А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Табакерка Робеспьера" (страница 20)

   Это звучало более чем убедительно, особенно учитывая то, что Генрих уже вытащил свой нож.
   – Вон там она! – и Юлия показала на сумку Вероники.
   Рудольф подскочил к сумке, запустил в нее руку и через несколько секунд с победным криком вытащил оттуда табакерку:
   – Вот она!
   – А с ней что делать? – Генрих выразительно поглядел на Юлию. – Не можем же мы ее просто так отпустить!
   – Не можем... – согласился Рудольф.
   – Эй, мужики, вы что задумали? – проговорила Юлия, испуганно попятившись. – Я вам табакерку отдала, давайте разойдемся по-хорошему... вы же меня обещали отпустить, если я вам ее отдам...
   – Мало ли что мы обещали! – Генрих двинулся к ней с угрожающим видом.
   Но в это время дверь комнаты распахнулась от мощного толчка. На пороге стояли три былинных богатыря – в центре невысокий, но плечистый и коренастый Григорий Ломакин с подбитым глазом и рассеченной губой, а по сторонам от него – братья-близнецы, Геша и Кеша.
   – Вот эти, что ли? – осведомился Геша (или Кеша), хмуро разглядывая Рудольфа и Генриха.
   – Они самые! – ответил Ломакин, плотоядно облизываясь.
   – Хлипкие какие-то! – с сомнением протянул Кеша (или Геша).
   – Это они только с виду такие, – возразил Григорий. – Как до дела доходит – дерутся здорово. Вон какой фонарь мне засветили!
   – Ну, это мы сейчас посмотрим, как они дерутся! – проговорил один из близнецов и пошел в атаку.
   – Эй, мужики, вам чего надо? – Рудольф отступил, оглядываясь. – Вы что, на неприятности нарываетесь?
   – Это мы сейчас поглядим, у кого здесь будут неприятности! – процедил Ломакин, и драка закипела с новой силой.
   Увидев, что Рудольфу и Генриху сейчас не до нее, Юлия решила воспользоваться удобным моментом и сбежать.
   Входную дверь комнаты загораживали дерущиеся, однако она вспомнила, что Вероника говорила о потайной двери, соединяющей комнаты Воронова и Чумовой. Правда, встреча с Дарьей Викентьевной не входила в ее планы, но другого выхода не было.
   Потайная дверь была скрыта за книжным шкафом. Однако в комнате Воронова книжных шкафов было несколько, что усложняло проблему. Юлия подбежала к одному шкафу, к другому, но только возле третьего увидела на полу царапины, говорившие о том, что его недавно двигали.
   Покосившись на дерущихся (тем было явно не до нее), Юлия отодвинула шкаф от стены. Это оказалось неожиданно легко.
   За шкафом она обнаружила скрытую под обоями дверь, пролезла в нее и оказалась в соседней комнате.
   Эта была, несомненно, комната Дарьи Викентьевны – она была под завязку завалена узлами и коробками, такими же, как в коридоре. Госпожа Чумовая отсутствовала, должно быть, она отправилась в кухню или в другие места общего пользования. На диване с потертой обивкой сидел ее великовозрастный отпрыск и ел столовой ложкой прямо из сковороды жареную картошку с грибами.
   Услышав шум, он повернулся, увидел перед собой Юлию и засиял, как начищенный самовар.
   – О, баба! – воскликнул он радостно. – Сама пришла! Ну, давай, что ли, знакомиться!
   Он отставил сковороду, поднялся во весь рост и двинулся навстречу Юлии, вытирая жирный рот тыльной стороной руки.
   – Перетопчешься! – отмахнулась Юлия и попыталась его обойти.
   Однако балбес с неожиданной ловкостью отрезал ей путь к отступлению и попытался обхватить за талию волосатыми лапами, приговаривая:
   – Ну нет, ты от меня так просто не уйдешь! Коли уж пришла, так мы непременно познакомимся!
   Знакомство с этим кретином отнюдь не входило в планы Юлии, а сам он вызывал у нее острое отвращение. Быстро оглянувшись, она схватила сковороду с недоеденной картошкой и с размаху нахлобучила ее на голову младшего Чумового. Тот охнул, покачнулся и на какое-то время потерял ориентацию в пространстве.
   Воспользовавшись этим, Юлия проскользнула к двери и выбежала в коридор.
   Тут она, как назло, столкнулась с Дарьей Викентьевной. Чумовая шла из кухни, неся огромную кастрюлю с горячим борщом.
   – Ты чего это в моей комнате делала? – завопила соседка голосом, напоминавшим громкостью и мелодичностью пароходную сирену. – Ты что, моего сыночка совращала?! Да я же тебя...
   – Никому твой сыночек не нужен. – Юлия попыталась сделать обходный финт, но Чумовая была начеку.
   – Неси ему суп, а то он картошку раньше времени сожрал! – проговорила Юлия, пытаясь сыграть на материнских чувствах.
   – А вот я сперва с тобой разберусь, а потом и понесу! – грозно ответила Дарья Викентьевна.
   Положение было сложным, но Юлию спасло неожиданное вмешательство высшей силы.
   Роль высшей силы иногда играют самые неожиданные существа и даже неодушевленные предметы. На сей раз эту роль сыграл кот: он опять спрыгнул со шкафа, перепуганный суетой в квартире.
   Спрыгнув на пол, он припустил в сторону кухни, но на пути его оказалась Дарья Викентьевна. От неожиданности она выронила кастрюлю, и горячий борщ выплеснулся на кота. Кот завопил диким голосом и помчался на кухню, весь в капусте и свекле.
   Чумовая в растерянности озирала остатки борща, разлитые на полу, а Юлия ловко обошла ее и пробилась-таки к выходу.
   Переведя дух и наскоро пригладив волосы, она припустила вниз по лестнице. Нужно было как можно быстрее уносить ноги из этой сумасшедшей квартирки. Выскочив на улицу, она злобно пнула ногой колесо большой черной машины и побежала вдоль дома.
   – Постойте! – послышался позади нее чей-то неуверенный голос. – Девушка, постойте!
   Не оглядываясь, Юлия прибавила шагу.
   – Да подождите же! – голос зазвучал ближе.
   Юлия повернула голову на бегу и притормозила в полном удивлении. Ее догонял Воронов. Этому что еще надо? Запал на нее по ходу дела? Ну, с таким мямлей она быстро разберется!
   Но Юлия не успела ничего сказать, потому что Воронов остановился и заговорил, торопливо проглатывая слова. Точнее, попытался заговорить. Но он совсем запыхался.
   – Вы... – наконец выдавил он, – вы забыли... – и протянул ей сумку с фотокамерой. – Это вещи Вероники...
   – Спасибо, – фыркнула Юлия, не сделав попытки забрать у него тяжелую сумку.
   – Я бы хотел сам отдать это ей! – обрадованно заговорил Герман. – Дело в том, что я должен извиниться перед Вероникой, загладить свою вину... Я пригласил ее для интервью, а тут получилось такое... Я поставил ее в неловкое положение. Я вообще-то не пью...
   – Об этом вы уже говорили, – невежливо перебила его Юлия и нервно оглянулась.
   Пока что никто ее не преследовал, но медлить все же было нельзя.
   – Если вы опасаетесь, что они за вами побегут, то зря, – заговорил Воронов, шагая с ней рядом, – дружки моего соседа Григория так их отделают, что они не скоро в норму придут!
   Услышав в голосе Воронова несомненное злорадство, Юлия взглянула на него с любопытством. Вероника описывала его как совершеннейшего небожителя – думает, дескать, только про свою историю, больше ни о чем и не помышляет. Тюха такой, рохля и мямля. Но, однако, собрался он за ней быстро, на улицу не в трусах выскочил, оделся все же. И ботинки не на босу ногу надел, и даже шнурки завязать успел.
   – Понимаете, я тут подумал... – Воронов вдруг остановился и заглянул Юлии в глаза, – может быть, у Вероники неприятности? Ну, раз она забыла вещи у меня и сама не пришла... То есть я против вас ничего не имею, но... эти двое, они очень неподходящее знакомство для такой девушки, как Вероника... Вероника, она... она удивительная женщина! И такая умница!
   «Когда это он успел заметить?» – неприятно удивилась Юлия. Она, как и всякая красавица, терпеть не могла, когда при ней хвалят другую.
   – Вы так думаете? – Юлия остановилась и поглядела на Воронова в упор тем самым взглядом, от которого мужчины дурели и испытывали сильнейшее желание пасть к ее ногам.
   Разумеется, такое происходило лишь в отсутствие Германа – этот мерзавец портил ей все! В первый раз она назвала его мерзавцем, до этого даже в мыслях не осмеливалась это делать.
   Надо сказать, что ее взгляд не произвел на Воронова никакого впечатления, он его просто не заметил. Тогда Юлия сняла кепку и тряхнула волосами, так, чтобы они рассыпались по плечам упругой золотистой волной. И тут же огорчилась всерьез, потому что не получилось никакого эффекта. Она совсем забыла, что наскоро обстригла волосы сегодня утром, дома у Вероники. И теперь выглядит форменным чучелом!
   – Так могу я вас проводить? – спросил Воронов, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. – Я должен повидать Веронику, она... она даже не оставила своего телефона. И если у нее неприятности...
   Юлия открыла было рот, чтобы отослать этого приставалу подальше. Надо же – втрескался в Веронику, в эту унылую мымру! Подумать только, всюду – жизнь! Этот слизняк, мокрица огородная, а туда же – влюбился!
   Потому что его бормотание про интервью никого не обманет, он хочет ее видеть вовсе не из-за статьи в газете. Тем более что никакого интервью напечатано нигде не будет, Вероника преподавателя просто-напросто напарила.
   Юлия хотела сообщить об этом Воронову и посмотреть, какое у него будет лицо. Но тут же опомнилась. Да что с ней такое? Позавидовала этой Веронике, что у нее в кои-то веки появился воздыхатель? Глупость какая, нашла время!
   – Мне очень жаль, – начала она твердо, но тут послышался звонок ее мобильного.
   Увидев на пороге квартиры Германа, в который раз Вероника поразилась тому, какой он жалкий, плюгавый, неприятный. Как такой человек сумел приобрести страшную, роковую власть над красавицей Юлией?
   Тут же Вероника одернула себя: ни в коем случае нельзя недооценивать противника! Нужно все время быть настороже! Если Герман сумел подчинить себе Юлию, значит, и она, Вероника, тоже от этого не застрахована.
   – Опять на лестнице темно! – недовольно пробормотал Герман. – За что я плачу деньги? Он пристально взглянул на Веронику и сухо спросил: – Почему ты так долго ехала?
   – Машина не завелась, – ответила девушка вполголоса. – Пришлось взять такси... я так скучала по тебе, дорогой!
   – Ладно, заходи! – смилостивился мужчина и отступил в сторону.
   Вероника шагнула в прихожую. На противоположной стене горело бронзовое бра.
   – Погаси свет! – проговорила она, заслоняя лицо рукой.
   – С чего это? – удивился Герман. – Ты и так в темных очках!
   – Погаси! Я ужасно выгляжу! – взмолилась Вероника. – Я не хочу, чтобы ты меня видел такой!
   – Ладно! – смягчился Герман и щелкнул выключателем. – Ты же знаешь, я и сам не люблю яркий свет...
   Он прошел в глубину квартиры, не оглядываясь на девушку, уверенный, что она последует за ним, как собачонка.
   Они вошли в кабинет.
   К счастью, окна были задернуты плотными шторами, комнату освещала только свеча в массивном бронзовом подсвечнике. При таком свете Вероника не боялась за свою маскировку, она вздохнула с облегчением... То есть как раз вздохнуть-то ей удалось с трудом, потому что в кабинете стоял густой, застарелый запах табачного дыма. На столе красовалась переполненная окурками пепельница.
   Вероника закашлялась, но все же взяла себя в руки, отдышалась и огляделась.
   По стенам кабинета висели странные, пугающие картины и гравюры. Удивительные создания: сказочные и мифические существа с лапами хищных зверей и кожистыми крыльями, как у летучих мышей, мрачные пейзажи, фотографии старинных надгробий, фантастические здания, заброшенные храмы неизвестных богов...
   Но того, ради чего Вероника сюда пришла – бюста Робеспьера, – здесь не было.
   Неужели все напрасно? Неужели и она, и Юлия зря рискуют?
   Вообще, с чего они решили, что Герман привез похищенный бюст к себе домой? Может быть, он его уже кому-то отдал – например, той таинственной Миледи или кому-то из ее ряженых спутников? Или просто спрятал в более надежном месте?
   Ей нужно было обыскать квартиру, но в присутствии Германа об этом нечего и думать. А удалить его отсюда ей тоже не удастся...
   Можно попробовать начать с кабинета, здесь много подходящих мест для тайника...
   – Герман, милый, – проговорила она робко. – Ты не мог бы принести мне чаю?
   – Чаю? – Он удивленно взглянул на нее. – С каких это пор ты пьешь чай? Ты всегда пила только кофе!
   – Но сейчас я не хочу кофе! – капризным тоном проговорила Вероника. – Принеси мне чаю! Неужели это тебе так трудно?
   – Я тебя просто не узнаю... – пробормотал Герман, но тем не менее ушел в кухню.
   Вероника быстро оглядела кабинет.
   Начать стоило с письменного стола.
   Она выдвинула два верхних ящика. В них были только какие-то бумаги и документы. Нижний ящик был заперт, но там бюст никак не мог поместиться.
   Осознав этот непреложный факт, она перешла к выстроившимся вдоль стен шкафам.
   Два из них были с застекленными дверцами, за этими дверцами виднелись кожаные переплеты старинных книг. Вероника прочитала несколько названий – «Натуральная магия», «Мессмеризм и магнетизм», «Книга мертвых», «Молот ведьм». Остальные названия были на немецком и на латыни.
   Убедившись, что бюста здесь нет, Вероника перешла к третьему шкафу. Он был старинным, из резного черного дерева. Дверцы его были закрыты. Вероника вспомнила про свою незаменимую булавку, поковыряла в замке, и – о чудо! – дверцы открылись.
   В этом шкафу Герман хранил не книги, а какие-то странные предметы – на одной полке стояли колбы с заспиртованными зверьками, среди которых были крысы, летучие мыши и какие-то мелкие хищники, на другой – человеческие черепа с черными провалами глазниц, на третьей – странные приборы из медных колец и шестеренок.
   Но бюста здесь тоже не было.
   Вероника разочарованно вздохнула и присела на ступеньку кабинетной лесенки. Больше здесь не было мест, подходящих для тайника. Значит, Герман спрятал бюст не в кабинете, а в другой комнате. Но как обыскать его квартиру, если он не собирается никуда уходить?
   В коридоре послышались шаги Германа.
   Вероника вскочила с лесенки, чтобы вернуться в то кресло, где сидела перед уходом Германа. При этом она ушибла ногу. Чертыхнувшись, покосилась на лесенку...
   И тут ее осенило.
   Эта лесенка представляла собой раскладную конструкцию из резного дерева, предназначенную для того, чтобы подниматься к верхним полкам книжных шкафов. Ее можно было разложить на две или четыре ступеньки, можно было превратить в удобный табурет. Боковые деревянные поверхности закрывали середину лесенки от посторонних глаз.
   А что, если...
   Вероника покосилась на дверь, повернула верхнюю ступеньку на шарнире и заглянула внутрь...
   И – о радость! Там, в полости лесенки, она увидела курносую бронзовую голову Максимилиана Робеспьера.
   Дверь уже медленно открывалась. Вероника едва успела закрыть тайник и снова уселась на лестницу.
   Герман вошел в кабинет с подносом в руках и подозрительно взглянул на нее:
   – Что это ты сюда пересела?
   – А что, нельзя? – ответила Вероника капризным тоном. – Ты превратил меня в куклу, в игрушку! У меня нет никакой свободы! Ты диктуешь мне каждый мой шаг!
   – Раньше тебе это нравилось, – настороженно проговорил Герман. – Что с тобой? Я тебя просто не узнаю...
   – Я и сама не знаю, что со мной... – пролепетала Вероника. – Мне все время хочется плакать... я так несчастна...
   – Ты не беременна?
   – Типун тебе на язык! – Вероника вскочила. – Только этого мне сейчас не хватало!
   – Ты хотела чаю, – напомнил ей Герман.
   Она взяла с подноса чашку, сделала глоток и вдруг выронила ее, вскрикнула от боли и принялась дуть на руку.
   – Да что с тобой сегодня? – раздраженно проговорил Герман. – Ты капризничаешь, всем недовольна, у тебя все валится из рук... ты точно не беременна?
   – Да нет, не беременна... – прохныкала Вероника. – Но я ошпарила руку... зачем ты принес такой горячий чай?
   – На тебя не угодишь!
   – Я ошпарила руку... – повторила Вероника. – У меня будут волдыри... это ужасно... – И она залилась слезами.
   – Ты знаешь, что я не выношу женских слез! – раздраженно проговорил Герман. – Прекрати!
   – Принеси мне перекись водорода! – проговорила Вероника сквозь слезы. – У тебя есть перекись? Принеси мне ее. Скорее! Если обработать ожог перекисью, волдырей не будет!
   Ее расчет оказался верным: раздраженно шипя, Герман удалился на поиски перекиси, лишь бы не слышать ее рыданий и не видеть, как она размазывает по щекам несуществующие слезы.
   Причем спешить с возвращением он наверняка не будет.
   Едва дверь за Германом закрылась, Вероника вскочила с лесенки, откинула верхнюю ступеньку и вытащила из тайника злополучный бюст. Опустившись перед ним на колени, она надавила на бронзовую звезду, прежде спрятанную в табакерке.
   Как и в прошлый раз, послышался негромкий щелчок, и на другой стороне постамента открылась дверца, за которой имелась замочная скважина.
   Ключ из табакерки был у нее при себе – она уже несколько дней носила его на шее, на тонком шелковом шнурке. Вероника торопливо вставила его в скважину, повернула...
   Ключ подошел, раздался мелодичный звон, и боковая сторона пирамиды открылась, как крышка шкатулки. Внутри что-то тускло блеснуло.
   Вероника запустила в тайник руку. Сердце ее билось от волнения. Что она там найдет? Старинную драгоценность? Таинственный артефакт?
   Она вытащила свою находку и поднесла к свету.
   Это был очень красивый старинный флакон полупрозрачного синего стекла. Впрочем, по его весу можно было предположить, что он сделан не из стекла, а из полудрагоценного камня.
   Внутри что-то пересыпалось. Посмотрев на свет, Вероника поняла, что флакон на треть заполнен каким-то порошком.
   Что это? Какое-то древнее снадобье? Лекарство или, наоборот, яд? Или неизвестный наркотик?
   Она с трудом открыла плотно притертую пробку, заглянула внутрь, осторожно понюхала.
   Она понимала, что это может быть опасно, что содержимое флакона может быть ядовитым, что она может потерять сознание или даже умереть – но не могла преодолеть свое любопытство.
   Во флаконе был мелкий серовато-желтый порошок. Он издавал слабый, едва уловимый запах, запах прошлого, запах, похожий на тот, какой издают пыльные страницы старинных книг. Нет, скорее такой запах издают цветы, высохшие между пыльными страницами. От этого запаха Веронику охватило странное, какое-то гнетущее чувство – как будто с ней должно было случиться что-то ужасное. Она хотела закрыть флакон – но что-то в ее душе воспротивилось этому. Она почувствовала, что должна прежде что-то сделать...
   Из кухни доносился шум и грохот ящиков – там Герман искал перекись водорода. Скоро он найдет лекарство, вернется...
   И тут Вероника сделала очень странную вещь.
   Она достала из сумочки пустой конверт для фотографий с рекламой их ателье, ссыпала в него содержимое флакона, подпорола подкладку сумочки пилочкой для ногтей и засунула конверт за подкладку.
   Затем она оглядела комнату.
   Ее взгляд остановился на переполненной окурками пепельнице.
   Вероника сгребла пепел на край и высыпала его в синий флакон.
   Флакон засунула обратно в тайник, закрыла дверцу пирамиды и спрятала бюст Робеспьера на прежнее место.
   И, едва она успела повернуть ступеньку и привести лесенку в прежнее состояние, как дверь кабинета открылась и вошел Герман с пузырьком в руке.
   – Ну, вот твоя перекись водорода! – проговорил он с явным раздражением. – Надеюсь, за время моего отсутствия ты больше себе ничего не обожгла и не порезала?
   – Ты очень долго ходил, – капризным тоном ответила Вероника. – Боюсь, что уже поздно и волдыри все равно будут...
   Тем не менее она взяла у Германа пузырек и старательно полила им якобы обожженную руку.
   – Что-то ты сегодня какая-то не такая, как обычно, – настороженно проговорил Герман и вдруг приказал жестким, повелительным тоном: – Сядь в кресло!
   Вероника испуганно отшатнулась, выронила пузырек с перекисью и послушно опустилась в глубокое кресло черного дерева. Герман навис над ней (при его маленьком росте это у него не очень-то удачно получилось) и проговорил монотонным, усыпляющим голосом:
   – Ты успокаиваешься, расслабляешься... все окружающее перестает для тебя существовать, ты слышишь только мой голос, беспрекословно подчиняешься ему...
   В какой-то момент Вероника действительно почувствовала, что монотонный голос Германа приобретает над ней странную, непостижимую власть, опутывает ее сознание, как липкая паутина. Реальность начала таять, расплываться...
   В руке у нее была зажата незаменимая булавка, и девушка уколола себя в ладонь. Боль от укола пробудила ее, вернула ощущение реальности.
   «Что за дела, – подумала Вероника возмущенно. – Я – не Юлия, он не имеет надо мной такой гипнотической власти! Я с ним еще поборюсь! Посмотрим, кто кого!»
   А Герман продолжал говорить своим гипнотическим голосом:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация