А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дождь из огурцов (сборник)" (страница 1)

   Игорь Дмитриевич Востряков
   Дождь из огурцов


   Прилагательное

   Мы проходили прилагательное. Объяснений Полины Ивановны я не слушал и весь урок читал книгу «Всадник без головы». На следующий день Полина Ивановна, как нарочно, вызвала меня к доске, где уже был написан текст, и продиктовала всему классу:
...
   За грибами
   Три друга пошли (в какой-то) лес за (какими-то) грибами. У (какого-то) Миши была (какая-то) корзинка, а у (какого-то) Коли и у (какого-то) Вани (какие-то) лукошки. Они собирали (какие-то) грибы и перекликались (какими-то) голосами. Вдруг (какое-то) небо потемнело и пошел (какой-то) дождь. Миша, Коля и Ваня спрятались под (каким-то) деревом.
   – А теперь, ребята, – сказала Полина Ивановна, – придумайте нужные по смыслу прилагательные и поставьте их на место пропущенных слов. Это касается и тебя, Синичкин!
   Я сделал вид, что усиленно думаю, а сам с надеждой посматривал на Ваську. Васька что-то написал на бумажке и бросил ее мне. Полина Ивановна сидела ко мне спиной и писала. Я развернул бумажку и стал по порядку быстренько вставлять Васькины прилагательные в предложения. Я так спешил, что даже рука заныла от напряжения. Наконец я переписал последнее прилагательное и сказал: «Все!» Когда я сказал: «Все!», ребята подняли головы от тетрадок – и класс грохнул. Я никогда не слышал, чтобы так смеялись.
   Полина Ивановна очень рассердилась и, строго взглянув на меня, сказала:
   – Ну что ж, Синичкин, если ты считаешь, что все прилагательные на месте, то прочти нам, что же ты написал.
   И я стал читать:
...
   За грибами
   Три друга пошли в косолапый лес за развесистыми грибами. У голубого Миши была неумытая корзинка, а у раннего Коли и продолговатого Вани незнакомые лукошки. Они собирали счастливые грибы и перекликались квадратными голосами. Вдруг первое небо потемнело и пошел вчерашний дождь. Миша, Коля и Ваня спрятались под жизнерадостным деревом.


   – Теперь тебе понятно, Синичкин, – сказала Полина Ивановна, – что, даже списывая готовое, нужно думать и самому?
   Я сказал:
   – Понятно!
   Но как Полина Ивановна узнала, что я списывал, этого я так и не понял.

   Политинформация

   Классный политинформатор Мишка Гуляев заболел, и им временно назначили меня. Целую неделю я готовился. Наконец наступил, день «дебюта». Полина Ивановна пригласила меня к своему столу, а сама села за последнюю парту и стала проверять тетради. Я так хорошо знал, о чем буду говорить, что, наверное, мог бы пропеть все, как стихи, но, сам не зная почему, скучным Мишкиным голосом забубнил привычное:
   – Ребята! В мире произошли важные события! Так как важных событий было очень много, я расскажу вам только о самых важных из них. Потому что всегда важно в политинформации рассказать слушателям именно о важных событиях, чтобы всем сразу стало ясно, как важно знать самые важные события!
   Как только я произнес это, ребят будто кто выключил. Братья Федоровы принялись играть в «морской бой», девочки зашушукались, кое-кто задремал. Мне стало обидно. Чтобы спасти положение, я стал рассказывать им самые занимательные истории, какие знал, но все было напрасно. Тогда я с отчаяния решил читать газету по диагонали – сверху вниз, а потом вдоль и поперек.
   – Хроника! – крикнул я. – В арктических прериях Сахары австралийский колбасник Цифердумов вывел новую породу сумчатого айсберга, скрестив для этого воображаемый обломок мельничного колеса с железной мочалкой великого Гумбольдта!
   Кое-кто из ребят поднял головы, прислушиваясь, а Васька уставился на меня с явным интересом. Ободренный первым успехом, я продолжал:
   – Происшествия. Вчера из молочной фермы «Заря Востока» сбежали два телеграфных столба. Столбы обнаружены полицией в трех тоннах из двадцати децибелл по местному времени!
   Теперь уже весь класс вместе с Полиной Ивановной смотрел на меня.


   – Их нравы! – с вызовом крикнул я. – Капрал Джони, прыгая через стену, уронил голову. При осмотре голова оказалась свиной. В капрале очевидцы опознали левый сапог с правой руки сегодняшней бороды вчерашнего премьер-министра! Все! Классный политинформатор нам больше не нужен!
   – Как это не нужен? – удивились ребята.
   – Так, – сказал я, – хватит на одном человеке поездом ездить! К политинформации нужно готовиться вместе, тогда всем интересно будет!
   – Полина Ивановна, я не понял! – крикнул Васька. – Почему сумчатый айсберг застрял в арктических прериях, если в правой руке у него был левый сапог?
   – Потому и застрял, – сказала Полина Ивановна, – что случайно перепутал правую перчатку сегодняшнего урока с левым ботинком вчерашней политинформации!

   Как я летал в космос

   Однажды на уроке мне в голову пришла блестящая мысль «улететь в космос». Любой порядочный ученик знает, что такое «улететь в космос». Сидишь за партой, и все думают, что ты внимательно слушаешь, о чем говорит учитель, а на самом деле мысленно гуляешь по Марсу или сражаешься с летающими роботами. На полет я настроился хорошо, так что сразу улетел за пределы солнечной системы. Летаю по космосу, а в это время наша учительница Полина Ивановна и объявляет:
   – После уроков мы всем классом пойдем смотреть художественный фильм «Это мы не проходили». Кто-нибудь из вас сейчас сходит и купит билеты!
   – Пусть Синичкин идет! – крикнула Ирка Лутошкина. – Он у нас самый сообразительный!
   – Можешь идти, Синичкин, – разрешила Полина Ивановна.
   Я услышал только последние слова: «Можешь идти, Синичкин!»
   Взял портфель и пошел.
   – Ты зачем портфель взял? – закричали ребята.
   – Так меня же отпустили!
   – Пусть портфель останется, он тебе только мешать будет!
   – Ты, Синичкин, хоть знаешь ли, куда тебя выбрали? – поинтересовалась учительница.
   Мне стыдно признаться, что не знаю.
   – Знаю, – говорю.


   – Ну, если знаешь, так вот тебе деньги, сходи и купи на всех!
   Я взял деньги и пошел, а куда идти – не знаю и зачем – тоже не знаю. Для начала решил спуститься с лестницы, но на предпоследней площадке, к моему несчастью, не оказалось лампочки. В потемках я наступил на что-то визжащее, как свинья, и оно, подпрыгивая на ступеньках, понесло меня вниз. В конце концов меня так подкинуло, что я открыл дверь лбом и вылетел на улицу. Иду и думаю: «Что же это может быть такое, на чем по всей лестнице съедешь и ничего не сделается?»
   Дошел до витрины зоомагазина, стал шишку на лбу рассматривать, тут меня и осенило:
   «Так вот куда меня послали! Недаром на переменке Ирка Лутошкина о хомяках толковала, о живом уголке!»
   И я зашел в магазин. Но оказалось, что всех хомяков давным-давно раскупили, а на цветных попугайчиков не хватило денег. Расстроенный, поплелся я к выходу. У окна, в террариуме, одиноко лежали две черепашки и глядели на всех грустными глазами. У меня что-то дрогнуло внутри, я вернулся и купил черепашек.
   Пришел в класс, остановился у порога, а черепашек за спиной держу.
   – Ребята! – громко объявила Полина Ивановна. – Гена Синичкин сейчас сделает нам сообщение!
   Я набрал в грудь побольше воздуха и выпалил:
   – Я купил то, что заказали, но чтобы они не потерялись, их придется держать в ящике!
   В классе захихикали.
   – Никуда они не денутся, – успокоила меня Полина Ивановна, – я их в сумочку положу!
   – В сумочке не поместятся, – возразил я, – кроме того, их еще согреть нужно, чтобы не стучали.
   Класс напряженно заморгал глазами.
   – Чем не стучали? – спросила Полина Ивановна.
   Тут я стал вспоминать, как называется у черепах то, что находится у них сверху и снизу, но не вспомнил и сказал:
   – Они костями стучать будут. Кормить их придется травой, а кости протирать мягкой тряпочкой.
   – Какие кости? – вскрикнула Полина Ивановна. – Ты меня с ума сведешь, Синичкин! Надеюсь, что речь идет о чем угодно, только не о билетах в кино, за которыми мы тебя отправляли?
   – Да, – честно признался я и выложил перед ней черепашек.
   – Ой! – всплеснула она руками. – Что это?
   Ребята повскакивали с мест.
   – Это пришельцы, – несчастным голосом соврал я, – прибыли к нам из созвездия Черепахи! При посадке на Землю их ракета разбилась в лепешку!
   – Какая ракета? Какая лепешка? Что ты выдумываешь? – воскликнула Полина Ивановна.
   Тут распахнулась дверь и на пороге появилась уборщица. В руках она держала мятую жестянку.
   – Полина Ивановна! – закричала она. – «Ракета» разбилась!
   – Какая ракета? – схватилась за голову Полина Ивановна.
   – Пылесос наш! – сказала уборщица. – Ваш Синичкин на нем по лестнице съехал!

   Верёвка

   Были сумерки, когда Васька вышел во двор прогуляться. Возле пожарной лестницы заметил тонкую бельевую веревку, свисающую с крыши. Он слегка подергал ее и крикнул: «Эй!»
   – Эй! – откликнулось эхо. Ваське понравилось, что эхо так хорошо и быстро откликается.
   – О-го-гой! – опять крикнул Васька.
   – Ой! Ой! Ой! – ответило эхо.
   – Это чья веревка? – балуясь, крикнул Васька.
   – Моя! – откликнулось эхо.
   Пораженный Васька немного помолчал и спросил:
   – Эй, а ты кто?
   – Андрейка!
   – Что ты там делаешь?
   – Ничего.
   – Так зачем же на крышу забрался?
   – На спор, чтобы молотком по крыше постучать!
   – Ну и как, постучал?
   – Постучал.
   – А веревка зачем?
   – Молоток на крышу поднять!
   – И все?
   – Все!
   – Так слезай!
   – Не слезу!
   – Почему?
   – Страшно! – Слышно было, как Андрейка заплакал.
   – А ну, не реветь! – решительно прикрикнул Васька. – Веревка у тебя привязана?
   – Не-ет!
   – Так привяжи!
   Веревка дрогнула, чуть натянулась и провисла.
   – Привязал?
   – Да!
   – Крепко?
   – Морским узлом!
   – Молодец! – похвалил Васька, приторачивая веревку к поясу. Ухватившись за стальной прут лестницы, Васька уверенно полез вверх. Добравшись до Андрейки, тоже обвязал его веревкой, и они стали спускаться.
   – Не было бы веревки, – рассуждал Васька, – я бы тебя и спасать не стал. Побоялся. Пришлось бы милицию вызывать или пожарников, родителей бы переполошили, а с веревкой хоть бы что! Ничего не страшно!
   Спрыгнув на землю, Васька слегка подергал веревку и спросил:
   – К чему она у тебя привязана?
   – К молотку, – ответил Андрейка.

   Самая полезная вещь на свете

   Братья Малявины, посапывая носами, волокли какое-то странное сооружение, сколоченное из нетесаных досок.
   – Это что еще за гроб такой? – с завистью спросил Васька.
   – Не гроб, а самолет! – обиделись братья.
   Они подтащили сооружение к сараю, привязали к нему веревку и принялись втаскивать на крышу. Васька снизу давал советы.
   Когда «самолет» был установлен, старший из братьев, который учился в третьем классе, взобрался на него и велел младшему толкать что есть силы. Но сколько братья ни старались, «самолет» не трогался с места.
   – Наверное, за крышу зацепился, – предположил Васька, которому не терпелось увидеть, как все это полетит и что из всего этого получится.
   Братья перевернули «самолет» и обнаружили снизу огромный гвоздь.


   – Васька, неси молоток! – закричали братья. – Тут гвоздь загнуть нужно!
   – А чем вы при посадке тормозить будете? – спросил Васька, которому вовсе не хотелось идти за молотком.
   Братья призадумались, потому что ив самом деле, кроме гвоздя, тормозить было нечем. Посовещались немного и, поднатужившись, столкнули самолет с крыши. Он рухнул вниз и, ударившись о землю, рассыпался на части.
   – Из-за тебя, Васька, наш самолет разбился! – закричали братья, слезая с крыши. – Из-за тебя нам всегда попадает, а тебе никогда не попадает! Это ты нас научил всю картошку сверлом просверлить, чтобы проветривалась лучше!
   – Эх вы! – сказал Васька. – Пока вы тут кричали, я придумал, что из этих досок сделать можно. Самую полезную вещь на свете! Вытаскивайте гвозди!
   Когда гвозди были вытащены, Васька велел разметить доски точно по линейке. Братья распилили их на части.
   – Ну и что же это такое вышло? – сгорая от нетерпения, спросили они.
   – Дрова! – сказал Васька.
Чтение онлайн



[1] 2

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация