А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Старший и сильный" (страница 1)

   Денис Эдвардович Емельянов
   Старший и сильный

   Мышонок сидел на старом пне и жмурился от солнечных лучей. Он уже подрос и окреп, но все еще оставался самым маленьким обитателем этой части леса. Мышонок научился шустро бегать между жестких стеблей травы, которой заросла вся полянка возле ручья, и ловко лазать, помогая себе своим маленьким цепким хвостиком. Он уже без особых усилий забирался на старый пень, у корней которого был вход в его родную нору, и мог подолгу сидеть и рассматривать все, что происходило вокруг. Он ведь был очень любознательный мышонок.
   – Как все изменилось, – думал он, – жаль, что Подснежник не может этого увидеть.
   Пожелтевшая прошлогодняя трава сменилась свежей и зеленой, на соседней сосне появились молодые шишки. Ручей остепенился, он не журчал больше так, как будто смеялся нал маленьким Мышонком, он нес всю свою воду почти неслышно и даже немного грустно. Казалось, он прощался, и тихо уходил куда-то далеко – далеко. Туда, куда уходят все ручьи и реки.


   В последнее время над лесной полянкой часто пролетала пара маленьких птичек. Они были не намного больше Мышонка, но совершенно не обращали на него внимания. Все время торопливо сновали взад и вперед, озабоченно пересвистываясь на лету. Мышонок попытался было с ними поздороваться, но они так быстро проносились над старым пнем, что очевидно не хотели его замечать. Только раз он сумел разобрать, как одна птичка пропищала другой:
   – Скорей, скорей, он очень голоден.
   – Смешные они, – улыбнулся Мышонок, – все время куда-то торопятся.
* * *
   Но вот в один из дней, забравшись на старый пень, Мышонок не увидел стремительно снующих над полянкой маленьких и серьезных птичек.
   – Куда же они пропали, – забеспокоился Мышонок, он уже успел к ним привыкнуть, и без их тоненьких голосков, будто не хватало чего-то важного на этой лесной поляне. Даже солнечные лучи светили сквозь листья окружающих поляну деревьев как-то иначе, отчужденно и пусто.
   – Что-то случилось, – догадался Мышонок, и прислушался. Нет, ему не показалось, из травы слышался тоненький зовущий голосок. Он чем-то напомнил Мышонку звук капель падающих с сосульки, с которой он познакомился весной, только был несравненно более одинокий и несчастный.
   – Кому-то нужна помощь, – думал Мышонок, пробираясь сквозь густую траву. Звук приближался. И вот, раздвинув носиком прошлогодние листья, Мышонок увидел маленькое птичье гнездышко, а на дне его сидел птенец. Он был еще меньше Мышонка, весь покрытый мягким пухом. Птенчик открывал клювик и тихонько пищал.
   – Он пытается звать своих папу и маму, – догадался Мышонок. Увидев его, Птенчик приник ко дну гнезда, зажмурился и перестал шевелиться.
   – Ты что меня испугался? – удивился Мышонок, – не бойся, я самый маленький в этом лесу, меня ни кто, ни когда не боялся. Я не сделаю тебе ничего плохого.
   Мышонок забрался на край гнезда и покрутил головой, осматриваясь по сторонам.


   – Где же твои мама и папа?
   Птенчик осторожно приоткрыл один глаз и посмотрел на Мышонка.
   – Есть хочу, – пропищал Птенчик.
   – Не знаю, что едят птенцы, – ответил Мышонок, – но я могу принести тебе вкусных колосков. Мне очень нравятся их зернышки.
   Он юркнул в траву и через минуту вернулся с несколькими колосками, полными спелых семян.
   – Попробуй, может тебе понравится, – осторожно предложил Мышонок. Птенчик приподнялся и, смешно открывая свой желтый клювик, стал глотать принесенные Мышонком зерна.
   – Еще хочу, – пропищал он, быстро покончив с принесенной едой.
   – Аппетит у тебя хороший, – обрадовался Мышонок и побежал за новыми колосками. Он натаскал их небольшую кучку в гнездо и строго сказал:
   – Мне нужно домой к Маме, а то она будет беспокоиться. Ты сиди тихо, а то здесь полно опасностей.
   При этих словах Птенчик опять прижался ко дну гнезда и зажмурился.
   – Меня зовут Мышонок, я буду твоим другом. Ты пока ешь, а я скоро вернусь. Я тебя одного не оставлю, – сказал Мышонок и побежал домой.
* * *
   Вернувшись в родную норку, Мышонок бросился к Маме, крепко прижался к ней и прошептал:
   – Мама, какая ты у меня хорошая, как я тебя пресильно люблю!
   – Что случилось Малыш? – встревожилась Мама.
   – Там наверху Птенчик, его родители пропали. Я думаю, их схватил кто-то большой и страшный. А он там совсем один, и он очень маленький, пушистый и голодный.
   – Это большое несчастье, – сказала Мама, – если птенец остался один, он может погибнуть. Без родителей ему не выжить.
   – Если у малыша нет родителей, у него должен быть друг. Я буду его другом, Мама, – решительно сказал Мышонок и побежал обратно к гнезду. Птенчик съел уже все зернышки, сидел на дне гнезда и молчал, смешно вытягивая шею и крутя головой во все стороны. Завидев Мышонка, он обрадовался, широко открыл свой желтый клювик и громко пискнул.
   – Ты что уже проголодался? – засмеялся Мышонок.
   – Да очень, – ответил Птенчик, – я все время хочу есть.
   – Это потому, что ты растешь, а когда растешь, все время надо кушать, – серьезно сказал Мышонок и побежал за колосками.


   Так Мышонок стал кормить Птенчика. Каждый день он помногу раз бегал за зернышками, и, улыбаясь, думал:
   – Я сам такой маленький, но у меня появился друг, который еще меньше и беззащитнее меня. Значит, теперь я старший и сильный и от меня так много зависит.
   Птенец быстро рос, он уже был больше Мышонка, но тот не замечал этого и строго наказывал Птенчику убегая:
   – Сиди тихо, не высовывайся, а если увидишь, такую лохматую и с когтями, знай – это Кошка, она очень опасная. Тогда быстро беги и прячься в норку. Ты понял меня малыш? – спрашивал Мышонок, точь-в-точь как его Мама. Птенчик кивал и сидел тихо, да и во всем остальном слушался Мышонка. Его серый пух стал рябеньким и был уже похож на нежные первые перышки. Пока Птенчик ел, Мышонок просто сидел на краю гнезда и рассказывал Птенчику обо всем, что он уже знал сам, и особенно о том, чему его научил Подснежник. О Солнце, о Ветре, о журчании воды в ручье и о том, что этот Мир такой огромный и в нем есть очень много красивого и доброго.
   – Ты скоро вырастешь, научишься летать и увидишь все это сам малыш, – ласково говорил Мышонок.
   – Нет, я еще маленький и летать мне совсем не хочется, – отвечал Птенчик. Он поднимал крохотную головку и смотрел сквозь переплетавшиеся травинки вверх. Там, в голубом небе, задумчиво проплывали белые облака, и иногда был виден силуэт большой хищной птицы, парящей в вышине, и оттуда высматривающей себе добычу.
   – Видишь ту большую птицу? Мне кажется, что страшнее ее нет ни кого на этом свете. Ее должны бояться все, и не только птицы. Как хорошо, что она не может разглядеть нас с тобой в этом гнезде.
* * *
   Так проходил день за днем, но однажды утром, Мышонок, в поиске спелых зерен для Птенчика отправился вдоль по берегу ручья. И вдруг, его чуткие ушки уловили сквозь тихий шелест травы какое-то незнакомое шуршание. Сначала он не обратил на него внимания, но странный звук приближался и Мышонок насторожился, прижимаясь к самой земле. И тут он увидел между стеблей травы, плоскую серую голову на длинной тонкой шее с желтыми немигающими глазами. Эти глаза холодно и пристально смотрели на Мышонка. Из плотно сжатой пасти вдруг появился и, мелькнув в воздухе, снова исчез тонкий раздвоенный язык. Раз и еще, и еще. Змея подняла свою голову над травой и тихо зашипела:
   – Сссшшшшшшш.


   – Это не Кошка, – только и успел подумать Мышонок и бросился со всех ног наутек. Похожая на старую сухую ветку болотная Гадюка, с тихим шипением, преследовала его. Выбежав на берег ручья, Мышонок увидел кусок древесной коры, плававший возле самого среза воды. Не задумываясь, он прыгнул вперед и поплыл на маленьком плоту по течению. Голодная Гадюка проводила его холодным взглядом желтых немигающих глаз. Поняв, что добыча ускользнула, змея тихо скрылась в густой траве на берегу ручья. Сердце Мышонка бешено колотилось от страха, он весь дрожал от ужаса. Но, справившись с собой, Мышонок подумал о том, что об опасности надо успеть предупредить Маму и Птенчика. Опустив свой хвостик в воду, он заработал им как веслом, направляя свой маленький плот к берегу. Совсем запыхавшись, перепуганный Мышонок прибежал домой.


   – Мама, там была очень страшная, большая, с таким языком двойным и шипела. Она погналась за мной, но я от нее по ручью уплыл. Вдруг она придет сюда, она может съесть нас и Птенчика, – с трудом переводя дух после быстрого бега, еле вымолвил Мышонок.
   – Она была серая и двигалась ползком? – испуганно спросила Мама.
   – Да, Мама, кто это?
   – Это болотная Гадюка. Змей уже давно здесь не было, я сама их никогда не видела. Мне про них рассказывала твоя бабушка, когда я сама была маленьким мышонком. Это большая опасность, от нее не спрячешься в норке как от всех остальных. Гадюка найдет нас и здесь. Нам придется уходить из нашего дома, подальше отсюда.
   – А как же Птенчик Мама? Ведь он не может уйти с нами. Он там один в своем гнезде и ждет меня.
   С этими словами Мышонок, что было духу, побежал к Птенчику. Тот ждал его как обычно, спрятавшись в своем птичьем домике из травы и веточек. Забравшись в гнездо, Мышонок сказал как можно спокойнее:
   – Ты уже большой, и пора бы тебе научиться летать. Сюда ползет ужасная Гадюка, она пострашнее Кошки, я видел ее сам и чуть не умер от страха. Ты должен улетать отсюда, прямо сейчас.


   – А как же ты и твоя Мама? – спросил Птенчик.
   – Мы тоже должны уходить отсюда. От Гадюки в норке не спрячешься. Улетай скорее, ты уже большой и у тебя получится.
   В этот момент, совсем рядом раздалось уже знакомое Мышонку «Ссссшшшшшш».
   – Это она, – прошептал Мышонок. И тут, между стеблей травы, показалась серая приплюснутая голова с желтыми холодными глазами. Увидев змею, Птенчик громко пискнул и … взмыл вверх. Он пролетел совсем немного, изо всех сил работая своими еще неокрепшими крылышками, но все же смог добраться до толстой ветки растущего рядом дерева.
   – Там его змее нипочем не достать, – успел подумать Мышонок и бросился бежать. Змея поползла за ним следом, шипя и пробуя воздух своим раздвоенным языком. Она двигалась гораздо быстрее Мышонка и скоро стала его настигать. Из последних сил он бросился вперед и вдруг увидел, что сверху на него несется та самая, огромная, хищная птица.
   – Я пропал, – подумал Мышонок, приник к земле и закрыл глаза от ужаса. Он услышал шум отчаянной борьбы, а потом все стихло, и было слышно, как ветер шуршит стеблями луговой травы. Мышонок осторожно приоткрыл глаза и огляделся. Он увидел большую гордую птицу с загнутым крючком клювом и мощными когтистыми лапами. Эти лапы крепко держали переплетенное кольцами тело болотной Гадюки. Лишь взглянув сверху на перепуганного Мышонка, гордая птица взмахнула своими могучими крыльями и взмыла вверх, унося в когтях пойманную змею.


   – Мой малыш, – запричитала Мама, крепко обнимая прибежавшего домой Мышонка, – как я за тебя испугалась.
   Птенчик прилетел сам и уже давно сидел, на любимом месте Мышонка, на старом пне над его норой и с нетерпением ждал его.
   – Как тебе удалось удрать от этой ужасной Гадюки?
   – Мне помогла та самая птица, которую мы с тобой видели высоко в небе, она поймала ее.
   – Не может быть! Это ведь самая страшная птица на свете.
   – Мне Мама всегда говорила, что все кто летают в небе и большие – очень опасные. Но Гадюке этого видимо никто не рассказывал, – вздохнул Мышонок.
   – А может эта птица видела сверху нашу с тобой дружбу и решила спасти тебя? – не унимался Птенчик.
   – А ты здорово летаешь! – улыбнулся Мышонок. – И как это у тебя получается? Ты же вроде говорил, что тебе этого совсем не хочется и ты еще маленький?
   – Да, ты любого сумеешь научить летать, – засмеялся Птенчик. – Я удивляюсь, как ты сам не полетел когда увидел эту змею.
   – Когда я ее увидел, я сразу научился плавать на плоту, – засмеялся в ответ Мышонок и крепко обнял Птенчика.
   – Удача всегда поворачивается к тому, у кого доброе сердце, – сказала Мама. – Хорошо, что все так закончилось для вас обоих.
* * *
   Начинался вечер, садилось за верхушки деревьев уставшее за день Солнце. Мышонок и Птенчик сидели рядом на старом пне. Им было хорошо просто сидеть вот так, молчать, смотреть на закат и слушать, как ветер шелестит травинками и шумит в ветвях деревьев.
   – Все так интересно устроено, – подумал Мышонок, – все для чего-нибудь очень нужно. Солнце и дождь – для цветов и деревьев, цветы и деревья – чтобы создавать красоту на всей земле. Земля – для мышат, чтобы строить норки. А для чего нужен Я?
   Он сидел и, жмурясь от лучей заходящего солнца, смотрел на Мир вокруг. Ему было хорошо и уютно в его Мире.
   – Я понял, – подумал Мышонок, – я смотрю на них на всех и люблю их. Им всем нужно, что бы на них кто-нибудь смотрел и видел, какие они все красивые. Оказывается, я очень нужный, – улыбнулся Мышонок. Он спустился со старого пня и побежал в норку к Маме рассказывать о своем открытии.

Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация