А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Крыга" (страница 1)

   Александр Алексеевич Богданов
   Крыга
   (Деревенская сказка)

   I

   Никто не слышал, как в избе скрипнула дверь и вошел заиндевевший от мороза Крыга, громадный в своем недубленом коротком полушубке, сгорбившийся от постоянных забот. На обшарпанных кирпичах истопленной кизяками русской печи крепко спали ребятишки, прикрытые ветошью, на полатях, разметав голые руки по доскам, ворочалась и бредила жена Крыги – Авдотья.
   Вместе с Крыгой ввалился из сеней и заходил по избе морозный кучно-белый пар. Лежавшая около подпечника овца вскочила на тонкие жидкие ноги, встряхнулась худыми втянутыми боками и повернула к Крыге голову, тараща круглые, как бы удивленные глаза.
   Крыга неторопливо повесил на гвоздь ватную, обмызганную шапку, оглядел избу, прибавил огня в лампе и сел на скамью. Над устьем широкой закоптевшей печи блестели медными спинками тараканы. В пазы стен, в щели пола и из промерзших углов тянул холод.
   Крыга сидел и думал. Изрытое сетью морщин лицо напряженно двигалось и темнело от мучительных внутренних усилий уяснить и осмыслить все то, что непонятно и тяжело бродило в душе.
   Потом Крыга встал, зябко потянулся, достал с полки краюшку хлеба, отрезал ломоть и, круто посолив, съел, запив ковшом воды из деревянной кадки, снял полушубок, бережно сложил на лавке, разулся и сунул в печную продушину холщовые мокрые онучи для просушки.
   Овца облизывалась и жевала глину с печи, скреплявшую кирпичи, Крыга ударил ее ладошкой по лохматой спине. Овца качнулась, ткнулась задом в лавку, потом сразу подломила тонкие ноги и легла. А Крыга потушил лампу и полез на полати.
   Авдотья перевернулась на бок, открыла глаза и спросила:
   – Ты, Антдаушка?
   Укладываясь рядом с женой на скрипучих досках, Крыга неприветливо ответил:
   – Кожу же, кроме меня, быть?
   Двоим на полатях было тесно. Крыга уперся острым локтем в Авдотью и сказал:
   – Двинься-ка…
   Авдотья заворчала:
   – Куда те двинусь… Сте-е-нка.
   Крыга легько и незлобиво ткнул ее под бок.
   – Двинься, што ль… Коло-ода!..

   II

   Крыга ее мог уснуть и ворочался на полатях. Мутные мысли неотвязчиво поднимались со дна души и беспокоили.
   Мышь осторжно и трусливо грызла где-то под столом половицу, снежная поземка царапалась в стены и металась со стоном оклсо трубы. Крыга вздохнул и повторзиил вслух.
   – А-их, боже мой! Што же теперь делать-то… а?..
   В насторожившейся тишине внятно и жутко был слышен каждый шорох.
   Ребятишки дышали громко и часто, по-детски. Крыга прикрывал глаза опухшими от простуды и мороза веками. Но не спалось, и он поднимая голову, прощупывал беспокойным взглядом слепую темноту и вскрикивал:
   – А-жих, господи милостивый. Ну и жизнь, – притка ее задави!
   Было за полночь, когда он разбудил жену:
   – Авдотья. Проснись-ка…
   Авдотья подняла голову и сонно протянула:
   – М-м-м…
   – Авдотья… Послушай-кась, – заговорил Крыга, прислушиваясь к собственному голосу, чужому и до неузнаваемости странному.
   – И чего тут будем делать, Авдотья… а?.. Петлю теперь надевать, больше ничего.
   – Ты што, Антипушка? – испуганно спросила Авдотья.
   Крыга хрустнул костями рук и сказал:
   – Даве в волости которых недоимошных мужиков к ответу тягали… Старшина с писарем сказывали, будто распоряжение из губернии вышло, у кого там корова, али лошадь, али што такое – все в недоимку зачислять…
   – Как же это, Антипушка? – тревожно сказала Авдотья. – А на селе баяли, будто милость народу выйдет…
   – Кто баял, – сердито сказал Крыга. – Сороки хвостом натрещали…
   Оба замолкли… Крыга поворочался, опять похрустел сухими костями и продолжал:
   – Член из губернии приезжал, обо всем допытывался и в листочки писал… «Какая, бает, изба?» – «Изба, мол, как изба… с овцами вместе…» – «Из чего сложена?..» – «Из саманных, говорю, кирпичей…» – «Крыта чем?» – «Известно, баю, чем… Нашу деревню скрозь пройти, окромя соломы да глины, ничего не найдешь…» – «Сколько аршин?» – «Да леший ее мерил… Мы на сажни мерим». И начал он это меня, как лошадь на корде, гонять… «Сколько хлебов засеваешь?» Загнул я пальцы на руке, считаю. На Васьковом поле – пять сажень, у Бурундиных – три, душевой – осьминник, да яровых в двух полях, – всего, почитай, полторы тридцатки выходит. А есть чего? «Гречиху, мол, не сею – не родится, мгла снедает… Рожь сею, – кое до семян своим хлебом управляешься, а кое – не хватает, занимаем семена… Овса с просом не каждый год подсеваем». – «Скота много?» Как помянул он про скот, ну, думаю, крышка… «Нет, баю, у меня скота». – «Корова есть?..» – «Нет!» – «Лошадь есть?» – «Нет!» А Памфил Шигаренок, Писарев помощник, за столом карандашиком вертит, смеется: «Врет он, бает, ваше б-бродь! У него лошадь есть!» Обернулся я к нему: «Какая, говорю, лошадь?» – «Какая, говорит, сивая, с лысиной!» – «Са-ам ты, говорю, сивый! Мы Лысуху к Миколе продать хотим. Почитай, што нет». – «Овцы есть?» – «Есть, баю, одна. К Миколе резать будем. Почитай, што нет». – «Куры есть?» – «Кто их считал, кур? Куры – бабье дело. Почитай, што нет!» – «Утки, гуси?» – «Негде, баю, у нас уток с гусями водить. Прудов нет. Почитай, што нет». – «Посторонними заработками занимаешься?» – «Какие, баю, заработки? В прошлом году всю зиму урядников со стражниками на мирских подводах даром возили, – бузуковы дети, – суматохи с ними не оберешься… Почитай, што нет!» Поднял голову член, – сердится. «Ты, говорит, не ври. У меня, слышь ты, каждому твоему слову проверка будет…» Осерчал и я, брыкнул тоже в него… «Што же мне поверка, говорю, ваше б-бродь. Кругом одно утеснение, мы, чай, тоже живые люди. Душа, тело пить-есть хотят… А коли разорять дотла станете, то на свою погибель».
   Авдотья вздохнула.
   – Не было бы чего, Антипушка!
   – За что!
   – А за слова эти.
   Крыга приподнялся на локтях, выгнул вперед голову в черной густоте ночи и глухим, сдавленным голосом враждебно сказал:
   – А чего быть… Маешься, маешься, – бузуковы дети, – света божьего не видишь… Все одно – помирать…
   И острая, накопленная годами злоба плотно сгустилась вокруг него и наполнила душу.

   III

   Видит Крыга сон. Нагрянули к нему в избу гости: губернский член в мундире с золотыми тесемочками на вороте, а с членом старшина Корней в суконной поддевке, с большой серебряной медалью, которую из столицы привез, староста и понятые, – все, как полагается быть… Посмотрел член в углы, понюхал воздух, поморщился, взял «сажню» и давай стены мерить. Три сажени в длину, две поперек и одну вверх намерил. Вынул из кармана член книжку, записал в ней меру и говорит:
   – Довольно ты казенным воздухом пользовался! Теперь за каждую сажень по новому закону, сколько по раскладке полагается, платить надо.
   Заспорил Крыга:
   – Ваше б-бродь!.. Воздух вольный!..
   – Не вольный, а казенный! Молчать! Казенным воздухом, каналья, дышишь!
   Вздумал Крыга пуститься на хитрость.
   – Ваше б-бродь… Сажня сажню рознь бывает… Вишь, у вас сажня махонькая… Кабы ежели по-настоящему – тут и двух сажией нет.
   Рассердился член, замахал сажней над самой головой Крыги, и Крыга замолк.
   Пошел член в сени, увидел, что на салазках петух сидит, и закричал:
   – Дармоеды, лежебоки!.. Как же ты говоришь, что кур нет?
   Крыга засуетился и забормотал:
   – Какая же петух живность? Петух, ваше б-бродь, не курица. Вы в волостной про кур давеча спрашивали. А петух – вещь плевая, больше для показу времени держим!
   Ничего не хочет член слушать и приказывает Корнею:
   – Ну-ка, старшина, шугни за салазками.
   Шугнул старшина за салазками и заклохтали куры… Стали понятые их ловить да вязать… Авдотья в сенях, простоволосая и босая, заголосила, руками лицо закрывает… А Крыга, видя, что кругом такая суета, улучил минуту и свою девчонку на двор шлет:
   – Беги, гони лошадь на гумно!..
   Вышел член за дверь, видит – лошади нет.
   – Где Лысуха?
   – Продали…
   – Как продали? Давеча сюда шел, своими глазами лошадь видел.
   – Давеча и продали.
   – Ну, подавай деньги сюда. Сколько за тобой недоимок?
   – Шестьдесят семь рублей двадцать восемь копеек.
   – Деньги где?
   – Денег нетути…
   – Куда девал?
   Пришлось Крыге опять хитрить:
   – Нетути денег… Лавочник за долги лошадь свел.
   Связали понятые овцу, выволокли из избы и на дровни положили, а Крыга с членом в избу воротились. Видит Крыга – вынул член из кармана пузырек… Тычет пузырьком направо и налево…
   – В этом пузырьке черная немочь запрятана… Ежели ты препятствовать будешь, – на всю твою избу немочи напущу.
   Попятились Корней со старостой к порогу, и нашла на Крыгу храбрость. «О-го! – думает он. – Только бы понятые ушли. Одного члена я обработаю…» Распалился Крыга, встал посреди избы, растопырил руки и закричал:
   – Пущай свою болезнь!.. Только я ни овцы, ни кур, ни лошади не дам.
   – Ка-ак?
   – Не дам, – вот и весь сказ… Теперьча мне што от немочи помереть, што в разорении маяться – все едино…
   Выбежали Корней со старостой из избы, а Крыта вплотную на члена наступил… И все, что перетерпел он за свою долгую жизнь мужицкую, что передумал в осенние и зимние ночи, припоминать и выкладывать стал…
   Вспомнил, как еще мальчишкой в поле телят пас… Хорошо кругом было. Ромашки по всему полю желтыми огоньками рассыпались, медовым цветом от ржей тянуло, и перепела в овсах пересвистывались… Сделал Крыга тростниковую дудку и стал наигрывать на ней, перепелов подманивать… А тут, откуда ни возьмись, барские собаки с псарни сорвались, набросились на него… Загрызли бы насмерть, кабы пастухи не отбили. Напугали его сильно, икры покусали и на всю жизнь знак на ногах оставили…
   Вспомнил, как в школу он бегал, азы по складам разбирал – радовался… Да коротка его ребячья радость была… Угнали старших братьев на войну, – одного действительного, другого запасного, осталось только двое работников в семье, и взяли Крыгу из школы, по хозяйству помогать… А потом письмо пришло, – убили большака турки, а через два года и средний брат домой на одной ноге с березовой клюшкой вернулся…
   Вспомнил, как женился и детей своих он растил. Думал, подрастут сыновья, помощниками отцу будут… А тут голодный год случился, а после голодного года холера пришла…
   Сразу двух сынов он лишился, и средний брат, калека солдат, в тот же год помер…
   Вспоминал, как старшина с писарем за лишнее слово в холодную его посадили, как нарезки земли всем миром они ждали и приговор, куда надо, писали, а вместо того нагнали в село стражников в черных бурках, и те стражники девок и баб обижали и холсты у него из сундука украли…
   И многое другое вспомнил он и все члену выкладывал…
Чтение онлайн



[1] 2

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация