговор с Глебом у тебя был не такой простой, как ты уверяешь!
   – С ума сойти! – Леша потер ладонью гладко выбритый подбородок. – Ты мне угрожаешь?
   – А ты привык сам угрожать людям? – храбро парировала она. – Ой, прости, еще же есть маленькие собачки! Трудно было хлопнуть такую муху?
   – Я убиваю собак, и я убиваю людей, – после паузы заговорил Леша деланно смиренным тоном. – Только вот зачем я это делаю, ума не приложу. Наверное, ради развлечения. Для меня всадить кому-то нож в живот – плевое дело.
   – У меня есть свидетель, что ты убил собаку!
   – Она меня укусила, паршивая шавка! – наклонившись, Леша слегка приподнял штанину, и Катя в самом деле увидела чуть выше резинки носка лиловую полукруглую гематому. – Я и хлопнул ее башкой об угол, хотел наказать, а она откинула лапки. Глеба твоего я не трогал, это он меня за грудки в кабинете брал.
   – Я тебе не верю!
   – А я думал, ты умнее… – поморщившись, протянул парень, возвращая штанину на место. – Понимаешь, теоретически Глеба мог убить любой человек, находившийся в ту ночь в городе Москве. Скажешь, у меня были мотивы? Он ко мне приставал с разговорами насчет Вики? А я тебе скажу, что с таким характером, как у него, мотивы нашлись бы у кого угодно. Хоть бы у того толстяка, который танцевал до него с Иркой. Этот агрессивный прыщ мог обидеться, что девушку увели из-под носа… А что это за подлая морда, ты сама на опыте убедилась.
   Вспомнив своего агрессивного горе-кавалера, Катя невольно поежилась и разом утратила часть своей уверенности. Леша, словно почувствовав это, покровительственно потрепал девушку по плечу:
   – Ладно, я все понимаю, ты расстроена из-за своего приятеля, из-за Вики… Только не надо везде искать виноватых. Я пойду попрощаюсь…
   Она видела, как парень быстро протиснулся к гробу, склонился над ним, словно отбывая некую повинность, потом повернулся к Ларисе и сказал ей несколько слов, сунув в руки конверт. Та отнеслась к его появлению совершенно спокойно, словно он был членом семьи. Мать Вики в самом деле не обратила на парня никакого внимания. Она смотрела в одну точку и вряд ли сознавала, кто находится рядом с ней, какие слова раздаются вокруг. Расправившись со своими обязательствами, Леша повернулся, ища глазами Катю, но та успела отступить к самым дверям. Там она столкнулась с Антоном, бледным до серости и тоже одетым в костюм с галстуком.
   – Ты ее видела? – первым делом спросил тот. – Видела, что с ней стало?
   – Пойдем отсюда, – Катя почти насильно потащила парня прочь. Она боялась, что тот вычислит Лешу, который все еще терся у гроба, но Антон даже не смотрел на него, а повторял как заведенный:
   – Она стала совсем другая, совсем! Лицо будто на сторону поплыло… Как же это, а?! Она не могла сама с собой такое сделать!
   Последнюю фразу он произнес во весь голос, и в его сторону разом повернулись соседки-сплетницы, чей разговор слышала Катя. На их лицах была написана жажда поживы. Они цепко ощупали парня взглядами и, разом сдвинув головы, возбужденно зашептались. Кате наконец удалось вытащить Антона на крыльцо.
   – Где твои родители? – Она оглядывалась, надеясь сбыть его с рук. – Тебе лучше вернуться домой.
   – Родители? – Антон рассмеялся резким, гортанным смехом, и Катя с тревогой вгляделась в его лицо, опасаясь истерики. – Они уехали… Разве не знаешь, Лариса их выгнала!
   – Что?!
   – А, ну да, это было до того, как появились гости… – Вид у парня был совершенно безумный, он то и дело испускал короткие неприятные смешки, словно знал нечто, скрытое от всех остальных. – Мама спросила, где кольцо, которое я подарил Вике, а Лариса подпрыгнула до потолка и стала кричать, что кольцо украли в морге! Потом они уже все там орали, потому что прибежал управляющий моргом, и тогда Лариса стала говорить, что кольцо сняли у Вики с пальца, когда она лежала во дворе… А мама сказала, что даже если это не так, кольцо мы обратно не потребуем, и тут Лариса взбеленилась и выгнала их вон! Она кричала, что опять все хотят свалить на нее, а она не воровка, отвечать за чужие грехи не согласна, с нее хватит!
   – Пойдем! – увидев в дверях соседок, Катя взяла парня за руку и, как маленького, повела прочь со двора. Она видела, что его состояние близко к критическому, и гадала только, что будет делать с ним дальше, за оградой больницы. Однако до ограды они не добрались. Как только Катя подвела своего подопечного к маленькой часовенке у самого выхода с территории, их окликнул знакомый голос, услышав который девушка поежилась.
   – Кать, ты что убегаешь?! А на кладбище?
   – Мы туда не едем, – через плечо ответила она Леше. – Другие дела есть.
   – Да я тоже передумал, – поравнявшись с ними, парень окинул Антона быстрым внимательным взглядом. – Может, помощь нужна? Плохо ему, что ли?
   – Сами разберемся, – начала было девушка, но Леша властно ее остановил:
   – Ладно-ладно, нечего от меня шарахаться! Давайте я вас подвезу, куда надо?
   – Уйди! – вконец разозлилась Катя, однако Лешу это не смутило.
   Он уже достал из кармана брелок с ключами от машины и, первым выйдя из ворот больницы, гостеприимно распахнул заднюю дверцу припаркованного тут же джипа:
   – Садитесь, чего там! Глядите, как нарочно, ни одного такси нет!
   Катя огляделась и убедилась в его правоте. Машины с шашками, обычно дежурившие у ворот, куда-то разъехались. Антон, слегка очнувшись от ступора, удивленно на нее взглянул:
   – Ты что, не хочешь с ним ехать? Это кто вообще?
   – Никто! – отрезала девушка, продолжая озираться в тщетной надежде поймать другую машину. Она твердо решила отказаться от Лешиных услуг, боясь, что по дороге тот заведет разговор на опасную тему. Но было поздно, Антон выпустил ее руку и подошел к джипу, хозяин которого все еще придерживал открытую дверцу.
   – Вы тоже прощались с Викой? – обратился к нему Антон. – Вы с чьей стороны?
   – То есть? – несколько опешил тот. – Это, молодой человек, на свадьбе бывают гости со стороны жениха, невесты… А тут все сами по себе.
   Упоминание о свадьбе сыграло роковую роль. Антон мгновенно покрылся алыми пятнами, и его голос поднялся до опасной высоты:
   – А я как раз ее жених! Что значит «сами по себе»? Вы ее давно знали?
   – Не могу сказать, что давно, – неторопливо проговорил Леша, окидывая парня новым оценивающим взглядом. – Где-то год. А вы с Викой, наверное, друзья детства?
   – Были, – с вызовом ответил тот. – Как вас зовут, вы сказали?
   – Я не говорил. – Леша неожиданно начал улыбаться, и когда Катя это увидела, ей стало дурно. «Улыбка у него еще хуже, чем взгляд! Господи, как же мне их развести?! Прямо вцепились друг в друга!» Она тронула Антона за локоть, пытаясь отвлечь его внимание:
   – Пойдем, я тороплюсь! Тут за углом тоже стоянка такси!
   – Раз торопишься, иди, – тот даже не обернулся. – А у меня разговор есть. С…
   – Алексей, – протянул ему руку все еще улыбающийся парень. – Кать, ты не переживай. Если есть дела, занимайся ими. Мужчины всегда друг с другом договорятся.
   «С одним ты, похоже, уже договорился! – подумала она, с тревогой глядя на эту пару. – Нет, я не могу бросить этого мальчишку! Он же совсем еще дурной и с ума сходит, хочет отомстить за невесту!»
   – Я вспомнила! – Катя подошла к машине и решительно уселась на заднее сиденье. – У меня же к тебе дело!
   – О-о? – удивленно протянул Леша. Он явно был сбит с толку. Антон недовольно склонился к девушке, придерживая открытую дверцу:
   – Слушай, может, ты в самом деле возьмешь такси за углом? Нам надо поговорить!
   – Мне нужнее! – упрямо ответила та, чувствуя, как от волнения холодеет желудок. – Леш, помнишь разговор насчет моего крестика?
   – А то! – мгновенно оживился тот и повернулся к Антону: – Слышь, друг, давай в другой раз увидимся? У девушки правда срочное дело.
   И, не дав ему опомниться, обежал машину спереди и сел за руль. Катя прикрыла глаза. Ее расчет оправдался, как оправдывались и предположения насчет высокой стоимости креста. «Стал бы он так суетиться, если бы вещь была нестоящая!» Минуту спустя больничная ограда с застывшим на ее фоне оторопевшим Антоном пропала из виду. Машина свернула на магистраль, и, переключая скорость, Леша возбужденно заговорил:
   – Продать решила? Молодец, такие вещи дома хранить нельзя! Знаешь, мелькнешь не в том месте пару раз с этим добром на шее, и к тебе придут в гости. Хорошо, если просто ограбят, а то еще и…
   Он выразительно провел по горлу ребром ладони, взглянув на девушку в зеркало заднего обзора. Та поежилась:
   – Не пугай. Скажи лучше, сколько можно просить?
   – Я же сказал, тысячу.
   – Мало, – твердо возразила она. – Три.
   – Ка-тя… – раздельно и с укоризной протянул парень, словно она грязно выругалась. – Ну ты как ребенок! Тебе хочется три, и ты просишь три, да?
   – Это должно стоить еще больше! – она настаивала, только чтобы потянуть время и не дать Леше возможности вернуться в больницу и подобрать там Антона. «Их надо развести любой ценой!»
   – Катюша, ты просто цен не знаешь! – снисходительно вздохнул Леша. – Вещь действительно отличная, но есть еще такое понятие, как рынок. В данный момент спрос на такие вещи непостоянный. Пойми, твой крестик на крутой гламур не тянет, но это и не рядовой товар, само собой. Вещица на любителя. Полторы тысячи еще могу дать.
   – Три! – Катя не ожидала, что торг будет продолжаться, и названная цифра заставила ее слегка поколебаться, будто она и в самом деле собиралась продавать подарок Сени. Ей вспомнились его материальные затруднения. «Как раз полторы тысячи долларов требовали с него за ремонт машины! А он подарил их мне, сам того не подозревая!»
   – Ну, хорошо, – после минутной паузы, произнес Леша. – Я это делаю скорее всего себе в убыток, но так тому и быть.
   Девушка не поверила своим ушам. Ей потребовалось время, чтобы понять – она все-таки уломала Лешу дать настоящую цену. Катя едва не рассмеялась. Впервые в жизни ей удалось удачно поторговаться! «Наверное, у меня получилось потому, что я не думала об этом всерьез!» Избавляться от креста она вовсе не собиралась, но названная Лешей сумма заставила ее задуматься. Катя представила себе картину: встретившись (когда-то же они встретятся!) с Сеней, она передает ему три тысячи долларов в конверте и торжественно сообщает, что превратила его подарок в деньги. Этим решаются материальные проблемы, которые, как уяснила себе Катя, постоянно преследовали парня, и кладется хорошее начало…
   Хотя бы для дальнейшего знакомства. Дальше она просто боялась заглядывать.
   – Деньги у меня как раз случайно при себе, – продолжал развивать тему Леша, явно обрадовавшись тому, что ему больше не возражают. – Сейчас и расплачусь. Едем к тебе домой, я так понял?
   – Так, – кратко ответила девушка, и тот, мгновенно уловив ее настроение, замолчал. У Кати в самом деле не было охоты вести светскую беседу. Она была не совсем уверена в том, что поступает верно, и потому испытывала нечто, очень похожее на угрызения совести. Хотя крест и был ей, безусловно, подарен, Катя все-таки не ощущала себя его владелицей. «Сеня не знал его цены!» Однако отступать было поздно. Машина уже подъезжала к супермаркету рядом с ее домом.
   – Ну вот, – свернув во двор, Леша остановил джип и вытащил ключ из замка зажигания. – Поднимемся вместе или мне подождать здесь?
   – Подожди, – Катя открыла дверцу и поставила ногу на ступеньку. – Минут через двадцать буду. У нас опять лифт не работает.
   – Так может, я зайду к тебе? А то будешь бегать туда-сюда, – выйдя из машины, парень хлопнул дверцей и задрал голову, обозревая верхние этажи. – У тебя какой?
   – Седьмой.
   – Как у… – Он осекся и сдвинул брови, переводя взгляд на девушку, остановившуюся рядом с ним. – Ну да, вы ведь соседи. Слушай, тебе очень не хочется вести меня к себе? Так?
   – Ты не ошибся, – Катя смотрела на своего спутника, не скрывая неприязни. – Совсем не хочется.
   – Да я ведь не напрашиваюсь с ночевкой, – Леша встретил ее выразительный взгляд с беззастенчивой усмешкой. – Было бы где деньги пересчитать. Или у тебя там ревнивый сожитель?
   Отвернувшись, девушка молча достала ключи. Первый этаж они миновали без приключений, зато на втором Катю ждала малоприятная встреча. Она лицом к лицу столкнулась с соседкой, которая рассказывала ей о гибели Мушки. Та как раз запирала дверь своей квартиры, готовясь куда-то уходить. При виде Кати она оживилась и открыла было рот для приветствия, но, разглядев за ее спиной Лешу, изумленно выкатила глаза. Она явно узнала парня и проводила его таким взглядом, что Катя помчалась вверх по лестнице чуть не бегом. Леша еле поспевал за ней.
   – Ну и здорова ты бегать! – задыхаясь, он остановился у ее двери, следя за тем, как Катя нервно перебирает ключи. – Ты что, от той тетки рванула?
   Не отвечая, она распахнула дверь и жестом пригласила Лешу войти. Переступив порог, тот критически огляделся:
   – По наследству досталось или снимаешь?
   – Господи, да тебе-то что? – раздраженно бросила Катя, проходя в комнату и доставая ключ от ящика комода. – Вселиться сюда собираешься?
   – Я просто интересуюсь тобой, – с притворным смирением откликнулся парень.
   – С каких это пор? – выдвинув ящик, Катя после короткого колебания достала-таки крест и с сожалением оглядела его. «Расстаться с такой красотой!» Она чувствовала себя так, словно собиралась продать семейную реликвию, и уже хотела отказаться от сделки, как вдруг у нее из-за спины протянулась рука, и неслышно подошедший сзади Леша выхватил крест.
   – Дай гляну еще раз! Ладно… Идет… Считай деньги. – И, спрятав крест во внутреннем кармане куртки, достал оттуда же пачку стодолларовых купюр. – Потом не говори, что я подсунул фальшивые!
   Катя дважды пересчитала деньги и, подойдя к окну, пересмотрела каждую бумажку на свет. Она по-прежнему ощущала себя так, словно совершала сделку по чьему-то поручению и должна была дать полный отчет. Леша наблюдал за ее действиями иронически. Когда девушка спрятала деньги в ящике комода, он неодобрительно заметил:
   – Для воров стараешься? У тебя что, понадежнее места нет?
   – Я его найду без тебя! – отрезала Катя, запирая ящик на ключ. – А теперь уходи, у меня нет времени.
   – А у меня его еще меньше! – пожал плечами уязвленный парень. – Но это не повод хамить!
   – Что ты считаешь хамством? – сощурилась она, с вызовом глядя на гостя.
   – Я купил у тебя среднюю вещь за большие деньги, а ты меня посылаешь! – В его голосе звучала неподдельная обида. – Да чтоб ты знала – кому другому я бы больше штуки ни за что не дал!
   – За что это мне такие привилегии?
   – А ты мне нравишься!
   В ответ Катя только отмахнулась. Это движение окончательно раздразнило парня. Сверкнув глазами, он язвительно осведомился:
   – Или я недостоин такой барышни, как ты?
   – Понятия не имею, чего ты достоин, – вернувшись в прихожую, Катя отворила входную дверь: – Во всяком случае, я этого выяснять не собираюсь. Пока!
   – Слушай, за что ты на меня злишься? – остановившись на пороге комнаты, Леша неожиданно заговорил примирительным тоном. – Что я тебе-то сделал, кроме хорошего?
   – А я от тебя не хочу ни хорошего, ни плохого! – Катя продолжала держать дверь открытой, хотя с лестницы тянуло сильным сквозняком. – Уходи, мне пора работать!
   – Ты считаешь меня преступником, да? – Леша словно не замечал этого более чем красноречивого предложения покинуть квартиру. – С Викой, слава Богу, разобралась, теперь хочешь повесить на меня Глеба? А что, если я скажу тебе, кто его зарезал?
   – Что?! – не поверила своим ушам девушка.
   – Закрой дверь! – приказал тот, и она мгновенно послушалась. Причиной тому был даже не повелительный тон Леши, а его взгляд. Парень смотрел так жестко, что это исключало шутку.
   – Я узнал сразу, еще в ту ночь, но не хотел тебе говорить, – он помедлил и достал из кармана куртки сигареты. – Думал, и не придется, но раз уж ты считаешь меня убийцей…
   – Ты знал и молчал?!
   – Это Ирка, – просто произнес он.
   Катя открыла было рот, но не смогла вымолвить ни слова. Она никак не ожидала услышать это имя вероятно потому, что сама не ставила его в прямой связи с убийством Глеба. Видя смятение девушки, Леша кивнул, словно разделяя ее чувства:
   – Вот и я так стоял, когда она кинулась ко мне: спаси, помоги! А руки в крови! Я даже не врубился сразу, что случилось!
   – А что… – выдавила наконец Катя. – А как она…
   – Ты же видела как – ножом в живот! Другой вопрос, за что? Ты понимаешь, после того как она Глеба ко мне в кабинет сводила и мы с ним имели беседу насчет моральных качеств его первой любви, он решил завить горе веревочкой. Предложил ей взять бутылку и поехать к нему домой. Я тоже немного виноват, велел ей во что бы то ни стало увести его из клуба. Такие клиенты нам не нужны – это же ходячий скандал пополам с мордобоем! Ну, они и ушли вместе, она его в ночной магазин повела, что ли… А через полчаса вернулась, причем и бутылку притащила. Как сейчас ее вижу – хлещет мартини из горлышка, рыдает и почему-то рвется домой в Кишинев позвонить! Что ей померещилось, не знаю! Наверное, что ее сразу в тюрьму упекут и даже не дадут с сыном попрощаться. У нее же дома ребенок…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация