А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Битва за Гуадалканал" (страница 1)

   Александр Прищепенко
   Битва за Гуадалканал

   После сражения у атолла Мидуэй в боевых действиях на Тихом океане наступила оперативная пауза: существенно изменилось соотношение сил, и обе стороны приступили к корректировке своих планов. Японским авианосцам – двум эскадренным («Сёкаку» и «Дзуйкаку»), четырем легким («Рюдзё», «Хийо», «Дзуйхо» и «Дзуньё») и одному учебному («Хосё») – теперь противостояли три эскадренных («Энтерпрайз», «Саратога», «Хорнет») и один легкий авианосец «Уосп» США. Следствием примерного равенства авианосных сил было вынужденное ограничение императорским флотом масштаба операций.

   1. Основные направления японской экспансии в марте-августе 1942 г.

   Уже через неделю после сражения у Мидуэя императорская ставка отказалась от планов захвата Новой Каледонии, Фиджи и Самоа. После неудачи в Коралловом море захват Порт-Морсби поручили сухопутным войскам, но сначала им надо было преодолеть джунгли и хребет Оуэн-Стэнли на Новой Гвинее. Задачи кораблей в этой зоне считались теперь обеспечивающими, но части морской базовой авиации быстро усиливались, и штаб 11-го воздушного флота был переведен в Рабаул (архипелаг Бисмарка), превратившийся в крупную авиационную и морскую базу.
   К северо-востоку от Австралии японские силы перешли к тактике просачивания – небольшие отряды на малоразмерных десантных средствах последовательно захватывали те из островов (в группах Бисмарка, Эллис, Гильберта и Соломоновых), где не было крупных гарнизонов противника. На этих островах началось строительство аэродромов и посадочных площадок с целью создания развитой системы базирования авиации для контроля коммуникаций Западного побережья США с Австралией и Новой Зеландией.

   2. Авианосец «Хорнет» выходит из Пирл-Харбора, чтобы принять участие и погибнуть в сражении за Гуадалканал

   Сообщения разведки не оставляли у адмирала Нимица сомнений в том, что аэродром на о. Гуадалканал станет важнейшим. Медлить было нельзя: если позволить противнику достроить его и посадить туда авиацию, то захват острова обошелся бы очень дорого. Первым «сражением», выигранным Нимицем, было бюрократическое, с равным ему по должности генералом Дугласом Макартуром, главнокомандующим в юго-западной части Тихого океана. Генерал обещал взять Рабаул, если под его начало передадут авианосцы и морскую пехоту! Нимицу удалось отстоять то и другое, а линию разграничения ответственности перенести на запад от Гуадалканала.

   3. Самолеты на палубе авианосца «Уосп», август 1942 г.

   Для операции были выделены 1-я дивизия морской пехоты (19,5 тыс. чел.), 23 транспорта с группами охранения и огневой поддержки, оперативное авианосное соединение и около 300 самолетов с баз на близлежащих островах Утром 7 августа 1942 г. началась высадка. Самолеты с «Саратоги» поддерживали войска на Гуадалканале, с «Уоспа» – на трех небольших островках к северу, а авиагруппа «Энтерпрайза» обеспечивала разведку и ПВО. Бомбардировка «впечатлила» строителей аэродрома и малочисленную охрану, японцы бежали в джунгли. Хотя до ближайших авиабаз было около 600 миль, в час пополудни мстить обидчикам прилетели 72 самолета. Не имея никакого резерва топлива, они не только атаковали корабли (правда, безрезультатно), но и ввязались в воздушный бой, сбив десять и потеряв семь своих машин. Разгрузка под частыми налетами японцев шла плохо, и к исходу 8 августа 75 % грузов десанта еще находилось на транспортах, которые сгодились вблизи участка высадки. Отражая налеты, большие потери понесли авиагруппы авианосцев, что, наряду с недостатком топлива, вынудило командующего соединением вице-адмирала Фрэнка Флетчера заявить о необходимости отвода его кораблей. Командующем десантным соединением контр-адмирал Ричмонд Тёрнер считал, что в таком случае надо отводить и транспорты, с чем не соглашался генерал-майор морской пехоты Александр Вандергрифт. Принять решение должна было ночное совещание, на которое прибыл также австралийский контр-адмирал Крачли, чьи корабли охраняли место высадки: крейсера «Астерия», «Куинси» и «Винсеннес» – к северу от о. Саво. а «Чикаго» и «Кэнберра» – южнее. В радиолокационный дозор выслали эсминцы поскольку разведка сообщала о каких-то кораблях идущих к Гуадалканалу.

   4. Авианосец Саратога» в Пирл-Харборе

   Корабли, действительно, шли: вице-адмирал Микава Гуничи вел тяжелые крейсера «Тёкай», «Аоба», «Фурутака», «Како», «Кинугаса», легкие – «Юбари», «Тэнрю», эсминец «Юнаги», а за ними – транспорты с подкреплениями. К полуночи соединение обнаружила ПЛ S-38, которая торпедировала один транспорт, после чего остальные пять отвернули. Но боевые корабли продолжали движение, миновав дозорный эсминец чуть не в 2–3 кабельтовых: операторы РЛС ничего не «увидели» на фоне о. Саво. Сыграли тревогу только u 01.43, когда японские торпеды уже шли к крейсерам союзников. Оставив изрешеченные торпедами и снарядами «Чикаго» и «Кэнберру» (утром затонувший), Микава направился к северной группе, уже не рассчитывая на внезапность. Однако его жертвы не донесли о бое, а вспышки выстрелов на крейсерах другой группы хотя и видели, но решили, что отражается воздушный налет. Японские корабли повторили свой успех, засыпав врага градом снарядов. Тяжелые крейсера «Куинси» и «Винсеннес» затонули в течении часа, а «Астория» – утром. Но случайный снаряд попавший в штурманскую рубку флагманского «Тёкая», убивший 30 человек и уничтоживший карты, стал удобным предлогом для Микава при оправдании им своих дальнейших действий. Он отошел, не расстреляв оставшиеся без защиты транспорты. Однако и без этого крупная победа воодушевила японцев: подкрепления их войскам стали прибывать столь регулярно, что этот поток прозвали «Токийским экспрессом».
...
   Главным же результатом боя у Восточных Соломоновых островов был срыв крупномасштабной высадки – японские транспорты отошли на острова Шортленд.
   Американская морская пехота с трудом удерживала аэродром. Строительные батальоны («сиби») достроили его, также участвуя в боях. Чтобы покончить с ними, японцы направили из Рабаула крупный «экспресс» (700 отборных солдат и 800 морских пехотинцев) под прикрытием эскадренных авианосцев «Сёкаку» и «Дзуйкаку», легкого «Рюдзё» и гидроавиатранспорта «Титосэ». Вышли также шесть линкоров, крейсера и подводные лодки. Защищать десантников предупрежденный разведчиками Нимиц отправил авианосцы «Саратогу» и «Знтерпрайз». 23 августа 1942 г. транспорты обнаружил базовый разведчик, но палубные эскадрильи не нашли их и в сгущающихся сумерках сели на Гуадалканале. В 9.00 базовыми разведчиками был обнаружен «Рюдзё», а через час – «Титосэ». В 15.00 два самолета с «Энтерпрайза» обнаружили и безуспешно атаковали «Сёкаку» и «Дзуйкаку», но искаженный прием донесения и навигационная ошибка привели к потере столь важного контакта. В 16.20 эскадрильи «Саратоги» атаковали «Рюдзё» и, не потеряв ни одной машины, попали в него десятью бомбами. Несчастный корабль затонул. Досталось и «Титосэ», который, сбросив за борт несколько горевших гидросамолетов, срочно ушел в Рабаул. Тем временем нашли цель и самолеты японских авианосцев. В 17.07 «Энтерпрайз» получил попадания трех бомб. Мастерство аварийных партий чудом спасло корабль – он отошел из района боя ходом в 24 узла. Поздно ночью к Гуадалканалу подошли три японских эсминца и обстреляли аэродром. На следующее утро прибыли авианосец «Уосп» и линкор «Норт Каролина», но их самые опасные противники – японские авианосцы – уже шли в Рабаул. Внимание было переключено на транспорты – с Гуадалканала взлетели «Донтлессы», а с Эспириту Санту – В-17. Они повредили транспорт и легкий крейсер и потопили вспомогательный крейсер и эсминец. Главным же результатом боя у Восточных Соломоновых островов был срыв крупномасштабной высадки – японские транспорты отошли на острова Шортленд.









   5-13. Попадания бомб в авианосец «Энтерпрайзо в бою у Восточных Соломоновых островов

   В отсутствие авианосцев японское командование изменило расписание «Токийского экспресса»: он стал ночным. Уже не транспорты, а быстроходные эсминцы около полуночи доставляли подкрепления (часто до 900 солдат) и грузы к мысу Эсперанс на западе Гуадалканала (часть грузов просто сбрасывалась у берега и наутро вылавливалась). Затем следовали доворот, интенсивный обстрел аэродрома из всех калибров и быстрый отход с расчетом выйти к рассвету за пределы досягаемости авиации американцев. Шаблонные действия раздражали другую сторону, и 10 октября 1942 г. у мыса Эсперанс появились два тяжелых крейсера, два легких и четыре эсминца, намереваясь пустить «экспресс» под откос. Однако за два японских эсминца вступились три тяжелых крейсера. Но все же внезапность и преимущество, связанное с применением РЛС при стрельбе, той ночью позволили перекрыть путь «экспрессу», который потерял крейсер «Фурутака» и эсминец.

   14. Высадка морской пехоты США на Гуадалканал

   Ответить на такое коварство, перекрыв противнику, тоже доставлявшему в иные сутки по несколько тысяч солдат, его собственные коммуникации, должны были девять японских подлодок, занявших позиции на путях к острову. В отличие от немецких, японских подводников готовили к ударам не по транспортам, а по боевые кораблям, которые, иногда вопреки приказу, и становились приоритетными целями: 26 августа была тяжело повреждена «Саратога»; 15 сентябре потоплен «Уосп»; 16 сентября атакован (неудачно) «Хорнет»; были также повреждены линкор «Норт Каролина», тяжелый крейсер «Честер» и эсминец. После столь оглушительного успеха было решено: количество подводных лодок в зоне боев удвоить и как неизящно выразились бы германские союзники, приступить к «окончательному решению гуадалканалского вопроса». Хотя в джунглях непрерывно шли изнурительные бои, силы для этого были накоплены: 30 тыс. солдат, танки и артиллерия. Поддержать их с моря отправили почти все боеспособные авианосцы: «Сёкаку», «Дзуйкаку», «Дзуньё», «Дзуйхо», а с ними – четыре линкора, восемь тяжелых и два легких крейсера, 28 эсминцев. Командовал этими силами старый морской волк Нагумо. В числе задач авианосцев были непосредственная авиационная поддержка войск днем и укомплектование самолетами авиагруппы аэродрома после его захвата. Артиллерийские корабли должны были обеспечить огневое воздействие на противника по ночам, и уже около полуночи 14 октября линкоры «Конго» и «Харуна» выпустили по аэродрому более 900 356-мм снарядов, уничтожив 48 самолетов. Как обычно, в ту ночь аэродром испытал и налет базовых бомбардировщиков. Дневные же бомбоштурмовые удары участились значительно: наряду с прилетающими издалека базовыми самолетами в них теперь участвовали и палубные. Американцы на смену разбитым перегоняли на Гуадалканал самолеты с других баз, но резервы стали истощаться, а авиационного бензина теперь остро недоставало: его приходилось доставлять на транспортниках С-47.

   15. Горящий после бомбоштурмового удара японский транспорт

   На суше нажим на американскую оборону тоже резко возрос, японцы лезли вперед, не считаясь с потерями (только 22 октября – 2 тыс. человек убитыми и 12 танков). И все же захват аэродрома из раза в раз откладывался: 21-го, 23-го, 25 октября… Нагумо нервничал: скованный в маневре, он чувствовал приближение опасности. 25 октября он отправил депешу, в которой, помня об этике, упомянул о неизъяснимом сожалении, которое испытает, если через сутки из-за недостатка топлива и других предметов снабжения придется отвести авианосцы, не оказав армейским товарищам по оружию помощи своими самолетами с захваченного ими аэродрома. Понукаемые приказами «Взять любой ценой!», войска вновь полезли под огонь и к исходу дня вышли-таки на южную окраину летного поля. Тут передовые части позволили себе отдохнуть от истерик начальства и доложили о захвате аэродрома. Радостные рапорты пошли по команде, но, пока это происходило, морские пехотинцы и взявшие оружие «сиби» навалились и истребили прорвавшихся. В неведении, Нагумо отдал приказ о перебазировании. Прилетевшие 18 самолетов мирно кружили над «своим» аэродромом и, ожидая сигнала на посадку, прозевали взлет всего восьми исправных американских истребителей, сбивших их всех.

   16. Японский бомбардировщик пикирует на авианосец «Хорнет»

   Предчувствие не обмануло Нагумо, в операции явно назрел кризис, и Нимиц тоже бросил на чашу весов все: наскоро отремонтированный «Энтерпрайз», «Хорнет», новый линкор «Саут Дакота», три тяжелых и три легких крейсера, 14 эсминцев. 26 октября у о. Санта Круз поисково-ударная группа обнаружила силы Нагумо и попала двумя бомбами в «Дзуйхо», выведя корабль из боя. Затем ударные группы «Хорнета» прорвались к «Сёкаку» и добились шести бомбовых попаданий. Корабль сильно горел, но тоже ушел своим ходом. Отомстили летчики «Дзуйкаку»: попали четырьмя бомбами и двумя торпедами в «Хорнет». В него же врезались два сбитых японских самолета. Досталось и «Энтерпрайзу»: самолеты с «Дзуньё» попали в него двумя бомбами, но корабль был на ходу и принимал самолеты. Японская подлодка потопила эсминец, в другой врезался горящий самолет, а линкор «Саут Дакота» получил попадание бомбой.
   «Хорнет» потерял ход и горел. Его пытались буксировать, но мешали все новые атаки японских самолетов. Вечером эсминцам приказали добить корабль, так как приближались мощные артиллерийские корабли Нагумо. Добивали небрежно, а ночью японцы подошли к авианосцу, и после краткой дискуссии (не отбуксировать ли его в качестве трофея?) прикончили корабль торпедами своих эсминцев.

   17. Такой пропуск должен был убедить морского пехотинца сдаться в японский плен

   Бой у о. Санта Крус был выигран японцами, но это не дало им ощутимых преимуществ. Авианосцы обеих сторон, получив повреждения, отступили. Оставалось уповать на артиллерийские корабли. Японские войска на острове были обескровлены, потеряно в боях тяжелое вооружение, неподъемное для эсминцев. Японцы выслали к Гуадалканалу 12 транспортов с 14 тыс. солдат и техникой. Одновременно усилили удары базовой авиации по американским линиям снабжения, повредив три транспорта и крейсер. 13 ноября линкоры «Хиэй» и «Кирисима» с 14 эсминцами подошли, чтобы «зачистить» арену. Ночью у о. Саво они столкнулись с американскими крейсерами. Взаимное замешательство и рой торпед, выпущенных шедшими впереди эсминцами с обеих сторон, превратили бой в свалку. Взошедшее солнце осветило горевший, потерявший управление «Хиэй» – ему достались почти все американские снаряды, не очень крупные, но во множестве. Весь день линкор добивала авиация, а вечером – затопил собственный экипаж. Затонули и два японских эсминца. Мощные снаряды японских линкоров и торпеды пустили на дно легкие крейсера «Джюно», «Атланта», «Хелинэ» и три эсминца. Все остальные американские корабли (тяжелые крейсера «Сан Франциско», «Портлэнд», три эсминца) были серьезно повреждены.
   Нимиц знал о важном конвое, и у Гуадалканала появился неизменный, спешно отремонтированный «Энтерпрайз», к «Саут Дакоте» присоединился однотипный ему, новый линкор «Вашингтон». Утром 14 ноября самолеты «Энтерпрайза» атаковали японские крейсера, потопив «Кинугасу», тяжело повредив «Тёкай» и «Исудзу», а затем перелетели на остров, чтобы встретить подходивший «экспресс». Налеты авиации в течение дня привели к потоплению или повреждению восьми транспортов, но японцы перенесли высадку на ночь и для ее прикрытия вернули «Кирисиму» с эсминцами. Около полуночи о. Саво вздрогнул от залпов. «Саут Дакоте» не повезло: сразу освещенная одним из эсминцев, она получила первые снаряды; вспыхнул пожар, облегчивший наводку не имевшим РЛС японцам. Линкор был тяжело поврежден, но его ответный огонь и залпы необнаруженного «Вашингтона» привели к попаданию в «Кирисиму» девяти 406-мм и около полусотни 127-мм снарядов. Японский гигант загорелся и потерял управление. Утром экипаж затопил свой корабль. «Экспресс» не дошел до станции назначения.

   18. Аэродром Гендерсон – главная цель боев на Гуадалканале

   Провал попытки доставить на Гуадалканал тяжелое вооружение на фоне непрерывного численного и технического усиления америцев) поджидало добычу близ острова. К югу от о. Саво «экспресс» стал прижиматься к берегу Гуадалканала, дабы затруднить операторам американских РЛС обнаружение целей, но это удалось лишь частично: за час до полуночи 30 ноября один из эсминцев был атакован торпедами и обстрелян.

   19. На рубке эсминца «Чарльз Осбёрно, участвовавшего в кампании у Соломоновых островов, были отмечены его победы. Военно-морская академия США, Аннаполис, 2000 г. Фото автора

   Контр-адмирал Танака Рейдзо понял, что противник обнаружил не все его корабли, и приказал не отвечать. Один из эсминцев не выполнил приказ и был разбит залпами крейсеров, затонув на месте. Прицелившись по вспышкам выстрелов, остальные эсминцы выпустили мощные 609-мм торпеды и отошли. Ничего не подозревавшие крейсера продолжали движение, не уклоняясь. Когда опали водяные султаны разрывов, соединения не существовало: «Минниэполис» и «Нью Орлеане» разломились на полубаках, накренились «Пенсэкола» и «Норсхэмптон», который опрокинулся через пару часов. Танака не воспользовался своим блестящим тактическим успехом (последним в гуадалканалской кампании). Он не вернулся, чтобы доставить подкрепления. В начале декабря 1942 г. императорская ставка приняла решение эвакуировать войска с Гуадалканала. Под непрерывными налетами авиации и залпами кораблей, ценой потери 21 эсминца и около 600 самолетов, японцы отступили. 9 января радио Токио объявило об этом, отметив, что «остров не представляет особой ценности». После войны были обнаружены документы о том, что «малоценный» остров планировалось захватить вновь в конце января, для чего был сформирован конвой с 50 тыс. солдат и тяжелой техникой. Но в начале марта эти силы были отправлены на Новую Гвинею, где сгинули в попытках сдержать наступление генерала Макартура.
...
   Слово «Гуадалканал» часто звучало на Тихом океане вплоть до последних дней войны. Контрразведка США рекомендовала его использование в качестве пароля, фонетически трудного для японцев, в языке которых отсутствует звук «л»
   Японцы продолжали цепляться за Соломоновы острова. Бои крейсерско-миноносных сил продолжались здесь до конца 1943 г., но позиции, одна за другой, утрачивались. В американской историографии принято считать, что кампания завершилась в начале 1944 г., после зачистки небольших островов, когда с расположенных на них баз авиация и флот США начали наносить мощные удары по ключевому пункту сопротивления на юге – Рабаулу.

   20. Самолеты атакуют японский линкор «Хией», поврежденный в бою с американскими крейсерами у о. Саво. С картины Р. Тейлора

   Япония потеряла в кампании полсотни боевых кораблей и около 3 тыс. самолетов. Потери машин потом были восполнены, а вот опытных пилотов (которых особенно и не старались спасти) осталось мало. Утрата этого важнейшего ресурса привела к резкому изменению соотношения потерь в пользу американской стороны в воздушных боях на последующих этапах войны. США также недосчитались многих кораблей, но их мощная судостроительная промышленность уже начала пополнять флот лучшими в своих классах авианосцами типов «Эссекс» и «Индепенденс», линкорами типа «Айова», эсминцами типа «Флетчер». Высокая цена победы была оправдана не только захватом цепочки островов, но и другим важным, хотя и нематериальным результатом – окрепшей уверенностью в своем оружии и в том, что инициатива в тихоокеанской войне уже не вернется к противнику. Слово «Гуадалканал» часто звучало на Тихом океане вплоть до последних дней войны. Контрразведка США рекомендовала его использование в качестве пароля, фонетически трудного для японцев, в языке которых отсутствует звук «л». Солдаты не жалели патронов, если из джунглей слышалось что-то вроде: «Гуадаруканару».
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация