А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Волшебство начинается" (страница 6)

   Именно тогда все увидели то, о чём Айви знала с самой первой встречи с Лейлой: в зеркале рядом с девочкой появилось отражение ещё одной женщины. Она была очень красивой, у неё была нежная улыбка и широко распахнутые серые глаза.
   – Мама! – замерла Лейла и медленно обернулась. Наконец-то она сможет взглянуть маме в глаза.
   Но, отвернувшись от Айви, девочка поняла, что рядом с ней никого нет: мама Грейс была лишь отражением в зеркале.
   Лейла почувствовала, как в её сердце вселяется холод и возникает яростное желание сделать Айви больно. Очень больно.
   Айви бросила на неё удовлетворённый взгляд.
   – Вот они: первая добрая ведьма и её обожаемая доченька. Вы такие милые, будете великолепно смотреться в качестве статуэток в гостиной Белоснежной колдуньи.
   – Где моя мама?! – всхлипнула Лейла.
   – Как бы тебе это объяснить?.. Ну ладно… Наверное, в таких случаях лучше использовать самые простые слова: твоя мама умерла. Она так ослабла, что присутствовать при её поражении было даже скучно, – фыркнула Айви. – Знаешь, Лейла, в жизни существуют определённые правила, которые поддерживают устоявшийся порядок, и самое главное из них это то, что сильные побеждают, а слабые проигрывают, и каждый должен исполнять свою роль. Я ведьма и должна делать плохие вещи, ты – тоже ведьма. Решай, с кем ты хочешь остаться: с тем, кто проигрывает, или с тем, кто побеждает?
   В зеркале Грейс положила руки на плечи своей дочери, и Лейла почувствовала, как внутри у неё разливается тепло. Она не могла посмотреть маме в глаза, но она могла почувствовать тепло её рук, которое проникало прямо в сердце, согревая его, как первое весеннее солнце согревает бледную кожу. Глядя в зеркало, Лейла смущённо протянула к маме руку. Айви могла обмануть её глаза, но это тепло невозможно было ни с чем перепутать, даже если его нельзя было увидеть. Грейс это знала и тут же крепко сжала руку дочери.


   – Да, я ведьма, но я не хочу быть злой, – просто сказала Лейла.
   Грейс в зеркале улыбнулась, исполненная гордости за дочь, и из их сплетённых рук вылетело море сиреневых лепестков, которые, как шторм, обрушились на Айви.
   Ведьма попыталась заслониться от них, но лепестки нападали на неё, как разъярённые пчёлы, вышвыривая вон из кондитерской и из нашей истории. Правда, ненадолго.
   – На этот раз ты победила, наглая ведьмочка! – сдалась Айви. – Но я скоро вернусь и заберу твоё сердце!
   Потом она исчезла, и вместе с ней исчезли змеи и косички, которые связывали Эрминию и всех остальных. Лейла бросилась к ним в объятия, но Елена её остановила: она уселась на метлу, надвинула на глаза лётные очки и сказала Лейле:
   – Приближается полночь. Мы должны срочно вернуться домой. Запрыгивай, ведьмочка!

   10
   Сёстры

   С одиннадцатым ударом Биг-Бена Лейла, Елена, бабушка Эрминия и тётушка Франциска приземлились в саду Примроуз.
   – Быстро в зал Всеобщего Беспорядка! – сказала бабушка.
   – Куда? – удивилась Лейла.
   – Иди за нами – и сама всё увидишь, – ответила Елена.
   Лейла кивнула и изо всех сил сжала бабушкину руку.
   – Спасибо, что нашла меня, ведь я сбежала, не сказав ни слова.
   – Я люблю тебя, лохматенькая моя, и никогда не оставлю одну. А сейчас нам пора идти, у нас осталось совсем мало времени.
   Вслед за бабушкой Лейла прошла через погружённый во тьму салон красоты, пересекла зимний сад тётушки Френки и спустилась в подвал.
   Лестница вела в большую комнату, обставленную простыми книжными шкафами, занимающими три стены. На полках стояли многочисленные стеклянные флаконы с этикетками, похожими на те, которые были наклеены на шампуни бабушки Эрминии. Эти флаконы, наполненные разнообразными магическими травами, были аккуратно расставлены в алфавитном порядке.
   Тётушка Френки отодвинула бутыль, на этикетке которой было написано «Полынь», повернула спрятанную за ней ручку, и все увидели нежный луч золотого света, пробивающийся из-под двери, находящейся на четвёртой стене.
   Зал Всеобщего Беспорядка был самым необычным и вместе с тем самым уютным местом, в котором когда-либо довелось побывать Лейле. Он был совсем не похож на обычное логово ведьм, там не было ни пауков, ни летучих мышей, ни чёрных котов, которые могли неожиданно наброситься на тебя из темноты. Посреди зала возвышался круглый, как огромный бублик, диван, покрытый мягкой полосатой тканью. Позади него находился камин, раскалённые угли которого окрашивали комнату в тусклый красный цвет.
   Франциска подошла к камину и подула на угли, приговаривая:
   – Огненный цветок, свети на восток.
   Тут же над тлеющими дровами взвились миллионы искр, и дрожащие языки пламени осветили всю комнату. Стало видно, что, поднимаясь к потолку, стены смыкались в арки, покрытые затейливым кирпичным узором, похожим на красный закат. Деревянный пол источал аромат воска, а в камине поблескивал золотой котёл, испуская в воздух лёгкое облачко сиреневого пара.
   – Сначала летающая метла, а теперь… котёл! Прямо как у настоящих ведьм! – подскочила от восторга Лейла.
   Бабушка улыбнулась:
   – Точно. И это самый необыкновенный котёл из всех, что у нас есть. И знаешь почему?
   – Почему? – с интересом спросила Лейла.
   – Потому что он сделан из цельного золота и потому что каждая ведьма может использовать его только однажды: в день своего посвящения.
   Елена протянула ладонь к облаку фиолетового пара: от её длинных пальцев тут же отскочили искры, превратившись в одиннадцать зажжённых свечей.
   – Сегодня именно такой день, – сказала она.
   Лейла посмотрела на бабушку и её подруг: они встали в полукруг перед котлом. Очень скоро она тоже станет ведьмой. Лейла всё ещё не могла в это поверить: она научится колдовать, летать на метле, разговаривать с животными и, кто знает, чему ещё.
   Она встала рядом со всеми и с любопытством посмотрела на котёл.
   – Значит, вы действительно готовили мне праздничный торт!
   – Ну конечно! Мы бы никогда не стали лгать члену братства Всеобщего Беспорядка, – гордо ответила Елена.
   – Члену какого братства? – спросила девочка.
   – Братства Всеобщего Беспорядка, – вмешалась в разговор бабушка Эрминия. – Это название, которое носит наше сообщество…
   – Красивое. Но что оно означает?
   – Оно означает, что нас совсем не устраивает существующий порядок вещей, – объяснила бабушка. – Вовсе не обязательно, чтобы все ведьмы были злыми, достаточно не подчиняться заведённому порядку! Мы восстали и стали добрыми ведьмами: братством Всеобщего Беспорядка!
   – Но этот хаос разозлил самое организованное существо на свете – Белоснежную колдунью, и с тех пор как Грейс нас освободила, та любым способом хочет заполучить нас, – добавила Елена.
   – Грейс? Моя мама?
   – Да, Лейла. Твоя мама – первая непослушная ведьма. Именно она растопила лёд, который сковывал наши сердца, и подарила возможность выбирать: совершать доброе или злое колдовство.
   – Но как она это сделала?
   – С помощью любви, – просто ответила Эрминия.
   Лейла задумалась над этими словами.
   Бабушка посмотрела на неё и добавила:
   – Твоя мама тоже раньше была злой ведьмой… Знаешь, кто растопил лёд в её сердце?
   – Кто?
   – Твой папа, когда полюбил её.
   Лейла улыбнулась: теперь она поняла.
   Одним взмахом своего волшебного половника Франциска подняла в воздух котёл и свечки и произнесла:
   – Белоснежной колдунье не нравится, когда люди любят друг друга: у неё нет сердца. Подумай только, она забрала твою маму как раз в день твоего рождения и тебя тоже хотела утащить. Но где ей! – воинственно заявила тётушка Френки. – Во время битвы с Королевой ведьм, Её Мистическим Величеством, мы притворились мёртвыми и, когда никто из них уже и не думал искать нас, перебрались в другой город и придумали для себя новую жизнь здесь, в Примроуз Хаус оф Бьюти. Все вместе, как настоящие подруги. Одиннадцать лет мы обводили вокруг пальца эту блондиночку с холодной кровью! И до сегодняшней ночи нам удавалось защищать тебя от этой мерзкой бледной поганки!
   – Но теперь, когда Айви узнала, что вы живы и охраняете меня, она созовёт всех ведьм. Они начнут на нас охоту и… – Лейла не сумела закончить фразу: мысль о том, что ей придётся бороться против всех ведьм на свете, заставила её задрожать как осиновый лист.
   – Вряд ли, – задумчиво ответила бабушка. – У Айви очень сильные амбиции, она захочет поймать нас сама, чтобы торжественно вручить тебя Белоснежной колдунье. Тогда она станет самой сильной ведьмой на свете и получит корону Её Мистического Величества. Поэтому ты должна хорошо подготовиться к тому моменту, когда она за тобой вернётся.
   Из ящика, скрытого в нише над камином, бабушка Эрминия достала маленькую книжку. Её обложка была сделана из вишнёвого бархата и покрыта медными звёздами; закрывалась книжка старинным металлическим замочком. Елена подошла к другому ящичку, спрятанному в стене слева от камина, открыла его, произнося непонятные слова, и достала цепочку из разноцветных бигудей, ту самую, которую Лейла подарила ей несколько лет назад. На цепочке висел золотой ключик. Елена вставила его в замок на книжке; он открылся с весёлым позвякиванием.
   Маникюрша открыла книгу на первой странице, где было выведено: Магический кодекс братства Всеобщего Беспорядка, и передала её Лейле. Листая книгу, Лейла узнавала бабушкин почерк: страницы были заполнены заметками, фотографиями, сухими цветами, листьями и разноцветными рисунками.
   – Как красиво! – восхитилась Лейла. Ей захотелось сесть и внимательно рассмотреть книгу.
   – У тебя ещё будет время изучить её, – сказала бабушка. Затем она пролистнула книгу до четвёртой страницы и произнесла: – А теперь настало время твоего первого заклинания.
   Первое заклинание ведьмы:

мы добрые ведьмы,
и добрые чары творим с удовольствием мы.
мы вовсе не злые, коварные ведьмы —
те порождения тьмы.
они сеют горе, смерть и ужас —
мы сеем цветов семена.
Не было раньше добрых колдуний,
но наши пришли времена.
Нас воспитывать не пытайся, порядка от нас не жди:
МЫ ЖИЗНЬ ПРОБУЖДАЕМ И ВСЁ ИЗМЕНЯЕМ,
как по весне дожди.
НО ВРЯД ЛИ КТО-ТО НА БЕСПОРЯДОК БУДЕТ ПЕНЯТЬ ВЕСНЕ.
Мы неаккуратны и неопрятны, но вежливы мы вполне!
мы ценим преданность, верность, дружбу,
и людям от нас тепло.
Так пусть им добрую служит службу
Светлое волшебство!


   Лейла выдохнула последние слова заклинания на волшебный именинный торт, задув все свечи. Дымок от фитилей заструился в воздухе, очертив идеальный круг, а потом образовал серые зигзаги, похожие на розы, распускающиеся вокруг котла. Затем он упал на пол, превратившись в пенящийся шнур, который обвился вокруг левой щиколотки Лейлы, и вспыхнул на какое-то мгновение, осветив лица четырёх ведьм снизу. Вскоре Лейла увидела, как необыкновенный браслет на её ноге становится тонкой серебряной цепочкой.
   – Добро пожаловать в наш мир, ведьмочка! – улыбнулись три ведьмы.
   Лейла посмотрела на ноги Франциски, Елены и Эрминии. Они сняли обувь, и она увидела, что на ноге каждой из них поблёскивает браслет из многих нитей различных цветов, украшенный жемчужинами и драгоценными камнями. Она вскинула взгляд: рабочие халаты её подруг превратились в живописные лохмотья, их волосы были покрыты сахарной пудрой и растрёпаны ветром битвы. Лейла взяла их за руки и с чувством произнесла:
   – Спасибо, Сестры!

   Как и многие другие, эта история заканчивается так же, как и началась: звонком в дверь. В самый разгар ночи члены братства Всеобщего Беспорядка услышали, как из-за двери раздался весёлый переливчатый звук колокольчика. И тут же счастливый голос произнёс:
   – Лейла-а-а-а! Малышка-а-а! Ты где-е-е?
   – Папа! Я здесь! – воскликнула Лейла.
   – Мы забыли закрыть входную дверь, – вздрогнула Франциска.
   – И дверь на лестницу тоже! – заволновалась Елена.
   – Какая невнимательность! Но ещё не всё потеряно! – воскликнула Эрминия. Одним взмахом своей волшебной шпильки она превратила тёмную комнату с котлом в самый нарядный и праздничный зал на свете: повсюду виднелись воздушные шарики и бумажные флажки, свистульки и шапки для гостей.
   Услышав, что шаги Николаса Блу приближаются к лестнице, ведущей в подвал, Эрминия превратила мятую одежду всех присутствующих ведьм в шикарные вечерние платья.
   – Твой папа никогда не знал, что его окружают одни ведьмы, и будет лучше, если и сегодня он этого не узнает! – объяснила бабушка Эрминия внучке.
   Лейла кивнула. К счастью, за секунду до того, как папа Николас показался у дверей, всё было готово. Ну, почти всё: члены братства Всеобщего Беспорядка забыли об одной детали.
   – Вот, моя девочка! С днём рождения, Лей…
   Папа не успел закончить фразу, а Лейла уже бросилась ему на шею, чтобы поцеловать.
   – Как шикарно! День рождения в подвале! – радостно заметил Николас.
   – Нам хотелось придумать что-то особенное, – попыталась оправдаться Эрминия.
   – И вам это удалось! Но мне не очень понятно, – сказал Николас, заметив ту самую маленькую деталь, – зачем вы положили именинный торт в золотой котёл?
   Члены братства Всеобщего Беспорядка посмотрели друг на друга, не зная, что ответить. И только Лейла быстро нашлась:
   – Потому что порядок нам совсем не по душе!

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация