А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "День Космонавтики" (страница 1)

   Вадим Шарапов
   День Космонавтики

   В Центре управления полетами было непривычно тихо.
   Большой транспарант «С Днем космонавтики, дорогие коллеги!», вывешенный над стеклянными дверями, чуть слышно шуршал под струей прохладного воздуха из кондиционера.
   Поздравить Виталия с праздником забежал Саша, стажер из сектора управления МКС, но и он уже умчался, на прощание бросив: «Старик, я к жене». Теперь Виталий сидел один, от нечего делать вращаясь туда-сюда в кресле, смотрел на экраны и скучал. Запусков в ближайшее время не предвиделось.
   – Водки бы сейчас! – громко сказал Виталий и укоризненно посмотрел на маленький календарик с портретом Гагарина. Первый космонавт радостно улыбался – он, как говорят, и сам был не дурак выпить. Виталий вздохнул и откинулся на спинку кресла.
   Из динамиков монитора послышался шум. Открыв один глаз, оператор удивленно посмотрел на сетку селектора. Шум продолжался, он усилился и стал как-то непонятно пульсировать.
   «Помехи, блин», – Виталий пощелкал кнопками. Безуспешно. Когда он уже потянулся, чтобы проверить датчики мониторинга, в динамике что-то щелкнуло и шум пропал. Вместо него раздался мужской голос:
   – Эй, в ЦУПе! Привет, Земля! С праздником! Как вы там?
   Машинально набросив на голову наушники, оператор посмотрел на пульт, где должен был светиться зеленый огонек приема-передачи.
   Остолбенело заморгал. Линия была мертва – «ни звездочки», как любил говорить сменщик Виталия.
   – Земля, как слышите? – голос был веселым.
   – Слышу вас… – выдавил Виталий. – Кто на связи?
   – На связи – «Союз-11». Командир экипажа Георгий Добровольский. Как там празднуете?
   – Не понял вас. «Союз-11»? – Виталий тупо уставился в список позывных. – Какой еще одиннадцатый? Кто там шутки шутит?
   – Тот самый, не сомневайся, – голос в наушниках прервался смешком. Не отпуская стебель микрофона, свободной рукой Виталий открыл ящик стола, выхватил оттуда тяжелый том «Мировой пилотируемой космонавтики» и начал лихорадочно перелистывать страницы. Да… Ди… До… «Добровольский, Георгий Тимофеевич. 30 июня 1971 года… Погиб со всем экипажем «Союза-11» при возвращении на Землю…».
   – Освободите линию! – заорал он в микрофон. – За такие вещи…
   – Ты не кричи, сынок, – голос сменился другим, – ты лучше нас поздравь. Шутка ли – почти сорок лет прошло. Как вы там, на Земле?
   – Кто… это? – медленно спросил Виталий, чувствуя, как леденеет затылок.
   Почему-то он поверил, только услышав этот далекий, прерывающийся эхом голос – ничего живого не оставалось в нем, были только вселенская тоска и усталость.
   – Полковник Владимир Комаров. «Союз-1», – голос замолчал.
   Потом в наушниках заговорил прежний веселый мужчина:
   – Да нас тут много, парень! И все тебя поздравляют. Вот тут и Пацаев с Волковым присоединяются, – говоривший словно бы отвернулся от микрофона; на заднем фоне послышался шум, похожий на аплодисменты, неразборчивые голоса.
   – Вот к нам еще и американцы прибыли, «гуд лак» тебе желают. С «Аполлона-1» парни. О, и девчонки!
   – Какие?
   Виталий спрашивал, сам не понимая, что делает. В голове билось только одно: «Это же правда, правда, не розыгрыш, я знаю…»
   – С «Челленджера» ихнего. И с «Колумбии». Одна, которая учительница, очень даже ничего! – Добровольский снова засмеялся, в сторону сказал что-то по-английски.
   – Hi, i’m Judith Reznick! – звонкий женский голос ударил из наушников. – How are you?
   Трясущейся рукой Виталий набрал номер, зажав микрофон в кулаке. После нескольких телефонных гудков из трубки раздалось:
   – Лобачев слушает.
   – Владимир Иванович, – оператор мысленно представил себе грозного руководителя ЦУПа и сглотнул. – Владимир Иванович, тут такое дело…
   Он рассказывал, сбивчиво и путано, а в наушниках все это время шуршали мертвые голоса, орбитальные призраки прошлого смеялись и пили шампанское.
   Когда Виталий замолчал, в трубке еще десяток секунд слышалось тяжелое дыхание.
   – Понятно, – отозвался Лобачев, – ты там не паникуй. Поздравь их от нас, от ЦУПа там… Найди слова получше.
   – Владимир Иванович! Так они же…
   – Мертвые. Знаю. Ты, Виталий, еще года у нас не проработал, потому и не в курсе. Каждые пять лет такое повторяется. А говорить об этом у нас не принято. Стало быть, тебе повезло – услышал.
   – Так это что – не шутки? – прошептал в трубку Виталий, отчаянно ожидая, что Лобачев сейчас засмеется, скажет: эх, ты, салага, разыграли тебя.
   Но начальник ЦУПа не смеялся.
   – Да какие тут шутки, – отозвался он, покашливая, – сколько лет пытаемся с ними в другое время выйти на связь… Никак. А двенадцатого апреля – как по заказу. И все равно каждый раз не верим, не ждем… Ладно, действуй по обстановке.
   В трубке запикало. Виталий глубоко вздохнул и разжал ладонь, стиснувшую шумоподавитель микрофона.
   – «Союз-11», это ЦУП. Вы на связи? – спросил он.
   – Мы с вами всегда на связи, – добродушно-насмешливо отозвался Добровольский. – Как там Главный?
   – В порядке, «Союз».
   Виталий потянулся к пиджаку. Достал из внутреннего кармана фляжку, секунду поколебался и отвинтил пробку. Вдохнул запах коньяка.
   – Ну, тогда с праздником вас! – прошептал он в глухую космическую черноту и сделал первый глоток.
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация