А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ложный след. Шпионская сага. Книга 2" (страница 15)

   В задание входил захват и переброска на территорию США некоего Лала Мухаммеда. Он – правая рука генерала Рашида Дустума, последние годы считавшегося главным наркобароном Афганистана. Сам же Дустум последние четверть века все время был чьим-то союзником, поэтому его и не трогают. В 1979 году, когда СССР ввел войска в Афганистан, генерал вместе с русскими воевал против моджахедов. Затем американцы убедили его перейти на другую сторону, и обошлось им это в немалую сумму, но генерал был признанным полевым командиром из очень известного племени. И самое главное – его слушаются лидеры других племен, значит, такого всегда нужно иметь в союзниках. Затем, в 1994 году, генерал перестал заниматься моджахедами и перешел на сторону исламских экстремистов-талибов, благо сам был правоверным муслимом. Когда же талибы разонравились американцам, генерал увел свои войска на север. Сразу же после 11 сентября, когда американцы по всему миру начали вылавливать исламистов-радикалов, генерал получил от них крупные суммы и полностью перевооружил свою армию. Сам он ссориться с талибами не стал, а поручил это своему соратнику, тому самому Лалу Мухаммеду, чье имя с тех пор в Афганистане произносят шепотом. Тот разграбил целую провинцию, поддерживающую «Талибан», сжег несколько деревень, а всех захваченных мужчин расстрелял. Он главарь одной из крупнейших групп наркобизнеса, который занимался и по сей день продолжает заниматься переправкой крупных партий наркотиков из Афганистана в Европу. За пять лет через руки Лалы прошли сотни миллионов долларов, которыми он щедро делился с Дустумом. В Южном Афганистане это имя известно много лет, но по большей части вспоминается в связи с серьезным конфликтом, разгоревшимся между ним и другим боссом в этом регионе – Мухаммедом Барши. Лала силой отобрал бизнес у Барши, убрав все его ближайшее окружение. А у того в отряде было много родственников – и все они погибли.
   Счет между ними до сих пор остается открытым. В поисках следа своего заклятого врага Барши захватил и уничтожил множество людей Лалы, но главной своей цели – отомстить обидчику – пока не достиг. Лала между тем очень боится этого постоянного преследования и живет фактически в условиях подполья. Даже ближайшим помощникам встретиться с ним без предварительной договоренности невозможно. Никто, кроме единственного приближенного, никогда не знает, в каком из своих многочисленных домов он собирается провести ночь. Афганская месть – страшное дело. Мстят будущие поколения. Внук или даже правнук никогда не забывают обиды, причиненной деду или прадеду. Иногда убивают лучших представителей семей за обиду, нанесенную более ста лет назад.
   Я внимательно вслушивался в подробности рассказа и, как ни старался, не мог уловить сути. Отряд отборных войск был послан на задание по захвату торговца наркотиками. У них работа такая, но я-то здесь при чем?
   – Хочешь знать, при чем тут наши стратегические интересы?
   – Именно…
   – Лала Мухаммед почти в открытую торгует наркотиками, что приносит ему колоссальные прибыли. Но он занимается и еще одним не менее доходным делом – сбором разведданных.
   После начала войны в Афганистане расположились около тридцати пяти тысяч солдат НАТО. Половина из них – американцы, четверть – англичане, остальной контингент прибыл из Германии, Голландии, Италии, Франции, Австралии и Испании. Силы коалиции в основном размещались на юге страны и частично на востоке, вблизи границы с Пакистаном, где особенно высока активность боевиков «Талибана» и «Аль-Каиды». Небольшая часть войск расположена на западе страны. Есть войска НАТО и в Кабуле.
   Талибов в основном интересуют войска союзников на юге страны, где те наносят ощутимые удары по военным группировкам повстанцев. Там же большая часть опиумных плантаций, которые союзники периодически уничтожают, хотя на их месте сразу появляются новые. Конечно, можно было бы уничтожить плантации химическими веществами и на этой земле в ближайшие десять-пятнадцать лет больше ничего расти не будет, но натовцы считают, что в будущем ситуация наладится и крестьяне станут выращивать обычную сельхозпродукцию. Уничтожение же территорий обречет их на вымирание, поскольку ничего другого они делать не умеют.
   Талибы не просто шпионят за союзниками, они всеми силами пытаются заполучить в свое распоряжение новую американскую технику. Что они собираются делать с новейшими американскими вертолетами – непонятно, но они явно сконцентрировали свои усилия вокруг авиабазы «Баграм» в провинции Борвои, километрах в пятидесяти к северу от Кабула. Там базируются более пятидесяти боевых вертолетов, среди них несколько «Апачи» и «Кобр» с новейшим оборудованием для ведения электронной войны. При поступлении первых сведений о шпионских подвигах Лалы трудно было поверить, что такого любителя сытой жизни может интересовать что-либо еще, кроме денег, да и с талибами он не в лучших отношениях. Буквально несколько лет назад он их уничтожал, а тут вдруг сотрудничает с ними! Со временем информация многократно подтвердилась, и места для сомнений не осталось. На поверхность выплыло даже имя непосредственного заказчика: им оказался аятолла Ахмед Рауши, один из известных нам лидеров «Аль-Каиды».
   – Работа на основе взаимного интереса?
   – Да. Люди Мухаммеда собирают всю необходимую «Аль-Каиде» информацию о положении в районах, контролируемых войсками НАТО. Статус особой важности имеют сведения, получаемые от жителей, работающих на этих базах. Сведения из первых рук о происходящем на территории врага ценятся больше всего. За оказанные услуги сторона «заказчика» обеспечивает им надежный «зонтик» в долине, где производится сырье. Ведь там у «Аль-Каиды» много сторонников, а у талибов – многочисленные воинские подразделения.
   Я по-прежнему недоумевал. В принципе важность уничтожения такого налаженного предприятия по сбору информации, как у этого Мухаммеда, вполне объяснима. Но ведь после исчезновения подобного фрукта на его месте практически сразу появится другой. Каков же смысл задуманного?
   – Верно, мы обладаем достаточной информацией, чтобы определить возможных будущих преемников, среди которых есть и наши люди. – Альвенслебен искоса посмотрел на меня. – Но поверь на слово: задание по его уничтожению преследовало далеко не локальные цели.
   – А после произошедшей трагедии становится еще и делом принципа, – дополнил я.
   – Правильно. Те, кто так или иначе уничтожает людей, как правило, не остаются безнаказанными. Хотя не поленюсь напомнить: в нашем деле нет места чувствам, особенно мести, все должно быть взвешено на холодную голову и подконтрольно… – произнес Альвенслебен. – Поиски местонахождения Мухаммеда заняли уйму времени и потребовали немалых денег. По окончании подготовительной работы операция получает одобрение и соответственно засекречивается на самом высоком уровне, где информацией владеют только восемь человек. Между прочим, они осведомлены о таких вещах, что если хотя бы один из них продаст сведения на сторону, организацию можно, условно выражаясь, закрывать. Значит, и с этой стороны все стерильно. Что остается? Тебе наверняка не терпится спросить: откуда я знаю, что есть утечка информации? Ты ведь уже понял, к чему я клоню?
   – Да, конечно…
   – Приготовься выслушать историю еще более фантастическую. За полгода до описываемых событий нам представилась возможность убрать Лалу, а заодно и всю его камарилью. На вилле в предместьях Лахора они назначили очередную сходку, на их языке – разборку. Узел, который предстояло развязать, казался непростым. Во избежание ненужной пальбы обратились к боссу, и он, сообразив, к каким последствиям может привести его отсутствие (перебьют друг друга – вот и все дела!), решился на исключительный шаг: принять во встрече личное участие. Сам понимаешь, что место, час сбора и многие другие подробности были неизвестны вплоть до последнего момента.
   Откуда ко мне поступила информация, лучше не спрашивай: обманывать тебя не хочу, а правды сказать не могу. Так вот, со стороны DЕA были посланы два вертолета типа «Кобра» с силами отряда ОЭО (электронная война).
   – Это те, что покрывают ракетами цель на расстоянии в четыре-пять километров?
   – Да, именно так. Запускается беспилотный самолет, парящий над целью на высоте семьсот-восемьсот метров, от него поступает радиоинформация о происходящем, а вертолет, укрытый за какой-нибудь сопкой, посылает ракету прямо в окно здания, где находится цель.
   Вот и в нашем случае вертолеты прибыли в зону действия и спрятались в заранее обусловленном месте. По получении информации оба пальнули, и тут произошло невероятное: ракеты ухнули по дому, в котором находились наши наблюдатели. Мало одной беды, так еще и вертолеты столкнулись при развороте. В результате операция провалилась полностью: мало того, что удар был мимо цели, так еще и потери серьезные – летчики и парень из ОЭО погибли, несколько человек получили серьезные ранения. Что это могло быть?
   – Скорее всего, электронные помехи, нарушившие нормальный ход передачи информации, а также работу бортовых приборов. На профессиональном языке это называется ведением электронной войны силами противника.
   – Высшая оценка на экзамене за правильный и лаконичный ответ! Проверка, проведенная после катастрофы, показала, что оборудование на самолете-разведчике и на вертолетах было абсолютно исправным. Добавлю к сказанному, что ведение электронной войны считается сильнейшей стороной американских спецслужб, по признанию многих зарубежных авторитетов мало кто может конкурировать с ними. Все новинки вооружения часто передают в Израиль и проверяют в боевых условиях. Все оборудование, которые мы применяли в этот раз, израильтяне использовали в операциях против сирийцев, на других фронтах, о которых не принято говорить, и все всегда проходило легко, как детская игра, причем всегда с неизменным успехом. Самый яркий пример имел место в 1982 году во время Ливанской войны, когда они за три дня сбили все сирийские самолеты, около сотни. Тогда в прессе прозвучала критика на тему «Для чего в войне с соседями демонстрировать, чем ты обладаешь». Сирийцы даже не поняли, почему их самолеты падают. Чуть позднее, в начале 1983 года, когда во время проведения масштабных армейских учений все компьютеры вдруг выключились, сирийский генштаб понял, что такое электронная война.
   – Аппаратура, установленная на самолете и вертолетах, из последнего поколения? – спросил я.
   – Образцы аппаратуры, задействованной в деле, принадлежат к последнему слову техники.
   Заканчивая неприятную часть разговора, Ганс фон Альвенслебен вновь глубоко вздохнул:
   – Давай подведем неутешительные итоги. Обе операции по ликвидации одного и того же бандита заканчиваются полным провалом, обе привели к совершенно не оправданным жертвам. Утечка из среды личного состава маловероятна: все участники относятся к строго фильтруемым подразделениям, каждый из них многократно и тщательно проверен. Изучение технического аспекта изложенных событий также не дает ответа на поставленный вопрос: против лучших технических образцов равноценные силы могут выставить только израильтяне, но подозревать их нет смысла. Талибы – их злейшие враги.
   Альвенслебен вновь глубоко задумался, будто пытаясь в который раз сопоставить странные факты.
   – Все попытки выйти на Мухаммеда заканчиваются провалом. Я практически уверен, что и дальнейшие усилия подобного рода закончатся безуспешно. Кто-то очень сильный, хорошо организованный и прекрасно оснащенный технически его защищает.
   – И этого кого-то необходимо локализовать, – без всякого оптимизма заключил я.
   – Именно так: эту неизвестную пока силу необходимо локализовать, – эхом повторил старикан. – В свете анализа произошедших событий наиболее логичным выглядит направление поиска источника, из которого та сторона черпает упреждающую информацию. Но я на жесткой рабочей версии не настаиваю. Главное – обнаружить прикрытие Мухаммеда, остальное, как ты понимаешь, дело техники. Хочешь знать, почему выбор пал на тебя?
   – Желательно…
   – По тем самым критериям, о которых мы однажды говорили. Во-первых, ты официально не являешься сотрудником ни одной из известных спецслужб, то есть о тебе фактически никто ничего не знает. Если у Мухаммеда есть крыша с таким технологическим уровнем, не исключено, что он читает личные дела оперативников, причем неважно, к какой службе они принадлежат. Во-вторых, за тобой числится очень существенное в данной ситуации преимущество – ты работаешь один. Пойдешь под прикрытием представителя мексиканского Союза Братьев.
   Я удивленно посмотрел на Альвенслебена, собираясь спросить, кто это такие, но он не дал мне и рта открыть.
   – Это одна из самых секретных и малоизвестных преступных организаций внутри мексиканских правоохранительных органов. Состоит из старших офицеров спецслужб, прокуратуры и тюремной системы. Они организовались примерно лет пятнадцать назад. Тогда, в 1990-м, они похитили сына Хуана Бартучи, одного из богатейших людей Мексики. Он очень богат, называет себя потомком вождя племени хуаче и владеет крупной сетью супермаркетов. Было много косвенных доказательств его участия в финансировании наркобизнеса, но никогда и никому ничего не удалось доказать. Так вот, вдруг похищают его сына, да еще из самого защищенного места – его личной виллы на окраине города Мексико в районе Бунхар. При этом легко убирают всех охранников. Судя по всему, наводка пришла изнутри, а через сутки последовало требование на выкуп в десять миллионов долларов. И это была сумма, которую Хуан получил всего три дня назад наличными от одной из сделок. Он сразу понял, откуда ветер дует, и обратился к своему другу из прокуратуры. Тот, будучи начальником отдела, все сразу засекретил, велел Хуану приготовить деньги и стал готовиться к захвату группы, совершившей этот дерзкий акт. Ведь фактически Хуан знал наводчика и тех, кто за ним стоит. Но только одного он не учел: в прокуратуре среди троих человек, знавших все детали операции, был кто-то, имевший другие цели. По дороге к месту передачи денег Хуана ограбили и забрали все десять миллионов. При этом грабители были хорошо проинформированы и отключили следящее за деньгами устройство. Хуан не смог выполнить условие захватчиков и больше никогда не увидел своего сына.
   Как говорится, «аппетит приходит во время еды». Такие случаи продолжались. И лишь впоследствии выяснилось, что ограбление машины, везущей деньги для выкупа, организовал не кто иной, как Мигель Хоринес, заместитель прокурора – приятеля Хуана. Он был настолько близок и предан своему руководителю, что его даже не подозревали.
   Замечу, что в Мексике похищения – явление частое, и лишь когда история повторилась несколько раз, то есть машины, перевозившие деньги для выкупа, грабили не однажды, босс Мигеля все понял. Харинес погиб в авиакатастрофе. Его похоронили с подобающими почестями. Но прокурор не знал, что Мигель задолго до смерти сумел организовать группы, состоявшие исключительно из представителей правоохранительных органов, использовавших внутреннюю информацию. С тех пор часть операций по передаче денег для выкупов начала проваливаться и крупные суммы стали исчезать.
   Так вот, пойдешь от их имени, получишь грамм чистого урана и попробуешь предложить его афганцу. Скажешь, что можешь достать еще двести граммов. У них очень большие связи. Часть из них – в российских мафиозных структурах. А в странах СНГ немало источников плутония. Конечно же, все они тщательно охраняются, но теоретически достать уран можно, такое уже случалось. Так что история вполне достоверна. Афганцы давно пытаются заполучить уран для производства грязной атомной бомбы, но нужных средств и связей ни у кого из них нет. Мухаммед будет обязан обратиться к своему боссу, а тот к своему. Ведь это не просто теракт, а стратегический теракт. С помощью средств электронного слежения мы перекроем все пространство данного региона и будем знать о каждом разговоре в этой части страны. Финансовыми возможностями для покупки такого количества урана обладает не так уж много людей. Скорее всего, следы должны привести к саудовским шейхам, но мы не исключаем и европейские террористические организации. Ну, что скажешь?
   Вместо ожидаемого оживления Ганс фон Альвенслебен увидел в моих глазах нечто, похожее на безразличие. Длинный рассказ старика не только не породил во мне желания взвалить на себя поиск и дискредитацию сильного и непонятного врага, но, напротив, произвел впечатление совершенно плачевное. Ощущение провальности дела, в котором возможный риск зашкаливает далеко за все разумные пределы, опять охватило меня. Наверняка он считает, что эти электронные игрушки в руках бандитов сделаны по новым, неизвестным и секретным технологиям. Видимо, потому меня и выбрали.
   Я сказал Альвенслебену, что мы, вероятно, имеем дело с «электронной куклой», на что он резонно ответил, что такая версия проверялась. Страны, владеющие данной технологией – США и Израиль, – ревностно охраняют свои секреты. Слишком маловероятно, что кто-то из них продаст такой аппарат торговцу наркотиками. Но факт налицо. Главный афганский наркоторговец знает все, что касается его дел. Да и то, что произошло с группой захвата DЕA, не могло более ярко доказать существование в Картеле аппаратов ведения электронной войны самой последней модели, видимо, построенной на абсолютно секретных технологиях. Мне же предстояло выяснить, откуда ублюдок, виновный в смерти тысяч людей, достал эту методику, находившуюся на вооружении лучших армий мира.
   Была еще одна причина, о которой я не собирался говорить – во всяком случае, пока. Чем дальше уходили в прошлое события, тем острее я ощущал необходимость заполнить некую пустоту, поставить точку в неоконченном деле. Я снова не хотел заниматься оперативной работой, и такое случалось не впервые. Но в последнее время это нежелание стало невыносимо острым. Мне хотелось просто все бросить и исчезнуть. С Мариной конечно.
   Но пока что гораздо более важными представлялись текущие дела, и все сомнения пришлось отложить в сторону. Естественно, начинать расследование мне пришлось в Тель-Авиве.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация