А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Арийская Русь. Ложь и правда о «высшей расе»" (страница 28)

   Глава 4
   В ГЛУБЬ ВЕКОВ

   Стоит приглядеться – и тут же заинтересовавший вас объект оказывается не единственным подобным.
Ч. Дарвин
Одновременно с нашими героями
   Объявить Южный Урал прародиной ариев, нашей общей праколебкой – большой соблазн. Не избежал его и автор этих строк, да никак не сходятся даты: в XVII–XV веках до P. X. греки-ахейцы уже завоевывали Грецию, а в центре Европы царствовала похожая на степные культуры, но более земледельческая «культурная общность курганных погребений».
   Это не предки и потомки, это современники. Ямная культура подревнее, но и в III тысячелетии до P. X. известны явно праарийские культуры.
Корни ямной культуры
   Еще в 1970-е годы Н. Я. Мерперт рассматривал ямную культуру как исходно нечто единое, гомогенное. Мол, различия появились потом.[120] С тех пор проведены массовые раскопки курганов на Украине, на Дону и в Поволжье. Там, где известны были десятки комплексов, сейчас количество погребений каждой из основных культур бронзового века степей измеряется многими тысячами.
   В результате памятники, относимые Н. Я. Мерпертом к этому периоду, распались на ряд культурных групп или культур – хвалынскую, репинскую, суворовскую, новоданиловскую, константиновскую, нижнемихайловскую и другие, охватывающие регион от Урала до Дуная…
   Возникли предложения считать, что монолитность древнеямной культуры возникает позже, а вначале она вовсе не монолитна… затем выяснилось, что и позже особой монолитности не наблюдается.
   Подоснова ямной культуры известна: это репинская культура IV тысячелетия до P. X., 3800–3200 годы, известная в Подонье и Поднепровье. Для нее характерны скорченные подкурганные захоронения с охрой, с индивидуальными небольшими кромлехами, оградками и закладками; посуда остродонная с высоким горлом и штампованным орнаментом по всему тулову. Содержание костей коня в пище – 80 %. Погребения репинской культуры еще недавно трактовались просто как раннеямные, и в этом есть некоторый резон: ямная культура действительно продолжает репинскую.
   Репинская культура интересна еще и тем, что из нее легко можно вывести не только ямную, но и афанасьевскую культуру, с ее оградками, закладками и остродонной, сплошь орнаментированной посудой.
   Значит, посмотрим, как эта основа ямной культуры сложилась.
Корни репинской культуры
   В 50-е годы на Днепре три киевских археолога раскопали Михайловское поселение. Два верхних слоя поселения показывали развитие ямной культуры, а нижний содержал какую-то иную культуру, в которой археологи усмотрели частично истоки ямной культуры. Керамика была не очень похожа, но скорченные погребения с такой же керамикой находились под курганами, и в устройстве их часто применялся камень – закладки, кромлехи. Культура была названа нижнемихайловской.
   Позже стало ясно, что территория этой культуры охватывает только часть южной полосы степей. Вообще в южной части степной зоны – в Приазовье и Нижнем Поднепровье, захватывая степной Крым и Северо-Западный Кавказ, выделено несколько культур, и все они пришлые, не имеют местных корней.
   Это нижнемихайловская культура в Поднепровье (получившая название от нижнего слоя Михайловского городища), кемиобинская в Крыму и Приазовьи, новосвободненская на Северо-Западном Кавказе, в основном в Прикубанье. Эта свита культур существовала примерно в 3400–3300 годах до P. X. – одновременно со знаменитым Трипольем.
   Всё это культуры мегалитические – с гробницами дольменного типа, с каменными ящиками, кромлехами, каменными закладками и т. п. Они прибыли из области мегалитических культур воронковидных кубков, то есть из Центральной Европы.[121]
   Есть такой термин – «блок культур», введенный петербургским археологом В. С. Бочкаревым. Вадим Сергеевич имел в виду, что культуры возникают не поодиночке. Всегда возникает несколько родственных культур – как андроновская культурная общность.
   Позже появилась еще одна мегалитическая культура, уже с традиционной шнуровой керамикой – усатовская. Эту культуру сначала трактовали как одну из культур позднего Триполья.
   Позже стало очевидно, что в усатовской культуре есть вклад и какого-то нетрипольского населения. В любом случае, культура пришла в наши степи с Запада – как разновидность мегалитических культур.
   Культуры расположены широкой полосой с запада на восток. Скорее всего эти культуры – усатовская – нижнемихайловская – кемиобинская – новосвободненская – дольменная – появились в Восточной Европе порознь. Каждая из них – это особый акт переселения. Но, видимо, в составе одного миграционного наплыва. Так и Индию осваивали арии – каждая культура шла сама по себе. Так италики осваивали Аппенинский полуостров – каждое племя само по себе.
   Все эти культуры при подробном изучении тоже распадаются на локальные варианты, и даже на отдельные самостоятельные культуры.
   Нижнемихайловская культура уже разделена на несколько групп. Сама крепость Михайловка, от которой пошло название культуры, укреплена каменными стенами очень специфически – точно так же, как укреплялись поселения в культуре Михельсберг, распространенной по восточному побережью Рейна: со многими проходами через рвы, укрепленными с обеих сторон камнем.[122]
   Михельсбергская культура во второй четверти IV тысячелетия до P. X. – это периферийная область воронковидных кубков. Как и на воронковидных кубках, в Михайловке есть шнуровой орнамент.
   Кемиобинская культура возникает в то же время, а потом сосуществует с репинской и ямной культурами. На каменных ящиках в погребениях этой культуры встречаются изображения, имеющие поразительно точные и детальные аналогии на стелах Франции, – Т-образные личины, пастушеские посохи, боевые топоры, изображения стоп, борющихся людей.
Непростой Северный Кавказ
   Новосвободненская культура появляется в Предкавказье несколько позже, в 3400–3200 годах до P. X. Одновременно с репинской культурой. Эту культуру долгое время называли позднемайкопской… Причина проста: пока археологию Северного Кавказа знали плохо, все найденные культуры и памятники включали в уже известные общности. Майкопский курган, на территории города Майкопа, известен с 1897 года (раскопки Н. И. Веселовского). Курган высотой одиннадцать метров содержал богатейшее погребение племенного вождя и двух его жен.
   Владыку похоронили под балдахином, поддерживаемым четырьмя серебряными палками, каждая из которых оканчивалась четырьмя литыми из серебра и золота фигурками быков.
   Полотно балдахина расшили рядами золотых бляшек в виде штампованных фигурок львов, быков, колец. Рядом с погребенными стояли два золотых и четырнадцать серебряных сосудов. На одном из них изображен был пейзаж с двумя горами и шествие золотых зверей.
   Из золота были диадема, бусы. Из серебра – бусы и подвески. Полудрагоценные камни, бирюза и ляпис-лазурь, были оправлены в серебро.
   Найдены и бронзовые орудия – кирки, топоры, долота, шилья, кинжал.
   После этой находки на Северном Кавказе раскопали немало поселений и курганов. Но до того как накоплен был достаточный материал, всякую культуру трактовали как вариант майкопской. Новосвободненская – это якобы поздний вариант майкопской, и только.
   В 1960-е годы Абрам Давидович Столяр первым распознал, что это абсолютно разные культуры. С ним согласились, но еще долго искали на месте корни обоих культур. Но выяснилось – обе они на Северном Кавказе пришлые, обе издалека.
   Майкопская культура датируется 3700–3500 годами до P. X. Она продвинулась с юга, из-за Кавказского хребта. Многие вещи из Майкопского кургана аналогичны керамике и бронзе Тепе-Гавра XII, Тель-Халафе, Амуке F и других памятников Малой Азии, Северной Сирии и Верхней Месопотамии: областям распространения культуры Гавра IV. Этот круг культур объявляли порой семитским, но вероятнее всего, это появились на Западном Кавказе предки черкесов-адыгов и абхазов. Лингвистами установлено, что прародина северокавказских языков, в том числе и языков Северо-Западного Кавказа (западнокавказских), лежала южнее Кавказского хребта. Ну, вот они и появились.
   Другая, новосвободненская культура 3500–3200 годов пришла с северо-запада – из Центральной Европы. Это была самая юго-восточная из круга родственных культур с чернолощеной керамикой и мегалитическими сооружениями. Здесь, на Северном Кавказе, они оказались тесно связаны с предками черкесов-адыге и абхазов.
Европейский характер новосвободненской культуры
   Керамика и дольменообразные гробницы новосвободненской культуры очень похожи на материалы Центральной Европы. Некоторые сосуды поразительно напоминают бесшейные восточногарцские амфоры (Ostharzamphoren). Другие схожи с воронковидными кубками.
   Восточногарцские амфоры принадлежат к ранней и очень локальной группе саксо-тюрингской шнуровой керамики. Воронковидные кубки – еще более ранние, распространены широко, каменные галерейные гробницы также.
   В новосвободненском царском кургане оказалась каменная гробница с росписью на стенах, близко схожей с рисунками на стенах гробницы в Восточной Германии (лук, колчан), и даже детали изображения (колчана) те же. В Восточной Германии это также гробница, но принадлежащая культуре саксо-тюрингской шнуровой керамики. В общем, эта культура позже эпохи новосвободненской. Речь идет не о происхождении одной культуры от другой, а скорее о происхождении их из одного какого-то очага.[123]
   Видимо, культура саксо-тюрингской керамики с ее каменными гробницами и восточногарцскими амфорами происходит из того же «блока культур» воронковидных кубков, что и более ранняя новосвободненская культура.
   Связь новосвободненской культуры с кемиобинской подчеркивается тем, что на вилах для доставания мяса из котла, принадлежавших новосвободненской культуре, изображены те же два борющихся человечка, что и на кемиобинских стелах.
   Большинство ученых связывают эти изображения человечков с пластами индоевропейской мифологии о божественных близнецах.
   По-видимому, пришельцы из Центральной Европы рано вторглись в западнокавказскую среду. Они активно взаимодействовали с ней и изменяли ее. Сам курган Майкоп, отличный от окружающей майкопской культуры, уже имеет признаки такого взаимодействия. В конце концов индоевропейцы растворились среди местного населения, но оставили значительный след. Среди всего прочего, контакты с ними изменили речь западнокавказского населения.
   Как показали лингвисты, восточнокавказская речь гораздо архаичнее, потому что на западе на кавказские языки повлиял какой-то индоевропейский язык.
Индоевропейский характер культуры
   В новосвободненской культуре, родственной мегалитическим культурам Южной Украины с чернолощеной керамикой, оказалось поразительно много черт, которые свойственны индоевропейским народам.
   На той же новосвободненской гробнице изображен безголовый персонаж, распахнувший пятипалые руки и рассевшийся, широко раскинув ноги. Есть основания полагать, что это женщина: она сидит в позе, в которой в древности изображали роженицу. В такой же позе многие народы изображали великую богиню-мать, ведавшую рождением и смертью, то есть переселением из одного мира в другой.[124] У индоевропейцев она ассоциировалась с землей: все рождено землей, и все уходит снова в землю. Мать-Сыра Земля называлась она у славян. Индоарии почитали Мать-Землю Притхиви. У греков Мать-Земля – это богиня Деметра («Даметер» этимологизируют как «Земля-Мать»).
   Итак, это Мать-Земля широко раскрывает покойному свои объятия. Это, видимо, хозяйка мира мертвых. Безголовые боги известны в европейских культурах. Безголовое божество загробного мира существовало у греков. В греческой черной магии последних веков до новой эры безголовый демон, связанный со смертью и плодородием, неопределенно именовался «Ужасный». Даже боги не могли ни видеть его, ни знать его имя. Смысл этого вот в чем: убийство – тяжкий грех, но бог смерти, убивающий всех, свободен от этого греха: он убивает неузнанным. Имя хозяина загробного мира у древних греков – Аид, это означало «Невидимый»: он носил шапку-невидимку. В представлениях древних невидимость была как-то связана с укрыванием головы. По Гомеру, невидимой одно время была и Деметра.
   Кто же все-таки правит в загробном мире – Аид или Деметра? По канонической мифологии – Аид. Но Аид – позднее явление. Исходный вариант этого слова в греческом языке обозначал просто загробный мир. Потом уже слово было осмыслено как имя конкретного бога.
   У Гомера в загробном мире Аид царствует, но не управляет. Все действия там совершает его супруга Персефона. Она-то и есть подлинная правительница царства мертвых. А Персефона – дочь Деметры. Их обеих – мать и дочь – в Греции иногда звали Деметрами. Таким образом, первоначально у греков в подземном царстве правила Деметра, богиня земли.
   Безголовые боги известны также у кельтов. Сосуды с изображениями безголовых персонажей найдены в Малой Азии и в Иране. По всему Балканскому полуострову археологи находят очень древних, неолитических, IV тысячелетия до P. X., глиняных идолов без голов. Идолы женские. У них были головы, но приставные: сохранились отверстия на месте шеи, иногда обнаруживаются и сами головы – отдельно.
   Видимо, при каких-то обрядах голову полагалось прятать, а идол должен был представать без головы или с другой головой. Хоть это идолы, по-видимому, догреческие, но по некоторым подробностям культа установлено, что это изображения богини, которую греки, придя в Грецию, стали называть Деметрой (или она сжилась с образом Деметры, а может быть, была ей родственна изначально).
   Сами по себе эти находки свидетельствуют в пользу того, что и задолго до греков, в IV тысячелетии до P. X., население Балкан было индоевропейским.
   На изображении новосвободненской гробницы вокруг безголового божества по кругу против солнца бегут маленькие по сравнению с ним кони. У индоевропейцев ритуальный обход совершали посолонь (у индоариев это называлось прадакииина, то есть правостороннее). Но в погребальных обрядах двигаться надо было наоборот, против солнца (у индоариев апасавия, то есть левостороннее).
   Судя по облику коней (хвост с кисточкой), они близки к куланам, то есть дикие. В древности бытовало представление, что людям принадлежат домашние животные, а вот дикие – богу[125]. Древнерусское слово «дивьи» (дикие) и означало «божьи» (от «див», «дий» – древнего индоевропейского слова, означавшего «бог»). Черные кони божества смерти известны грекам и германцам. У индоариев цветом смерти и траура был красный, и примечательно, что здесь кони красные.
   В архаичной Аркадии Деметру Черную изображали с конской головой и гривой. Деметра считалась повелительницей или матерью близнецов Диоскуров («сыновей бога»). По всей Европе их почитали как всадников или коньков (у славян такие выставлялись на крыше). В Индии у таких же близнецов Ашвинов («Конских»), имевших титул «дети бога», был учитель Дадхьянч.
   По мифу, он разгневал Индру и тот поклялся отсечь ему голову. Чтобы спасти своего учителя от гибели, близнецы его голову спрятали, а ему на время приставили конскую голову. Индра отсек эту конскую голову, а потом Ашвины вернули учителю голову человечью.
   Мифологическая замена человеческой головы конской, видимо, была популярна у индоариев и у греков. Греки так вообще верили в существование мудрых человекоконей, кентавров.
   Отражение таких поверий видно и в могильнике потаповской культуры (из круга Синташты – Аркаима) в начале II тысячелетия до P. X. Там найдено погребение человека, у которого череп заменен конским.[126] Приставить покойному конскую голову вместо человечьей не придет в голову ни мусульманину, ни христианину, ни буддисту! И язычнику придет в голову далеко не всякому. Для этого нужна очень своеобразная система религиозных представлений, основанная на специфической мифологии. Ведь погребальный культ вырастал как часть мифологических и мировоззренческих представлений народа и пранарода. Эти мифологические представления, отражавшиеся в ритуале, были свойственны именно индоевропейской общности.
   На другой стене росписи схематически изображен высокий персонаж с руками и ногами, но без головы, а рядом с ним – лук и колчан со стрелами. Руки широко раскинуты, они трехпалые, как лапы птицы, да еще с оперением снизу – как крылья. Трехпалые люди изображались на трипольской керамике в последние века IV тысячелетия до P. X. Многие ученые видят в этих пернатых изображениях души людей.
   По-видимому, и здесь это – душа умершего, продвигающаяся по направлению от входного отверстия («дырки для души») к богине-матери. Вот зачем отверстие! Это для души покойного вход в загробный мир. Возможно, изображен конкретный покойник, захороненный здесь: изображение тоже безголовое. Ведь у скелета, захороненного в этой могиле, рана на черепе, то есть голова испорчена – «убита». Немцы до недавнего времени всех умерших насильственной смертью представляли безголовыми.
   Но не менее вероятно, что изображен не сам убитый, а его прототип (образец и проводник для него и всех умерших) – первочеловек, умерший первым и проложивший пути в загробный мир. Именно таким выступает в индоарийских мифах царь мертвых Яма, в иранских – Йима, у нуристанцев – Йимир (предположительно из Йима-радж ‘Йима-царь’), у германцев – великан Йимир.
   Лук и колчан, принадлежащие самому умершему, нарисованы на другой плите – напротив богини. Лук и колчан у многих древних народов (от египтян и ассирийцев до иранцев) символизировали царское достоинство, а знатных подданных, полководцев царя, хоронили со стрелами в руке. Символика ясная: лук посылает стрелы.
   В могиле тоже отражены представления индоевропейцев. В ней найдено фигурное изображение двух собак разной породы: одна с хвостом калачиком, другая – с прямым. Одна – серебряная, другая бронзовая с серебряным хвостом: видимо, разной масти.
   В индоарийской мифологии у владыки царства мертвых Ямы были две собаки: Шарбара – «пестрая» и Удумбала – «черная». У Йимы в иранской мифологии тоже две собаки. В ареале саксо-тюрингской шнуровой керамики, откуда прибыла новосвободненская культура, отмечается средоточие обычая класть в могилу собаку или пару собак. Да и у греков царство мертвых охраняет страшный трехголовый пес Цербер. У италиков – Кербер.
   Во всей новосвободненской культуре есть специфически индоарийские черты. Это ковчежец (продолговатый сосуд) под охраной священного колеса с четырьмя спицами, поднятого на шесте, как в Махабхарате. Это также мритапинды – шары в могилах, воплощающие жертвоприношения богам. Это наборы игральных костей индоарийского типа – чатурашра, как в Индии и в катакомбной культуре, но самые ранние. С цифрами IV тысячелетия до P. X. – времени до самых ранних египетских пирамид!
   Черты, которые мы привыкли считать арийскими, встречаются в культуре собственно майкопской – адыгейской. На сосуде из Майкопского кургана оказываются изображения священной горы с двуречьем и озером; это образ, характерный для общеарийской мифологии. Это круговая процессия (прадакшина) животных – идут друг за дружкой, как в Ухандогья-упанишаде собаки. На статуэтке показан шнур через плечо – как очень важная деталь, и ничего больше (даже глаза и рот или одежда не показаны). Шнур через плечо, упавита, у индоариев был знаком причастности к варне. Индоарии никогда не снимали упавиту, но при похоронных обрядах перекидывали ее с правого на левое плечо.
Арийский характер культур южнорусских степей
   Точно так же, как новосвободненская культура «легла» на культуры Западного Кавказа, усатовская культура (3500–3300 гг. до P. X.) в Поднепровье отражает «наложение» индоевропейского расселения на племена трипольской культуры.
   Точно так же, как новосвободненскую, усатовскую культуру долго именовали (и до сих пор многие именуют) позднетрипольской. Она действительно содержит богатое трипольское наследие, но целиком вывести ее из трипольской нельзя. Усатовская культура – это совершенно другой быт, другое хозяйство, значительная часть обрядности и прежде всего – курганный способ захоронения, причем курган – с кромлехом.
   Вполне возможно, что именно она повлияла на обряд репинской культуры (на появление там кургана с кромлехом), хотя обе культуры одновременны, а определить усатовский этнос мы пока не можем: нет примет, по которым можно было бы об этом судить.
Трипольцы – индоевропейцы?
   Трипольскую культуру выделил Василий Васильевич Хвойка по месту первых находок у села Триполье в пятидесяти километрах от Киева, в 1896 году. Назвали ее культурой, но фактически четыреста известных поселений трипольской культуры относятся к громадной «культурной трипольской общности». Существовала общность очень долго: с 3000 по 1700 год до Р. X., и охватывала бассейны Днепра, Южного Буга, Днестра, проникала на запад по Пруту и Серету в Румынию.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация