А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пилюля" (страница 1)

   Артур Иванович Жейнов
   Три в одном. Книга 2. Пилюля

   Все персонажи романа вымышлены, совпадение или сходство их имен с именами реальных людей случайны.

   Хуши сказал: «Увы – часто не совесть, а трусость не дает разгуляться нашей жадности»

   Солнце в зените, жара. До закусочной всего квартал и столько же обратно. Кажется, просто. Может, кому-то – да, Худому так не кажется. Худой весит сто двадцать. Туфли, поганые, жмут и пиджачок дрянной, не по сезону. От асфальта жар, хоть шашлык делай. Шел, будто плуг тянул.
   «Сволочной денек, продавщица дура, ублюдки по ногам топчутся и лица мерзкие, и машины сигналят… Убить кого-нибудь, что ли?»
   Наконец добрался до подвала. Постоял у двери, отдышался и, переложив пакет из одной руки в другую, постучал четыре раза.
   – Открыто, – донеслось изнутри.
   Худой выругался, сплюнул и вошел. Щелкнув замком, двинулся вниз по ступенькам.
   Внизу ждал Рыжий. В левой руке – чашка кофе, в правой – сигарета. Рыжий вовсе не рыжий, а лысый. По случайному стечению обстоятельств рыжими были трое торгашей, которых он убил из-за смешных денег еще на заре своей бандитской карьеры.
   Рыжий встретил вошедшего виноватой улыбкой.
   – Забыл закрыть.
   Худой забрал у него сигарету и затушил, макнув в кофе.
   – У меня астма! – сказал со злобой.
   – Прости. Я не ждал тебя так скоро. Хочешь кофе? – предложил заискивающе.
   – В такую жару?
   – Тут не жарко. Я даже немного замерз. – Он демонстративно вздрогнул.
   – Почему не закрыл?
   – Прости.
   – Ты его помыл?
   – Помыл. И даже массаж ему сделал.
   Худой бросил на стол пакет, сел на стул.
   – Массаж – лишнее.
   В соседней комнате пусто: сломанный стул, старый телевизор, у стены кровать-каталка. Взгляд Худого остановился на свисающей с кровати бледной мускулистой руке.
   – Может, поменять ему простынь?
   – Зачем?
   Худой пожал плечами, потянулся к пакету, достал жареную картошку и соус.
   – А мне купил? – спросил Рыжий.
   – Сам купишь.
   – Все равно ведь ходил… Что, трудно было?
   – Сам купишь, – повторил Худой, запихивая в рот золотистые брусочки. – Больше не вставал? – кивнул в сторону.
   – Нет. Ну, тогда я пошел, что ли?.. – устало произнес Рыжий.
   – Иди, – не глядя на него, ответил толстяк, вытер жир со щек и достал из пакета хот-дог.
   Рыжий ушел. Худой перестал жевать. Почти минуту, не шевелясь, смотрел перед собой. Потом схватил со стола бутылку с соусом, с криком «На!» разбил ее о стену и принялся исступленно стучать кулаками по столу.
   – Что?! Что я здесь делаю! Что?!
   Толстяк пошумел еще немного, остыл, снова плюхнулся на стул и полез в пакет. Достал «Фанту», сделал несколько глотков. На лбу сразу проступил пот. Худой вытерся рукавом. Не вставая, вытянул руки из пиджака, вытащил из-за пазухи пистолет, положил рядом на угол стола. Расстегнул ремень. Дышать стало легче.
   Ел долго, тщательно пережевывая, как вдруг замер, кусок застрял в горле… Что-то случилось. Что-то страшное. То, чего не должно, не может быть. Одно понятно: резких движений лучше не делать. Осторожно повернул голову, нашел глазами пистолет.
   – Не надо, – усталым голосом сказал мужчина, сидящий за столом в метре от него.
   «Не успею…Тяжелая бесполезная железяка, столько же я с тобой таскался… – Толстяк оскалился. – Как же я так неосторожно?»
   Медленно поднял глаза. Гостя, казалось, вовсе не интересует, что будет делать владелец оружия. Отрешенный взгляд устремился в другую сторону. Толстяк опять подумал о пистолете. Вот же он, совсем рядом. Согнуться и протянуть руку, кажется, так просто.
   Сосед по столу будто прочел мысли, повернул бледное лицо и еле заметно покачал головой. Худой скрипнул зубами, надул губы и отвернулся. Рука потянулась к пакету. Достал хот-дог, откусил.
   – Убьешь меня? – спросил, вяло жуя.
   Кастро, а это был никто иной, как он, неопределенно пожал плечами.
   Толстяк пожаловался:
   – Всегда боялся, что выкинешь что-нибудь этакое. Никогда, веришь, никогда я не клал пистолет вот так на стол. Глупое стечение обстоятельств. Черная полоса. С утра не задалось и… Не думал, что очнешься…
   Кубинец сочувственно покачал головой и развел руками. Только сейчас обратил внимание на свою одежду. Оттянул складку одежды на животе. То, что сначала принял за больничный халат, оказалось женской ночной рубашкой. Потрусил головой, протер глаза.
   – Голова раскалывается, – пожаловался. – Что вы на меня напялили?
   Толстяк усмехнулся:
   – Что нашли. Скажи спасибо, что не голый.
   Кастро потрогал скулы.
   – Меня брили? Зачем?
   – А что здесь еще делать? – буркнул толстяк, взял стакан, выпил «Фанты». – Из-за тебя все! Киснем в этой дыре.
   – О! – удивился Кастро и поднял босую ногу. – А ногти зачем покрасили?
   Толстяк снова отпил из стакана.
   – Говорю же, делать нечего. Сидим, друг на друга пялимся. Хоть бы телевизор был. Фильм какой-нибудь… про любовь.
   Кубинец взял пистолет, покрутил в руках, положил обратно. Потрогал ногу, простонал:
   – Болит.
   – У тебя из ляжки болт, вот такой, – показал два сжатых пальца, – вытянули.
   – Да?.. – Кастро осмотрелся. – Во рту гадко. Зубной щетки нет?
   Толстяк не ответил.
   – Понятно. Хороший у тебя аппетит, – заметил гость. – Поделись.
   – Я не делюсь.
   Кастро взял пакет. Толстяк изменился в лице, сжал кулаки, попробовал протестовать:
   – Ну ты!
   Кубинец поднял ладонь, тихо предостерег:
   – Не наглей! – достал пакет с картошкой, распечатал. – Не наглей, – повторил тише. – Сколько у тебя есть денег? – обжаренная корка захрустела на зубах.
   – Совсем нет, – ответил рассерженный толстяк.
   – Ты у меня что-то спрашивал, – вспоминал Кастро. – Ах, да! Ты спросил, убью ли я тебя, – так, кажется?
   Оттянул складку одежды на животе. То, что сначала принял за больничный халат, оказалось женской ночной рубашкой.

   Толстяк засопел, закусил верхнюю губу.
   – Сколько тебе надо?
   – Все.
   – Оставь хоть пару сотен. С голоду подохнем.
   – Пару сотен оставлю, – сжалился Кастро. – Напарник твой скоро придет?
   – Я один.
   Кубинец улыбнулся.
   – Я спросил, когда придет.
   – Минут через пять придет, – ответил толстяк, понимая, что врать дальше бессмысленно. – У него тоже есть. Больше чем у меня. У этого скупердяя все забери! Скотина, знает же, что у меня астма…
   – Договорились, – согласился Кубинец и отложил пакет с картошкой. – Фу, что ж так хреново-то? Ты это, руки на столе держи, чтоб я видел. Ага, вот так, – всмотрелся в лицо собеседника. – Я помню тебя. Лет двадцать прошло. Помнишь Белу-Оризонти? Ты мне шифры передавал… и рацию…
   – Не люблю Бразилию, – буркнул толстяк.
   – Таким поджарым был. Постарел ты.
   – Думаешь, ты помолодел?
   – Да, – печально вздохнул Кубинец. – Но во всем этом есть и позитивный момент: прошлое нас связывает общим делом, а будущее общими деньгами. Сколько, говоришь, у тебя?

   Хуши сказал: «Когда меня что-то беспокоит, я вспоминаю мудрого Че. Он боялся соседской собаки. Собака боялась хозяина, а хозяин боялся мудрого Че»

   … Голубая была раза в два больше. Но красную не пугали ее размеры: она делала вид, что проплывает мимо, потом внезапно бросалась, подныривала и кусала голубую снизу за хвост. Этот трюк она проделала раз пять. Краткосрочной памяти у них на пару секунд. Голубая больше и всегда забывает, что маленькую красную надо бояться.
   Рэм постучал пальцем по аквариуму, рыбы никак не отреагировали. Красная пошла на очередной заход.
   – О чем задумался, Рэм? – спросил Сафронов, протягивая собеседнику свой знаменитый портсигар.
   – Не курю, – ответил тот, оторвал взгляд от аквариума, откинулся в кресле и, чуть прищурив глаза, посмотрел на собеседника, пытаясь угадать его настроение.
   Сафронов приподнялся с кресла, достал небольшой пакет с кормом, бросил щепотку в аквариум.
   – У них сложные взаимоотношения. Я назвал их Каин и Авель. Не терпится узнать, чем дело кончится, – сказал и покосился на гостя, ожидая реакции.
   Эту шутку мультимиллионер Сафронов рассказывал всем, кого приглашал в свою оранжерею. Кто-то хохотал, кто-то показывал знак «класс», кто-то качал головой и долго улыбался, но чтобы так, как этот… На лице Рэма не дрогнул ни один мускул. Улыбаться из вежливости – не в его правилах.
   Денис Юрьевич не был трусом. Только две вещи пугали его – бедность и улыбка Рэма. Впрочем, когда человек в черном плаще не улыбался, тоже было страшно. Необъяснимый животный страх накатывал только при упоминании его короткого имени. Умный, серьезный, немногословный Рэм пугал Сафронова. Об изворотливом уме и жестокости этого человека он знал не понаслышке. Обращаясь в агентство, Сафронов всегда просил прислать кого угодно, только не Рэма. Но всегда приезжал Рэм. И Денис Юрьевич, сделав радостное лицо, приветствовал его: «Какие люди!
   А я все гадаю, кто займется моим непростым делом! Какая удача! Рад тебе! Искренне рад тебе, друг!»
   Мрачный гость сложил руки на животе.
   – Денис, расскажи мне еще раз, как все было.
   – Рэм, я не попугай. Понимаю, неприятно. Фортуна… – Он вскользь взглянул на Рэма. Выражение лица у гостя оставалось неизменным, но внутри у Сафронова все сжалось.
   – Рэм, мы давно знаем друг друга. Я покрою все расходы. Я даже дам премию. Дело закрыто. У меня будут другие просьбы. Уже есть…
   Гость недружелюбно оскалился. Сафронов опустился в кресло и вдруг понял, что рассказывать придется снова и, может быть, не один раз.
   – Мы сидели друг напротив друга, вот как мы с тобой сейчас сидим. Он спросил, как ко мне обращаться, и потребовал с меня клятву. Я тебе рассказывал. Он отдал флэшку, я ее проверил…
   – Флэшку? – громко переспросил Рэм.
   – Да, флэшку, – повторил Сафронов.
   Рэм склонился над столом.
   – Он отдал тебе флэшку…
   Миллионер занервничал, внутри вскипала злость.
   – У меня что, какие-то проблемы с дикцией? Он отдал мне флэшку, Рэм. Маленькую, блестящую, невзрачную пендюлень! И я взял эту пендюлень, вот этой самой рукой. Вот этой! Видишь руку?! Теперь представь, как я ее беру. Все! Есть картинка?
   – Не нервничай, – спокойно произнес гость. – Ты все проверил? Это именно то, что мы искали?
   – Ну, конечно!
   – И больше он ничего не дал?
   – Я! Я дал ему миллион! И тебе дам, только не плачь.
   – Не надо.
   – Отказываешься от компенсации? – удивился Сафронов.
   – Компенсация меня не интересует, – ответил мрачный собеседник, поднимаясь с кресла. Он подошел к аквариуму, взял пакет с кормом, не спеша высыпал его содержимое в воду и постучал пальцем по стеклу.
   – Тут нет интриги, Денис. Это старая история. Каин убьет Авеля.
   Рэм попрощался с Сафроновым и в сопровождении его охранников направился к выходу. Фил со своими людьми ждал его в беседке на улице.
   Беседок было несколько. Когда Рэм приехал, они были пустыми. Теперь в каждой кто-то сидел. Фил взглядом показал шефу на одну из них. Рэм остановился, повернул голову.
   – Работать не умеем, а отступные берем! – крикнул ему кто-то на плохом английском.
   Рэм узнал голос и поморщился. Вскоре появился и сам крикун – Сяо. Позади него, оглядываясь по сторонам, шли телохранители, все как на подбор европейцы, здоровые, атлеты, бывшие моряки, как и хозяин.
   Фил поднял своих людей, поспешил с ними на помощь, но Рэм остановил его жестом. Навстречу китайцу вышли трое местных охранников.
   – Мистер Сяо, – обратился один из них, – дальше нельзя. У нас инструкции. Нам тут бойня не нужна.
   – Да что вы? Это мой старый друг! Это же Рэм! Мы с ним только поговорим и все. Он мне как младший брат.
   Охраннику пришлось взять Сяо за руку.
   – В прошлый раз вы говорили то же самое, потом было пятнадцать трупов, и у нас возникли проблемы с полицией. Пожалуйста, вернитесь на свое место. Хозяин скоро вас позовет.
   – Почему он раньше? – Сяо показал на Рэма. – Почему я должен ждать?
   Охранник посмотрел на часы.
   – Вам назначено только через полчаса.
   – Да! Но я специально приехал загодя. Хотел посудачить со своим старым приятелем. Немного рассказать про уважение. Ты вот не знаешь, что такое уважение! – Сяо ткнул пальцем охраннику в живот. – Хватаешь меня за руки, как уличную девку! Ты еще читать не умел, а я этими руками хоронил своих друзей! Сопляков безмозглых! Таких же как ты. Полтысячи нас за ночь вырезали. Знаешь, почему? Потому что не уважали противника, переоценили свои силы. Не лезь ко мне, парень!
   – Не надо меня впутывать. Идите на свое место.
   – Рэм, ну что ты, как баба! – крикнул Сяо из-за чужого плеча, напрасно пытаясь оттолкнуть с пути охранника, крепко держащего его за руку. – Иди сюда! Я тебе ребра переломаю! Лицо съем, скотина! Вырву потроха и скормлю грязным свиньям!
   – Ну, пусти, пусти его! – крикнул Рэм охраннику.
   На крики отовсюду стали сбегаться вооруженные люди и становиться между Рэмом и китайцем. Они взяли Сяо в кольцо, а тот все подпрыгивал и размахивал кулаками.
   – Не смей лезть на мою территорию! Ты перешел черту! Ты перешел черту!
   Рэм, усмехаясь, отмахнулся и направился в сторону Фила.
   – Чем обрадуешь? – спросил на подходе.
   – Сафронов решил всем сделать подарок, – ответил Фил, поглядывая в сторону суетливой охраны. – Боится, чтоб не клянчили компенсацию, – сам предложил. Так проще сохранить лицо. Ишь, понаехали. Через час вылетаем в Мексику. Совет решил подмять концерн полностью. Будет много работы.
   Он подошел к аквариуму, взял пакет с кормом, не спеша высыпал его содержимое в воду и постучал пальцем по стеклу.

   Еще хотел рассказать о том, что Кастро сбежал, но вовремя остановился. «Они накосячили – пусть оправдываются. Меня там не было, я не при делах. Брякну, как всегда, крайним сделают».
   Рэм заметил, что двое телохранителей Сяо отправились в туалет, и, недолго думая, пошел следом. Через пять минут Фил помогал ему смывать с рук кровь.
   – Обоих? – спрашивал Фил, опуская канистру все ниже.
   – Лей сильнее. Вот так. Обоих-обоих. Пусть позлится желтенький.
   – Кого берем с собой?
   – В Мексику не летим, – удивил Рэм.
   – Как это?
   – Мы здесь не закончили.
   – Шеф, Сафронов получил, что хотел, – напомнил Фил. – Расщедрился на отступные. Дело закрыто.
   Рэм взял полотенце, принялся вытирать руки. Перед тем как отдать, развернул полотенце перед собой. Широко раскрыв глаза, с махрового полотна ему улыбалась обнаженная шатенка. Знакомое лицо. Кажется, одна из любовниц Сафронова.
   – Откуда? – спросил у смущенного Фила.
   Тот махнул в сторону дома.
   – В сауну заглянул. Там таких еще много.
   Рэм бросил полотенце Филу под ноги.
   – Отнеси, где взял.
   – Хорошо, – ответил помощник, поднял полотенце и спрятал за спиной.
   – Верни! – требовательно повторил шеф.
   Фил расстроенно кивнул.
   Рэм забрал у него свой плащ.
   – Мы тут немного задержимся, – сказал, просовывая руки в узкие рукава, и улыбнулся, что случалось с ним крайне редко. – Злой мальчик не все отдал. Копию оставил. Пожадничал.
   – Оставил? – удивился Фил. – Сафронов знает?
   Рэм приставил указательный палец к носу.
   – Чшшш…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация