А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Великая война Сталина. Триумф Верховного Главнокомандующего" (страница 1)

   Константин Романенко
   Великая война Сталина
   Триумф верховного главнокомандующего

   От автора

   Вы, люди, не можете ни о чем говорить, не вынося тут же приговора: это безумие, это разумно, это хорошо, это плохо. А почему? Разве вы пытаетесь понять, почему совершен тот или иной поступок? Что вызвало его, что сделало его неизбежным? Если бы вы знали это, вы бы не судили так поспешно.
Гете
   Любая историческая эпоха в действительности всегда острее и колоритнее, чем это описано в беллетристических романах или исторических публикациях, а хитросплетения и катаклизмы реальной жизни интересней, запутанней и грандиознее того, что может изобрести самое изощренное авторское воображение.
   Однако по прошествии времени, с уходом современников, реальные события забываются, а роли их участников извращаются. Потомки начинают упрощать представление о минувших эпохах и их действующих лицах, сводя свое знание о них до нескольких десятков устоявшихся мифов. Одновременно каждое новое поколение, пытаясь переоценить выводы предшествующих, наносит на историческое полотно свой пласт красок, представляя этот процесс как переосмысление истины. Такое субъективное интерпретационное наслоение еще больше затеняет реальное существо фактов, причины и следствия поступков личностей, действовавших на исторической сцене.
   Н.М. Карамзин, готовя свой труд о Государстве Российском, в письме брату пишет: «Любители истории в новейшие времена украшали простые Нестеровы сказания, придумывали разные обстоятельства, делали пропуски и произвольные (в духе времени своего) вставки». Историк подчеркивает: в поздних публикациях существуют «грубые ошибки», «большей частью умышленные», сделанные «безо всякого соображения» переписчиками.
   Мысль, высказанная великим классиком, не нуждается в комментарии. Однако она справедлива не только для летописного времени. Но, пожалуй, ни одна историческая фигура не подвергалась такой умышленно лживой и агрессивной авторской интерпретации, как это произошло в отношении Сталина. В Советском Союзе этот процесс начался с пресловутого XX съезда КПСС, ознаменованного примитивным и подлым «докладом Хрущева», после чего, в угоду конъюнктурным соображениям, продажные писаки всех мастей стали уже не просто искажать факты – они начали переписывать историю заново.
   Факты выворачивались в банальные идеологические клише или лживые мифы. Последние наиболее живучи. В первую очередь в силу своей примитивности, не требующей ни хоть и умственного, но труда, ни самостоятельности мышления. Мифы легко усваиваются дураками. А опровержение их оказывается не столько трудным, сколько неблагодарным делом. Одним из самых подлых и навязываемых нынешним «агитпропом» мифов является ложь о том, что Великую Отечественную войну наш народ выиграл не благодаря, а вопреки Сталину.
   Никто из современников первой половины XX столетия даже приблизительно не мог себе представить масштабы и трагедийную глубину надвигавшейся Второй мировой войны.
   Но и с ее окончанием, четыре десятилетия публицистическая и беллетристическая литература многоголосо утверждала, что «Сталин не подготовил страну к войне с Гитлером»… И со временем «каждая кухарка» в нашем государстве знала: Красная Армия отступала до Москвы, потому что советские танки «горели как спички».
   Что это? Театр абсурда! Не подготовил, но победил… Миф «о горевших» танках (как это ни странно, запущенный в обиход профессиональными военными) был опровергнут лишь спустя десятилетия. И одним из первых, кто убедительно и не без сарказма разоблачил его в книге «Очищение», был автор фрондерски нашумевшего «Ледокола».
   Однако существует еще один и, пожалуй, самый устоявшийся миф. Победа в Великой Отечественной войне стала настолько убедительной, что в конечном итоге сложилось историческое и общественное заблуждение, будто бы она могла быть достигнута меньшими жертвами и в более короткие сроки.
   Кто это доказал? На каких действительных фактах базируется такое мнение?
   Таких фактов нет. Этот миф принимается на веру, как аксиома. Как слова из некогда модной песни, в которой хвастливо утверждалось: «Да, мы умеем воевать…» Но если «умеем», то почему, обладая превосходной техникой и многократным превосходством, бесславно и беспобедно «ушли» из Афганистана, не смогли за несколько месяцев «разобраться» с трудноразличимой на карте Чечней?
   Сторонники теории о возможности «иной» войны с Германией, отличающейся от той, которая произошла в действительности, не могут понять элементарной истины. Истины, которую во всей полноте продемонстрировала уже Первая мировая война: противостояния подобного масштаба выигрываются не отдельными удачными операциями, какими бы блестящими они ни были, не умением воевать, не талантливостью генералов или храбростью солдат.
   Мировые войны являются тотальным мерилом силы, всех экономических и человеческих потенциалов государств, всех нравственных и моральных ресурсов составляющего их населения. Очевидно, что в войне, начавшейся в 1914 году, проиграла как кайзеровская Германия, так и царская Россия, и последняя потерпела поражение не из-за желания большевиков «захватить» власть. Экономика и политическая система России, как и экономика и политическая система Германии, стран, несших основное бремя мировой бойни, не выдержали этой тяжелой ноши. Итогом такого надрыва и в той и в другой империи стали революции. Они смели монархические режимы, не способные управлять государствами и народами дальше.
   Сталин прекрасно осознал эту объективную закономерность. Да, в 1941 году Красная Армия отступала, а Победа стоила большой крови, огромного напряжения сил и ресурсов. Но стратегический перелом произошел не в Московской или Сталинградской битвах; это грандиозные, но частные события великой битвы.
   Действительный закат войны начался только в середине 1943 года, когда Гитлер уже истощил свои экономические и людские ресурсы, а у Сталина они оставались и даже прибывали по уровню вооружения. Для того чтобы измотать, а затем окончательно обескровить немецкую военно-экономическую машину, понадобилось еще два года и все, вместе взятые, как проигранные, так и победные сражения Красной Армии на всем протяжении войны.
   Говоря иначе, для Советского государства 1943 год разделил войну на равные периоды: два года обороны, два – наступления. Но, даже получив тяжелую рану в Курской битве, «зверь» уползал, отчаянно сопротивляясь, а высадка в середине следующего года союзников в Нормандии лишь незначительно ускорила его гибель.
   Сталин стал ключевой фигурой этой грандиознейшей и тяжелейшей в истории человечества битвы. Он был больше чем просто полководец, государственный деятель или политик. В великом противостоянии стран и народов именно Сталин сумел учесть и изменить совокупность всех сложившихся обстоятельств. Избавивший страну и мир от нашествия фашизма, именно он стал организатором Победы всего человечества. Это великолепно понимали современники по ту и другую сторону фронта.
   Кстати, странно, но никто из историков не задумался над тем, что в закончившемся столетии Сталин выиграл как минимум четыре войны. «Нет, – возразит просвещенный читатель, – три: с Финляндией, Германией и Японией» – и не назовет четвертую. Войну, которую Вождь «выиграл» одним росчерком пера своего министра иностранных дел на знаменитом пакте Молотова – Риббентропа. Результатом этой «бескровной» войны стало присоединение к Советскому Союзу западных территорий. То была блестящая победа!
   Готовясь к будущей войне и ведя страну к Победе, которая определила дальнейшие пути развития человеческой цивилизации, Сталин сконцентрировал в своих руках все: управление экономикой и армией, промышленностью и сельским хозяйством, фронтом и тылом, государственной машиной и дипломатией. Он действительно стал Генералиссимусом Победы.
   Константин Романенко
   Бад Харцбург. Германия.

   Глава 1
   Международная политика

   Спрашивается, почему буржуазные государства должны относиться к Советскому социалистическому государству более мягко и более добрососедски, чем к однотипным буржуазным государствам?
И.В.Сталин.
   Доклад на Пленуме ЦК ВКП(б).
   1937 г.
   Теплое летнее утро воскресенья 22 июня 1941 года, взорванное взрывами десятков тысяч бомб, обрушившихся на безмятежно спящие города, на долгое время для каждого советского человека разделило действительность на два понятия – до и после войны. Казавшаяся отдаленной, война обрушилась на страну сметавшим все ураганом. Рушились города и села, ломалась привычная устоявшаяся жизнь, с будничными заботами и мелочными житейскими проблемами, коверкались судьбы людей, унося в невозвратное никуда родных и близких. Миллионы из них не дожили до этого страстно ожидаемого и представляемого невероятно счастливым… «после».
   И когда это время наступило, прорвавшись через мембраны репродукторов перезвоном кремлевских курантов и магическим словом «Победа», никто всерьез не задумался, что война могла иметь совершенно иное завершение. Да, страна и ее народ, пройдя через неимоверные страдания и принеся на алтарь войны невосполнимые жертвы, разгромили агрессора.
   И от этого Победа, к которой «шли четыре года», воспринималась как нечто само собой разумеющееся, она стала настолько убедительной, что трудно было даже представить, что триумфальной Победы могло и не быть.
   Между тем Гитлер искренне был уверен, что после первых недель боев «русские пойдут на капитуляцию вследствие развала строя». После разгрома Франции он сказал Кейтелю: «По сравнению с французской кампанией поход против России будет просто игрой на ящике с песком».
   И если бы случилось так, что тогда ожидало побежденные народы? Имперский министр вооружений Альберт Шпеер отбыл в 1966 году двадцатилетний срок заключения по приговору Нюрнбергского трибунала. Выйдя из тюрьмы и поселившись в старинном Гейдельберге, на вилле за рекой Неккер, он так рассказывал о перспективах, которые виделись Гитлеру после его победы:
   «Однажды он при мне говорил Герингу, что с русскими (русскими в «цивилизованной» Германии называют всех людей, проживающих на территории России. – К. Р.) надо обращаться «как с неграми из примитивных племен». Мол, надо лишь предложить им бусы и спички, и они понесут немцам зерно, масло и яйца». Впрочем, на этот счет в германском руководстве были и другие планы.
   И на «бывшей» советской земле хватило бы места для концлагерей с крематориями, где со сладким от запаха человеческого пепла дымом растаяла бы не только память о наших предках, но и их гены, взошедшие в нас, послевоенном поколении. И гены наших детей и внуков, – и внуков наших внуков. Мы бы просто не родились…
   Сколько неродившихся детей унесла горбачевская «перестройка» и ельцинская «демократизация»? Убила без всякой войны, просто не дав совершиться их зачатию. И, поднимая камень, чтобы бросить его в Вождя, задумайся, читатель. Ведь камни бросали и в сына Бога.
   И не следует ли молящимся в храмах за своих родных и близких поставить свечу в память о человеке, благодаря трудам и делам которого мир не сгорел в пожаре грандиозной бойни, а мы имели возможность явиться на свет. Но вместо благодарности мы отобрали даже имя у города «Сталинград», ставшего символом Победы для европейских народов.

   Со второй половины минувшего столетия в Советском Союзе прочно утвердилось мнение: в Великой Отечественной войне победил народ. Правда, при этом неизменно подчеркивалось – под руководством партии. В Федеративной Республике Германии с такой же убежденностью средства пропаганды утверждают, что немецкий народ потерпел трагическое поражение в авантюре Второй мировой войны по вине Гитлера. И каждый бюргер твердо знает, что от диктатуры Гитлера народ спасли США.
   Но так ли это? Известно, что любую войну нельзя рассматривать в отрыве от предшествующего периода. Уже хотя бы потому, что, как давно сформулировал немецкий военный теоретик Карл фон Клаузевиц, война – это то же продолжение политики, только иными средствами.
   А накануне Второй мировой войны международная политика была невероятно сложной, запутанной и напряженной. Напомним только о двух событиях, предшествовавших началу войны. Первое: только с 1933 года, после установления дипломатических отношений с США, состоялось признание Советской России большинством капиталистических стран, и в сентябре 1934 года Советский Союз вступил в Лигу Наций. И второе: приход Гитлера и его национал-социалистской партии к власти в 1933 году не вызвал у «цивилизованных» стран Запада той реакции категорического неприятия, которая проявилась при создании Советского правительства в России.
   Уже спустя неделю после обретения властных полномочий Гитлер многообещающе заявил правящему кабинету, что ближайшие 4—5 лет пойдут на перевооружение и расширение вооруженных сил. Это представлялось в качестве националистской программы, направленной на ликвидацию Версальских соглашений. Практическую демонстрацию своих намерений Гитлер осуществил позже, приложив усилия для возвращения Саарской области, отторгнутой по условиям Версальского договора. Считается, что с этого момента и до начала Второй мировой войны лидеры стран Запада вели себя во взаимоотношениях с Гитлером как робкие и запуганные школьники перед распоясавшимся и все более наглеющим хулиганом.
   Это неверно. Англосаксы почти открыто покровительствовали Гитлеру. Когда 9 марта 1935 года Берлин объявил, что германские военно-воздушные силы уже существуют, а после непродолжительной паузы было заявлено о намерениях ввести в стране воинскую обязанность и создать армию численностью 550 тыс. человек в мирное время, лидеры правительств Европы спокойно проглотили эту неприятную пилюлю.
   И хотя Британия и Франция выступили с официальным протестом, однако они не предприняли совершенно никаких шагов, чтобы подкрепить его реальными действиями. Это придало Германии уверенность, а после прибытия британского секретаря по иностранным делам вместе с Энтони Иденом в Берлин уже сам их вояж рассматривался как триумф немецкой дипломатии. На этой встрече Гитлер заявил, что своим перевооружением Германия оказывает большую помощь Европе, защищая ее от коммунистической угрозы.
   В самой Германии заявление, аннулирующее условия ненавистного Версальского договора, было встречено взрывом патриотического энтузиазма. На фоне народной эйфории Гитлер успокаивающе демонстрировал свое «миролюбие», но вместо многосторонних договоров Германия предложила всем своим соседям двусторонние пакты о ненападении.
   Эта политика двусторонней дипломатии позволила Гитлеру добиться от британского кабинета министров согласия на перевооружение германского военно-морского флота, о чем англичане почему-то не поставили в известность Францию. В результате страны Антанты – Великобритания и Франция, – победившие в минувшей войне, оказались разобщены. Они не нашли сдерживающей позиции и после того, как, начав войну с Эфиопией (тогда называвшейся Абиссинией), Муссолини овладел в 1936 году стратегически важными землями Африканского Рога.
   Вступление СССР в Лигу Наций формально означало конец изоляции, длившейся с 1917 года. Однако пакт о взаимопомощи Советского Союза с Францией, подписанный в мае 1935 года, скорее носил символический характер, чем узаконил реальное содружество. Приход в правящий кабинет в 1936 году во Франции «правительства народного фронта» во главе с премьер-министром социалистом евреем Леоном Блюмом не изменил теплоты отношений. Наоборот, Франция стала еще более стремиться к сближению с Берлином.
   Эфиопская авантюра Италии способствовала реализации идеи Гитлера об аннексии Австрии. Первоначально он воспользовался ситуацией для ремилитаризирования Рейнской области. Приказ германской армии был отдан 2 марта 1936 года. Исполнение его было назначено на субботу 7-го числа с расчетом, что выходные дни отсрочат любое возможное противодействие.
   Планируя эту самовольную акцию, Гитлер ничем не рисковал даже в случае ее неудачи. Введенные в Рейнскую область немецкие войска состояли только из одной дивизии. Правда, уже в самой зоне к ней присоединились четыре дивизии вооруженной полиции. Но Гитлер не ошибся в другом. В надеждах на попустительство. Робкие протесты Лондона и Парижа встретили ответ: немцы не нарушили французской границы, а лишь заняли «собственный огород».
   Продемонстрировав нации свою удачливость, Гитлер стал набирать козыри. В марте 1936 года он распустил рейхстаг, и в последовавших выборах из 45% избирателей 98,8% проголосовало за нацистскую партию. Народу импонировал дерзкий отказ от Версальского договора, а у предприимчивых Муссолини и Гитлера появились подражатели. Летом 1936 года в Испании вспыхнул правый мятеж против избранного в феврале левого республиканского правительства. Возглавивший его генерал Франко с помощью немецкой и итальянской авиации перебросил свои соединения через Гибралтарский пролив. Уже к концу первой недели августа в Испании действовал передовой отряд германских экспедиционных сил.
   Осенью немецкий контингент в армии мятежников насчитывал 10 тыс. человек, включая легион «Кондор», в состав которого входили восемь эскадрилий, бомбивших республиканцев, в том числе и баскский город Гернику. Однако намерения Франко взять в ноябре Мадрид закончились провалом.
   Сталин отреагировал на эти события взвешенно и адекватно. Но чтобы не допустить возрождения образа «экспортера революции», официально присоединился к остальным странам (как и Германия с Италией), заявив о поддержке «Соглашения о невмешательстве». Вместе с тем в Мадрид была направлена советская военная миссия, состоявшая из многочисленных сотрудников.
   Официально считалось, что общее число советских граждан, принявших участие в испанских событиях, не превышает двух тысяч человек, большая часть из которых служила в штабах или в качестве военных инструкторов. Но нельзя забывать, что зимой 1936/37 года большинство республиканских «советских самолетов пилотировалось русскими, и наступление, отбросившее националистов от Мадрида», начавшееся 29 октября, осуществлялось советскими танками, управляемыми советскими танкистами. Русские военные советники и Интербригады внесли порядок и дисциплину в ряды республиканской армии и сыграли главную роль весной 1937 года в сражениях под Харамой и Гвадалахарой.
   Сталин никогда публично не заявлял об оказании помощи Испанской республике. Исполком Коминтерна в декабре 1936 года указывал: «Защита демократической парламентской республики, республики Народного фронта, которая гарантирует права и свободы испанского народа… дело мира и общее дело всего передового и прогрессивного человечества».
   Осторожность Сталина объяснялась еще и тем, что он не питал иллюзий в отношении безусловной победы республиканцев. Ситуация в Испании была сложной. Левые партии страны были разобщены. К тому же в числе республиканцев находилось много анархистов и троцкистов, входивших в ряды ПОУМа.
   ПОУМ – рабочая партия марксистского объединения – преобладал в Каталонии с центром в Барселоне, и сторонники этой организации зазывали в Испанию Троцкого, предлагая возглавить движение. Однако «демон мировой революции» благоразумно отклонил это льстящее его самолюбию предложение. Но его сторонники не успокоились, и в мае 1937 года противостояние в Барселоне вылилось в уличные столкновения между коммунистами, с одной стороны, и анархистами и поумовцами – с другой. Эти события привели к падению кабинета Кабальеро, поддерживающего ПОУМ, а затем и к поражению республики. Последние боевые действия Интербригад состоялись в сентябре 1938 года, а весной следующего года война в Испании закончилась победой Франко.
   Если Сталин публично не заявлял о своей поддержке республиканцев, то Гитлер боролся против «коммунизма» открыто и демонстративно. Такая политика являлась для него гарантией политической поддержки Западом. Еще 25 ноября 1936 года по инициативе Риббентропа, добившегося согласия Гитлера, Германия и Япония подписали Антикоминтерновский пакт, в котором предусматривалось противостояние Коммунистическому Интернационалу.
   В ноябре 1937-го свою подпись под этим пактом поставил Муссолини. И хотя Великобритания и Франция официально не присоединились к политике этого «мирового треугольника», их устраивала антисоветская направленность действий участников антикоммунистического соглашения, символизирующая очевидный факт, что Советский Союз оказался в своеобразной изоляции.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация