А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ложный след. Шпионская сага. Книга 2" (страница 18)

   Мы приняли соответствующие меры безопасности по нескольким направлениям, но все упрятать невозможно! В частности, связь DЕA с ЦРУ и ФБР из некоторых принципиальных соображений осталась прежней, то есть без дополнительного прикрытия. По этому каналу они, видимо, и получили сведения о приходе агентов для захвата Мухаммеда.
   Рафи продолжал молча разминать сигару, но его лицо из безмятежного стало отчетливо грозным.
   – Я понимаю, о чем ты сейчас думаешь, но попытайся хотя бы отчасти понять и нас: кто мог предполагать, что ради какого-то там Мухаммеда они пойдут на почти открытую демонстрацию своего секрета? По-видимому, мы недооценили этого примитивного человека…
   Последнее сообщение сильно задело Рафи: он обменивается данными с союзниками, а те оставляют возможность практически без помех сливать ее врагу. Ведь имея такую технологию, русские без труда могли прочитать всю информацию, которая проходила между ЦРУ и Моссадом по обычным каналам связи. А среди прочего там могли быть сведения, позволяющие засветить заграничные источники! А это уже беда. Ведь сами эти источники – вполне конкретные живые люди, и они находятся на ключевых постах в своих государствах. И как на это реагировать?
   Кей между тем продолжал:
   – Полагаю, что русский вариант действительно существует, причем значительно усовершенствованный. Не исключено даже, что по некоторым параметрам он приближается к нашему или не уступает ему.
   – Это с их-то материальными возможностями после перестройки?
   – Да, представь себе… Не стоит судить об их возможностях по тому, что мы видим. Ни для кого не секрет, что в области исследований, связанных с военными разработками, их предприятия оснащены очень неплохо, а достижения в этой области часто не хуже, а иногда лучше наших.
   – Но ведь речь идет о суперсовременных технологиях.
   – Тебе, наверно, трудно поверить, но я с большой долей вероятности знаю, где этот прибор был доведен до кондиции.
   – Это более чем интересно.
   После упреков израильского коллеги Кей чувствовал некоторую неловкость, и сейчас, судя по всему, решил загладить ее.
   – Основные работы проводились на кафедре магнитных полей Московского института квантовой физики. Сам институт заинтересовал нас много лет назад: его специалисты занимаются далеко не мирными делами под вполне мирной вывеской. Есть там такой профессор Стерин, который, как говорят, любит объединять вокруг себя молодежь смежных направлений. В его лабораториях прибор и доводили до нового уровня. Это мы поняли по заказам на оборудование, которые он делал. Наши аналитики сразу заподозрили, о чем идет речь. С тех пор как поступили сведения о получении его отделом большого заказа от СВР, мы выделили дополнительные средства для наблюдений. Там тоже денег не жалеют: крупные закупки оборудования, переманивание специалистов с других предприятий и тому подобное. Так что информация очень близка к достоверной.
   – Можно узнать, почему вы не пошли до конца? Ведь по твоим же словам в главной программе заложен вирус?
   – Ты прав, соблазн был, конечно. Но если сократить дистанцию и приблизиться вплотную к такой птице, как Стерин, станет очень жарко: он лично и все его дела охраняются по самым высоким стандартам. Ты же понимаешь, что так можно не только опалить себе крылья, но и совсем сгореть. Пока мы предпочитаем довольствоваться тем, что есть… Помимо всего прочего, существуют правила игры, которые диктует ситуация. Ну что, скажи мне, плохого в том, что тебе известно, какие из твоих каналов связи прослушиваются? Кстати, я был уверен, что ты придешь ко мне с этой проблемой, только не знал, когда именно.
   Кей встал и достал из сейфа папку.
   – Здесь все необходимые сведения о шести афганских генералах и двух саудовских офицерах связи. Все они торгуют или прикрывают торговлю наркотиками. И у всех очень хорошие связи с русскими спецслужбами. Вернее, с СВР. А аппарат заказывала именно эта организация. Вот почему я уверен, что это кто-то из них. Прощупай эту восьмерку. Думаю, найдешь то, что ищешь. Я же со своей стороны поддержу вас всеми возможными силами моей конторы. Но официально ты один. А учитывая, что с тобой Гардин, да еще и Альвенслебен поможет, я в успехе не сомневаюсь.
   – Конечно, это большое преимущество в нашей вечной игре «в кошки-мышки»!
   После всего услышанного Рафи хотелось сказать нечто совершенно иное, но он разумно решил не обострять отношения. Во всяком случае, пока…
* * *
   – Сэр, что будете пить? Вода, вино, коньяк?
   Рафи устало поднял голову, не сразу сообразив, что вопрос задала стюардесса, стоящая рядом.
   – Двойной коньяк, – буркнул он и, спохватившись, добавил: – Пожалуйста…
   Всю обратную дорогу он кипел от рассуждений, приправленных злостью. Кей, как всякий американец, убежденный в том, что сено к лошади не ходит, не пошевелил даже пальцем, хотя скорее всего догадывался о возможностях наркобаронов. В любом подобном случае – если, конечно, не дай бог, будущее готовит нам что-то похожее, – он поведет себя совершенно так же, что и доказали его слова. Не станет он навязываться с предложением о помощи никому, даже свои соотечественникам. Это ведь может бросить тень на его организацию и на величие американского флага, самого важного и самого лучшего в мире! Черт бы их побрал вместе с их формальностями и удушающей бесчеловечностью! Ведь можно было избежать жертв, можно…
   А Леонид оказался на высоте. Молодец парень! Нет, ничего нового он не сказал, но эта его настойчивость, граничащая с наглостью, недопустимой в наших отношениях… Ведь не побоялся же, подставил себя! Такую кашу заварил! Причем не ради какой-то выгоды, а исключительно в интересах достижения разумного решения. А может, он просто испугался отправляться на задание, связанное со смертельным риском? Нет, вряд ли… Неспроста русских называют фанатиками дела. Неспроста…

   Глава 17

   Тель-Авив
   Явочная квартира Моссада
   29 января 2005 г., 20:00

   – Что тебе сказать, Леонид? Ты оказался прав… – Рафи выглядел непривычно растерянным. – К большому сожалению, это так…
   Услышать такие слова от Рафи – достижение. Он поздравил меня с верно выстроенной гипотезой и вовремя проявленной настойчивостью, граничащей с нахальством.
   – Подробности появились какие-нибудь? – Лавры победителя в нашем принципиальном споре мне были совершенно безразличны, и это я пытался выразить сейчас своим поведением и тоном разговора.
   – Узнаешь, сейчас узнаешь…
   Рафи основательно уселся в любимое кресло, достал папку с документами и, словно не замечая меня, положил ее на журнальный столик.
   – Скорее всего, русский образец аппарата производят в Московском научно-исследовательском институте квантовой физики, в лаборатории профессора Стерина на кафедре изучения аномалий электромагнитных полей. Вот тебе целая папка с документами. Здесь все, что собрала контора Кея. Посмотри. Если понадобятся дополнительные консультации – получишь. Я прочитал все, что они написали об этом деле, просмотрел все версии их аналитиков, и если это то, что я думаю, тебе необходимо проникнуть в лабораторию, скопировать эту программу, собрать все данные, которые собрал американский вирус, а в нее саму вставить новый вирус. Но это уже будет твоим решением, хотя мои предпосылки основаны на том, что каждый год все аппараты, имеющиеся в распоряжении СВР, перенастраивают с учетом всех улучшений за истекший период. У них десятки таких аппаратов раскиданы по всему свету, и за каждый кто-то отвечает головой, поэтому достать эту штуку обычным путем невозможно. Мы решили попытаться войти в центральный компьютер в лаборатории. Проникнуть туда обычным путем невозможно, разве что теоретически. Сам понимаешь, там высший уровень секретности, вход и выход только по биометрическим пропускам с отпечатками пальцев. Но это не все, самое главное впереди. Сама секретная комната, где стоит центральный сервер, имеет защиту в виде интеллектуальных алгоритмов, способных по фотографии кровеносных сосудов сетчатки глаза сопоставить двести пятьдесят показателей, которые невозможно подделать. Кроме профессора Стерина, в комнату имеют доступ всего три сотрудника.
   Я усмехнулся, вспомнив русскую пословицу «не мытьем, так катаньем»: в этом мире нет ничего невозможного. Вернее, очень мало на этом свете вещей, которые сделать нельзя. Весь вопрос в усилии. По реакции Рафи я понял, что он со мной, кажется, согласен.
   – Ты снова прав. Кое-какие наметки на тему, как туда попасть, мы имеем, – сказал он в ответ на удивление, видимо, читавшееся в моем взгляде.
   – И какие? – спросил я, предчувствуя наличие очередной пакости.
   – Самые что ни на есть современные, хотя подобные операции уже проводились. – Рафи скупо улыбнулся в ответ и, как обычно, положил передо мной толстую папку не меньше чем с сотней страниц документов.
   Что ж, новое задание… Но пока не в Афганистане.
* * *
   Итак, Рафи с Альвенслебеном поставили мне задачу проникнуть в лабораторию профессора Стерина и выкрасть компьютерную программу. Ту самую, которая фактически составляет начинку «электронной куклы». Моим боссам не терпелось увидеть ее, чтобы понять, как далеко ушли русские, ведь их программисты очень сильны в таких делах. Мне предстояло собрать материал по максимуму, узнав все, что возможно, о самой программе, получив информацию от вируса, вставленного в нее. А еще мне понадобится внести туда вирус, который будет информировать нас обо всех изменениях, происходящих в «электронной кукле», главным образом о ежегодном усовершенствовании программы. И тогда можно будет сказать, что все «куклы» на вооружении СВР под контролем.
   На первом этапе операции мне предстояло встретиться в Цюрихе с предоставленным в мое распоряжение хакером. Он разработает для меня вирус, который я в свою очередь введу в программу, созданную в лаборатории Стерина. Предварительную информацию от специалистов Моссада я уже получил, но это было только поверхностное ознакомление с темой.
   Неделю меня учили, что такое компьютерный вирус и с чем его едят. Меня познакомили с каталогом типов этих электронных паразитов, приносящих огромный материальный ущерб компаниям, активно использующим компьютер в своей деятельности. Еще я понял, что постоянное появление новых вирусов дает разработчикам антивирусных программ постоянную и неслабую финансовую перспективу. В итоге у меня создалось впечатление, что вирусы создают те же самые люди, которые разрабатывают антивирусные программы, и наиболее продвинутые компьютерные гении всегда находятся в зоне интересов спецслужб. Ребята, готовившие меня, серьезно разбирались во всей этой кухне, но тем не менее создать что-либо подходящее для «куклы» было делом не их компетенции. В «куклу» для защиты основной программы ввели параллельную защитную антивирусную программу, которая запоминала состояние файловой системы. Это давало ей возможность делать анализ изменений. Любое действие вируса по копированию или включению новых, незапланированных команд сразу фиксировалось. На профессиональном языке такая программа называется «Ревизор». Но туда вставили еще и защитную программу «Сторож». Она отслеживает потенциально опасные для основной программы операции и запрашивает оператора: «Нужно ли это делать?» И тогда человек разрешает или запрещает данную операцию.
   Эти две программы были естественным дополнением к обычным антивирусным программам, способным выявлять десятки тысяч вирусов, так что обычный подход в данной ситуации казался неприемлемым. Попасть в лабораторию обычным путем, как сказал Рафи, не представлялось возможным, поэтому он придумал для меня пропуск. Необычный, естественно.
   Только три человека имели доступ в комнату, где стоял центральный компьютер. Главный программист – высокий худощавый мужчина, на вид лет тридцати, с ясными голубыми глазами и светлыми волосами. Виталий Кован происходил из семьи латышей, верно служивших революции. Его дед, латышский стрелок, после революции остался в Москве и служил в ЧК. Да и все члены его семьи при социализме занимали серьезные посты, в их родне числился даже замминистра торговли и промышленности и немало партийных функционеров разного уровня. Сам Кован не имел никаких организаторских способностей; он отличался от своих родственников тем, что не стал занимать какой-нибудь важный чиновничий пост, используя семейные связи. Виталий был компьютерным гением и с десяти лет большую часть времени проводил за экраном этой современной игрушки. В девяностые годы иметь компьютер в доме могли только очень состоятельные и влиятельные люди, ведь в те времена такие игрушки стоили очень дорого, да и достать их могли только те, кто имел доступ к таким товарам, что тоже было совсем непросто.
   Кована не интересовало ничего, кроме компьютерных дел, ходили слухи, что еще совсем молодым он увлекался хакерством и взломал не один особо секретный код, что в конечном счете и решило его судьбу. Хорошо зная английский язык, он решил взломать банк данных одной из американских секретных служб. И взломал! Но не учел одного – охранять свои компьютерные секреты американцы поставили таких же, как и он, хакеров, которых выловили у себя. В 2005 году в Пентагоне официально служили шестьдесят хакеров, и все – большие профессионалы. Как правило, это увлеченные компьютером ребята, которых поймали на взломе какой-нибудь секретной базы данных. Многие из них страдали синдромом Аспрагера, состоянием, когда человек обсессивно-компульсивно (как говорят психиатры) занимается чем-либо, включая мелочи, которые другим кажутся абсолютно неважными. Их отыскивали специалисты службы безопасности Пентагона, этой одной из самых секретных спецслужб, занимающейся розыском агентов, проникших в святая святых обороны США. Сначала таких ребят проверяли, и если они не представляли из себя ничего особенного, то несчастный отвечал по всей строгости закона. А законы в США суровые: взломавший файлы Пентагона и проникший в них хакер мог получить до двадцати лет тюремного заключения. Если же пентагоновцы приходили к выводу, что человека, обладающего талантом такого уровня, жаль держать в тюрьме, ему делали предложение, от которого не принято отказываться, вернее, невозможно. Так ребята начинали официальную службу. Вот эти-то ребята в свое время Виталика и отследили, но русские своего не выдали и, подобно американцам, решили использовать в своих целях. Вначале он выполнил несколько работ для службы безопасности, затем его направили поохотиться за такими же, как и он сам, только менее способными и удачливыми. В конечном счете Кована направили в лабораторию Стерина и стали поручать ему компьютерные разработки повышенной сложности. Как правило, он сам предлагал основной алгоритм программы и сам же ее разрабатывал. Обычно в таких делах присутствует масса деталей технического толка, ими занимались два верных помощника Виталия. Стас Пилсонский – сорокалетний инженер, внешне полный антипод своего босса, как раз не был компьютерным гением и любил технические детали, которые с удовольствием и тщанием доводил до совершенства. Светлане Гарт исполнилось сорок два. Очень симпатичная женщина, хакером она считалась тоже среднего уровня, зато очень удачно дополняла Кована, делая для него всю подготовительную работу перед написанием программ. Она сработалась и со Стасом, помогая ему оттачивать программы, написанные боссом, и не мешая в продвижении проекта. Глядя на ее фотографию, трудно было не влюбиться. Холеная дама с открытым взглядом, немного бледной кожей и выразительными зелеными глазами. Хороша, ничего не скажешь! Рафи тоже так считал.
   Наше совместное мнение и определило стратегию подхода. Начальник мой резонно решил, что таким взглядом может обладать только женщина, жаждущая любви, и решил применить метод Маркуса Вольфа, знаменитого начальника восточногерманской секретной службы «Штази». В пятидесятых годах он разработал систему соблазнения старших сотрудниц различных министерств Западной Германии. Операция эта была названа «Ромео». На каждую женщину заводилось досье, изучались ее привычки, включая сексуальные. Определялись ее бывшие любовники. К ним подсылали агентов, которые выпытывали у них всю необходимую информацию. Конечно, ребятам объясняли, что делается это в целях национальной безопасности, где болтовня неуместна, и все они молчали, явно не желая попасть на дополнительный «недружелюбный» допрос. Если же о сексуальных наклонностях дамы узнать не удавалось – ведь многие из них были одинокими – то засылался агент для кратковременных связей. Изучался распорядок дня, предпочтения, интеллектуальные наклонности и все прочие подобные детали. В расчет брались только незамужние женщины. Под их потребности и склонности подбирался соответствующий партнер, который начинал классически соблазнять женщину.
   Перед началом операции агентура знала о женщине больше, чем ее самые близкие родственники. Однако соблазнитель не должен был обладать внешностью голливудского актера; прояви такой кавалер внезапный интерес к одинокой невыразительной даме, это могло бы вызвать подозрение,
   Все женщины были после тридцати, с неудавшейся личной жизнью, признавшиеся себе, что ждать от этой жизни нечего, и полностью отдавшиеся работе. А тут вдруг появляется «принц», причем именно тот, о котором дама мечтала всю свою жизнь! Конечно, любая влюбится и потеряет голову! Метод Вольфа основывался на теории готовности к любви и ее необходимости для любого человека.
   Оказалось, что есть и такая теория и основана она на известной биологической концепции любви. А профессионалы, специально подготовленные для роли кавалера, головки дамские, конечно, кружили. Ведь женщина может страдать только от недостатка мужского внимания, а не от его избытка. В большинстве случаев даже играли свадьбы, а через несколько месяцев кавалер начинал плакаться своей подружке или жене, что его раскрыло ЦРУ или МI-6 как бывшего нацистского офицера и он поставлен в безвыходное положение: либо будет поставлять информацию из министерства, в котором его подруга или жена работала, либо его – в тюрягу. Конечно, только любимая женщина и может его, бедолагу, спасти.
   Список вопросов всегда был готов заранее. Для начала он включал самые обычные данные о деятельности министерства, никаких секретов там не было, и большинство дам, пытаясь спасти свой с таким трудом и после стольких лет одиночества построенный семейный очаг, сразу соглашались на сотрудничество. Постепенно вопросы становились все сложнее, уровень секретности тоже рос, и лишь через некоторое время бедные женщины начинали понимать, что их водят за нос. Как правило, понимание приходило поздно, если приходило вообще: они выдавали информацию секретным службам. А это всегда шпионаж, даже если это секретная служба союзников твоего государства. За шпионаж, как известно, полагается наказание, и серьезное. В общем, как правило, все дамы продолжали поставлять требуемую информацию.
   Конечно, случались и срывы. По признанию самого Вольфа, которое я прочитал в подготовленном мне материале, некоторые операции терпели крах из-за того, что люди по-настоящему влюблялись друг в друга, и тогда их уже нельзя было контролировать. Агенты, выбранные на роль Ромео, отказывались выполнять приказы, несмотря на опасность. Но система работала эффективно, настолько эффективно, что впоследствии, если обнаруживался чиновник-гомосексуал, соблазн завербовать его преобладал, и к нему также посылали агента, но уже нетрадиционной ориентации. Это сегодня быть ненатуралом модно, ведь их меньшинство, а в демократическом мире система требует защиты меньшинства. И защищать это меньшинство очень даже почетно. В те же послевоенные годы за гомосексуализм полагалась тюрьма. Но что не сделаешь для благого дела? Так работала система Маркуса Вольфа в восточногерманской «Штази».
   Вот и мне уготовили роль такого «Ромео». Согласно плану Рафи я должен был соблазнить Светлану, но не для того, чтобы выпытывать ее служебные секреты. Это слишком сложно, может занять массу времени, да и опасно. Мне было необходимо затащить ее в постель, усыпить, снять отпечатки пальцев и сделать снимок роговицы глаз. Затем, пока она спит, проникнуть в лабораторию, войти в главный компьютер так, чтобы никто об этом не догадался, и незаметно уйти из здания института. Задание хоть и непростое, но понятное и принципиально выполнимое. А непростое потому, что Светлана была замужем и к ней требовался другой подход. Домашний очаг у нее имелся, ей были интересны приключения. И вот по плану я должен был предоставить ей эти, как мы считали, желанные приключения.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация