А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дым небес" (страница 6)

   Мертвецкая роща

   – Кра! – зовёт кто-то кого-то.
   – Кра! – вторит кто-то рядом.
   – Кар! Кар! – отзывается им кто-то вдали.
   Эмма поднимает голову и видит пролетающих над чёрным лесом четырёх воронов.
   – Не хватало ещё только этого, – замечает Мара.
   – А что такое? – спрашивает Эмма.
   – Уже прилетели сюда за чьими-то душами.
   – За чьими?
   – Откуда я знаю. Знаю только, что просто так вороны сюда не прилетают.
   – А это что за лес? – спрашивает Эмма.
   Прямо перед ними в обе стороны простирается чёрная гряда леса.
   – Это не лес, – мотает головой Мара.
   – А что?
   – Это Мертвецкая роща.
   После этих слов Эмма смотрит на чёрный лес другими глазами. Оттуда веет жутким холодом, там сумрачно, как поздним вечером, но несмотря на это Мертвецкая роща почему-то манит и словно притягивает к себе. Но войти туда невозможно. Поскольку вдоль всей прямой линии леса тянется сплошная стена из разросшихся кустарников.
   – А почему она так называется?
   – Потому что там мертвецы собираются, – в рифму отвечает Мара.
   – Что, серьёзно? – не верит Эмма.
   – Ну, не только мертвецы, – добавляет Мара. – Там собираются все тёмные.
   – Но ты же сама сказала, что Девичья там, – показывает Эмма рукой на перелесок слева от Прямой дороги.
   – Правильно, Девичья – там, – подтверждает Мара, – вернее, там – форт, куда и сходится обычная публика. Все те, кто не знает, что истинный центр Девичьей находится за пределами форта. Все тёмные, вернее, все знающие люди потому и собираются здесь на отшибе, чтобы быть подальше от посторонних глаз.
   Мара пытливо смотрит в глаза Эммы.
   – У тебя нет желания туда зайти?
   Эмма отрицательно мотает головой.
   – Ну как хочешь! Тогда я пойду туда сама.
   – И бросишь меня здесь?
   – Но ты ж не хочешь идти со мной!
   Эмма тут же меняет своё решение.
   – Ну ладно, пошли! – сворачивает она к лесу.
   – Куда? – останавливает её Мара. – Ты что не видишь? – кивает она на сплошную стену из чагарника. – Так просто в Мертвецкую рощу не зайдёшь. Надо знать, где вход.
   Они спускаются к Прямой дороге и идут по ней, каждая по своей колее. Неожиданно Эмма замечает вдалеке слева двух парней в камуфляжной форме. Они идут в их сторону на отдалении двадцати метров друг от друга.
   – Кто это такие?
   – Откуда я знаю.
   – Где же твой вход?
   – Вон там, – показывает рукой Мара, – возле того лысого дерева.
   Раскидистое, полностью лишённое коры дерево, выбеленное, как сухая кость, стоит в метрах сорока от них. Неожиданно слева вдали из леса выходят ещё несколько парней в камуфляжной форме. Все они идут как бы в одну шеренгу, на одинаковом расстоянии друг от друга.
   – Что-то пацаны мне эти не нравятся, – говорит Мара.
   Далеко впереди к шеренге присоединяются ещё какие-то парни в белых рубахах, а сзади – те двое, которые шли по лугу.
   – Скорей! – испуганно шепчет Эмма.
   Они бегут к лысому дереву, каждая по своей колее. Подбежав к нему, Эмма замечает, что оно, действительно, указывает на узкий проход между кустарниками. Протиснувшись сквозь заросли лесного ореха и чагарника, гимназистки заходят в тёмный лес. Мару вдруг передёргивает от холода:
   – Бр-р-р, как мне холод-д-дна, – сразу запахивает она пальто.
   – Хи-хи, – нервно отзывается Эмма.
   Они выходят на новую дорожку, проходящей по Мертвецкой роще параллельно Прямой дороге. Они идут по ней вперёд, то и дело, оглядываясь назад.
   – Такое чувство, будто кто-то подсматривает за нами.
   – Тебе не кажется, – говорит Мара. – Я когда бываю здесь, всегда чувствую на себе чей-то взгляд.
   – Кто это может быть?
   – Не знаю.
   – А это не может быть страж горы?
   Мара пожимает плечами.
   – А ты хоть раз его видела?
   – Кого? – не понимает Мара.
   – Ну, этого стража.
   – Один раз видела.
   – А как он выглядит?
   – Довольно необычно. В сером балахоне с капюшоном и с противогазом на лице.
   – Ты чё, смеёшься надо мной?
   Мара молча усмехается. Неожиданно Эмма замечает слева от тропинки неглубокую прямоугольную яму.
   – Откуда здесь эта яма? – удивляется она.
   – Это не яма, – отвечает Мара.
   – А что?
   – Вырытая могила.
   – А вот ещё одна, – замечает Эмма и предполагает, – наверно, кто-то выкапывает здесь мертвецов.
   – Наоборот, – качает головой Мара, – их роют себе некие личности, которые сами туда закапываются.
   – А нафиг они туда закапываются? – спрашивает Эмма.
   – Это ты у них сама спросишь при встрече. Насколько я понимаю, они, таким образом, получают энергию непосредственно из земли.
   – Представляю, какой мощный заряд энергии они получают!
   – Насчёт мощной – я согласна. Но, честно говоря, здесь такое чудесное место, что мне этой эйфории хватает с головой и без того…
   Удаляясь, девушки не замечают, что за их спинами из третьей вырытой ямы поднимается некто в сером балахоне с капюшоном и с противогазом на лице.
   Отряхнувшись от земли, человек в балахоне снимает с себя противогаз и, глядя вслед уходящим девушкам, глубокомысленно замечает:
   – Дурные малолетки…вы еще не скоро отскребёте от себя ту “эйфорию”, которую несет в себе это “чудесное место”.

   Дуб-ведун

   Эмма вновь закуривает. Мара снисходительно смотрит на неё.
   – Ты так часто куришь.
   – А что я могу поделать? – выдыхает Эмма дым.
   – Я знаю, как тебе помочь, – неожиданно заявляет Мара.
   – Как? – коротко спрашивает Эмма.
   – Короче, недавно я тут со старухой одной познакомилась. Мне кажется, она настоящая ведьма. Говорит, что слепая, но я этого не заметила. Так вот, она мне кое-что рассказала и даже показала. Есть тут на Девичьей одно местечко. Вернее, два местечка. Где если, что пожелаешь, то и сбудется.
   – Да, ладно. Правда, что ли?
   – Откуда я знаю? Я ни разу ещё не пробовала.
   – И где же места эти заветные?
   – Одно – на Желанной поляне… Но это далековато отсюда.
   – А другое?
   – А другое… где-то рядом. Чего-то я никак его не нахожу. Дуб тут должен быть огромный.
   Эмма приглядывается. В Мертвецкой роще почти все дубы– великаны.
   – Да они тут все огромные.
   – Тот должен быть самым большим. Его не могут обхватить и пять человек, взявшись за руки. Он самый старый на горе. Называют его «дуб-ведун». Та слепая ведьма сказала, что ему семьсот лет.
   – Ну, тогда он помнит, наверно, ещё средневековых ведьм.
   – Наверно. Но, оказывается, и сейчас киевские ведьмы совершают возле него свои обряды. Прикинь, насылают здесь кому-то порчу или, наоборот, избавляют от неё.
   – Жуть!
   – Она ещё сказала, что раз в двенадцать лет листья на этом дубу посреди лета чернеют.
   – Где же он?
   – Вот!
   Мара показывает на приметный, стоящий в стороне от дорожки высокий, раскидистый, могучий, необъятный дуб.
   – Это и есть тот самый дуб-ведун. Та женщина научила меня, как надо произносить заговор. Сперва надо его обнять.
   Мара подходит к широченному дубу, и, прижавшись ладонями к шершавой коре, обнимает его, словно живого древнего ведуна. Эмма обнимает дуб с противоположной стороны. Помолчав какое-то время, Мара говорит:
   – Есть на Девичь-горе дуб, под тем дубом живёт Змей! Повторяй за мной: Эй, Змей!
   – Эй, Змей! – повторяет Эмма.
   – Подходить ко мне не смей!
   – Подходить ко мне не смей! – вторит Эмма.
   – И курить мне не давай!
   – И курить мне не давай! – эхом отзывается Эмма.
   – С этого часа и с этой минуты. Да будет так!
   – С этого часа и с этой минуту. Да будет так! – добавляет Эмма, и лицо её расплывается в довольной улыбке.

   Некроманты

   Когда школьницы возвращаются на дорожку, одна из них неожиданно замечает на дубу прибитый к стволу козлиный череп со скошенным белым лбом, со страшными чёрными глазницами и с короткими торчащими рожками.
   – Смотри! – испуганно показывает Эмма рукой вверх.
   Но Мара замечает вдалеке кое-что другое, что-то непонятное, напоминающее силуэты двух людей.
   – Посмотри лучше туда, – толкает она локтем подругу в бок.
   Эмма опускает взгляд и видит далеко впереди на дорожке две серые фигуры с очень бледными лицами, ярко контрастирующими на фоне сумрачного леса. Приглядевшись, она замечает у них вместо глаз огромные чёрные глазницы, отчего их лица кажутся ей похожими на черепа. И не только ей одной это кажется.
   – Прячемся, – шепчет Мара.
   Девушки тут же приседают за растущий перед ними густой куст чагарника.
   – Кто это? – пугается Эмма.
   – Тихо, – шепчет Мара.
   Рядом они замечают неглубокую яму, похожую на давно разрытую могилу, засыпанную прошлогодними листьями.
   – Я вижу, ты, действительно, боишься людей, – еле слышно произносит Эмма.
   – Это не люди! – отрывисто отвечает Мара.
   – А кто? – ещё больше пугается Эмма.
   – Некроманты.
   – Некроманты? – огромные глаза Эммы ещё больше расширяются от страха. – А кто это такие?
   – Кто эти – я не знаю, – пожимает плечами Мара.
   Оглянувшись, она понимают, что они попали в западню. За их спинами простирается в обе стороны колючая стена из кустарников, за которую прорваться невозможно.
   – Некроманты бывают разные, – продолжает она. – Одни – просто чёрные маги. И для заклинаний вызывают здесь из могил мёртвые души. Другие – сами наполовину мертвецы.
   – Нифига себе! Как это?
   – Ну, они когда-то уже умерли, а потом вновь ожили, потому что их чёрные души не принял даже ад. И теперь они рыщут повсюду и забирают для подпитки энергию у всех, кого встретят на своём пути.
   Эмма порывается встать и рвануть отсюда без оглядки через кустарники, стоящие стеной позади их, но Мара удерживает её.
   – Куда ты?
   – А куда?
   – Давай в яму.
   Девушки переползают в яму. Но любопытство берёт вверх, и они выглядывают из-за кромки. Им прекрасно видно отсюда, как некроманты приближаются по дорожке. Вот их серые фигуры уже мелькают в просветах между ветками чагарника. Неожиданно те останавливаются и поворачивают в их сторону свои лысые черепа с огромными чёрными глазницами.
   – Ну всё, нам пипец, – шепчет Эмма, опуская голову.
   Мара также опускает голову и прикладывает палец к губам.
   – Тихо! Не шевелись! – еле слышно шепчет она.
   Она шепчет так тихо, что Эмма понимает её скорее по губам. Но даже этого шевеления губ достаточно, чтобы некроманты сошли с дорожки и направились в их сторону. Услышав приближающиеся шаги, Эмма зажимает глаза от страха. Мара замирает от ужаса. Они в западне, деваться им некуда.
   В нескольких метрах от ямы некроманты неожиданно останавливаются и озираются. Что-то, видимо, ещё привлекло их внимание. Далеко впереди на дорожке появляется велосипедист на горном «байке» в чёрно-красном облегающем трико с защитным шлемом на голове. Ничего не подозревая, Муромский катит им навстречу.
   Внезапное приближение постороннего заставляют их забыть о девушках. Некроманты устремляются ему наперерез. Издалека заметив серые фигуры и их странное поведение, Муромский, на всякий случай, прибавляет скорость и проносится буквально в полуметре от них.
   Но это не обескураживает некромантов. Они бросаются вслед за ним. Выглянув из ямы, Мара видит, как некроманты со всей прытью гонятся за велосипедистом по дорожке. Вскоре все вместе исчезают за деревьями.
   Эмма лежит в яме ни жива, ни мертва.
   – Их уже нет, – сообщает ей Мара.
   Эммы выскакивает из ямы и оглядывается по сторонам.
   – Погнали нафиг отсюда! Из этой долбанной Мертвецкой рощи. Пока они опять сюда не вернулись.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация