А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Табакерка Робеспьера" (страница 8)

   – Не волнуйтесь, Нинель Васильевна! – ввязался в беседу словоохотливый Виталик. – Анчар – это дерево, у Пушкина же сказано – древо смерти! А тут кустик, вам по пояс...
   – Ты мне голову не морочь! – всерьез рассердилась Нинель. – Это он там, может быть, дерево, где жарко – «В пустыне чахлой и скупой, на почве, зноем раскаленной...», а у нас зимой солнца вообще нету, вот он и вырос кустиком. Пушкина он мне будет цитировать...
   Как уже говорилось, уборщица в фотоателье была весьма образованная.
   Сейчас Вероника смотрела на растение и не узнавала его. Листья, раньше отливавшие темной глянцевой зеленью, теперь свернулись и походили на застиранные серые тряпочки. Сочные еще вчера стебли напоминали старые разлохмаченные веревки.
   – Услышал бог мои молитвы! – радостно сообщила Нинель Васильевна. – Извел проклятый куст! Вероника, будь человеком, помоги его на помойку вынести!
   – Может, еще отойдет... – в сомнении проговорила Вероника, ей не хотелось тащиться во двор с тяжеленной кадкой.
   – Да ты что?! – завопила Нинель. – Видно же, что оно уже умерло! Говорила я, что нехорошее это растение, несчастье оно приносит, вон и Михаил Юрьевич пострадал.
   – Что это вы тут распоряжаетесь? – встряла в разговор Светка Соколова, которой всегда и до всего было дело. – Вы тут пока что не хозяйка!
   – Да мне-то что! – разъярилась Нинель. – А только вида у него никакого, только всех клиентов распугает!
   Дело решила бухгалтер. Брезгливо ощупав лист неизвестного растения, она распорядилась его выбросить. Светка тут же улизнула, и Вероника с Нинелью потащили кадку во двор, пыхтя и чертыхаясь.
   – Уф! – Нинель наконец остановилась у помойки. – Ну не передать, до чего я рада, что от него избавлюсь!
   – Уж не вы ли чего в растение подсыпали? – поддразнила Вероника.
   – Да ты что? – возмутилась Нинель. – Да его ни одна холера не возьмет! Тащи!
   – Да зачем? – Веронике было противно прикасаться к мертвому растению.
   – Затем, что мне кадка нужна! – заявила Нинель. – Вон какая хорошая. Деревянная, ручной работы. Отвезу на дачу, посажу в ней анютины глазки, поставлю у крылечка... Тяни!
   Вдвоем они дернули растение, хрупкие стебли оборвались, земля высыпалась на ноги. И тут из дверей раздался гневный голос Анны Валерьевны:
   – Кто-нибудь уберет наконец в кабинете или мне самой придется это сделать?!
   – Хорошо бы, – сквозь зубы пробормотала Нинель, а вслух крикнула певуче: – Иду уже, иду, сию минуту буду! – Вероничка, ты уж тут сама закончи! – шепнула она и побежала к двери.
   Вероника только зашипела ей вслед, как рассерженная кошка. Вот так всегда – вся грязная работа достается ей! Ну, подсиропила ей Нинель!
   Мелькнула мысль бросить все как есть и уйти. Если уборщице надо, пусть она сама и ковыряется в земле! А ей-то это зачем?
   Но руки сами перевернули кадку и вытащили остатки растения. Корни напоминали спутанный клубок змей. Хорошо, что Нинель поливала этого монстра как можно реже, чтобы он давал меньше сока. Сухая земля ссыпалась опять-таки Веронике на ноги, она привычно чертыхнулась и вдруг увидела, что среди комьев земли что-то тускло блеснуло.
   Она наклонилась – и не поверила своим глазам. В куче земли лежала табакерка. Та самая, которую она купила в подарок Михаилу Юрьевичу и которую он так и не получил! Как она здесь оказалась?! Ведь бухгалтер положила ее обратно в сейф!
   Да полно, она ли это? Без бумаги, вся в грязи... если бы Вероника не знала, ни за что бы не поверила, что эту железяку купили в антикварном магазине. Но, конечно, это она – вон вензель с инициалами «М» и «Р».
   Внезапно налетел порыв ветра, и Вероника зябко поежилась. Что она делает здесь, на помойке? Она вытряхнула кадку и потянула ее за собой. Было ужасно неудобно, потому что в другой руке она зажала табакерку.
   Вероника проволокла кадку через весь двор с ужасающим грохотом, но ей уже было все равно. В дверях показалась голова Светки Соколовой. Вероника вжала свою голову в плечи, зная уже, что сейчас Светка выпустит в нее пару-тройку ядовитых стрел. Но тут же вспомнила, что дала себе слово не горбиться. Ага, а попробуйте сохранять осанку, таща волоком тяжеленную кадку!
   Светка уже открыла было рот для ехидного вопроса, но отчего-то раздумала говорить. Или забыла. Потому что в глазах ее отразилось удивление. Уж что-что, а запас гадостей у нее был безграничен.
   – Хоть дверь придержи! – буркнула Вероника.
   Светка и тут промолчала и даже помогла ей нести кадку. Вероника так устала, что даже не удивилась. В туалете она вымыла руки и кое-как оттерла одежду. И хотела было сунуть табакерку под кран, но одумалась. Наверно, нужно чем-то особенным ее чистить. А то она прямо как Светка – едва ли не зубным порошком... Она протерла треклятую табакерку бумажным полотенцем и вышла в коридор.
   У стойки администратора стояла Анна Валерьевна, сильно на взводе.
   – Кто-нибудь будет сегодня работать в этом гадючнике?! – вопрошала она в пространство.
   Вероника молча уселась на свое место за стойкой. Показывать бухгалтерше табакерку не было смысла, ей явно не до того. Нинель гремела ведрами в кабинете шефа, никого из фотографов не было на месте, в холле крутилась только Светка. Ну, с ней-то Веронике совсем не хочется разговаривать. Начнет опять визжать, что самое место этой табакерке на помойке, вот ведь уже кто-то ее выбросил, а Веронике, как всегда, больше всех надо, не может она не всунуться! Кстати, это – уж полное вранье.
   Вероника приняла несколько заказов, выдала напечатанные фотографии, уговорила женщину с ребенком на фотосессию, после чего побеседовала по телефону с постоянной заказчицей ателье. Та долго объясняла, что никак не может сама забрать фотографии, а они нужны ей сегодня. В принципе такую услугу ателье оказывало, только курьер недавно уволился.
   – Света, у тебя есть работа? – тотчас спросила Анна Валерьевна, уразумев ситуацию.
   Светка вечно болтается в холле без дела. Нинель Васильевна говорит, что раньше такие, как она, обязательно работали в месткоме или профкоме, имитировали кипучую деятельность. Развешивали плакаты к праздникам, собирали деньги на подарки – ко дню рождения или на свадьбу, организовывали народ на уборку листьев осенью или снега зимой. Когда Вероника в полном изумлении спросила, для чего использовали квалифицированных специалистов вместо дворников, Нинель только махнула рукой и присовокупила древние рассказы о прополке в колхозе и переборке гнилой картошки на овощебазе к прежней странной информации.
   Светка с Вероникой тогда переглянулись, и впервые в жизни посетила их одинаковая мысль: уборщица у них в маразме. Ничего не помнит, придумывает фантастические вещи. Старость не радость. Жалко тетку.
   – Конечно, есть работа! – возмутилась сейчас Светка. – Куча заказов!
   – А что же тогда... – начала бухгалтер, но Вероника ее перебила:
   – Я сама съезжу! А Света на приеме посидит!
   Она увидела, что нужный дом находится в том же переулке, что и антикварный магазин. Очень удобно, она зайдет туда и спросит, что нужно сделать с табакеркой, чтобы придать ей пристойный вид. Возможно, они сами ее и почистят.
   Стараясь не смотреть на обозленную Светку, которая опять почему-то промолчала, Вероника положила табакерку в пустой пакет для фотографий с логотипом ателье «Золотой глаз» и убрала его в сумочку.

   Длинная черная машина остановилась перед входом в бизнес-центр «Пиастр». Из машины выбрался крупный мужчина с бритой наголо головой. Однако он не вошел в двери бизнес-центра, как остальные посетители. Оглядевшись по сторонам, он проследовал в соседнюю подворотню и оказался в обычном питерском дворе.
   Дело в том, что этот бизнес-центр занимал не отдельно стоявшее новое здание. Он располагался на Васильевском острове, в красивом доме дореволюционной постройки, вплотную примыкавшем к соседним зданиям. Здание центра было несколько лет тому назад капитально отремонтировано. Собственно, от него оставили только фасад с колоннами и балконами, которые поддерживали грудастые кариатиды. За этим фасадом располагались современные офисные помещения, сзади же, за бизнес-центром, находился обычный двор со всеми непременными приметами такого двора – детской площадкой, переполненными мусорными баками и припаркованными машинами местных жителей.
   В этот-то двор и зашел бритоголовый мужчина, здраво рассудив, что сюда выходят задние двери центра, так что можно отсюда беспрепятственно понаблюдать за происходящими внутри событиями, а затем незаметно пробраться внутрь.
   Бритоголовый занял очень удобную позицию за чьим-то серебристым «Мерседесом», припаркованным неподалеку от входа в бизнес-центр. Отсюда ему было хорошо видно все происходящее, сам же он был незаметен со стороны.
   Едва он занял свой наблюдательный пост, как дверь бизнес-центра открылась и оттуда вышла толстая краснощекая тетка в белом халате, с кастрюлькой в руке.
   – Кис-кис-кис! – позвала она нараспев, и тут же с разных концов двора к ней устремились полтора десятка разноцветных котов и кошек. Кошки окружили благодетельницу плотным кольцом, они отпихивали друг друга, стремясь пробиться как можно ближе к жизненным благам. Тетка высыпала из кастрюли приличную порцию мясных обрезков и с умилением наблюдала за тем, как ее четвероногие питомцы поглощают угощение.
   – Кушайте, мои лапочки! – приговаривала она. – Кушайте, мои золотые! Чем людей мясом кормить, лучше я вас угощу! От вас хоть благодарности дождешься!
   И правда, расправившись с угощением, кошки принялись тереться о ноги благодетельницы, умильно мурлыча и заглядывая ей в глаза.
   – Ну все, котики, мне пора на работу! – сообщила им буфетчица и удалилась, провожаемая благодарным мурлыканьем.
   Вслед за ней из бизнес-центра вышли двое парней в синих комбинезонах, чтобы выкинуть несколько сломанных стульев. Затем вышла покурить разбитная девица в короткой юбке – судя по бейджу, сотрудница турфирмы «Кабриолет».
   Бритоголовый мужчина уже отчаялся увидеть что-нибудь интересное и решил проникнуть внутрь бизнес-центра. Однако едва лишь девица из турфирмы докурила свою сигарету и удалилась, во двор вышли еще две женщины. Одна была довольно молодая, очень высокого роста, вторая – постарше, со следами хронической интеллигентности на лице. Совместными усилиями они волокли деревянную кадку с экзотическим растением. Листья этого растения когда-то напоминали огромные зеленые ладони с растопыренными пальцами, но теперь они – по неизвестной причине – обвисли и уныло трепыхались на ветру, как застиранные тряпочки.
   – Давно пора было его выкинуть, – приговаривала старшая женщина, поднимая повыше свой край кадки. – Ох, до чего же оно тяжелое!
   Женщины подтащили кадку к мусорным бакам, поставили ее на землю и распрямились, чтобы перевести дыхание.
   – Нинель Васильевна, – проговорила младшая, задумчиво глядя на кадку. – Может, черт с ней, оставим как есть? Жалко растение! Может, кто-то подберет его, выходит?
   – Нет, я кадку хочу забрать, – возразила старшая. – Хорошая кадка, сейчас таких не достанешь! Да и потом, кому оно нужно, вялое такое...
   Женщины еще о чем-то говорили, но бритоголовый их больше не слушал. Он вспомнил, что видел эту длинноногую девицу, когда заглядывал в ателье под видом клиента. И еще он вспомнил, что продавец из антикварного магазина говорил про ту девицу, которая купила у него табакерку. Эта дылда вполне подходила под его описание...
   Совместными усилиями женщины взгромоздили кадку с растением на край мусорного бака, и в это время дверь бизнес-центра распахнулась, оттуда выглянула третья женщина и крикнула начальственным тоном:
   – Нинель Васильевна, ну сколько можно ждать? Вы же знаете, сейчас важный клиент придет, а в кабинете не убрано!
   – Ох, я сейчас! – И тетка улепетнула, оставив свою младшую подругу наедине с кадкой.
   Та что-то недовольно проворчала, кое-как вывалила содержимое кадки в бак – и вдруг чем-то заинтересовалась, запустила в него руку...
   Бритоголовый не поверил своим глазам.
   В руке у длинноногой девицы была табакерка! Та самая табакерка, за которой он так долго и безуспешно охотился!
   Вот это – судьба!
   Он уже собрался выскочить из своего укрытия, чтобы без лишних церемоний завладеть вожделенной табакеркой, но в это время кто-то окликнул его сзади:
   – Так вот это кто тут крысятничает!
   Бритоголовый машинально обернулся.
   За его спиной стоял худощавый юноша, почти подросток, в узеньких драных джинсах и кургузом пиджачке. На первый взгляд ему можно было дать лет пятнадцать, и бритоголовый процедил:
   – Отвали, пацан! Не до тебя!
   – Так ты еще и нагличаешь? – Мальчишка скривил презрительную физиономию, шагнул вперед и ткнул бритоголового в живот маленьким жестким кулачком. – Третье зеркало с моего «мерса» снимаешь! Думаешь, это тебе так просто сойдет?
   Удар был не сильный, но болезненный, а главное – унизительный. Приглядевшись к наглому подростку, бритоголовый понял, что тот – вовсе не подросток, на самом деле ему лет восемнадцать, а то и двадцать. Следовало поставить наглеца на место, и бритоголовый ударил его в солнечное сплетение... точнее, только хотел ударить, потому что в том месте, куда он направил свой кулак, уже никого не было, удар пришелся в воздух, и мужчина на мгновение потерял равновесие, а шустрый молокосос успел нанести ему ответный удар – в корпус. Мужчина покачнулся, но взял себя в руки и пошел в атаку.
   Однако и на этот раз у него ничего не получилось – ловкий молокосос пританцовывал вокруг него, время от времени нанося точные болезненные удары. Бритоголовый пыхтел, махал руками и крутился, как медведь, на которого наседают собаки. Ни один его удар не достигал цели, и он уже начал выдыхаться.
   – Будешь знать, жирный боров, как зеркала воровать! – приговаривал молокосос. – Будешь знать, как в моем дворе хозяйничать!
   – Отвяжись! – взмолился наконец бритоголовый. – Не брал я твоих зеркал!
   – Ага, не брал! – огрызнулся хипстер. – Сами зеркала убежали! А ну, плати пятьсот баксов, тогда отпущу!
   – Еще чего! – пропыхтел бритоголовый. – С какой это стати?
   – А не заплатишь – познакомишься с моим другом Джобсом!
   – С каким еще Джобсом?
   – А это ты скоро узнаешь! – и парень усмехнулся.
   Воспользовавшись секундной передышкой, бритоголовый скосил глаза в сторону мусорного бака и увидел, что долговязая девица исчезла вместе с неуловимой табакеркой. Злость от этого открытия придала ему новых сил, и он бросился на наглого хипстера.
   Тот плавно отступил в сторону и крикнул:
   – Джобс! Твой выход!
   Тут же из соседнего подъезда вылетело что-то желтовато-серое и стрелой бросилось на бритоголового. Тот инстинктивно отскочил в сторону, обежал мусорный бак и только тогда разглядел крупного мускулистого бультерьера. Маленькие глазки Джобса горели красным огнем, пасть его была приоткрыта, он несся вперед на коротких кривых лапах с самым воинственным видом.
   Бритоголовый понял, что сопротивление бесполезно и нужно как можно скорее удирать, если он хочет обойтись без тяжких увечий. Он припустил в направлении той подворотни, через которую час назад проник во двор бизнес-центра.
   Однако Джобс, несмотря на свои короткие кривые лапы, бегал очень быстро и уже почти догнал бритоголового.
   Спасла его кошка.
   Она в самый неподходящий момент выбралась из подвального окна и попалась на глаза бультерьеру.
   Джобс, как любой представитель собачьего племени, забыл о прежнем противнике и бросился в атаку на кошку. Но кошка была опытная, повидавшая в жизни всякого. Она не бросилась наутек, а встала в оборонительную позицию – повернувшись к противнику боком, выгнула спину верблюдом, выпустила когти и зашипела.
   И тут Джобс утратил боевой пыл. Он резко остановился, словно налетел на невидимую стену, и запыхтел, как паровоз под парами.
   Дальнейшее развитие событий обещало быть весьма драматичным, но бритоголовый охотник за табакерками его уже не увидел. По инерции он вылетел из двора, добежал до своей машины и плюхнулся на водительское место.
   Только здесь он смог отдышаться и привести в порядок свои мысли.
   Мысли эти были неутешительными.
   Злополучная табакерка снова скрылась от него! Казалось, она над ним издевается! Но теперь он точно знал, что она – у той долговязой девки. За все время поисков он так свыкся с мыслями о табакерке, что как бы настроился на ее волну. И сейчас он точно знал, что девица возьмет табакерку себе. Никому ее не отдаст! Она купила ее в подарок, а дарить-то больше некому! Лежит ее начальничек в сгоревшей машине на дне оврага. Может, конечно, и нашли уже то, что от него осталось. Хотя вряд ли – место там безлюдное.
   Вероника вошла в зал уже знакомого антикварного магазина.
   Дверной колокольчик гостеприимно звякнул, но на этот раз продавец не откликнулся на этот звон.
   Он был занят.
   Перед прилавком стояла крупная женщина лет пятидесяти, дорого и безвкусно одетая, с пышной прической, отдаленно напоминавшей колхозный стог, озаренный закатным солнцем. Молодой продавец что-то ей беззастенчиво заливал.
   – Я не предложил бы вам какую-нибудь ерунду! – говорил он убедительным бархатным голосом. – Я же вижу серьезного покупателя. Это очень редкая и ценная табакерка, работа знаменитого мастера Штакенштукера, она принадлежала самому князю Потемкину, фавориту Екатерины Великой...
   – Любовнику, что ли? – недоверчиво уточнила женщина.
   – Ну, можно сказать и так...
   – Так хорошо ли получится? То любовник, а Василий Витальевич – мой законный муж... Может, ему это не понравится... тем более повод-то какой – юбилей у него...
   – Но это же не простой человек, это же князь Таврический, выдающийся полководец и государственный деятель...
   – Что-то ты путаешься! – насторожилась женщина. – То говорил, что Потемкин, а теперь вдруг – Таврический...
   – Так это же, дама, двойная фамилия: князь Потемкин-Таврический. Все равно как Римский-Корсаков или Соловьев-Седой...
   – Я Сергея Степановича Соловьева хорошо знаю! – перебила его дама. – Мы у него и дома были, и вообще! И ничего он не седой! У него волосы хорошие...
   – Ну, это к нашему делу не имеет отношения, – немного сдал позиции продавец. – Я вас уверяю, что эта табакерка понравится вашему супругу!
   Вероника, услышав, что речь идет о табакерке, заинтересовалась и взглянула через плечо покупательницы.
   Перед ней на прилавке стояла изящная серебряная табакерка с портретом бородатого мужчины на крышке... та самая табакерка, которую в прошлый раз он пытался продать ей, Веронике...
   Вероника ощутила смутное беспокойство. С этой табакеркой явно было связано что-то скверное...
   – И цена очень скромная, – продолжал продавец уламывать даму. – Всего тридцать пять тысяч...
   Ага, в прошлый раз он просил за нее восемнадцать, а сейчас уже тридцать пять! Так, глядишь, скоро и до миллиона дойдет!
   – Девушка, вы куда суетесь? – неприязненно проговорила дама. – Вам что, целого магазина мало? Вы что, не видите – продавец занят! Он со мной работает!
   И тут Вероника вспомнила, что рассказывал ей тот мужчина, Антон. Он пришел за этой табакеркой по поручению своего знакомого, и, как только вышел из магазина, – на него напал мелкий уголовник Витя Перегудов: ударил по голове и отнял табакерку! Вероника свидетель!
   Как же она снова оказалась в магазине?!
   – Женщина, не покупайте эту табакерку! – проговорила Вероника, прежде чем додумала свою мысль до конца.
   – Что значит – не покупайте? – фыркнула дама. – Захочу – и куплю! С чего это я должна тебя слушать?
   – С того, что эта табакерка ворованная, а приобретение краденого – это уголовное преступление!
   – Да ты что несешь? – Тетка пошла на Веронику немаленьким бюстом. – Да ты сама небось на нее глаз положила, хочешь цену сбить! Не выйдет такой номер! Беру эту штуку!
   – Как хотите, – заметила Вероника, – только по этому случаю в полиции уже дело заведено. Хотите быть в нем замешанной – ради бога. Хороший подарок мужу на юбилей сделаете!
   Женщина ахнула и исчезла, как будто ее вынесло из магазина попутным сквозняком. Вероника осталась один на один с продавцом.
   – Это клевета, – проговорил тот не слишком уверенно.
   – Табакерка краденая, – повторила Вероника. – Вы ее продали коллекционеру Загряжскому, но у человека, который за ней пришел, ее украли. То есть его ударили по голове, а табакерку отобрали, так что это уже ограбление...
   – Это клевета, – повторил продавец. – Голословное обвинение!
   – Ничего и не голословное! Я все видела! И я даже знаю, кто ее украл. Его зовут Виктор Перегудов. Точнее, звали. Потому что его убили... И уж убийство-то точно в полиции расследуют! В двадцать седьмом отделении...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация