А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Свидание вслепую" (страница 9)

   – Переместить бабушкины теплицы? – повторила она. – Ты хоть представляешь себе, как это сложно? Они же огромные.
   Лео устало покачал головой:
   – Сара, по-моему, ты не понимаешь, что произойдет, когда земля будет продана. Перед началом работ строителям нужно будет расчистить участок. Конечно, они дадут тебе шанс переместить теплицы, но, если ты этого не сделаешь, просто демонтируют их.
   От этих слов кровь в ее жилах превратилась в лед.
   – Демонтируют… Они правда сделают это? – срывающимся голосом спросила она.
   – Да, если не будет другого выбора. Но ты должна быть готова к тому, что это произойдет, если ты ничего не предпримешь.
   – Как я могу быть готова к этому? – прошептала Сара, пряча лицо в ладонях.
   Лео протянул руку и чуть сжал ее ладонь, надеясь таким образом хоть немного поддержать ее.
   – Ты справишься, ведь тебе не нужно делать это в одиночку. Есть замечательные специалисты, которые за несколько дней переместят теплицы на новое место. Растения не заметят разницы, – сказал он с теплой улыбкой.
   Саре было стыдно, что он видит ее слезы. В конце концов, это просто смешно, она же взрослая женщина!
   – Можешь смеяться надо мной, Лео, но Кингсмейд очень важен для меня. На данный момент это единственная константа в моей жизни, точка опоры, без которой почва уйдет у меня из-под ног. Я не могу даже представить, что буду растить орхидеи в каком-то другом месте. Это единственное место в мире, которым я дорожу. Наверное, тебе странно слышать подобное, но это правда. – Она заглянула в его серо-голубые глаза. – Прости, я знаю, что ты пытаешься мне помочь, и я передать не могу, как я благодарна тебе за это, но переезд… Лео, все, кого я любила в своей жизни, ушли, оставив меня в тот момент, когда я нуждалась в них сильнее всего. Я не видела отца уже двадцать лет, от моей матери в моей жизни осталась лишь тень, которая не хочет иметь со мной ничего общего, а моя бабушка умерла три года назад. Я вернулась в Кингсмейд только потому, что она жила в этом доме. Здесь я не чувствую себя такой одинокой. И это ощущение исчезнет вместе с переездом. Ты понимаешь меня?
   Лео заглянул в полные надежды зеленые глаза, и его сердце растаяло. Он протянул руку и осторожно заправил ей за ухо шелковистый каштановый локон. Это все, что он мог позволить себе сделать, хотя все его существо умирало от желания заключить Сару в объятия, стереть поцелуями слезы с ее нежных щек, пообещать, что он решит все ее проблемы.
   В конце концов, это ведь его работа – решать чужие проблемы.
   Но это было бы ложью. Он провел много часов, изучая старые планы теплиц, рисуя схемы будущих архитектурных комплексов и прекрасных оранжерей, и наслаждался каждой минутой, проведенной за этой работой. К сожалению, Сара так и не смогла найти более подробные схемы, но и того, что было у него на руках, было достаточно, чтобы представить себе эти величественные здания из стекла и резного дерева.
   Жаль, что этим призракам прошлой эпохи не суждено было обрести плоть. Восстановление этих оранжерей и садов было слишком дорогостоящим делом. Цена была слишком высока, а у Лео было недостаточно информации, чтобы доказать совету директоров, что доход от его идеи покроет расходы в течение первого же года. Он мог предложить гораздо более дешевые идеи по повышению прибыли отеля, а этот амбициозный проект вызовет лишь насмешку его деда, который назовет его старомодным и сентиментальным. Семья Рицци всегда ставила на первое место не людей, а бизнес, и проекты, построенные на воспоминаниях и чувствах, были не для них.
   Нет, его идея никогда не будет реализована. Он не мог позволить себе риск быть униженным перед дедом. Даже ради Сары.
   Единственное, что он мог сейчас сделать, – это открыть ей свое сердце, чтобы она поняла, что рядом с ней есть кто-то, кто понимает, что она сейчас чувствует. А потом еще раз объяснить ей варианты спасения «Дома орхидей», которые сработают наверняка.
   – Я понимаю, правда, – мягко сказал он. – Мои родители погибли в автомобильной аварии, когда мне было шестнадцать. До этого мы жили в маленьком доме в пригороде Лондона. Мы были маленькими и не понимали, как нелегко порой приходилось нашим родителям, но они делали все для того, чтобы у нас было счастливое детство. Может, у нас и не было навороченных гаджетов, которые покупали нашим сверстникам, зато я знал, что меня любят. Наш дом всегда был наполнен жизнью, смехом и музыкой. – Он чуть смущенно улыбнулся. – Я очень скучаю по этом старому дому, ведь там я был очень счастлив.
   – Мне очень жаль твоих родителей, – сказала она, чуть сжав его руку в своей горячей ладошке. – Страшно даже представить, как тяжело тебе пришлось. Расскажи мне, пожалуйста, о своем отце. Каким он был?
   – Он был архитектором в лондонской фирме, но его истинной страстью было рисование. Я помню, как ночью тайком пробирался в гостиную, чтобы посмотреть, как он рисует. Пейзажи, портреты, абстракции – он мог нарисовать все, что угодно. В такие моменты его пальцы двигались так быстро, что за ними невозможно было уследить. Он никогда не замечал, что я наблюдаю за ним. Это была настоящая страсть. – Лео говорил почти шепотом, внимательно глядя на дорогу, словно это было единственное, что занимало его в этот момент. – А утром он брал портфель, садился сначала на автобус, а потом на метро и ехал на работу, где весь день должен был чертить безликие проекты офисных коробок и парковок. И он делал это год за годом, потому что очень любил свою семью. За это я восхищаюсь им.
   – Наверное, он был замечательным человеком, – прошептала Сара, так и не выпустившая его руки.
   Лео улыбнулся и кивнул, благодарный за возможность поговорить о своих родителях, по которым так скучал.
   – Они оба были замечательными. – В его глазах вдруг вспыхнула злость. – Вот почему я собираюсь доказать семье матери, что они крупно ошиблись, отказавшись от нее из-за брака с моим отцом. Он был замечательным человеком и любил ее больше всего на свете. Никто не смеет относиться к нему с неуважением. Никто. И я докажу им, что его сын достоин их уважения.
   – Что ты имеешь в виду? – тихо спросила Сара, стараясь контролировать нарастающее напряжение.
   – Меня тетушка пригласила меня принять участие во встрече совета директоров компании «Рицци», которая будет проходить в отеле «Кингсмейд» в эту пятницу. Там будет и глава семьи, мой дед, Паоло Рицци. Будет совсем не просто сделать первый шаг, но я хочу попытаться поговорить с ним, если, конечно, он готов меня выслушать. – Он криво улыбнулся. – Наверное, я не выдержу и прихвастну успехами своей компании ради особого случая.
   – Обязательно, – кивнула Сара. – Мне уже почти жаль бедного старого Паоло. Надеюсь, в пятницу все пройдет так, как ты планируешь.
   Помолчав, она подняла на него смущенный взгляд.
   – Когда ты едешь в Лондон?
   – Завтра. Я должен разобраться с несколькими проектами, которые мои сотрудники не могут закончить без моего личного участия. Но я вернусь в четверг вечером. А что?
   – Я просто проверила свое расписание и обнаружила, что в четверг вечером буду совершенно свободна. Если приглашение на ужин еще в силе.
   – Конечно, – с радостной улыбкой кивнул он. – И я хочу, чтобы до четверга ты хорошенько обдумала те варианты, которые я предложил. У тебя по-прежнему останется твой коттедж и главная теплица, а две другие ты переместишь на другую сторону деревни. Это все еще будут орхидеи замка Кингсмейд, ведь так?
   – Да, – неуверенно кивнула Сара. – Наверное… Я подумаю об этом. Спасибо, Лео.
   – Эй, мы же команда, не забывай. «Орхидеи от Элоизы и Регги» ждет грандиозное будущее. Давай покажем всем, каким может быть замок Кингсмейд. Готова начать? Тогда нам надо написать бизнес-план.

   Глава 9

   Сара вышла из душа и заглянула в старинное серебряное зеркало, висевшее над раковиной. Последняя неделя высосала из нее все соки. Об этом свидетельствовали темные круги, которые пролегли под глазами. План для Тони Эванса был закончен, но, даже несмотря на помощь Лео, это заняло гораздо больше времени, чем она планировала. Им пришлось сфотографировать все орхидеи, которыми она собиралась украсить комнаты и залы отеля на время мероприятия.
   Спать она легла в среду под утро. Лео еще продолжал работать, когда ее глаза начали закрываться, а голова клониться на грудь. Потом она почувствовала, как теплые сильные руки подхватили ее, словно невесомую пушинку, и перенесли на кровать.
   Какое блаженство.
   Она собиралась поспать всего пару часов, но, когда проснулась, за окном уже светило солнце, Паша уютно мурлыкал у нее в ногах, а Лео давно уехал.
   Сара взъерошила свои каштановые волосы и покачала головой, не понимая, как ей удавалось раньше справляться без Лео.
   Лео Грейнджер ворвался в ее жизнь, как цунами, сметая все преграды и меняя то, что казалось незыблемым, создавая новый мир. Как она это допустила?
   Ей было так комфортно в своем маленьком тихом мирке, который она для себя создала, но оказалось достаточно одного такого мужчины, как Лео Грейнджер, для того, чтобы все пошло кувырком. Словно вдруг распахнулись все окна ее крошечного коттеджа и в него полились солнечные лучи, высветившие все темные, неопрятные места, на которые сама Сара предпочитала закрывать глаза.
   Сара повертелась перед зеркалом, рассматривая свое обнаженное тело. Оно осталось таким же, каким было в шестнадцать, – худощавым, изящным, но без особых пленительных изгибов, которые так любят мужчины. Она снова чувствовала себя неуверенным в себе подростком на юбилее матери, среди ее красивых, гламурных, стильных друзей. Уже тогда она знала, что никогда не будет такой, как они.
   Но разве такой деревенский гадкий утенок, как она, может заинтересовать такого мужчину, как Лео Грейнджер? Что она может ему предложить?
   А даже если она вдруг каким-то чудом понравится ему, то что дальше? У их отношений нет будущего. Лео ведь не станет приезжать в Кингсмейд каждые выходные, а она вряд ли сможет часто ездить в Лондон, потому что тогда некому будет заботиться об орхидеях и доставлять цветы заказчикам.
   Их общее будущее – это такая же красивая иллюзия, как и прекрасная огромная оранжерея в викторианском стиле, проект которой с таким восторгом рассматривал Лео.
   Сара почувствовала, как Паша трется спиной о ее голые ноги. Она взяла старого бабушкиного кота на руки и заглянула в его зеленые глаза.
   – Это конец эпохи, Паша, – пробормотала она, пряча лицо в его теплой мягкой шерсти. – Теперь все изменится. Но мы обязательно справимся. – Когда она подняла голову, ее глаза горели веселой решимостью. – Но раз это конец эпохи, нужно сделать так, чтобы ее последняя ночь запомнилась навсегда. Не жди меня сегодня, я буду поздно!

   Сара поправила подол своего платья, глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, и толкнула тяжелую дверь главного входа в отель. Сегодня она пришла сюда не как потенциальный поставщик орхидей, а как гостья одного из самых важных постояльцев отеля – как обычная девушка на свидании с красивым и обаятельным мужчиной, от одного взгляда на которого ее сердце начинало биться быстрее.
   Она так волновалась, что, ступив на отполированный мраморный вол, чуть не упала со своих головокружительно высоких каблуков, которые не надевала уже три года. Удивительно, как она могла каждый день ходить на работу в подобной обуви? Похоже, она действительно не создана для городской жизни.
   Но, что удивительно, даже зная это, он все равно захотел провести с ней вечер.
   Она улыбнулась портье и направилась к бару. Она успела сделать лишь несколько шагов, когда двери лифта распахнусь и ей навстречу вышел мужчина в черных брюках и небесно-голубой рубашке, подчеркивающей красоту его глаз и золотистый цвет кожи.
   Сара с трудом совладала с желанием прямо сейчас затащить его обратно в лифт, шокируя персонал отеля, и сорвать с него всю эту одежду прямо там.
   Но, конечно, она никогда не сделает ничего подобного. Она же леди. А жаль.
   – Милая рубашка, – с улыбкой сказала она, когда Лео подошел к ней. – Ты же говорил, что не носишь ничего, кроме черного.
   – Я решил ради тебя один раз сделать исключение.
   – Я польщена, – улыбнулась Сара. – Тебе очень идет.
   В ответ он медленно оглядел ее облегающее голубое платье, которое удерживалось на плечах лишь двумя тоненькими серебристыми бретельками. Такой взгляд мог воспламенить любую женщину в радиусе ста миль. Наверное, он специально тренировался, чтобы его взгляд обрел такую сокрушительную силу.
   Если так пойдет и дальше, перед ужином ей придется принять холодный душ, чтобы хоть немного остыть.
   – Ты такая красивая, – прошептал Лео, склоняясь к ней. – Ужасно, что я пропустил момент твоего входа в отель. Наверное, это было грандиозное зрелище. Может, повторишь его ради меня?
   – Ты ведь шутишь, да?
   В ответ он игриво подмигнул ей:
   – Может быть, да, а может, и нет.
   – Лео! – прошипела на него Сара, оглядываюсь по сторонам. – Веди себя прилично. Это же респектабельный отель.
   Лео вытянулся по стройке «смирно».
   – Конечно, моя леди. – Жестом он пригласил ей пройти к лифту. – Ваша карета ждет.
   – А разве мы не пойдем в бар, чтобы выпить перед ужином?
   Или он хочет забыть о еде и напитках и сразу направиться в спальню? Было бы неплохо.
   – Моя леди, общий бар ниже вашего достоинства, – покачал головой Лео, подхватывая ее под руку. – Нам сюда.
   Они вошли в лифт для одного особо важного гостя, поэтому вдвоем им было немного тесновато, и Лео, сам того не замечая, прижал ее к себе. Сердце Сары едва не остановилась, когда она почувствовала прикосновение его сильного, накачанного тела. Правда, ей было немного грустно от осознания, что это их с Лео самый близкий телесный контакт с того момента, как они танцевали при луне.
   Но вдруг ее отвлекли звуки музыки, которые раздались, как только лифт двинулся вверх.
   – Неужели это венский вальс? – не веря своим ушам, спросила Сара. – Похоже, со времени моего последнего визита в отель у управляющего улучшился музыкальный вкус.
   – Или кто-то, кто имеет достаточно влияние, намекнул ему на это, – невинно предположил Лео. – Это ведь наша песня. Она не могла не прозвучать сегодня, – прошептал он, обжигая ухо Сары дыханием.
   – Спасибо, – улыбнулась она.
   В этот момент двери лифта открылись, но не на втором этаже, где располагались номера гостей, а на третьем, где находились в основном служебные помещения. Длинный коридор освещали высокие канделябры. Они вели в дальний конец, туда, где не было ничего… Ничего, кроме ее детской спальни. О, Лео!
   С трудом подавив вставший в горле комок. Она смотрела на коридор, по которому она пробегала, проходила и проскакивала много лет подряд.
   – Пойдем? – мягко спросил Лео, протягивая ей руку, и она несмело подала ему ладонь.
   Она шла за Лео и с тоской думала о том, как же она будет жить, когда Лео вернется назад в Лондон. Если сейчас она сделает шаг ему навстречу, пути назад уже не будет. С отъездом Лео ее уделом станет тоска по несбывшемуся и ожидание новой встречи.
   Удивительно, как у нее хватило смелости пойти на это: взять Лео за руку и последовать за ним по прямому, длиной всего в десяток шагов коридору. Всего несколько шагов, но Сара была бы счастлива, если бы они шли вечно. Рядом с Лео, в этом созданном его стараниями пространстве, она чувствовала себя в безопасности. Сейчас с ней был тот, кто по-настоящему заботился о ней и был готов преодолеть все трудности просто ради того, чтобы доставить ей радость.
   «Наверняка он великолепный любовник!» – вдруг подумала Сара и смущенно опустила взгляд.
   Уже очень давно никто не делал для нее ничего подобного.
   И Сара любила его за это.
   Да, она любила Лео Грейнджера.
   Это открытие должно было шокировать ее, но нет. Она уже давно поняла, к чему все идет, ведь одного взгляда на Лео было достаточно для того, чтобы почва уходила у нее из-под ног, а сердце пускалось вскачь. И Сара не собиралась сопротивляться этим чувствам, потому что то, что происходило с ней сейчас, было прекрасно.
   Лео распахнул перед Сарой старую деревянную дверь, которая когда-то служила для нее вратами в таинственный мир, созданный ее детским воображением. Но открывшаяся ей комната лишь отдаленно напоминала ее старую детскую. Только аромат лавандовых саше и старого дерева, всегда витавший здесь, остался прежним. В отличие от полумрака коридора, здесь было светло. Лучи закатного солнца врывались сквозь распахнутые окна и окрашивались во все цвета радуги, проникая сквозь стекла витража.
   На месте ее кровати теперь находился изящный диван, напротив которого стоял сверкающий фарфором, столовым серебром и тончайшим хрусталем и источающий аппетитные запахи стол. Рядом с ним в ведерке со льдом ждало своего часа шампанское.
   – Я не знаю, что сказать, – выдохнула она, глядя на Лео сияющими глазами.
   – Тогда ничего не говори, – прошептал он, подойдя к ней сзади и притянув к себе, так что ее спина оказалась прижатой к его груди. – Мне достаточно того, что тебе понравилось.
   Она смогла только улыбнуться ему в ответ, наслаждаясь теплом его сильных рук, обнимающих ее за талию.
   – Это волшебно. Как ты узнал, что я мечтаю снова оказаться здесь перед тем, как в мою жизнь ворвутся перемены?
   – Ну, это как раз самое простое. Я просто представил себе, чего бы хотел я, если бы оказался на твоем месте. А теперь, думаю, пора попробовать это великолепное шампанское из самых глубоких погребов этого отеля и лучшее из того, что может предложить местный шеф-повар.
   – Обязательно, но сначала я должна поблагодарить тебя за все, что ты для меня сделал.
   Не разрывая объятий, Сара обернулась к Лео и поцеловала его. Его лукавая улыбка исчезла, как только ее нежные губы накрыли его рот, а тонкие пальчики скользнули под ворот его рубашки. Сначала их поцелуй был легким, словно прикосновение крыльев бабочки, но, когда Лео взял инициативу в свои руки и рывком притянул ее к себе, наслаждаясь податливой мягкостью ее тела, он стал более требовательным и глубоким. Саре было достаточно провести по губам Лео кончиком языка, чтобы они приоткрылись, впуская ее, давая ей возможность завладеть его ртом. Его руки, скользящие по ее телу, обжигали даже сквозь тонкую ткань платья, сильнее разжигая огонь желания.
   Этот поцелуй не был похож на все предыдущие, в нем Сара полностью отдалась страсти, повинуясь рукам и губам Лео, но чем глубже и требовательнее становился поцелуй, тем сильнее она хотела большего. Ей не нужно было шампанское, чтобы почувствовать опьянение, – ее голова и так кружилась от переполняющей ее любви и страсти. Она отчаянно хотела Лео. Все остальное в этот момент казалось избыточным и ненужным.
   Не важно, что ждет их в будущем, ведь сейчас они вместе, и она может показать Лео, как много он значит для нее. Только рядом с ним она поняла, какой прекрасной может быть жизнь.
   Ей предстояло попрощаться с этим домом, но она сможет пережить это, если Лео будет рядом с ней. Просто потому, что после него ни с кем другим она уже быть не сможет.
   Слыша, как сердце бешено колотится в ребра, она немного отстранилась и заглянула в синие в полумраке комнаты глаза Лео. Сейчас она как никогда остро ощущала его близость, замечала каждую деталь – мягкость ткани рубашки, подчеркивающей его мускулистое тело, гладкость его горячей кожи, запах дорогого парфюма, который, наверное, теперь навсегда останется ее любимым ароматом. Лео был для нее худшим наркотиком, зависимость от которого могла прервать лишь смерть.
   – Мы еще увидимся? – нерешительно спросила она.
   – Что? – переспросил он.
   – Я знаю, что завтра после совещания ты вернешься в Лондон, но я бы хотела встретиться с тобой еще раз. – Сара не хотела спешить, но если она не использует этот шанс, другого ей может и не представиться. – Посмотри, что ты делаешь со мной, Лео Грейнджер! Я снова ношу платья и высокие каблуки, и мне это нравится. Ты мне очень нужен, Лео. Пожалуйста, скажи, я тебе тоже небезразлична. Скажи, что ты вернешься, чтобы еще раз встретиться со мной.
   Лео крепко прижал ее к своей груди, так что она слышала, как яростно бьется ее сердце. Но вместо слов, на которые она так надеялась, она услышала лишь тихий стон, который не имел ничего общего со стонами страсти. Скорее он говорил о том, что у Лео для нее плохие новости.
   Неужели она ошиблась? Неужели неверно поняла его?
   Сара заглянула ему в глаза, и ее улыбка увяла.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация