А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сказка о смешном зле" (страница 1)

   Денис Эдвардович Емельянов
   Сказка о смешном зле

   Однажды Папа и маленькая Аленька гостили в деревне у Бабушки. Целый день девочка играла с кошкой, бегала на улице с деревенскими подружками, кормила цыплят в курятнике, называя их «цыпуськами». Она не заметила, как день стал клониться к вечеру. Солнышко стало прятаться за верхушки деревьев, птицы перестали весело пересвистываться и куда-то исчезли. Сразу захотелось зайти в дом, где уютно, тепло и пахнет чем-то вкусным, как пахнет только в бабушкиных домах.
   – Перекусим на дорожку, – сказал Папа, – и поедем домой в город, нас Мама заждалась.
   – Ой, как не хочется, – попросила Аленька, – меня цыпуськи ждут, я им зёрнышков обещала.
   – В следующий раз, малыш. Бабушка твоих цыпусек покормит, собирай игрушки, а то уже стемнеет скоро. Придется по темноте ехать.
   Но пока Аленька ела бабушкины ватрушки, пила молочко и собирала кукол в дорогу, на улице стало совсем темно.
   – До свидания, мои хорошие, приезжайте, не забывайте меня тут одну, – приговаривала бабушка, пока Папа и Аленька садились в машину. Но вот впереди была уже только деревенская улица, а Бабушка с кошкой на руках осталась стоять у калитки. Деревня закончилась быстро. Дальше дорога проходила через лес.
   – Это настоящий, дремучий? – всегда спрашивала Аленька, когда они с Папой ехали через лес, отделявший деревню от большой асфальтированной дороги.
   – Ну конечно, малыш, самый настоящий, – отвечал папа.
   Аленька знала, что большая дорога называется шоссе.
   – Наверное, где-то здесь ходила какая-то Саша с полным ртом сушек, нам в садике про нее всё время рассказывают, – подумала Аленька.
   Ехать по лесу до шоссе нужно было около четверти часа, и Аленька тихонько смотрела в окно, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в черноте плотной чащи, окружающей просёлочную дорогу. Вдруг в машине что-то зачихало, потом хрумкнуло, и ровный гул мотора прекратился.
   – Что ещё за сюрпризы? – вслух сказал раздосадованный Папа и остановил машину. Он открыл капот и начал светить туда фонариком и трогать какие-то штуки в моторе, затем он открыл багажник, достал оттуда сумку с инструментами и опять начал что-то ковырять и подкручивать. Аленька смотрела в окно, сидя на заднем сиденье, и видела только непроглядную темноту леса.
   Иногда, когда Папа направлял луч фонарика чуть в сторону, из кромешной темноты появлялась то ветка, то куст, то ствол дерева. И стало Аленьке казаться, что это лапы чудовищ или страшилищ. Сейчас из этого дремучего леса они как повыскочат и своими когтищами схватят её любимого папочку.
   – Папа, мне страшно, – заплакала Аленька. Ее осветил луч фонарика.
   – Ты это чего, малыш? – раздался папин голос.
   – Я боюсь, что тебя чудовища съедят, выскакнут из темноты и нас с тобой как схватят, – заревела Аленька ещё громче.
   – Ну что ты, малыш, чудовища в Сибири не водятся, – пробовал успокоить Аленьку Папа.
   – Тогда кикиморы, они водятся, – всхлипывала девочка, – ты мне в книжке со сказками сам читал.
   – Дочь моя, – вдруг заговорил Папа каким-то таинственным и сказочным голосом, – сейчас я открою тебе одну старинную тайну. Я расскажу тебе, как победить страх и сделать его маленьким и слабым.
   Аленька притихла.
   – Нужно представить себе, что всё страшное стало смешным и начать громко над ним смеяться. Ну, например, представь себе, что чудовище одето в коротенькое платьице, в лапах у него детский совочек и ведёрко для игры в песочек. – Аленька заулыбалась. – И в пасти у него соска и оно просится на горшочек. – Аленька представила себе всю эту картину и засмеялась.
   Они смеялись, смеялись, и вместе с этим смехом страх куда-то исчез. Когда они устали смеяться, Папа сказал:
   – Видишь, как интересно получается, смех победил твой страх.
   Наконец машина завелась, и пока они ехали домой, Аленька всё думала:
   – Зло сильное, оно порождает страх, а страх делает человека ещё слабее, но смех сильнее страха и побеждает зло. Как всё интересно устроено.
* * *
   На следующий день Аленька с Мамой пошли в цирк. Музыка играла, по круглой арене бегали лошадки и дяденька в высокой чёрной шляпе кричал «Але». Потом две тётеньки ездили на велосипедах с одним колесом. Аленька была в восторге и хлопала в ладоши. Наконец арена опустела, и на неё выбежал рыжий клоун в огромных ботинках с большим чемоданом. Клоун споткнулся и растянулся навзничь, чемодан раскрылся, из него выскочил пудель и бросился бежать. Тогда клоун вытащил из чемодана огромную надувную дубину и начал гоняться за пуделем и кричать:
   – Ты съел всю колбасу в моем чемодане, что мне теперь есть? Придется сделать из тебя отбивную.


   Он бегал за собачкой по всей арене и норовил попасть по ней надувной дубиной со всего размаха, смешно спотыкался и падал. Весь зал хохотал. Но Аленьке вдруг стало жалко пёсика, и клоун ей совсем разонравился. Когда они вышли из цирка, то встретили соседского мальчика Вову.
   – Здоровский был цирк. Особенно фокусник и клоун был смешной, – заговорил Вова.
   – А мне лошадки очень понравились, – ответила Аленька.
* * *
   На следующее утро Аленька с Мамой пошли погулять в парк.
   Там можно было покормить голубей и поиграть с разными знакомыми ребятами или просто посидеть с мамой на лавочке. Навстречу ей шёл Вова со своим щенком. На ремне у него висел игрушечный деревянный меч.
   – Ой, какой он у тебя славный. – Аленька присела рядом с собачкой и начала тихонько гладить пёсика по головке. Щенок был ещё совсем маленький, смешно переступал лохматыми лапами и больше был похож на мягкую игрушку. И тут он присел и сделал большую лужу прямо рядом с Вовой.
   – Нельзя так делать, – строго заговорил мальчик, – настоящая сторожевая собака так не делает.
   Но щенок смотрел на него, не понимая, и чуть заметно вилял смешным хвостиком.
   – Ах ты так, вот я тебе задам, – сердито закричал Вова и замахнулся на собачку своим игрушечным мечом. Щенок перепугался, заскулил и забился под парковую скамейку. Вова тянул щенка за поводок, размахивая мечом:
   – А ну вылезай, я тебя проучу, – громко закричал мальчик, и что есть силы ударил игрушечным мечом по скамейке.
   – Перестань, он же маленький, он тебя боится, – заступилась за щенка Аленька.
   – Вова, ты зачем на собачку кричишь? – спросила мама Аленьки.
   – Нельзя бить животных, – сказала женщина, которая сидела на соседней лавочке и качала коляску, – это нехорошо.
   – Нет, хорошо, – ответил Вова сам чуть не плача, – это мой щенок, его мне подарили, и мне его можно бить.
   – Это ещё почему? – даже растерялась Аленька.
   – А потому, что Клоуну в цирке можно, значит и мне тоже!
   – Ты чего это тут кричишь на всех, малыш, – это подошла мама Вовы. – Пойдём-ка домой. Мне кажется, что будущий мужчина не должен так себя вести. Папа этого не одобрит. Мы с папой никогда тебя не учили обижать маленьких и слабых. И что это с тобой случилось, какая муха тебя укусила сегодня?
   Вечером, когда Папа пришел с работы, Аленька рассказала ему про Вову и его щенка.
   – Пап, я Вову давно знаю, он хороший мальчик и никогда не был злым. Может, его колдунья сегодня заколдовала?
   – Да нет, малыш, тут дело серьёзнее. Помнишь, вчера в лесу я тебе рассказывал старинную тайну?
   – Как сделать страх маленьким? – вспомнила девочка.
   – Точно, молодец, память у тебя хорошая. Так вот, как говорил один буддийский монах: «И у обратной стороны есть обратная сторона».
   – Пап, а вы с твоим монахом не могли бы говорить попонятнее?
   – Попробую. Помнишь, что произошло с твоими страхами, когда ты стала над ними смеяться? Они перестали тебя пугать. Но в жизни людей, даже в жизни маленьких мальчиков есть вещи, которые не должны быть весёлыми и смешными, которые всегда должны вызывать отторжение и неприятие. Например, издевательство над щенком или кем-то слабым. Над настоящим злом никогда нельзя смеяться. Осмеянное зло перестаёт остро восприниматься людьми, перестаёт быть гадким и становится привычным. Так зло проникает в жизнь людей. Смех очень сильное оружие, малыш, и его можно использовать как на пользу, так и во вред людям. Смотря, в чьих руках это оружие оказалось. А теперь вспомни, что делал клоун вчера в цирке?
   – Он свою собачку хотел дубинкой стукнуть. Ой, оказывается – это клоун тот злой колдун, который заколдовал Вову? – удивилась Аленька.
   – Получается, что так. Точнее не он, а тот, кто его воспитывал, когда он сам был маленьким мальчиком.
   – Вот это да, как всё оказывается интересно. Ты знаешь, Пап, а мне этот клоун ещё вчера не понравился. Он, наверное, очень злой.
   – Я думаю, ты ошибаешься, малыш. Скорее всего, он неплохой человек, просто когда-то давно он перестал понимать, над чем можно смеяться, а над чем – нет. Главное, чтобы публика в цирке хохотала, когда он выходит на манеж, а над чем смеются люди, для него перестало быть важным. Теперь ты понимаешь, малыш, что смех очень большая сила. И использовать её нужно очень осторожно. Нельзя смеяться над настоящим злом, ведь тогда зло становится забавным и перестаёт вызывать отвращение. И самое страшное, что люди тогда перестают его замечать и бороться с ним. Зло исподволь входит в жизнь людей и становится привычным. Я думаю, когда мы с тобой в следующий раз пойдем в цирк, ты расскажешь клоуну про мальчика Вову и его щенка. Может быть, тогда он захочет изменить свой цирковой номер.
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация