А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брачная афера" (страница 1)

   Энн Херрис
   Брачная афера

   Пролог

   – Проклятье! Я устал от твоих проделок! – обрушился граф Хартингтон на своего внука. – Но последний поступок просто переходит всякие границы. Ты опозорил нашу семью.
   – Простите меня, – смиренно пробормотал виконт Люк. Он выглядел потерянным. – Вы вообще не должны были ничего узнать. Роллинсон поступил очень глупо и подло, рассказав вам об этом, сэр.
   Граф был высокого роста и худ, как скелет. Но в его осанке чувствовалась военная выправка. Он сурово сдвинул седые брови:
   – Значит, ты отрицаешь тот факт, что соблазнил замужнюю женщину?
   Люк даже не знал, что ответить. По правде говоря, он действительно не помнил, соблазнил Адрину Роллинсон или нет. Люк вообще смутно помнил тот вечер. Проснувшись утром, он обнаружил рядом прекрасную обнаженную женщину и был немало удивлен. Но не успел ничего сообразить, ибо во флигель ворвался разгневанный муж и потребовал объяснений.
   – Честно говоря, я не помню, как это случилось, сэр.
   – Как прикажешь это понимать? – воскликнул граф. – Ты меня поражаешь, Люк! Твой дикий, необузданный нрав перечеркивает все положительные качества, свойственные твоей натуре. И ты в очередной раз это доказал. Напрашивается единственно возможный вывод: если ты не в состоянии вспомнить о близости с такой потрясающей красавицей, как Адрина Роллинсон, следовательно, был мертвецки пьян.
   – Да, это действительно так. Никогда еще я так не напивался, – ответил Люк. – И именно поэтому думаю, что просто не в состоянии был в ту ночь предаваться любовным утехам. И уж тем более с такой женщиной, как Адрина. Не хочу утверждать, что она лжет, но сомневаюсь, что все так и было.
   – Значит, ты обычно вступаешь в связь с женщинами, напиваясь до невменяемости?
   – Не понимаю, о чем вы, сэр, но, уверяю вас, я никогда не совершал поступков, за которые потом было бы стыдно.
   – Неужели? Я слышал, ты купил дом для своей любовницы. Если не ошибаюсь, в Хэмпстеде. – Граф презрительно скривил губы. – Ты – позор нашей семьи. Слава богу, твои родители умерли и не знают, каким ты стал.
   – Если бы они были живы, то, возможно, я бы не стал таким.
   – Ты считаешь, что в этом виноват я? Неблагодарный щенок! – Глаза графа потемнели от гнева. – Я отрекаюсь от тебя. Я хотел тебя сделать своим единственным наследником. Правда, передавать недвижимость я могу только по женской линии, но своим состоянием имею право распоряжаться так, как мне заблагорассудится. Теперь я переменил свое решение. Я все завещаю кузену. Надеюсь, он восстановит доброе имя нашей семьи.
   – Случайно, не Горацио Харту? Надеюсь, он вас не разочарует, сэр. – Люк тоже начал закипать. – Счастливо оставаться. Я больше не побеспокою вас своим присутствием.
   – Я вовсе не имел в виду, что ты должен уйти.
   – Мне больше нечего здесь делать. Вы никогда меня не любили, сэр. Я часто совершал ошибки и не отрекаюсь от этого. Но я никогда не был тем негодяем, каким вы привыкли меня считать.
   – Вернись! – раздраженно воскликнул граф. – Ты должен меня выслушать. Я хочу дать тебе еще один шанс. Но для того, чтобы заслужить мое прощение, ты должен жениться на девушке из приличной семьи с хорошими манерами, умеющей вести себя в высшем обществе. Я хочу передать свой дом достойной наследнице.
   Люк повернулся и направился к двери. Он уже было собирался сказать, что женитьба – его личное дело и он сам намерен выбрать себе невесту, как услышал странные звуки. Повернувшись, Люк увидел, что его дедушка упал на колени и стал задыхаться. А мгновение спустя тяжело осел на пол.
   – Дедушка! Я позову на помощь, – взволнованно произнес он, но, поняв, что на это нет времени, бросился к старику. Он положил его на спину и увидел, что щеки графа страшно, почти до синевы, побледнели. Люк ослабил узел его накрахмаленного галстука. С трудом удалось нащупать пульс, он был очень слабым. Некоторое время Люк стоял, не зная, что предпринять. Потом неожиданно вспомнил, как один ветеринар приводил в чувство породистого жеребенка, у которого был похожий приступ. Люк открыл дедушке рот, чтобы проверить, не застряло ли что-нибудь в горле. Затем принялся делать искусственное дыхание. Он повторил эту процедуру трижды. Наконец щеки графа слегка порозовели, но Люк не был уверен, что опасность окончательно миновала.
   Услышав позади себя чей-то голос, Люк вздрогнул.
   – Ничего страшного, милорд. У его светлости просто очередной приступ. Скоро он придет в себя.
   – Это выглядело так жутко. Я думал, он умирает.
   – С ним иногда такое случается, сэр. Кратковременные приступы, происхождение которых не может объяснить даже доктор.
   – Но почему мне никто ничего не сказал? – Люк встал. Лицо графа приобрело вполне здоровый цвет.
   – Его светлость просто не хотел вас расстраивать, сэр.
   – Упрямый осел… – начал Люк, но замолчал, увидев, что граф окончательно пришел в себя, открыл глаза и в недоумении смотрит на них.
   – Не стой как истукан. Лучше помоги мне, Маршал, – пробормотал он.
   – Вы должны были сказать мне о том, что больны, дедушка.
   – Все это ерунда. И, как ты изволил видеть, я уже в полном порядке.
   Люк вместе с дворецким помогли графу встать и подвели его к массивному стулу красного дерева. Люк почувствовал, как дрожит тело дедушки, каким он стал худым и хрупким. Когда же это случилось? И почему он так долго этого не замечал?
   – Простите меня, сэр. Если бы я только знал, как вы больны…
   – Что я слышу? Ты, кажется, решил изменить обо мне свое мнение? И даже надумал наконец исправиться? – Глаза старика блеснули. – Ты собираешься мне уступить? Тогда вперед. Ты помнишь мои условия. Женись, чтобы я мог кому-нибудь оставить свой дом.
   – Мне очень жаль, что вы больны, но я не привык давать невыполнимых обещаний. Однако постараюсь исправиться. Обещаю больше никогда не напиваться до беспамятства и не приближаться к женщинам в таком состоянии.
   – Этого недостаточно, – резко проговорил граф. – А теперь уходи и, пока не найдешь себе достойную жену, не возвращайся.
   – Дедушка, но это нечестно, – слабо запротестовал Люк. Он не решался сказать что-то более резкое, так как все еще был под впечатлением от приступа графа.
   – Пока ты не дашь мне обещания жениться на девушке из высшего общества, я не дам тебе ни пенни. Недавно я разговаривал с юристами и узнал, что имею полное право лишить тебя наследства.
   – Я не могу этого сделать, сэр. У меня есть обязательства…
   – Перед твоей любовницей? Ну, тогда выбор за тобой, Люк. По закону я имею право контролировать твои доходы до тех пор, пока тебе не исполнится тридцать. Раньше мне это даже в голову не приходило, но теперь я могу воспользоваться своим правом. Я хочу, чтобы ты нашел мне наследницу как можно скорее. Кроме того, ты должен подарить мне правнука. Если ты женишься в ближайшее время, то я успею его увидеть. Отвернешься от меня – останешься нищим. Остепенись, наконец, чтобы я мог тобой гордиться.
   Люк не знал, что сказать. Губы его недовольно скривились. Если бы не этот приступ, Люк не задумываясь послал бы деда ко всем чертям. Но, несмотря на жестокие слова, вздорный старик для него много значил. Его очень обеспокоила болезнь дедушки.
   – Я бы хотел все хорошенько обдумать, сэр.
   – Да, конечно, тебе понадобится время. И не только на раздумья, но и на поиски будущей жены. Найти достойную женщину не так-то просто. Но не затягивай с этим, Люк. Думаю, жить мне осталось не больше года. А теперь оставь меня.
   Слегка кивнув, Люк вышел. Гнев клокотал в нем. Он в остервенении сжимал кулаки, не замечая, что ногти больно впиваются в ладони.
   Он твердо решил разорвать с дедом и никогда к нему не возвращаться. В ближайшее время обратиться к юристам, чтобы узнать, обманул его старик или нет. Если граф сказал правду, его ждала незавидная участь. Но Люк дал обещание своему лучшему другу, и ничто не могло заставить его нарушить слово.

   Глава 1

   Роксана огляделась, напряженно прислушалась, стараясь понять, нет ли за ней погони. Но из чащи доносилось лишь щебетание птиц, перелетавших с ветки на ветку, и сопение какого-то зверя. Она совершенно не думала об опасностях, подстерегавших ее в лесу, боялась только своих преследователей, которые могли догнать ее и силой возвратить в лагерь.
   Уже несколько часов Роксана шла без остановки, без отдыха. Она проголодалась и очень устала. Но зато теперь была уверена, что никто ее не преследует. Наконец-то можно было сделать привал и поесть. Роксана положила узелок на землю, расстелила платок, достала хлеб, сыр и вяленые фрукты. У Софии всегда был немалый их запас: она считала, что сушеные финики, фиги и абрикосы – хорошее подспорье зимой, когда нет свежих фруктов.
   Как же ей не хватало Софии! После смерти подруги Роксана осталась совершенно одна. Теперь о ней некому было позаботиться. Да и самой Роксане больше некого было любить. Это обстоятельство удручало, пожалуй, сильнее всего. В последние месяцы жизни София так ослабела, что не могла обходиться без посторонней помощи. Роксана трепетно ухаживала за ней, отдавая всю свою душу. И вот ее любимой подруги не стало.
   Роксана вытерла подступившие к глазам слезы, поднялась и собрала оставшуюся еду в свой узелок. София выступала в труппе странствующих актеров. Она фактически заменила Роксане мать. Даже имя дала ей сама.
   – Если со мной что-нибудь случится, уезжай в Лондон, – говорила она Роксане за несколько дней до смерти. – Ты очень талантливая актриса, дорогая, сможешь стать богатой и знаменитой. Но, Бог даст, тебе посчастливится встретить обеспеченного знатного мужчину и стать настоящей леди.
   Роксана горько заплакала, умоляя не говорить о скорой смерти. Но когда София умерла, Роксана поняла, что не может больше оставаться в труппе бродячих актеров, хоть и прожила с ними последние пять лет. Роксане угрожала опасность. Ей нужно было во что бы то ни стало сбежать, пока он не вернулся в лагерь.
   Она долго думала и наконец решилась идти в Лондон пешком, хотя и не была уверена, что у нее хватит сил. Это был долгий и тяжелый путь, который мог занять несколько дней или даже недель. По дороге в столицу Роксане придется как-то зарабатывать себе на пропитание.
   Ее невеселые мысли прервал громкий крик, а спустя мгновение из-за деревьев выскочила лошадь в упряже, но без седока. Поводья свободно болтались. Роксана поняла, что наездник упал с лошади.
   Не отдавая себе отчета, девушка бросилась на крик. Несколькими ярдами далее она обнаружила лежащего на земле мужчину. Он был бледен, глаза закрыты. В какой-то момент Роксане показалось, что он мертв, и ее сердце сжалось от ужаса. Бросив свой узел, она опустилась на колени и легонько коснулась его лица. Кожа теплая, он дышит. Роксана облегченно вздохнула. Видимо, упав с лошади, незнакомец просто потерял сознание.
   Немного поколебавшись, она сняла с его шеи белый платок, вынула фляжку с драгоценным запасом воды, смочила ткань и приложила к лицу мужчины. Губы его слегка шевельнулись, и он застонал. Открыв глаза, незнакомец с удивлением посмотрел на Роксану.
   – Что случилось? – пробормотал он. – Кто вы?
   – Меня зовут Роксана. А вы, вероятно, упали с лошади. Я услышала ваш крик, а потом увидела лошадь: она выбежала из лесу.
   – Все случилось из-за лисы, – объяснил незнакомец и сел. Его темно-серые глаза смотрели на нее с любопытством. – Лиса бросилась под ноги моей лошади. Я пытался остановиться, но, так как скакал слишком быстро, ничего не вышло: глупая лошадь испугалась и понесла.
   – В этом нет ничего удивительного. Лошади нервные создания, сэр. И вы сами виноваты. Вам не следовало так нестись.
   – Да, черт возьми, наверное, вы правы. – Незнакомец прищурился и с подозрением взглянул на Роксану. – Но что делает такая приличная леди, как вы, в лесу одна-одинешенька?
   Роксана задумалась, как поступить: рассказать ему правду или это слишком рискованно? Ведь она совсем его не знала, а мир полон опасностей.
   По всему было видно, что человек этот из высшего общества. А София предупреждала, что дворянам доверять нельзя и вести себя с ними очень осторожно.
   – Я путешествовала в труппе странствующих актеров, – наконец сказала она. – Но недавно решила уйти от них. Сейчас я направляюсь в Лондон. Хочу найти там работу в каком-нибудь театре.
   – Неужели? – Он все еще с сомнением на нее посматривал. – Кажется, у вас есть вода, мисс Роксана. Не дадите ли мне попить?
   – Я уже и так истратила немало воды, чтобы привести вас в чувство. Но можете сделать несколько глотков. – С этими словами Роксана протянула ему керамическую фляжку. Мужчина с жадностью к ней приник. – Пожалуйста, оставьте и мне хоть немного. Возможно, я еще долго не смогу найти ручей, чтобы заново наполнить флягу.
   – Я видел ручей неподалеку отсюда, – ответил незнакомец. – Но если вы действительно направляетесь в Лондон, то движетесь совсем не в том направлении.
   – О! – воскликнула Роксана, нахмурившись. Незнакомец между тем возвратил ей флягу. – А вы можете… – Роксана прервала себя на полуслове, потому что мужчина закричал от боли, попытавшись встать. Он пошатнулся и, конечно, упал бы, если бы Роксана его не поддержала. – Что у вас болит?
   – Правая нога, – простонал он. – Вот здесь, в лодыжке. Мне кажется, она сломана. Если я сяду, вы сможете разуть меня?
   – Думаю, это неразумно, сэр. Если ваша нога действительно сломана, то нужно разрезать сапог, а не пытаться стянуть его. И это должен сделать врач. София смогла бы вылечить вас, но, в отличие от нее, у меня совсем нет подобных навыков.
   – Кто такая София? Она тоже здесь, с вами?
   – София была моей лучшей подругой. Но недавно она умерла.
   – Мне очень жаль, – пробормотал незнакомец. Лицо его побелело от боли. – У меня есть нож. Режьте чертовы сапоги и обвяжите лодыжку моим шейным платком. Это поможет мне, пока мы не найдем доктора в какой-нибудь гостинице.
   – Мы? Вы думаете, что я пойду с вами?
   – А вы думаете, что я смогу добраться куда-либо самостоятельно? Как вы себе это представляете? Или собираетесь бросить меня в лесу одного?
   – Ваша напористость здесь неуместна, сэр. Если вы сядете, я попробую выполнить вашу просьбу. Я и не собиралась бросать вас.
   Незнакомец сердито прищурился, едва сдерживая раздражение, и надменно поджал губы.
   – Вы разговариваете как настоящая леди. А говорили, что простая актриса. Должно быть, вы очень неглупая девушка.
   – София всегда утверждала, что с моими манерами я могла бы сыграть хоть саму королеву, – сказала Роксана, помогая ему сесть удобнее, чтобы попытаться перевязать ногу. – Когда-то в молодости София была куртизанкой, и ее посещали любовники из высшего общества. Так что, я думаю, она хорошо разбиралась в таких вещах.
   – Интересная у нее была жизнь, не правда ли?
   – Во всяком случае, человеком она была просто замечательным. – Роксана помолчала. Она не знала, рассказывать ему о Софии или нет. Наверное, все же не стоит доверяться первому встречному. – Мне кажется, что у вас сломана нога немного выше лодыжки. Вам будет очень больно, если я попытаюсь снять с вас сапог. Лучше его разрезать. Но разрешите ли вы разрезать такую дорогую кожу? Думаю, эти сапоги стоят целое состояние.
   – У меня есть еще одна пара. Режьте! – Незнакомец вынул из кармана серебряный перочинный ножик.
   – Думаю, у меня есть кое-что получше. – Развязав свой узелок, Роксана достала длинный тонкий кинжал. – Он очень острый и подойдет больше, чем ваш ножик.
   – Господи, зачем вы носите с собой такие опасные вещи?
   – Это просто необходимо любой женщине, путешествующей в одиночестве. Нужно же мне как-то защищать себя.
   – Всегда напоминайте мне об этом кинжале, когда я выпью и захочу соблазнить вас.
   – А вы часто соблазняете женщин в пьяном виде?
   Роксана насмешливо на него посмотрела, потом перевела взгляд на сапог. Его кожа плотно облегала ногу. Стараясь действовать как можно осторожнее, она принялась разрезать сапог на больной ноге. Пару раз ее пациент, не выдерживая, стонал от боли. А когда она стала снимать сапог, он и вовсе не смог сдержаться и закричал.
   – Проклятье! – воскликнул он, как только Роксана стала исследовать его ногу. – Господи, как больно!
   – Мне кажется, у вас действительно перелом чуть выше лодыжки, – сказала Роксана. – Открытой раны нет, но нога опухла. Надеюсь, большая кость не задета. В противном случае дела ваши плохи.
   – Если бы вы знали, как мне больно! – сердито проговорил незнакомец.
   – Понимаю. Но вам станет легче, когда я перевяжу ногу платком, смоченным остатками холодной воды. Это может предотвратить развитие опухоли. Хотя вообще-то я не врач, сэр. Лучше всего посадить вас на лошадь. Так вам проще будет продолжить путь.
   – Надеюсь, мы сумеем найти это чертово животное.
   – Не думаю, что лошадь ушла далеко. Как только закончу с вашей ногой, я поищу ее.
   – Значит, вы не оставите меня здесь одного? – Незнакомец сердито на нее посмотрел. Казалось, он действительно верил в то, что Роксана может отказать ему в помощи.
   – Я обещаю, что не оставлю вас здесь. Все мои вещи у меня в узелке. Чтобы вам было спокойней, я оставлю его здесь. Вы же понимаете, что за ним я не могу не вернуться? – Закончив перевязку, Роксана встала. – Отдохните, пока я ищу вашу лошадь.
   – А если вам не удастся ее найти?
   – Тогда я вернусь сюда и сама постараюсь помочь вам. Но, боюсь, без лошади нам с вами придется нелегко. Поэтому наберитесь терпения и подождите меня. Надеюсь, я не задержусь.
   – Проклятье! – процедил незнакомец сквозь плотно сжатые зубы. – Да вы просто железная леди. Мне кажется, ваши родители были знатными людьми.
   – София всегда говорила, что у меня благородное происхождение, – улыбнулась Роксана. – Как бы там ни было, я не оставлю вас здесь одного, сэр.
   Роксана направилась на место своего привала, где и нашла лошадь. Перепуганное животное било копытами по земле, временами замирая, словно в ожидании, что вернется хозяин и они вместе двинутся в путь. Роксана надеялась, что лошадь не пострадала, ведь ей нужно было везти не только незнакомца, но и Роксану и ее вещи.

   Проклиная все на свете, Люк сунул руку в карман и вытащил фляжку, наполовину наполненную бренди. Нога его горела огнем, а Роксана все не возвращалась. Люк решил, что, если девушка не появится в ближайшие пять минут, он сам отправится искать помощь. Если не обращать внимания на боль, то вполне можно добраться до какой-нибудь фермы или хижины лесоруба. Люк уже предпринял было попытку подняться, когда услышал какой-то шелест и спустя минуту увидел Роксану, ведущую под уздцы его лошадь.
   – А я уж думал, что вы решили бросить меня здесь одного, – с напускной обидой проговорил Люк. – Вас не было очень долго.
   – Ваша лошадь ни за что не хотела идти с незнакомым человеком. Немного нервничала сначала, но потом мы с ней подружились.
   С этими словами Роксана подвела лошадь к Люку.
   – Думаю, она сможет выдержать нас с вами и мою поклажу, сэр. Если нет, то я пойду рядом с вами. Уверена, что в таком состоянии вы не сможете пуститься вскачь.
   – А вы дерзкая девушка, – нахмурившись, сказал Люк. Но потом не выдержал и рассмеялся. – Вы напоминаете мне мою тетю Доротею в молодости.
   – Неужели? Не знаю, радоваться мне такому сравнению или, наоборот, обижаться, ведь я никогда ее не видела, – сказала Роксана. – Вы в силах подняться на лошадь, если я придержу ее?
   – Вы можете радоваться тому, что я сравнил вас со своей тетей. Я просто обожал ее. Дайте мне руку, мисс Роксана. Мне нужно на вас опереться.
   Опершись на руку Роксаны, Люк с большим трудом смог подняться и встать на здоровую ногу. Ему стоило больших усилий дойти до лошади, а затем сесть в седло. Хорошо еще, что лошадь все время стояла неподвижно, высоко подняв голову. Лицо его заливал пот, но он невероятным усилием воли смог сдержать стоны. Роксана между тем закрепила поклажу, а потом с невероятной ловкостью, очень удивившей Люка, вскочила на лошадь и устроилась позади него.
   – Как легко это у вас получилось! – заметил Люк.
   – Я научилась править неоседланной лошадью, когда мне было всего тринадцать лет. Участвовала в театральном представлении, где мне нужно было запрыгивать на ходу.
   – Вы полны сюрпризов, мисс Роксана. У вас манеры настоящей леди, но благородные дамы моего круга не умеют делать ничего подобного.
   – Настоящая леди и не оказалась бы здесь, в лесу, когда вы упали, – напомнила Роксана. – Безусловно, меня нельзя назвать девушкой из высшего общества, каких вы привыкли видеть вокруг себя. Но я хотела бы, чтобы вы относились ко мне с уважением и вели себя прилично. Я честная девушка и не потерплю грубого обращения.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация