А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ложный след. Шпионская сага. Книга 2" (страница 14)

   Глава 13

   Вена
   Явочная квартира ордена Хранителей
   15 января 2005 г., 22:30

   Несколько часов побродив по городу, привычно используя приемы ухода от слежки, я постучал в дверь знакомой мне квартиры. Открыл сам Альвенслебен. Как обычно, беседу со мной он начал с философской «разминки». Я с удовольствием слушал его, зная, что он приступит к делу, когда сочтет нужным.
   И действительно, примерно через полчаса он вдруг спросил, знакома ли мне тема наркотиков, пробовал ли я их когда-нибудь и что вообще о них думаю. Надо сказать, думал я про наркоту плохо. Сам никогда не употреблял, не приходилось, да и желания особого не было. Тогда старик вдруг принялся объяснять мне, почему Каббала категорически отвергает использование наркотиков, почему с этим надо бороться всеми доступными средствами.
   – Видишь ли, Леонид, – начал Альвенслебен ровным, убаюкивающим голосом, – наркоманы непритязательны, им кроме наркотика ничего не нужно. Они заняты только поиском дозы и в принципе никуда не лезут, и, скажем, объединиться в агрессивную организацию не способны. Почему же мы не позволяем таким же, как мы, людям получать не опасные для общества наслаждения? Очень часто наркоманы не имеют работы, ведь мы не можем предоставить им работу, ее порой и обычные-то люди найти не могут. Так почему же обществу не раздавать вместе с пособием по безработице и бесплатными обедами еще и бесплатные наркотики? Ведь это даст наркоманам возможность жить в более или менее сносных условиях, а не продавать за полцены оставшееся имущество или грабить и воровать? Ведь им такие асоциальные поступки нужны только для того, чтобы купить порцию наркотика, которой хватит на несколько часов…
   Почему мы не даем им наслаждаться жизнью так, как им хочется? Ведь свое наслаждение они получают не за наш счет. Стоимость наркотика тоже не так уж велика по сравнению со средствами, которые общество тратит на борьбу с наркоманией. Почему удовольствие от наркотика считается преступным и подавляется, а наслаждения, которые мы испытываем от далеко не всегда здоровых и благовидных занятий и поступков, общество поощряет? Ведь развлечения тоже отвлекают нас от истинных ценностей, в погоне за ними мы проводим жизнь, словно в забытьи. Суета сует… Вместо того чтобы в поисках настоящего наслаждения обратиться к духовному началу, мы ищем удовлетворения, постоянно меняя моду, стандарты, производя новые вещи и приспособления, чтобы не иссякало притягивающее нас море источников новых, сиюминутных наслаждений. Чем мы обладаем в этом мире?
   Как только человек достигает того, к чему стремился, он тут же должен увидеть перед собой следующую цель, ведь достигнутое утрачивает ценность сразу же, а без надежды на новое наслаждение, без погони за ним человек теряет желание существовать. Так не являются ли наши мода, стандарты, все то, за чем мы постоянно гонимся, тем же наркотиком? Чем отличается наслаждение наркотическое от наслаждения предметами нашего мира? Почему Творец категорически против наркотического наслаждения, но сквозь пальцы смотрит на другие наши шалости, часто развратные? И в соответствии с этим Его наставлением общество приняло законы против наркотиков, но не против материальных наслаждений, в конечном счете ни к чему хорошему не ведущих.
   Каббала объясняет это очень подробно. Наркотики запрещены потому, что они уводят человека от жизни, лишают его способности воспринимать ее удары. А ты ведь знаешь, что уроки судьбы есть средство нашего исправления. Как это ни странно, но именно в беде человек обращается к Творцу. Горе встряхивает человека, хотя, казалось бы, он должен отвернуться от Бога, пославшего эти страдания. А наркотики представляют собой носитель ложного наслаждения, не позволяющего человеку правильно воспринимать окружающую действительность.
   Я внимательно слушал старика, постепенно начиная понимать, к чему он клонит. Скорее всего, меня просто готовят к очередному заданию, связанному с наркотой. А философское введение зачем? Вывод напрашивался сам собой: так уж построен этот тайный орден – на философии. Идеология – их самая сильная часть.
   В конечном счете я оказался прав. Было для меня у Альвенслебена задание, и непростое. Закончив свое пространное вступление, старикан отдал мне папку с материалами о наиболее крупных картелях, занимающихся производством и перевозкой наркотических веществ из Афганистана и Латинской Америки в США и Европу. Но я ищу новое неизвестное оружие, при чем тут наркота? Когда начальство дает тебе материалы для ознакомления, нужно читать, а вопросы задавать потом.
   Пока я изучал полученные от Альвенслебена документы, он сидел за столом и просматривал какие-то бумаги. Задание, которое мне хотят дать, я понял. Но почему он сам пришел на встречу? И почему опять я ему нужен?
   И я спросил.
   – Видишь, Леон, – он снова заговорил негромко, но очень отчетливо, – такая организация, как наша, должна ограничиться минимальной бюрократической прослойкой. Хотя бюрократия по определению призвана защищать человека от системы, у нас введение правил и указов недопустимо. Воспитание наших людей подразумевает абсолютную верность, а подчеркнуто требовать выполнения приказов и инструкций в нашей службе неразумно. Ведь в конце цепочки находится агент, который в итоге может рассчитывать только на себя. Поэтому мы никогда не приказываем. Мы просим и подсказываем – если хочешь, инструктируем, – как нашу просьбу выполнить. Конечно, мы предоставляем в распоряжение агента все необходимые средства, чтобы он смог выполнить задачу наиболее эффективно и по возможности безопасно.
   У нас много разбросанных по всему свету филиалов, которые занимаются только сбором информации. Руководители таких групп помимо организационных возможностей обладают также хорошо развитой логикой и умением импровизировать, ведь нередко информация поступает настолько важная, что нужно действовать незамедлительно. В таком случае руководитель задействует оперативную группу. Таких у нас тоже много, и тоже по всему миру. Очень часто мы не даем событиям случиться, или, наоборот, подталкиваем то, что идет вяло. При этом нам нельзя раскрываться. Но все это абсолютно согласуется с основной нашей деятельностью по сохранению иудеев и направлению их на путь, определенный Богом. В этом народе еще много таких, кто пока не смирился со своей миссией. Выйти за рамки основных целей и провести операцию, подобную той, которую я попрошу провести тебя, могут только руководители.
   Опять операция… Я так и знал! Еле выбрался из России, даже отдохнуть как следует не успел, да и настроя на что-либо новое не ощущалось.
   В последнее время меня преследовали приступы плохого настроения, хотя ничего особенного не происходило. Все, что я делаю сейчас, я делал и раньше, и это не могло быть причиной постоянного уныния.
   Конечно, я скучал, и очень сильно, ведь Марина в Штатах, где ее готовили к заданию. Рафи не стал от меня ничего скрывать. Американское задание становилось продолжением карьеры Марины, а портить ей служебную биографию я не собирался. Судя по всему, она становилась самостоятельным агентом, что признали и психологи, и аналитики. Но я все равно скучал по ней.
   В общем, вроде бы я не бездельничаю, не так уж и устаю, а настроение все равно паршивое, причем с самого утра, потому что все время вижу плохие, даже кошмарные сны. Конечно, дурные сны бывают почти у каждого. Я знаю, что подсознание во время сна становится «командующим». Но то, что происходило со мной, начинало приближаться к границам допустимого. Особенно не давала покоя одна история, которую я иногда переживал дважды за ночь. Я отчетливо вижу, как два здоровых молодца берут меня за руки и вышвыривают за борт летящего на высоте около двух километров вертолета, и я лечу вниз, осознавая, что случится через несколько секунд…
   Поняв, что решить проблему бесконечных ночных кошмаров мне не удается, я отправился к рабби. Он первым делом успокоил меня, в который раз объяснив, что мы в этом мире находимся на исправлении. Все неприятности и несчастья, которые с нами случаются, – это наши экзамены и зачеты. Ни в коем случае нельзя озлобляться, не дай бог проклинать кого бы или что бы то ни было. И вообще, все, что с нами происходит, только к лучшему, ведь Бог дает нам то, что требуется для нашего духовного роста, хотя это не всегда совпадает с нашими желаниями.
   «Хорошо сказано, – подумал я. – А если тебя пытаются убить, причем это не удалось лишь случайно, я должен продолжать любить этого негодяя, а не отплачивать ему тем же?»
   А рабби продолжал:
   – Некоторым людям Господь специально посылает ночные кошмары. Любое переживание предназначено для очищения души, и важен сам акт переживания. Во сне абсолютно реально чувствуешь ситуацию, проживаешь ее, но когда наступает совсем уж плохой конец – просыпаешься. Мы думаем: какой ужас… А на самом деле все наоборот – грех отработали.
   Я уже не впервые вспоминаю объяснения рабби о кошмарных снах, но по-прежнему продолжаю их видеть. Видимо, Господь действительно относится ко мне особенно благосклонно – ведь таким путем я отрабатываю свои грехи почти каждую неделю…

   Глава 14

   Вена
   Явочная квартира ордена Хранителей
   15 января 2005 г., 23:00

   Я продолжал читать материалы об Афганистане и Латинской Америке. Похоже, талибы не особенно сопротивлялись присутствию и распространению наркотиков в их стране, а вот у латиносов некоторые попытки справиться с наркоторговлей, и даже результативные, наличествовали.
   Закончив читать, я захлопнул папки и посмотрел на Альвенслебена. Он ответил мне широкой дружеской улыбкой, и я понял, что в этот раз он вновь надеется на меня. Три года назад я стал его агентом, и как видно, не самым худшим. Конечно, я не рассказал ни Рафи, ни адмиралу Кею из ЦРУ обо всем, что узнал, а сообщил только о том, что просил рассказать Альвенслебен. Он сам попросил меня уговорить Рафи встретиться с ним; судя по всему, они тоже стали сотрудничать.
   Я понимал беспокойство старика. Конечно, американцы без раздумий употребят секретное оружие для достижения священных, с их точки зрения, целей. А это грозит смертью миллионам людей. Американцы вообще фанатичны в своей идее навязать демократию в их собственном представлении всему миру. Но какая демократия может быть в Ираке, в Саудовской Аравии или Сирии? Они же выросли на насилии! А Россия? Да и самим Штатам нужно ли сверхмощное оружие? Да и их демократия какая-то подозрительная.
   Безусловно, можно устраивать громогласные демонстрации, обвинять кого угодно в чем угодно, но если взять систему выборов в США… Да какая это демократия, если выигрывает меньшинство? Помню, как я развеселился, узнав про выборы по-американски. Оказывается, они выбирают не президента, а выборщиков. В каждом штате народ голосует за определенное количество людей, которые призваны воспользоваться голосами масс и выбрать того, кого им поручено. Но закон не обязывает выборщика проголосовать именно за того, на кого он получил мандат. И такие случаи уже были. Конечно, двести лет назад это имело смысл: большинство жителей Америки не умели ни читать, ни писать и поручали свои голоса тем, кто мог прочесть избирательный бюллетень. А сегодня-то ситуация иная! Но если в США ввести обычную систему голосования, принятую практически во всех нормальных странах мира, то республиканцы никогда не выиграют. Их меньшинство. В общем, штатовский опыт подходит не всем, а слушать кого-нибудь, кроме себя, они не хотят и не умеют. Что-то я отвлекся…
   Отдать новое оружие Моссаду? Израильтяне не так просты и логичны, как американцы, возможно, сразу не бабахнут, но особенно и не задумаются, ведь врагов у них хватает. Конечно, иудеи призваны вести все другие народы в духовный мир, но скорее всего к этому они пока не готовы. Жаль – хороший народ, главное – мой, и мне очень хочется помочь ему, ведь наше маленькое государство все время живет под угрозой уничтожения. Мало нам Египта с Сирией, которые и хотели бы, да ничего сделать не могут, так еще в далеком Иране к власти пришли аятоллы. Такие всегда против нас. Ненависть к нам у них в крови, с рождения, а их президент Ахмадинеджад открыто призывает стереть нас с лица земли. Так он зарабатывает зачетные очки у своих священнослужителей, ведь у власти они, а не он.
   Учитывая все это, Альвенслебен решил никому не выдавать секрет нового вида оружия и сообщил мне об этом решительным тоном, не вызывающим возражений. Хотя мы все равно не очень-то много знали, в основном только догадывались, о чем идет речь. Я проштудировал все существующие материалы о разработках нового оружия, но ничего конкретного не нашел. Ближе всего к нашим поискам лежали опыты Эйнштейна и Николы Теслы, но что именно произошло во время опытов Эйнштейна, когда он «искривлял время», точно никому неизвестно. Документы уничтожены, и сделал это Эйнштейн сам, когда изучил результаты своих опытов и понял, к чему они способны привести. То же произошло и с записями Николы Теслы. Этот гениальный ученый, намного опередивший время, в котором жил, скорее всего проводил опыты в ионосфере и сумел сконцентрировать энергию в луч. Осознав, к чему пришел, часть описаний опытов он уничтожил, а все, что осталось, забрало ФБР. Эти ребята, получив сообщение о скорой кончине знаменитого ученого, не дождавшись его смерти, собрали все его записи и увезли в неизвестном направлении. С тех пор никто не знает, что там было написано, хотя догадки остались. Похоже, Тесле удалось сконструировать прибор, переносящий энергию ионосферы на большие расстояния, и сконцентрировать ее в луч, по описанию очень похожий на тот, которым владела древняя иудейская армия. В то время она была непобедимой, но, потеряв этот луч, потерпела первое поражение. Возможно, американцам удалось восстановить изобретение Теслы в рамках программы «звездных войн», ведь с 1998 года США не считаются ни с кем – ни с союзниками, ни с противниками. Знающие люди утверждают, что с этого года у них на вооружении что-то новое, и это самый большой секрет правительства США. Ну, до этого секрета мне далеко.
   А пока я должен был выполнить очередное задание, которое, возможно, сделает мир чуть-чуть лучше. Прочитав документы, я решил, что мне поручат что-то связанное с наркотиками. Но меня ждала неожиданность.
   Увидев, что я закончил читать, Альвенслебен без всякого предисловия продолжил говорить, как всегда, энергично, подкрепляя сказанное массой фактов:
   – Ситуацию в Афганистане ты теперь знаешь превосходно, так что приступим непосредственно к делу. Надеюсь, тебе известны подробности недавнего инцидента, когда отряд спецназа DЕA – спецслужбы США, организованной для борьбы с распространением наркотиков, – вернулся после столкновения с боевиками в предместьях Лахора потрепанным до неузнаваемости?
   – Тот позорный эпизод, когда из десяти человек погибли четверо, остальные получили ранения, трое из них – тяжелые? Тогда много говорили об отваге вертолетчиков и группы прикрытия.
   – Судя по всему, ты хорошо знаком с этим делом.
   – В самых общих чертах… Так, из газет.
   Вообще-то я просматривал сайты практически всех спецслужб. Секретных материалов там не бывало, но полезных – много.
   – Хорошо, давай сверим наши данные. – Альвенслебен вздохнул. – Начальство негодовало: как такое могло случиться? Ведь ничего подобного никогда не происходило а самое главное – в принципе не должно было произойти.
   Первым делом обратились к показаниям очевидцев. Описания оставшихся в живых участников выглядели примерно одинаково – значит, достоверны.
   Когда до намеченной цели осталось около километра, в абсолютной тишине раздался сильный хлопок, по звуку похожий на разрыв пехотной мины. Один боец буквально разлетелся на куски. Впоследствии останки подорвавшегося солдата подвергли тщательному обследованию, которое показало, что взрыв произошел в области спины. Сначала, естественно, предположили, что он наступил на мину и в его рюкзаке сдетонировала взрывчатка. Его напарник тоже погиб, двое шедших впереди получили тяжелые ранения. Но давай проанализируем, что же там произошло на самом деле.
   От неожиданности солдаты замешкались, и тут же понабежала прыткая шушера из Картеля и с короткого расстояния обрушила шквал огня на попавших в засаду спецназовцев.
   Вертолет, вызванный по сигналу тревоги, прибыл очень оперативно, но приземляться пришлось уже под ураганным огнем противника. Силы прикрытия с ходу вступили в бой, боевиков удалось оттеснить, и появилась возможность приступить к эвакуации. На пробитом пулями вертолете забрали всех – и живых, и мертвых. Парни в прямом смысле слова рисковали жизнью, но дело сделали.
   Для подтверждения версии, принятой на тот момент практически всеми, кто так или иначе причастен к делу, на место столкновения выехал саперный спецотряд…
   Альвенслебен сделал паузу, а затем спросил:
   – И что ты думаешь?
   – Не нашли никаких признаков взрыва мины, – не раздумывая, выпалил я.
   – Почему ты так решил?
   – Естественный ход мысли в соответствии с тоном и духом повествования.
   – Да-да… – Похоже, Альвенслебен немного устал. – Конечно, место могли затоптать боевики, они же непременно орут, прыгают от радости и палят в воздух, если им удается уничтожить хотя бы одного солдата. Для них гибель противника – подарок небес…
   Но все не так просто, как хотелось бы. В описываемой ситуации не может не возникнуть вопрос: имеем ли мы дело с несчастным случаем или отряд напоролся на хорошо замаскированную засаду? Неожиданность и быстрота появления противника свидетельствуют в пользу второго варианта. Но если признать существование засады, то вполне резонно предположить, что заряд мог быть взорван в рюкзаке солдата. Ты понимаешь, что это значит и как далеко может завести подобная версия?
   Давай-ка вернемся к событиям, которые понять и расшифровать совсем непросто. Если речь может идти о точном попадании во взрывчатку, то почему ни один из очевидцев не упомянул о звуке, предшествовавшем взрыву, или о радиосигнале, посланном с небольшого расстояния? Ведь такие отряды снабжены соответствующей аппаратурой, и любой радиосигнал, любая волна в радиусе нескольких километров от их местоположения фиксируются. А вот дальше получается совсем уж плохо.
   Отряд – из самых засекреченных, кандидаты проверяются до четвертого поколения. Группы относительно маленькие, по десять человек, почти все время находятся вместе. До последней минуты будущие участники не знали истинной цели акции: им было сказано, что готовится захват одного из командиров отряда Картеля, который базируется в деревне в районе Лахора. И больше ничего. Все это вместе взятое исключает предположение о возможном предательстве в отряде.
   – А что с окружением, со всеми, кто так или иначе вовлечен в подготовку?
   – Все причастные к операции – выходцы из той же части. Поиск среди этих людей малоперспективен. Тебе должно быть известно, что их воспитание с самого начала строится на спасении своих любой ценой, даже ценой собственной жизни, хотя подозрений не избежали и они. Что же касается более дальних, второго, третьего и четвертого круга участников, то все проверены самым тщательным образом. Я имею в виду и регулярную проверку, проводимую раз в полгода на «Полиграфе», и специальную, организованную в связи с трагическими событиями, ведь DЕA – спецслужба с четко определенным кругом обязанностей. Проверку проводили спецы из министерства юстиции. Ничего особенного от нее не ждали, что, собственно, и подтвердилось результатами. Кроме того, что на свет извлечены некоторые подробности, о которых иной раз лучше и не знать.
   – Можно полюбопытствовать, какие, например?
   – Если хочешь, пожалуйста, но не думаю, что тебя это заинтересует.
   Моя ироническая улыбка говорила об обратном. Тогда Альвенслебен продолжил:
   – Стало известно, кто в последние два года наделал долгов, запутался с бабами и так далее. Среди ребят оказались и любители ночных клубов или забав с проститутками, но все это укладывается в пределы принятых правил.
   – Если все проверено-перепроверено, почему так уж обязательно нужно кого-то подозревать? – резонно поинтересовался я.
   – Тут-то мы с тобой и подошли к самому главному. – Альвенслебен тяжело вздохнул, на его лице явно прочитывалась серьезная озабоченность. – Все определяется заданием, которое должен был выполнить отряд.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация