А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь Луны" (страница 10)

   – Хочу! – неожиданно для себя самой согласилась Катя. – Его зовут Арсений, Сеня. Это на случай, если твой Игорь тоже его плохо знает.
   – Игорь – это брат именинника, – огорошила ее Карина. – Так что, думаю, проблем не возникнет. Гляди-ка, а эти братья – щедрые натуры! Розы, бриллианты… Это при том, что альфонсов становится все больше, этого уже перестали стыдиться. Кажется, нам с тобой повезло!
   – Да уж, знакомство с Сеней – это за последние дни единственное, что похоже на везение. – Катя взглянула на погасший экран ноутбука. – Ладно, пока мою старость еще никто не предложил обеспечить, так что сажусь работать. По-моему, это будет совершенно бредовая серия.
   – Да они все тупые, – фыркнула в трубку Карина. – Хотя мадам Милошевич и пытается что-то изобрести, недаром ее на нас напустили. Рейтинги падают, начальство землю роет. Только зря она старается – маразм останется маразмом. Такое могут смотреть только коматозники, которым все уже по барабану.
   – Карин, но мы же это пишем! – с ужасом произнесла Катя. – Неужели нельзя что-то изменить? Почему мы должны рабски следовать чужому сюжету? Его же правда придумал маразматик!
   – Не маразматик, а любовник продюсера, – поправила ее подруга. – Кстати, я слыхала, что мадам Милошевич уже с ним сцепилась! Он ей высказал: «Нечего, мол, на меня наезжать, проект успешный, прошло уже триста серий!» А она ему: «Насрать большую кучу – еще не повод для гордости!»
   – Так и сказала?! – ахнула Катя. В этот миг она прониклась уважением к ненавистной редакторше. Главный автор проекта, над которым она сейчас трудилась вместе с подругой, был отвратительным интриганом, успешно сочетавшим в одном лице хамство, подлость и предательство. Ирония судьбы заключалась в том, что сериалы он сочинял сплошь про большую любовь и крепкую дружбу.
   – Да уж, вмазала! – в голосе Карины тоже слышалось плохо скрытое восхищение. – Хотелось бы мне знать, кто за ней стоит. Она ведет себя так, будто ничего не боится!
   – А может, это в самом деле так? – Катя вспомнила фразу, которую вчера обронила на прощание Светлана. – Ей нечего терять, а значит, нечего бояться.
   – Разве ты что-то знаешь? – вцепилась в нее подруга. Кате с трудом удалось убедить ее в том, что эти слова вырвались случайно. Отделавшись от настойчивых расспросов, она скомкала беседу, торопливо попрощалась и снова попыталась вникнуть в содержание новой серии.
   – Это в самом деле полный бред! – прошептала Катя, заставив себя прочитать серию до конца. – И я должна все это написать…
   Обычно, если ей не нравилась серия, девушка утешала себя тем, что имена сценаристов в титрах пишут очень мелким шрифтом и никто их не замечает. Она не мечтала о громкой славе, не считала себя избранным гением, и если ей не было стыдно за сделанную работу, Катя уже считала, что жизнь удалась. «Но нельзя же вечно оправдывать халтуру тем, что от тебя ничего не зависит! – сказала она себе, протягивая руку и выключая компьютер. Писать она была не в состоянии – ее просто тошнило от прочитанного. – Я живу так уже два года с лишним. Я лгу себе, притворяюсь, что всем довольна, даже боюсь, что меня уволят. Кончится тем, что я совсем перестану себя уважать. Мне уже стыдно признаваться новым знакомым, на каком сериале я работаю. Хуже нашего барахла нет ни на одном канале, а этим много сказано!»
   От этих мыслей она окончательно пала духом. В довершение всего Кате вспомнился собственный сценарий полнометражного фильма, который она отправила на рассмотрение начальству полгода назад. Она последовала примеру подруги – та с завидным постоянством писала заявки и рассылала их на все каналы, занимающиеся производством сериалов. Эти труды пока ничем не увенчались, но Карина не теряла надежды. Катя тоже в нее верила и взяла с подруги слово, что та возьмет ее вторым автором, если заявку кто-нибудь купит. «Это были бы совсем другие деньги, но главное – свобода! Все эти главные авторы ничем не гениальнее Каринки! Нужно просто поймать момент…»
   Свою заявку на сценарий Катя написала, повинуясь внезапному порыву, всего за две ночи, и ей казалось, что получилось совсем недурно. Это был мистический триллер с элементами детектива и любовной драмы, названный интригующе и зловеще: «Кровь Луны». «Уж если это не купят, тогда не знаю, что им нужно!» – думала Катя, отправляя свое произведение на суд продюсера. Она начала с собственной компании, полагая, что обязана так поступить хотя бы из соображений политкорректности. Официального отзыва не последовало. Окольными путями девушке удалось узнать, что заявку похвалили, но сразу отвергли как слишком «дорогую». «Ты никогда не думаешь о производстве! – упрекала сникшую подругу Карина. – Тебе кажется, что из ниоткуда возьмется бюджет в сто миллионов долларов, режиссером пригласят папашу Копполу, а в главных ролях снимут Джонни Деппа и Уму Турман! Неужели не понимаешь, что такой сценарий их просто злит?! Никогда нашим такого не снять, они штампуют дешевое сладкое дерьмо, или тупые боевики, или комедии для быдла! Можешь сочинять шедевры хоть до седых волос – эффект будет нулевой! Когда я из тебя выбью твой филфак! Ты же с голоду околеешь!»
   «Успех не для меня, – с горечью подумала девушка, вспомнив свой провал. – Я буду вечно тянуть лямку, мечтать о творческой свободе и больших деньгах и со временем, быть может, даже начну завидовать тем, кому повезло… Какая гадость! Я буду отмечать каждый их промах, каждую неудачу и шипеть про себя, что наверх выбиваются одни бездарности… Нет, нет, я никогда не стану такой!»
   От этих мыслей она была готова бежать прочь из дому, несмотря на дождь. «Скорее бы Каринка узнала номер Сени! Вот бы с кем я хотела сейчас поговорить!» Катя взяла мобильный телефон и нашла в списке принятых вызовов номер, с которого в последний раз звонила ее подруга. «Уже что-то! – утешила себя девушка, переписав номер в заветный блокнот. – В крайнем случае я могу сама связаться с его братом. Да, надо быть проще и смелее, иначе я навеки останусь одна, Карина права. Позвоню Сене первая, и ничего постыдного тут нет. Он мне нравится, я ему тоже – это же очевидно, иначе стал бы он делать такие подарки! Приглашу его куда-нибудь на ужин, совру, что есть повод… Например, что у меня тоже день рождения! А потом, когда выяснится, что я наврала, мы вместе посмеемся…»
   «Никакого „потом“ может и не быть, – усмехнулся у нее внутри издевательский голос, неуловимо похожий на Каринин. – У тебя день рождения в июне, к тому времени успеешь и этот роман испохабить… Ты же портишь все, к чему прикасаешься!»
   Дождь усиливался с каждой минутой, было ясно, что он зарядил на весь день. Телефоны молчали, словно сговорились. Сейчас Катя обрадовалась бы даже звонку Сергея – ей было так тяжело, что она просто хотела услышать человеческий голос. Девушка вернулась в комнату, включила телевизор и, пошарив по каналам, нашла игровое музыкальное шоу. Обычно она не смотрела подобные передачи, но сейчас ей требовалось что-то очень оптимистичное, пусть и глупое до безобразия. Прибавив звук, она вытащила из шкафа пылесос и принялась за уборку. Убиралась Катя только в минуты отчаяния, когда ей необходимо было чем-то себя отвлечь. Когда у нее в жизни наступала черная полоса, квартира, как правило, выглядела на удивление опрятно. «Какая уж из меня хозяйка! Получается, я должна вечно пребывать в депрессии, чтобы дом не превратился в свинарник!»
   Она уже заканчивала уборку, когда в дверь позвонили. Взглянув в «глазок», девушка невольно поморщилась, но все же отперла. Делать вид, что никого нет дома, она не стала – старый пылесос ревел так, что слышно было во всем подъезде.
   – Не спишь? – констатировала факт Лариса. Оглядев прихожую, она по-птичьи покрутила головой, будто примеряясь, что тут можно клюнуть. – Ты одна?
   – Заходи, – посторонилась Катя. Потребность в общении внезапно покинула ее. Теперь ей больше всего хотелось остаться одной, пусть даже наедине с ревущим пылесосом и грустными мыслями. В руке гостья держала дискету, и Катя легко догадалась, что явилось причиной этого визита. – Что, вопросы появились?
   – Да, куча! – созналась та, проходя вслед за хозяйкой на кухню. – Я всю ночь свою серию читала, но как-то не поняла, что с ней делать.
   – У меня те же проблемы, – Катя включила чайник и поставила на стол еще одну кружку. – Кофе выпьешь? Честно говоря, не знаю, чем тебе помочь. Сама не представляю, что принесу на обсуждение в среду.
   Она слегка кривила душой. Подобные затруднения встречались так часто, что Катя давно перестала паниковать по этому поводу. Каждый раз, когда она бралась за серию, ей казалось, что ее ждет провал, и каждый раз она умудрялась довести текст до более-менее сносного вида. «Справлюсь и сейчас, – думала она, не без тайного удовольствия глядя на вытянувшееся лицо Ларисы. – За то мне и деньги платят, что умею из дерьма пирожные лепить… Главное – не мечтать о звездах, от этого можно в петлю полезть. Рожденный ползать – летать не может!»
   – А мне что же делать? – упавшим голосом спросила Лариса, продолжая вертеть в руках дискету. – Хотя бы подскажи, как начать! Светлана Викторовна обещала, что ты поможешь…
   – Ну, садись, – обреченно вздохнула Катя, наливая в кружки кофе. – Только учти. Писать я за тебя не буду. Ноутбук есть?
   – Нет, у нас дома старый компьютер, 486-й…
   – Купи с первой зарплаты ноутбук, без него работать не сможешь. На обсуждениях будешь сидеть, как усватанная.
   – А разве мне хватит денег? – испугалась Лариса. – Сколько он стоит?
   – Подержанный – долларов пятьсот, – успокоила ее Катя. – Я дам тебе адрес фирмы, где их продают чуть ли не на вес, все наши там отовариваются. Ну, со съемом квартиры пока придется подождать… Но куда тебе теперь спешить? Ты же там одна осталась! Кстати, как мама?
   – Не спрашивай! – Девушка разом помрачнела и вытащила из кармана легкой куртки сигареты. – Я была там утром, говорила с ее врачом. Пролежит недели две, им сердце не нравится. Да оно и к лучшему! Дома все о Вике напоминает. Я не знаю вот, как быть с похоронами. Не держать же ее две недели в холодильнике! Это, между прочим, денег стоит, я все уже узнала.
   Катю передернуло, но она отогнала от себя пугающее видение – застывшее тело черноволосой красавицы, запертое в холодильнике морга. Она наконец поняла, что напомнил ей лай маленькой собачки в телефонной трубке. Стоило ей взглянуть на куртку Ларисы… «Она обычно надевала ее, когда гуляла с левреткой!»
   – А где ваша собачка? – поинтересовалась Катя, ставя на стол коробку с печеньем. – Вчера я ее что-то не заметила.
   – Пропала! – бросила гостья, залпом опустошив кружку и чиркая зажигалкой. – Ты не против, я закурю? Не могу работать без сигареты.
   – Очень жаль, – Катя включила ноутбук и вставила дискету. – Старайся дымить поменьше, а то я работать не смогу. Сейчас загрузим твою серию… А давно она пропала?
   – Мушка-то? В четверг вечером. – Лариса придвинула стул и подалась вперед, не сводя глаз с экрана. – Вика с ней гуляла, вернулась расстроенная, прямо сама не своя. Сказала, что ее какой-то пришлый кобель сманил.
   – В четверг? Это накануне…
   – Не говори, – кивнула девушка. – Конечно, мне теперь не до собаки, а надо бы пройти по соседним дворам, поискать. Честно говоря, если бы ты о ней не спросила, я бы не вспомнила. Скажи, а что будет, если я не успею написать серию до среды?
   Катя красноречиво провела по горлу ребром ладони. Лариса сощурилась и кивнула:
   – Ясно. Абы как, но надо написать, так?
   – Лучше не «абы как», – Катя щелкнула «мышкой», выводя на экран текст серии. – А то Светлана объявит тебе вендетту. Пиши на пределе своих возможностей.
   – Это за тысячу баксов в месяц? – фыркнула Лариса. – Карина говорит, нас обкрадывают!
   – Карина… Много чего говорит, – Катя вовремя остановилась, увидев заинтересованный взгляд соседки. «Еще не хватало откровенничать с этой особой!» – Ладно, что тут у нас…
   Они просидели над серией четыре часа – уйдя в работу, Катя перестала замечать время и пришла в себя, только когда в кухне стало нечем дышать после множества выкуренных Ларисой сигарет. Девушка распахнула форточку настежь и жадно вдохнула сырой воздух:
   – Ну все, дальше ты должна справиться сама. Основу мы набросали. Поняла, как расписывать поэпизодник?
   – Вроде да, – Лариса осторожно извлекла из дисковода дискету. – Ты права, писать придется на пределе возможностей… Буду сидеть ночами… Господи, а как же эти проклятые похороны?! А вдруг я не успею сдать серию до среды?!
   Она со стоном заглянула в пустую кружку, но Катя не торопилась предлагать ей еще кофе. Взглянув на часы, она ужаснулась. Половина дня была потрачена на чужую серию, а своя – ненавистная, нелепая и вместе с тем неизбежная, как сама судьба, была даже не прочитана толком. Девушка решительно двинулась к двери:
   – Сочувствую, но ничем помочь не могу. Помирись с родственниками, в конце концов, они должны помочь.
   – Лучше уж обращусь к Антону, – пробормотала Лариса. – И ему я еще ничего не сообщила… Не могу решиться!
   – Сколько же можно тянуть? – укоризненно спросила Катя. – Такие дела сами не делаются! У вас хоть деньги на похороны найдутся?
   Про себя она сразу решила – в случае нужды одолжить необходимую сумму. Лариса расплатилась бы, начав получать зарплату на проекте, а самой Кате хотелось хоть что-то сделать для погибшей девушки. Но Лариса покачала головой:
   – Мы же на свадьбу отложили, деньги есть. Мне другая помощь нужна… Ладно, посоветуюсь с нашими старухами из подъезда, эти все знают. Вчера уже скреблись в дверь, да я не открыла, соврала, что сплю.
   – Может, все-таки твоя мама… – начала Катя, но осеклась, вздрогнув, – в дверь позвонили. В «глазке» она увидела Глеба. Даже в слабом свете лампочки, горевшей на площадке, ей бросилось в глаза необыкновенно мрачное и напряженное выражение его лица. Девушка даже испугалась, хотя ничего дурного от соседа не ждала. Помедлив секунду, она все-таки открыла.
   – Ты здесь? – через ее голову бросил Глеб Ларисе. С Катей он даже не поздоровался. Она не ошиблась – на нем в самом деле лица не было. В руках у соседа Катя заметила небольшой сверток, который он держал как-то странно, чуть на отлете.
   – Так и знал, что ты с утра сюда умотала, – он протянул сверток Ларисе. – На, посмотри! Только не визжи, без того тошно!
   – А что это? – Девушка с любопытством выхватила у него сверток и, отогнув край полиэтиленового пакета, заглянула в него. На миг она замерла, потом быстро, судорожными движениями развернула пакет окончательно и вытряхнула его содержимое на пол. Катя, вскрикнув, отскочила в сторону. На истертых паркетных шашках пола лежала маленькая собачка – левретка в смешном вязаном свитерке из синей шерсти. Собачка была мертва, возле ее поникшего правого уха и на краю крохотной пасти запеклась темная кровь. На мордочке собачки застыло обиженное, какое-то детское выражение, и в сочетании со свитерком это произвело на Катю угнетающее впечатление. На мгновение ей показалось, что на полу лежит крохотный мертвый ребенок. Встряхнув головой, она прогнала эту жуткую иллюзию и тряхнула за плечо оцепеневшую Ларису:
   – Ведь это ваша?!
   – Да, это Мушка… – с запинкой, словно просыпаясь, прошептала та. – Что же это такое?…
   – А то, что ее убили, – с непонятной злостью бросил Глеб и зачем-то ткнул собачку носком ботинка. – Давно уже, видишь, окоченела.
   – Где ты…
   – Да во дворе нашел, в кустах у вашего подъезда, – парень впервые взглянул на Катю. – Извини, что приволок сюда эту падаль, но у меня в голове помутилось, когда я это увидал. Что же это получается? И собаку убили, и Вика с собой покончила… Ларис, повтори при свидетеле, что ты мне вчера вечером говорила?
   – Опять начинаешь! – с мольбой проговорила девушка. – Перестань, не трави душу!
   – Нет, ты клялась, что когда Вика с балкона спрыгнула, в квартире были только вы с матерью! – настаивал парень. В его глазах появился недобрый упрямый огонек, и Катя невольно поежилась, заметив его. Ей не хотелось бы, чтобы Глеб так смотрел на нее. – Ты клялась, что у Вики не было приятелей, которые могли бы ей угрожать! А теперь я нахожу это!
   – Мушка потерялась, и какой-то гад ее убил! – Лариса наклонилась и взяла собачку на руки. – В чем ты меня подозреваешь? Что, мало собак убивают?!
   – Не мало, этого я не говорю! – не сдавался парень. – Но чтобы сперва собачке голову разбили и тут же хозяйке – такое нечасто бывает! Ты мне зубы не заговаривай – Мушку не зря прикончили! Катя? Что ж ты молчишь? Скажи – я прав?
   – Не знаю, – после паузы ответила Катя. Она боролась с противоречивыми чувствами. С одной стороны – ей хотелось ничего больше не знать об этом деле. С другой – оно притягивало ее, как притягивает все пугающее и загадочное. – Мне хотелось бы поговорить с тем парнем, который стоял тогда с Викой у подъезда. С этим Лешей.
   – А уж мне бы как хотелось! – мрачно кивнул Глеб.
   – Так это ты, Кать, морочишь ему голову? – вскинулась Лариса. – А что ты сама видела-то? Я, ее сестра, никакого Леши в упор не знаю, а ты умудрилась познакомиться! На балконе у нас тебе лишний голос послышался в пять утра, а Глеб уже и верит! Тогда уж давайте в обнимку – и в милицию! Расскажите, что это я сестру с балкона сбросила, а Леша помогал! И собачку мы вместе прикончили, чтоб среди ночи не лаяла, соседей не будила! Что стоите?! Козлы!
   На ее глазах выступили слезы, голос прерывался и дрожал. Девушка инстинктивно прижимала к груди труп собачки и поглаживала его, словно забыв о том, что бывшая любимица уже не способна оценить эту ласку. Глеб откашлялся и примирительным тоном проговорил:
   – Чего ты завелась, я тебя не обвиняю. Клянешься, что никого у вас той ночью не было, ладно – верю. Пусть она сама спрыгнула, пусть даже никто ей не угрожал, может, Кате тогда послышалось…
   – Мне?! – возмутилась та, но парень остановил ее властным жестом.
   – Пусть будет по-твоему, Вика натворила глупостей из-за сапог. Я ее знаю, она могла такое выкинуть. Но собаку-то кто убил? И зачем?
   – А ты найди его и спроси! – опомнившись от минутного смятения, Лариса заговорила резко и насмешливо, в ее голосе звучала издевка. – Видно, тебе больше делать нечего, как по кустам шарить, дохлятину собирать! Помог бы лучше мне это закопать!
   – Пойдем, – пожал плечами гигант. – Лопата у меня в гараже.
   – Хоть с одними похоронами покончу, – обернулась Лариса к шокированной Кате. – А то совсем голова кругом! Кто убил Мушку, спрашиваете? Тот, кому она мешала! У нее голосок знаете какой был? Визжала будь здоров, многие ругались, особенно если рано утром с ней гуляешь. Хотя бы те алкаши с третьего этажа! Поймали за ножки, об стену шваркнули…
   Продолжая развивать вслух свою версию случившегося, Лариса вышла на лестничную площадку. Глеб замешкался на пороге, доверительно поманил к себе Катю и спросил, понизив голос:
   – Видала, как она завелась? С пол-оборота!
   – А ты… Знаешь что-то? – шепнула в ответ девушка.
   – Она врет, – ошеломил ее гигант. – Был у них ночью мужик в квартире, это я точно узнал! И про собачку не зря молчала как убитая! Я же вчера весь вечер у нее просидел – ни слова, что Мушка пропала!
   На площадке послышался шум раздвигающихся дверей лифта, Лариса окликнула парня, и тот заторопился:
   – Узнаю что-то еще, заскочу! А ты с ней осторожней, она себе на уме! Много не болтай!
   «Интересно, как не болтать, если Светлана мне ее поручила, – девушка заперла дверь и тоскливо взглянула на часы. – Если так пойдет, похоже, я впервые не сдам в срок свою серию!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация