А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Совсем как живая" (страница 8)

   Глава 17

   За час до конца рабочего дня у Марины зазвонил мобильник, определившийся номер был ей незнаком.
   – Да, слушаю.
   – Привет, Марина. Это я…
   – Простите, не узнаю. Вы не ошиблись номером?
   – Да нет, это Николай. Который тебя встречает после работы.
   – Ой. А откуда у тебя мой номер? Ты ж его не знаешь!
   – Забыл сказать: я маг и экстрасенс. Ну, по телику еще у них, то есть у нас, битва.
   – Смешно.
   – До ужаса. Я хотел сказать, что сегодня не смогу тебя встретить. Нужно съездить по делу…
   – У тебя есть дела?
   – Да, раз в десятилетие. Сегодня как раз тот случай.
   – Понятно. А почему ты меня предупреждаешь? Мы вроде бы ни о чем не договаривались.
   – Сам не знаю. Просто пришла в голову неожиданная и оригинальная мысль: «Мы в ответе за тех, кого приручаем». А вдруг, подумал, она, как стерх, привыкла лететь за дельтапланом, то есть – за мной…
   – Господи боже мой, я такого болтуна еще не встречала. Это, пожалуй, действительно затягивает. В общем, ты не беспокойся. Я доберусь.
   – Отлично. Передай привет вчерашнему дубу. Мы с ним понравились друг другу. Единомышленники.
   – Обязательно.
   – Пока.
   – Пока.
   Марина сложила на столе руки, опустила на них голову, закрыла глаза. Очень тепло ей стало при воспоминании о вчерашнем дубе… Когда она подняла голову, рядом с ее столом стоял шеф. Константин.
   – Не выспалась ночью? – спросил он.
   – Да нет, нормально. Просто глаза устали.
   – Да, ты, конечно, много работаешь. А я как раз хотел тебя попросить ко мне зайти. Там платежка одна пришла, почему-то ее мне положили, без тебя не разобраться. Боюсь завтра забыть о ней. Ничего?
   – Конечно. Я сейчас зайду. Только соберу сумку, чтобы уже не возвращаться.
   – Давай. Жду.
   Марина причесалась, расстегнула тугой пояс джинсовой юбки, поправила облегающую трикотажную черную блузку с узким вырезом и длинными рукавами, застегнулась, покрутилась перед небольшим зеркалом на стене. Она очень следила за тем, чтобы все на ней сидело идеально. Собрала сумку, прошла по коридору к кабинету шефа. Сотрудники уже ушли. В приемной не было и секретарши. Она открыла дверь, подумав, что не предупредила мужа, что задержится. Ну, это же на минуту – только взглянуть… Она остановилась на пороге: что-то не так. Верхний свет почему-то не горел, только настольная лампа на письменном столе. Сам Константин стоял перед ней, как будто именно здесь ее ждал все это время.
   – Давайте посмотрим документ, – проговорила Марина. – Если сразу не разберемся, я возьму его с собой. Обещала мужу сегодня вовремя приехать… Кроватку новую привезли, нужно все переставить…
   – Ты успеешь, – сказал Константин, закрывая дверь на ключ, который зачем-то вынул из замочной скважины и положил в карман.
   Марина сделала вид, что ничего не заметила, прошла к его письменному столу и, когда он приблизился, прямо посмотрела в его глаза. Ей все стало понятно, но она не сомневалась, что поставит его на место. Этот его взгляд – глаза как капли расплавленной смолы – она уже не раз замечала. Все обходилось без лишних слов. Марина умела продемонстрировать мужчине легкое безразличие и лояльную прохладцу.
   …То, что произошло потом, было как в кошмарном сне. Он бросился на нее, словно взбесившийся бык. Она боролась, вырывалась, уговоры были неуместны в этой ситуации. Он рвал на ней одежду, хрипел и сопел, его толстые пальцы она чувствовала везде. Когда он завалил Марину на стол, ей удалось ударить его коленом в пах. Так учили на курсах самообороны. Он отлетел со сдавленным стоном, она приподнялась и стянула с ноги туфлю на шпильке, готовая на все: хоть глаз ему проткнуть каблуком. Но он перехватил ее руку, выкрутил, бросил туфлю на пол. Схватил ее за волосы и ударил по лицу. Марину никто никогда не бил. Глаза ослепли от жгучих слез. Он потащил ее к дивану, швырнул, стал срывать одежду.
   – У тебя ничего не получится, – наконец смогла выговорить Марина. – Хоть убей, хоть сдохни тут на мне… Ты – омерзительная, тупая скотина.
   Он дернулся, как от боли, навис над нею, держа за руки, прижимая коленом.
   – Ты скоро пожалеешь об этих словах, – прошипел он. – Тебе конец. Я уже свечку приготовил за упокой…

   …Коля с Игорем Васильковым вышли из офиса Николаева.
   – Зря ходили, – сказал Кузнецов. – То, что он обо мне думает, я мог бы легко себе представить. Не теряя времени на повторение уже усвоенного.
   – Нет, не зря, – меланхолично сказал Игорь. – Он поорал, поругался, а потом сам позвонит. Точно говорю тебе. Он своих не бросает. Я, может, к ночи сам ему звякну, спрошу, что он думает… Ты давай, продержись. Я сказал, в случае чего будем сами отбиваться. Просто Николаев – голова…
   – А мы – нет, – оптимистично заметил Коля. – Спасибо, старик. Ты настоящий друг. Я в метро. Пока.
   Но до метро Коля не дошел. Раздался звонок, он с удивлением услышал голос Егора.
   – Это я. Ты сегодня не пришел за тетей, а она не выходила. Точно. Я все время смотрел. Все вышли, а она – нет.
   – Может, ее на работе не было?
   – Была. Мы как раз гуляли с Грэем.
   – Я сейчас там буду. Такси поймаю. Я недалеко.
   – Я тебя тут подожду.
   Коля вышел из машины у ворот «Просвета» через десять минут. В темноте маячила детская фигурка с лохматой собакой.
   – Слушай, делаем так, – сказал Коля. – Ты сейчас идешь с Грэем во двор, в идеале – пусть он поссыт у входа. Охранник выскочит, вопить на тебя начнет. Ты что-нибудь расскажи ему интересное, извинись, уведи собаку… Я тем временем проскочу. Не боишься?
   – Конечно, нет. Все охранники на нас орут, но они никогда не тронут. Боятся. Они ж не знают, что Грэй добрый, как ангел, и слепой к тому же.
   – Действуй.
   Пока охранник воспитывал Егора, который с воодушевлением рассказывал ему что-то очень трогательное, Коля спокойно вошел в здание. Контора демонстративно убогая, типа ЖЭКа, что говорит об осмотрительности и скрытности владельца. Коля без труда нашел кабинет главного бухгалтера, но он оказался закрытым. Затем решительно направился в приемную руководителя. Она была пустой. Кабинет закрыт, но в нем кто-то был. Звуки, которые раздавались за дверью, не оставляли Коле выбора. Не слишком крепкую дверь он вышиб плечом без труда.
   – Не помешал? – произнес он над ухом обезумевшего Константина.
   Тот уставился на него, еще не соображая, что произошло, но уже по-звериному быстро собираясь для обороны, встал, застегнул штаны, рубашку, закрыл спиной истерзанную Марину.
   – В чем дело? – спросил он наконец почти ровным голосом.
   – Я пришел за своей девушкой, – объяснил Коля. – Она не вышла с работы, в кабинете ее нет, ну, я заглянул сюда. У вас проблемы?
   – Придурок! Пошел вон!
   – То есть вы советуете мне оставить девушку в столь двусмысленном положении? Или у вас все в порядке? Марина, у вас все в порядке?
   – Коля, давай тихо уйдем, я не хочу, чтобы кто-то знал…
   Марина поднялась, не глядя на Константина, и вцепилась в руку Николая.
   – Тут есть туалет? – спросил он. – Попробуй умыться, привести себя в порядок. Я жду.
   Когда Марина вышла, Коля небрежно осведомился:
   – И что это было? Костик, ты случайно не решил выполнить мою работу? Без предупреждения. Так грубо. Мне это не понравилось. Если решил – пожалуйста, только расходные я не верну. Не было такой договоренности.
   – Слушай, я своих решений не меняю. Только потому ты после этого цирка выйдешь отсюда на целых ногах. С непробитой башкой. Вези ее. Но теперь времени – неделя, понял?
   – За срочность – другие деньги, да?
   – Два лимона… евро. Будут в твоей квартире, когда мы с вдовцом ее опознаем.
   – Не сомневаюсь, что будут, – широко улыбнулся Коля. – Я уже понял, для тебя дело – самое главное.
   Марина позвала Колю из приемной. Он на прощанье внимательно заглянул Константину в глаза. Тот пробормотал:
   – В общем, забыли эту ерунду. Ты, как мужчина, меня понимаешь… Не сдержался. Все равно, думаю…
   – Не может быть, – удивился Коля. – Неужели ты такая мразь, Костик?

   Глава 18

   Марина, скрепившая юбку со сломанной молнией и блузку с отлетевшими пуговицами английскими булавками, которые всегда на всякий случай носила с собой, как учила мама, в темноте выглядела почти нормально. Они прошли мимо мальчика с собакой, Коля серьезно пожал ему руку, сунул в карман немного денег: «Купи себе и Грэю поесть, магазин еще открыт. Спасибо большое. Ты – настоящий мужик!»
   Такси они с Мариной поймали быстро. Коля посадил ее на заднее сиденье, но тут его окликнул Егор. Он подошел к нему:
   – Что, малыш?
   – Дядя Коля, – бойко сказал мальчик. – У меня скоро день рождения. Я уже давно прошу маму купить мне пиэспи, а она не покупает.
   – Не понял, о чем ты… А, это такая фиговина, игрушка… Вообще-то она для маленьких. А к чему ты… Извини, ты хочешь, чтобы я тебе дал на нее деньги? Сколько она стоит?
   – Ерунда. Тысяч шесть. И диски к ней примерно по тысяче…
   Коля смотрел на парня с удивлением пару секунд. Что-то не так. Но вникать некогда. Он вынул из бумажника десять тысяч, положил ему в ладонь. Взглянул в невинные глаза. Ни радости, ни смущения, вроде бы даже он рассчитывал на большее… То есть Егор выполнял платную работу? Это была не дружба? «Я никогда ничего не понимал в детях, – подумал Коля. – Равно как и во взрослых».
   Он сел вместе с Мариной на заднее сиденье, и тут она совершенно обессилела. Сидеть не могла. Положила голову на его колени, закрыла лицо ладонями, поджала ноги… Ее била дрожь запоздалого страха, ярости, унижения. Коля боялся шевельнуться. Он не мог ее утешить. Он не знал, как это сделать. Он думал о том, каким бы это было счастьем, если бы сегодняшнее происшествие оказалось для нее самым большим испытанием. Он ощущал ее тело, горячее и дрожащее, его джинсы промокли от ее слез… Его душа тосковала и холодела, скованная льдом отчуждения… Мысли были настойчивые и почти безумные. «Она плачет, как живая. Я держу ее в руках, как живой…»
   Они вышли из такси у ворот ее двора.
   – Я отведу тебя домой, – решительно сказал он. – Версия такая. На тебя напали хулиганы, я отбил. Нормальная версия, в это поверит даже муж-блондин.
   – Хорошо, – согласилась Марина.
   Она позвонила в дверь квартиры, Саша открыл и в изумлении уставился на них. В свете прихожей были видны и булавки, и воспаленные от слез глаза, и горящая от сильного удара щека.
   – Что случилось?
   – Ничего страшного, – ответил Николай. – Извините, что вторгаюсь к вам, мне повезло отбить вашу жену у группы каких-то дебилов. Решил довести до места, чтобы точно знать, что все в порядке. Николай. – Он протянул руку ее мужу.
   – Александр, – растерянно ответил тот. – Видимо, нужно срочно звонить в полицию?
   – Только не это, – быстро проговорила Марина. – Они давно убежали. Я еще стояла там и ревела, Николай еле меня успокоил. Это, наверное, были обкурившиеся подростки, я не рассмотрела. Не хочу ничего никому рассказывать. Спасибо, Николай. Может быть, вы чаю выпьете у нас?
   – Нет, – решительно сказал Коля. – Меня тоже ждут, чай я не люблю, а вам нужно срочно выпить что-то успокоительное и лечь спать. Я пойду.
   – Очень вам признателен. – Саша еще раз пожал Коле руку. – Извините, я хотел вас отблагодарить…
   – Вы решили заплатить за мой рыцарский поступок? – Коля ясно посмотрел на них, как Петр Первый с портрета. – Обижаете. Марина, носите с собой электрошокер.
   Он вышел, Саша растерянно смотрел на жену, глаза которой опять наполнились слезами.
   – Какой он… странный. Наверное, хороший человек. Нам повезло. Почему ты плачешь? Они точно ничего с тобой не сделали?
   – Точно. Я пойду в ванную.
   – Может, разбудить маму, чтобы дала тебе лекарство?
   – Ни в коем случае. Саша, я прошу тебя ничего не говорить Нине Валентиновне.
   – Я понял.
   Когда она легла в постель, накрывшись с головой одеялом, он осторожно лег рядом, мягко повернул ее к себе.
   – Не нужно, – попросила она.
   – Мариночка, я хочу, чтобы все было как обычно, чтобы ты не оставалась с этим стрессом. Мне кажется, так надо.
   Они были близки, как очень родные люди, но она не оттаяла совсем. Ей стало тепло, но о наслаждении не шло и речи. Он уснул, а она лежала рядом, ощущая, как по всему телу от сердца к горлу волнами поднимается и падает что-то холодное, гадкое, скользкое… Женская беда. Мерзавец хотел ее растоптать, использовать как вещь. Что бы произошло, если бы не появился Николай… И тут Марине почему-то стало совсем тошно. Очень уж спокойно и по-дружески общался с этим подонком Николай. Как будто они оба понимали, что все это ерунда. Ну, один хотел ее изнасиловать, другой помешал. Нормальный эпизод мужской жизни. Если бы не успел помешать, тоже ничего страшного. Не смертельно. Не девочка вообще-то. Марина представила себе, как повел бы себя в подобной ситуации ее муж. Ну, разумеется, он бы хотя бы морду набил Константину. Потому что любит ее и не смог бы сдержаться. А Коле и сдерживаться не пришлось. Рисуясь, как обычно, совершил «рыцарский поступок». Сейчас, видимо, очень доволен собой, если вообще еще об этом помнит. Она даже не знает, с кем он живет. Его ждут… К утру ее подушка промокла от слез.

   …Коля приехал домой, сел на кухне за стол, стал курить, застыл на несколько часов, практически ни о чем не думая. Только временами видел себя как будто сверху, как это бывает во время клинической смерти. Это его немножко развлекло. Потом раздался звонок в дверь. Он равнодушно подумал: а вдруг они решили от него избавиться после сегодняшней истории? Может, нашли более покладистого киллера. Пошел открывать.
   – У тебя был пожар? – спросил бывший командир Андрей Николаев, войдя в прихожую.
   – Почти. Я покурил и, кажется, обуглился.
   – Ясно. Клоунада как образ жизни и смерти.
   – Здорово, – восхитился Коля. – Я не знал, что вы такой умный.
   – Мы отвоевались. Можешь говорить мне «ты».
   – Так плохи мои дела, Андрей? – Коля внимательно посмотрел в узкое бледное лицо бывшего командира. – Только не целуй меня в лоб, пожалуйста.
   – Не дотянусь, – сказал Николаев. – Пошли посидим. Я водки принес. Может, и не отвоевались. – Он улыбнулся, открыв крепкие белые зубы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация