А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ложный след. Шпионская сага. Книга 2" (страница 3)

   Глава 4

   Вена
   Явочная квартира Тайной Службы Хранителей
   25 декабря 2005 г., 20:00

   Согласно договоренности на последней встрече мы поменяли метод связи, и в Вену меня вызвали простым письмом, конечно, закодированным. Прошло почти четыре месяца после моего последнего задания, на котором я был с Мариной. Всего четыре месяца – а ощущение такое, что минула целая вечность. Я так и не смог до конца понять, чего же хотел от меня руководитель северной ветви ордена Хранителей Ганс фон Альвенслебен. Несколько лет назад я выявил его по заданию израильского Моссада, действовавшего тогда по просьбе ЦРУ. Этот странный орден, представлявший собой секретную часть ордена тамплиеров, создали в XI веке французские рыцари-христиане. Их духовным учителем стал один из самых значительных за всю историю существования иудеев главный каббалист тех времен – раввин Раши. Орден объявил своей целью сохранение и преумножение древних знаний человечества – каббалистическое учение, которые никогда не должны быть использованы во вред народам, населяющим нашу планету. А поскольку иудеи и выступали носителями этого учения, орден должен был их охранять и способствовать возвращению на Святую землю. Еще одна важная задача стояла перед орденом: рыцари поклялись найти древнее страшное оружие, разработанное основателями Каббалы, предназначавшееся для защиты от врагов «избранного народа» и тайно схороненное под обломками Великого Храма в Иерусалиме. Считалось, что это оружие может быть использовано не только для защиты мира, оно же способно его и уничтожить. Обо всем этом мне рассказал Альвенслебен.
   Я догадывался, что именно мне уготована роль главного искателя этого странного оружия, которое до сих пор неизвестно современной науке, хотя у Хранителей есть его описания, сделанные на древнеарамейском языке с широким использованием каббалистических символов и понятий.
   Правда, сегодня от арамейского языка, одним из диалектов которого владел Иисус Христос, почти ничего не осталось. В Турции и на севере Ирака проживают около 20 тысяч сирийских православных христиан, да в самой Сирии сохранился западноарамейский язык, на котором говорят около 10 тысяч человек. Скорее всего, этот язык обречен на вымирание, хотя ученые прилагают огромные усилия, чтобы его сохранить. Альвенслебен считал, что оружие может найти только тот, кто изучил Каббалу. А тот, кто Каббалу познал, этим оружием может пользоваться. Видимо, меня и выбрали из-за моего интереса к Каббале. Но это полная ерунда! Такой, как я, знать Каббалу не может, ее изучение – это и образ жизни, и путь в жизнь, точнее – сама жизнь. Люди полностью посвящают себя изучению великой науки и только после долгих лет учебы имеют право называть себя каббалистами. В книгах написано, что результата можно добиться после трех-пяти серьезных занятий, однако из бесед с рабби я знал, что еще никому не удалось достичь духовных вершин раньше чем через семь лет. Я же дилетант, который только ради любопытства решил изучить Каббалу, и конечно, древнее учение сильно повлияло на меня.
   Что же это за особое предназначение, о котором так серьезно говорил Ганс фон Альвенслебен? По-моему, Хранителям я нужен просто как активный опытный агент, способный разрешать самые запутанные ситуации. Но сам старик вызывал у меня откровенную симпатию, чего я не скрывал.
   Вот и сегодня, когда мы встретились, Альвенслебен был приветлив и радушен. Усадив меня в удобное кресло, он устроился напротив и как обычно начал философствовать. На этот раз мы говорили о том, что такое душа, о том, как важно ее очищать, то есть постоянно исправлять, изменяя ощущения плохого на хорошее, эгоистические желания – на альтруистические. «Интересно его слушать: о душе говорит как о чем-то живом и осязаемом», – думал я.
   На подобные темы я всегда беседовал с удовольствием, но в то, что Альвенслебен вызвал меня порассуждать о спасении души, не верилось. Видно, старик, как и мой босс из Моссада Рафи, придумал для меня что-то новенькое. Я решил не тянуть кота за хвост и спросил напрямик:
   – Почему именно я? Почему меня раз за разом бросают на задания, из которых не все возвращаются? Что это за неизвестное оружие, которое я призван найти?
   Ведь это от него самого, от Альвенслебена, я не раз слышал: «Понимание проблемы – половина ее решения». Мне же никто не удосужился объяснить, чем я должен заниматься, а почему – не могу понять. И даже не догадываюсь.
   Альвенслебен слегка опешил от моего напора, но медлить не стал – не в его это характере. Он помолчал несколько секунд, видимо, решая, как приступить к делу, а затем начал посвящать меня в свои тайны. А то, что это было именно посвящение, я чувствовал.
   – Хорошо. – Его голос звучал ровно и четко. – Я думаю, нам известно, в чем заключается тайна этого древнего секретного оружия и почему для его поиска выбрали именно тебя. Ты все поймешь.
   Тут мой старикан опять умолк, огляделся по сторонам, словно проверяя, нет ли еще кого-нибудь в комнате. Затем посмотрел на экран настольного сканера: этот постоянный участник наших бесед оказался включенным. С такой «игрушкой» при нашем разговоре не сможет присутствовать ни одна живая душа.
   – Так вот, – продолжил он, – древнеиудейская армия обладала оружием, позволявшим ей побеждать практически всех своих врагов. Это мы знаем из святых книг, сохранившихся до наших дней. Но затем, когда иудеи перестали выполнять волю Божию, Он забрал у них это оружие, и враждебно настроенные племена захватили Палестину. Потом Святую землю поработили римляне, персы, турки… Да кого только там не перебывало! Считается, что описание оружия содержалось в манускриптах, которые спрятали в глиняные горшки и закопали где-то на месте Второго Храма в Иерусалиме. Только особо посвященные каббалисты знали о месте тайника. Когда основатель Тайной Службы Хранителей, а затем ордена тамплиеров граф Гуго Шампанский со своими вассалами начал изучать Каббалу, рабби Раши настолько высоко оценил успехи своих учеников, что через несколько лет занятий открыл им тайну захоронения древних рукописей. Мы знаем, что девять первых лет с момента создания ордена тамплиеров в 1121 году девять его первых членов во главе с графом Гуго де Пейном вели раскопки на Храмовой горе в Иерусалиме. Именно на том месте, где стоял Второй Храм, рыцари нашли то, что искали, и привезли рукописи в Европу. Помимо манускриптов, в тайнике хранилось много золота и драгоценных камней. Именно эти сокровища и послужили материальной основой создания ордена тамплиеров. Часть из этих камней – сапфиры и изумруды – ты видел, когда мы с тобой открыли сейф в банке в Зальцбурге. Только через несколько лет ведущие монархи Европы стали поддерживать орден финансово.
   Я покраснел, вспомнив, как бесцеремонно обращался с Альвенслебеном, считая его финансистом террористов. Ведь я тогда, чтобы надавить на старика и ускорить ход событий, похитил его жену и дочек. Хорошо, что эта история в прошлом, а то ведь и вспоминать неприятно – вел себя, как Стивен Сигал какой-то, только дурно воспитанный. Я с трудом подавил чувство вины и полностью обратился в слух. Альвенслебен же продолжал как ни в чем не бывало:
   – Посвященные ордена тамплиеров прочитали эти манускрипты, а затем опять их спрятали. Ведь эта тайна силы, которую можно использовать как для хороших дел, так и для плохих. В святых каббалистических книгах написано, что Каббалу и связанные с нею теории нужно будет распространять, начиная с 1995 года. Только с этого года в мире будет насчитываться достаточно людей, способных воспринять эти древние тайны и использовать их на благо человечества, что и было заложено в инструкциях по раскрытию тайника. Но в 1944 году хранители тайника погибли. Вместе с ними кануло в неизвестность и его расположение. Мы собрали все, что можно было узнать, но пока ничем похвастаться не можем. Мы также выяснили всю мало-мальски известную информацию о том, что же это было за оружие, но и тут ничего конкретного… Хотя мы думаем, что знаем, о чем идет речь.
   «Это уже интересно!» – Я немного поерзал в кресле, но слушал по-прежнему внимательно.
   Старик же, явно воодушевившись моей реакцией на услышанное, с энтузиазмом продолжил:
   – Известно, что древние израильтяне умели пользоваться самой сильной частью человеческого организма – мозгом, ведь не секрет, что все в человеке начинается и заканчивается работой центральной нервной системы. Но мозг современного Homo Sapiens использует только 1 % своих возможностей. На основании имеющихся у нас данных мы считаем, что древнее оружие представляет собой некий активатор действия мозга. И активация эта серьезна до такой степени, что человеческий мозг становится оружием. Кстати, в практической Каббале употребляются некоторые техники, которые оттачивают работу мозга. Возьми, например, раввинов. Их учат около двадцати лет, и это с четырехлетнего возраста. К двадцати пяти годам они уже знают об окружающих практически все. Почему? Да потому, что их научили создавать гармоническое соотношение бета-, альфа-, тета– и дельта-волн работы мозга. Такое состояние описывается как лежащее вне обычного медитативного, что характерно для сильно развитых созерцателей, достигших в своей практике высоких уровней просветления. Но и это не все. Среди отобранных для обучения раввинов есть особенные, способные реально ощущать пульс или базовую частоту колебания Земли, часто называемую резонансом Шумана, или режимом резонанса стоячих волн в земной ионосфере. Это низкие частоты (и высокая интенсивность) в режиме резонанса Шумана зарегистрированы на частоте около 7,8 Гц. Такие люди, пройдя специальное обучение, умеют проводить мониторинг глобальных изменений температуры, точно предсказывать погоду и краткосрочно прогнозировать землетрясения. Люди, способные ощущать «Шуман-резонансы», вышли за пределы физики, вторглись в доселе неизвестные области медицины, проявили повышенный интерес к художникам и музыкантам, чье творчество носило неземной характер. Конечно, такие уникумы знают все и обо всем. Окружающие очень удивляются, а в действительности все довольно просто. Есть еще очень много примеров того, как можно воздействовать на других людей именно работой мозга. Немало интересных открытий на эту тему сделал американский ученый Стефан Гроф. Обязательно прочти его работы.
   Старик помолчал, а затем завершил свою речь:
   – Теперь ты понимаешь, почему мы выбрали для выполнения этого задания тебя, а не кого-то еще? Именно из-за твоего увлечения Каббалой. Если документы о секретном оружии попадут к тебе в руки, ты сразу поймешь, с чем имеешь дело.
   Тут уж я решился на вопрос:
   – Но зачем мне искать «Крота»? Непонятно, как эта задача вписывается в общую картину?
   – Еще как вписывается! – Альвенслебен, похоже, ничуть не удивился моему вопросу. – Все эти игрушки изготовлены на основании теории торсионных полей. И нам очень важно знать, до какого уровня развития дошли ученые, занимающиеся этими вопросами. Но это не основное препятствие. Главное состоит в том, что в «Гальбе» тоже знают о древнем оружии, и они так же, как и мы, пытаются завладеть всем новым, что появляется в оборонной промышленности мира. И цель у них та же: выйти на это оружие. Они считают, что ученые, разрабатывая новые технологии, каким-то образом выступают носителями древних каббалистических тайн. Теперь все понятно?
   Да уж, теперь точно все понятно.
   Затем он попросил меня рассказать о моем последнем задании, которое я выполнял вместе с Мариной. Задания, с которого я еле ноги унес.
   У Альвенслебена всегда так. Все наши встречи начинаются с философских бесед, затем он просит меня в мельчайших подробностях рассказать о последнем задании, и только потом выясняется, что у него есть еще что-то. Я удобно уселся в кресло и начал свое повествование, стараясь не упустить ни малейшей детали.
   Вначале я рассказал ему о подготовительной части, когда Марине удалось добыть необходимые сведения о секретном российском проекте «Крот» – новом оружии, сконструированном на базе торсионных технологий. Подробностей задания Марины я не знал, но догадывался. Главное заключалось в том, что мы точно понимали, что ищем, и продолжать выполнять задание по раскрытию «Крота» нас послали уже вместе. Замечательно: мы вдвоем!
* * *
   Белогорск
   26 км от границы России с Китаем
   1 февраля 2004 г., 11:00

   В дивизию войск специального назначения из Подмосковного военного округа для дальнейшего прохождения службы прибыл майор В.Н. Груздев.
   На КП его встретил начальник караула, попросивший предъявить документы. Он довольно долго сличал фотографию на удостоверении личности с оригиналом и на удивленный взгляд Груздева ответил:
   – Извините, товарищ майор, объект наш режимный, секретный, и мы обязаны тщательно проверять всех вновь прибывших.
   – Не обращайте внимания, сержант, делайте, что положено!
   – Есть, товарищ майор! Я должен доложить дежурному по части о вашем прибытии.
   – Выполняйте!
   Дежурный позвонил по внутреннему телефону и приказал проводить майора Груздева в штаб.
   После пяти минут небыстрой ходьбы солдат остановился около одноэтажного здания с постовым у входа.
   – Штаб, товарищ майор!
   – Спасибо, боец!
   Я глубоко вздохнул и вошел в штаб части.
   У кабинета начальника штаба в конце длинного коридора я увидел знамя части, остановился рядом и отдал честь. Затем постучал в дверь кабинета и, не дождавшись ответа, открыл ее.
   – Разрешите войти, товарищ полковник?
   – Входи, майор, входи!
   Полковник застегнул верхнюю пуговицу кителя и пошел навстречу мне.
   – Гвардии майор Груздев прибыл для дальнейшего прохождения службы!
   – Молодец, по уставу представляешься… Проходи, садись, майор. Давай знакомиться, не особо соблюдая форму – все же мы спецназ и живем в захолустье! – Лицо полковника расплылось в широкой улыбке.
   Я уселся за стол напротив хозяина кабинета.
   – Как добрался, как семья?
   – Все в порядке, товарищ полковник.
   – Ну-ну, майор, мы не на плацу, одни сидим. Нам вместе служить и одну лямку тянуть, так что нужно общаться по-человечески. Дети-то есть у тебя? А чем жена занимается?
   – Извините, товарищ полковник, за все время службы не слыхал таких вопросов, оттого и тяну с ответом, не знаю, как сказать. Детей у нас нет, пока мотаемся из гарнизона в гарнизон. Люся, жена моя, – филолог, преподаватель.
   – Вот и прекрасно, детишек в нашей школе будет учить. А чем увлекаешься, майор?
   – Трудно сказать, товарищ полковник! При нашей службе забыл, когда последний раз на рыбалке был.
   – Да ты рыбак? Дорогой ты мой! А говоришь, что не о чем, кроме службы, разговаривать. И на что любишь ловить, кого вытаскивать доводилось?
   – Я же на реке вырос, так что рыбачу с детства. Больше удочку люблю, внахлыст, а спиннингом только балуюсь. Не так давно с друзьями ловил карпов, так даже местных удивил: с первого заброса вытащил пузатого самца аж на семь с половиной кило.
   – Не врешь? Карпа на семь с половиной? Где ж тебя так угораздило?
   – Под Ростовом ловили, в лимане Азовского моря… Раз пять ездил, меньше двадцати кило не привозил. Не верите – могу фотографии принести.
   – Ну, майор, – ты человек свой. Как говорится, рыбак рыбака… А у нас здесь дурила один есть. Увидишь его вскорости, вольнонаемным в части работает. Пошел как-то ловить на живца, хотя это и небезопасно в наших краях – хищная рыба здесь водится, довольно крупная попадается. Погода была – не пойми что, вот он и вырядился: надел ватник под плащ-накидку да пошел на каменную гряду. Ветер-то порывистый, а он, закинув живца подальше, защелкнул дужку и в ту же секунду почувствовал удар, да такой силы, что мигом сообразил – не вытащит. Скорее всего, схватил на лету здоровенного тайменя, с которым так просто не справиться. Ну, он и отшвырнул от себя спиннинг, а понимаешь, майор, катушка-то здоровая, морская. Вот он спиннинг-то отшвырнул, а ручка зацепилась за плащ. Не будь он в этом чертовом ватнике, скинул бы его и остался целым, но куда там! Дернула его рыбища так, что он и пошел мордой по камням за ней следом. Орет, отцепиться пытается, уже почти сознание потерял, перевернулся на спину, а она тащит… Повезло, правда, мужики крики услышали. Прибежали, спасли. А потом приволокли ему в больницу спиннинг, точнее, все, что от него осталось: немного лески, разбитую о камни катушку и сломанное пополам удилище. Во какие страсти у нас на Амуре бывают! В общем, увидишь мужика со срезанной мордой – не пугайся!! Наш он, рыбак… Так что порыбалим… Надеюсь, ты не против?
   Полковник задумчиво посмотрел на разложенную на столе карту, потом свернул ее и поднял глаза на Груздева.
   – Тут вот какое дело, майор: пока решено назначить тебя на должность инструктора по диверсионно-боевой подготовке. Что думаешь?
   – С радостью приму любую должность, товарищ полковник!
   – Насчет радости – это я понимаю и хвалю. Но ты все же боевой офицер, за плечами несколько таких операций, что дай бог каждому. Не закиснешь в учебке? Говори, не стесняйся.
   – Имея выбор, я, конечно, предпочел бы оперативную диверсионную деятельность, – я смотрел полковнику прямо в глаза, пытаясь уловить возможный подвох, – но в данной ситуации, когда решение уже принято, принимаю то, что есть.
   – Возможно, и будет выбор, очень возможно, – хитровато прищурившись, заключил полковник.
   Так я начал службу инструктора по диверсионно-боевой подготовке в дивизии особого назначения.
   А вечером в нашей офицерской квартирке меня ждала Марина.
* * *
   Белогорск
   26 км от границы России с Китаем
   Квартира майора Груздева
   1 февраля 2004 г. 19:00

   – Как прошел день, Леня? – Нежные губы коснулись моей щеки.
   – Ты жена боевого офицера Владимира Груздева, и при чем тут какой-то Леня?
   – Не дурачься! Я так волнуюсь за тебя, ты не представляешь! Пока ты дома – еще ничего, но как только ты уходишь, я себе места не нахожу от волнения.
   – Это недопустимо, ты должна уметь держать себя в руках.
   – Ты же знаешь, что при необходимости я умею себя контролировать.
   – Вот и молодец! Зачем тревожиться попусту? Давай лучше ужинать! Надеюсь, салат с трюфелями и пармская ветчина еще не потеряли свежести?
   Но Марину мои шутки и беспечный тон обмануть не могли.
   – Ты слишком задумчив сегодня. Или мне кажется?
   – Да нет, наверное, не кажется…
   – Что случилось?
   – Ничего не случилось, кроме того, что предстоит выход на задание.
   – О, господи! Ты же инструктор, какое еще задание?
   – Помнишь, я тебе рассказывал про начальника штаба? Когда мы еще только познакомились, он намекнул на что-то непонятное, а теперь стало ясно: он дал мне некоторое время на знакомство с людьми, для того чтобы я сам выбрал членов своей группы.
   Марина снова встревожилась:
   – И что теперь будет?
   – Ничего особенного – боевой выход боевого офицера.
   – Прошу тебя, не шути…
   – Я и не шучу. Этого следовало ожидать. Должность инструктора не могли дать надолго, мы ведь говорили с тобой…
   – Только я начала успокаиваться, и вот, пожалуйста…
   – Честно говоря, больше всего меня тревожит то, как ты справишься с ролью жены майора Груздева. Правда, здешний гарнизон особой спаянностью не отличается – слишком большая текучесть кадров, – но твоя необщительность и нежелание с кем-либо сближаться могут вызвать ненужные толки.
   – Не переживай за меня, я справлюсь.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация