А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Совсем как живая" (страница 26)

   Глава 15

   Масленников сидел в своем кабинете и читал перехват разговоров московского абонента с обитателями шале в Швейцарии. Буквально несколько фраз, практически никакой информации, ясно лишь одно: и звонивший, и пара, с которой он выходит на связь, знают, что обладательница документов, по которым выехала Ульяна, убита. Степень ее причастности не просматривается. Смысл всей интриги никак не объясняется. Звонит Ульяне и Димитрису Костаки московский юрист Григорий Сидоров. Небольшая практика, консультации в очень узком кругу богатых клиентов. Земцов решил пока никого не трогать, продолжать слушать, что-то искать. И он прав: нужно дождаться хотя бы минимальной зацепки. Намеком на такую зацепку может служить несколько таких же невыразительных звонков Сидорова матери Ульяны – Марии. То есть в этом замешана вся семья. Семья, которую ну никак невозможно заподозрить в причастности к убийству. Даже если обе девушки где-то встречались, даже если у них были общие знакомые, каким может быть мотив убийства… Чтобы завладеть документами и привлечь к себе внимание? Ерунда какая-то. Петру Князеву звонили и присылали СМС с телефона Виктории. Сейчас этого номера не существует. Димитрис Костаки четырнадцатого августа, на момент убийства Виктории Князевой, был в Швейцарии. Чем занимался в этот день Григорий Сидоров, Земцов аккуратно проверяет. За это время киллер мог уехать куда угодно, но следы убийства навсегда остаются там, где оно совершено. Это убеждение Масленникова. Когда он так говорит, то имеет в виду не прямые улики, а таинственную ауру убийства, которая рано или поздно все раскроет тем, кто идет по следу. Надо идти.
   Раздался телефонный звонок.
   – Мне нужен Александр Васильевич Масленников, – сказала незнакомая женщина и, похоже, заплакала.
   – Я вас слушаю.
   – Меня зовут Нина Валентиновна. Я – мать Александра Романова. Он мне все рассказал про Марину, у него на столе ваш телефон. Случилось ужасное несчастье. Я просто не знаю, к кому обратиться, что мне делать… Они попали в аварию – Саша и его бывшая одноклассница Надя. Наша соседка. Видимо, она его подвозила. Оба в реанимации в тяжелом состоянии. Я должна быть там. Оставила ребенка с чужим человеком… Свяжите меня с Мариной. Она должна приехать! – Женщина рыдала.
   – Вы правильно сделали, что позвонили. Я сейчас свяжусь… с кем надо. Ситуация изменилась. Скорее всего, Марина действительно сможет прилететь, не сегодня, конечно. Есть проблемы. Но мы обязательно вам поможем. Назовите больницу, где находится ваш сын, я подъеду. Вы оттуда звоните?
   – Да. Я в коридоре. Меня к нему не пускают. Ничего не говорят.
   – Понятно, я скоро буду. Я попрошу кого-нибудь найти профессиональную няню. Мы оплатим ее услуги.
   – Кто это – вы?
   – Скажем так: следствие, которое занимается раскрытием этого преступления. Преступники, кстати, уже задержаны. Заказчик погиб.
   – Да? Никогда не слышала про такое следствие. Когда вы приедете?
   – Очень скоро. Не беспокойтесь.
   Масленников набрал номер Николаева.
   – Андрей, беда. Муж Марины попал в ДТП. Он в тяжелом состоянии.
   – У него же нет машины.
   – Он был в машине бывшей одноклассницы. Она тоже пострадала. Мать рядом с ним. Ребенка оставила с чужим человеком. Короче, нужна на время профессиональная няня, с которой ты расплатишься. И надо возвращать Марину. Это реально?
   – Да… Я полечу за ней и няню посажу к ребенку. Серега сказал, что опасности вроде больше нет. Я, конечно, присмотрю… Слушай, это не странно – какая-то одноклассница?
   – Сергей как раз на днях сообщил, что видел его с женщиной и ему показалось, что это не просто одноклассница. Но у него богатое воображение.
   – Ничего себе!
   – Андрей, люди в реанимации. Я туда еду. До связи.

   Александр Васильевич приехал в клинику, к нему в коридоре бросилась заплаканная женщина: «Это я вам звонила». Он кивнул и, поговорив с медсестрой, получил халат, прошел в кабинет заведующего. Вышел минут через двадцать.
   – Что???
   – Пока ничего конкретного. Лобовое столкновение. ЧМТ у обоих. Вы понимаете, необходимо обследование, возможно, операция… Мы можем только ждать.
   – Попросите, чтобы мне разрешили остаться с сыном.
   – Не разрешат сейчас. Врачи работают… Я попрошу, чтобы вас устроили где-то, чаю принесли. Вас позовут.
   Нину Валентиновну отвели в ординаторскую, выделили ей угол за ширмой, перетащили туда большое кресло. Сестра поставили перед ней стакан с горячим чаем, предложила сердечные капли. Она отказалась. Но присутствие Масленникова немного ее успокоило.
   – Я хочу вам сказать, что поисками няни уже занимаются, вопрос с приездом Марины тоже решается, – сообщил он.
   – Спасибо. Это произошло, потому что мы с Сашей жили как в кошмарном сне. Вы не поверите, но я всю их совместную жизнь жду какой-то беды. И они случаются, эти беды.
   – Вы с чем-то конкретным это связываете?
   – Связываю… Я всегда считала, что они не подходят друг другу. Это трагическая случайность, но мне еще со времени учебы Саши в школе хотелось, чтобы он был вместе с Надей. Она очень хорошо к нему относилась… Больше, чем хорошо. Все это знали. Она и замуж не вышла. А он увидел Марину и влюбился как сумасшедший. Я всегда боялась таких чувств. Они не укрепляют семью, а разрушают людей… Саша очень изменился.
   – Сейчас главное, чтобы он поправился.
   – Да, конечно. Просто… С Надей никогда не могла бы случиться такая дикая история, как с этим… убийством Марины.
   – Вы несправедливы. Марина – жертва. Ее спасли в последний момент.
   – Извините, я не могу об этом говорить и даже думать. Саша тоже не мог. Он очень страдал, не понимал. И вот…

   Глава 16

   Моника Ступишина провела Сергея в свою жеманную гостиную с белой мебелью, невинными розовыми и голубыми пледами, штучками и дрючками.
   – Слушай, ты не поверишь, но я как раз думала о тебе. Ты знаешь, за кого я замуж выхожу?
   – Пропустил как-то, извини.
   – Ну как… – Моника была разочарована. – Все знают, а ты… За Федю Бондарева! Знаешь его?
   – Нет, к моему великому стыду.
   – Ну, ты вообще. Он – клипмейкер известный. Хочешь, покажу его работы?
   – В другой раз. Или я сам найду в Инете, ладно? Обожаю клипы.
   – Ладно. Выпьешь?
   – Ну, так, символически. Мне за рулем еще долго сидеть.
   – А ты просто так или по делу? – спросила Моника, доставая напитки из бара. – Сам бери что хочешь.
   – Я информацию одну хотел проверить. Уточнить кое-что.
   – Говори. Только подожди. Раз уж ты пришел, давай договоримся. Ты на меня поработаешь, как тогда?
   – Что такое! Вы еще не поженились, а он уже как тот?
   – Да нет. Я не знаю. Я для подстраховки хочу про него все узнать.
   – И если узнаешь, не выйдешь за него?
   – Выйду. Только буду знать! – Моника посмотрела на Сергея гордо, как полководец, продумывающий план сражения.
   – Сейчас я занят вообще-то, но как только, так сразу, хорошо? Правда от нас не уйдет, веришь?
   – Конечно. Я только тебе и верю. Ну, так чего ты уточнить хотел?
   – Есть такая девушка – Виктория Князева. Ну, в Инете она везде, красивая.
   – Ой, не смеши меня. Она – красивая? На мартышку похожа, кривляется, пялится на всех мужиков… И вообще она – никто.
   – Ну, я, может, не так выразился. Не в том суть. Просто интересно: это правда, что она с Василием Осоцким в каких-то отношениях была и чем-то его шантажировала?
   – Ох. – Моника долго и ненатурально хохотала. – Ты меня уморишь сегодня. Давно я так не смеялась. Это кто тебе такое в уши надул?
   – Некто Курочкин, знаешь?
   – А то. Клоун. Он скажет! Василий Осоцкий к этой жалкой потаскушке на пушечный выстрел бы не подошел. Если бы, конечно, вообще ее заметил.
   – Ты или ее сильно не любишь, или мы говорим о разных девушках. Та, которую я видел на фото, не жалкая точно. Насчет остального – я не в курсе.
   – Ладно. Ты как мужик вообще права голоса в этом вопросе не имеешь. Вам все сгодится.
   – А почему Василию Осоцкому не сгодится?
   – Да знать он ее не знает, честно тебе говорю. С Вадимом Осоцким у нее что-то было, это да. Но с него что взять? У него с крышей не все в порядке.
   – Не понял, а кто такой Вадим Осоцкий?
   – Сын Василия Осоцкого! Кто из нас сыщик? Его она пыталась охмурить, думаю, был какой-то трах… Потом вроде на самом деле с какими-то предъявами возникала, что-то выложить обещала. Моя подруга слышала, как они ругались в клубе. Только мы этого счастья не дождались.
   – Да, ошибка, наверное, вышла. Может, моя. Курочкин мне, кажется, имени не называл, я просто не знал, что есть сын.
   – А с какой стати ты вообще с Курочкиным общался, да еще про Вику эту?
   – Да так как-то по одному делу заглянул… Ладно, до созвона. Насчет будущего мужа не беспокойся. Мы его на одних клипах разоблачим.
   – Точно… – потрясенно произнесла Моника. – Там же модели… Ты гений.
   Поскольку сам Сергей в данный момент гением себя точно не считал, он решительно направился к человеку с более высокой самооценкой.
   Николаев стоял на пороге своего кабинета, вид как всегда – полководец на боевом коне, пропустил Сергея, отдал команду.
   – Давай быстро. Я лечу за Мариной. Ее муж разбился вместе с какой-то женщиной. Масленников сказал, ты вроде их видел…
   – Да… Ничего себе! Они живы?
   – Живы, но в реанимации, что значит – ничего не известно. Мать его там, ребенку я няню нанял, Марину возвращаю.
   – Считаешь, это безопасно?
   – Присмотрю и за ней, и за Осоцким, и за нашим киллером. Но, конечно, ситуация не очень. Что у тебя?
   – Ну, если ты не в курсе… Оказывается, у Осоцкого есть сын – Вадим…
   – Ну, есть. В чем проблема?
   – Убитая девушка общалась именно с ним, а не с отцом. Что-то у них было, потом она вроде хотела продолжения, угрожала какие-то материалы в Сеть выложить, возможно, сексуального характера… Ты о нем что-нибудь слышал?
   – Я в эту историю с убитой девушкой не вникал, сам знаешь, некогда. Может, потом. А что я слышал о Вадиме Осоцком… И слышал, и видел его не раз. Он меня ни по какому поводу пока не интересовал, но одно скажу точно: Осоцкий сильно погорячился в ночь его зачатия. Надо было презерватив надеть. Мозги у парня больные. Не знаю, как насчет девушек, а оружие он скупает в неограниченных количествах. Стрелков нанимает без всякой конкретной цели. Похоже на манию преследования и на все остальные мании.
   – А чем занимается по жизни?
   – Ну, чем… Владелец подаренного папашей бизнеса, которым управляют другие. Бездельник, короче. Слушай прикол: я как-то с ним встречаюсь в клубе, где бои без правил. Подхожу спокойно, спрашиваю: «Сынок, ты зачем у меня профессиональных работников пытаешься переманить?» Он смотрит на меня, как волчонок, которому на хвост наступили, и отвечает: «Без комментариев. С вами будут разговаривать другие люди». Как это тебе?
   – Никак. Похоже на то, что ты сказал выше. Как ты думаешь, он мог убить девушку, то есть заказать?
   – Да на раз! По девушке в сутки. И никто не узнает. Если, конечно, следствие не попросит меня разобраться.
   – Оно попросит. Интересно, Андрей, а какие отношения у отца с сыном?
   – Да ясно какие. Сынок является большим геморроем для папаши. Он его всю жизнь пасет, из ж… вытаскивает, в общем, цветочков от него в день рождения не ждет. Ты понимаешь, Василий Осоцкий, конечно, вор, на нем кровь тех, кто ему дорогу перешел. Но по определенным понятиям он в адеквате. Ничего лишнего, только то, что требуют деньги. В общении приятный человек, говорят. А вот парень его – бракованный. Ладно, пошли. Мне некогда. Вы уж как-нибудь сутки без меня продержитесь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация