А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Совсем как живая" (страница 25)

   Глава 13

   Стас и Никита третий день пили, спали, а просыпаясь, несли всякую ерунду… Об одном молчали: шеф все не звонит. Ни новых поручений, ни расчета за старые.
   – Слушай, – наконец не выдержал Никита, – а ты че, сам позвонить ему не можешь? Какого черта? Что за дела? Мы ему не картошку с базара привезли.
   – Если честно, я сам не знаю, что мы ему на этот раз привезли, – ответил более разумный Стас. – Но мы работали, как всегда, на разрыв. И получилось, что получилось. Вроде все, как он хотел. Хотя я толком не понял… Ребят наших уложили за каким-то хером.
   – Вот! Еще и ребят уложили. Пересчет получается. Слушай, позвони, скажи ему: может, нам пойти куда-нибудь с этой информацией.
   – Совсем кукукнулся? Тебе легче будет от того, что нас вместе с ним посадят?
   – Так я предлагаю не сходить на самом деле, а ему так сказать. Сам ты кукукнулся!
   Никита взял со стола свою финку, с которой не расставался, как дурень со ступой, и, как всегда, успокаивая нервы, стал бросать ее в кружки на стенах. Стас задумчиво смотрел на телефон, и вдруг он зазвонил.
   – Але… Это кто, я не понял? А откуда у вас этот номер? А кто сказал? Это как? А… А че нам бояться? Сейчас подъедем.
   Он посмотрел на Никиту озадаченно.
   – Звонил какой-то кент. Вроде инфа есть, что кинул нас Костя. Говорит, что он договоры наши аннулировал, вроде по бумагам мы у него вообще не работали сроду.
   – А нам что за разница, как по бумагам?
   – Не знаю. Этот хмырь говорит, значит, кинул.
   – Откуда он знает?
   – Сказал, новый охранник там. Они ж переехали, всех поменяли. А он типа знал бандюг, которых уложили. Вы б посмотрели, говорит. Может, тогда с кого другого можно поиметь.
   – И чего?
   – А того. Стрелку назначил. Бумаги покажет. Сфоткал. Они, сказал, тоже денег стоят.
   – Погнали. – На слове «денег» Никита встал.

   …Константин Петров вдохновенно обустраивал новый офис. Корпорация переехала в небольшой особнячок в центре, и тут все было совсем на другом уровне. Константин уже несколько раз менял мебель в своем кабинете. Как-то не получалось схватить тот безупречно добротный стиль, каким отличался офис Осоцкого. Он рассматривал свой письменный стол с кнопками вызова секретарши, охраны, когда дверь кабинета вдруг распахнулась и на пороге появились Стас и Никита.
   – Вам чего нужно? Вы как сюда вошли? Я что, вызывал вас?
   – Так ты нас не вызывал, – заявил Стас, глядя на него подозрительно блестящими глазами, хотя в остальном казался абсолютно трезвым.
   – В чем дело?
   – Рассчитаться бы надо, хозяин. – Никита чистил ногти острием финки.
   – Чего-чего? – издевательски переспросил Костя. – За что рассчитаться и с кем?
   – За работу, – объяснил Стас. – За Леонтьева нехилый должок остался. Ты сказал, что как бабки упадут, так сразу… Потом бухгалтера заказал, велел с киллером расплатиться… Потом всех замочили, как ты хотел. Где наша доля?
   – За работу! – Костя издал короткий, истеричный смешок. – Да за какую работу?.. Вы ж все просрали. Другие люди за вас работу сделали, ваших придурков уложили, они ни с чем не справились. Мента, которого я прислал для подстраховки, чуть не убили. А он как раз вашу работу и сделал. Сейчас еще и сесть может. За превышение. Я два лимона на это отдал! Вы мне до могилы теперь должны долги выплачивать, вы поняли, суки позорные!
   – Ты что сказал! – Никита приблизился к его столу. – Повтори!
   Константин быстро взглянул в его тоже странно блестевшие глаза и протянул руку к кнопке вызова охраны. Он вдруг с ужасом увидел, как Никита заносит руку, словно для того, чтобы метнуть финку, и наклонил голову к столу… Финка, которая должна была попасть в руку, пробила ему сонную артерию. У напарников отвисли челюсти, когда фонтаном забила кровь, заливая стол, а рука Петрова конвульсивно продолжала нажимать кнопку вызова…
   Земцов с командой влетел в здание, они опередили дежурный наряд, у кабинета президента корпорации их догнал Сергей Кольцов.
   – Вы свободны. – Земцов показал наряду свое удостоверение. – Работает отдел по расследованию убийств.
   Приехали «Скорая помощь», эксперты. Стаса и Никиту в наручниках повели на выход.
   – Слава, – сказал тихо Сергей, – перед допросом хорошенько осмотри их одежду. Там должны быть записывающие устройства весьма нестандартного вида. Николаев все приобретает первым. Он сказал, что все признания Петров практически сделал.
   – Не хочу с тобой ссориться. Не тот момент. Но этот буйнопомешанный послал их на убийство, так получается? И по всему они сейчас под наркотическим кайфом!
   – Конечно, нет, – убежденно произнес Сергей. – Он просто предложил им потребовать свои честно заработанные на заказных убийствах деньги. Разговор они должны были записать для шантажа, к примеру. Или для явки с повинной. Но у этих людей не выдержали нервы! Может, был и кайф, но ты же понимаешь, что это за люди. Тут Николаев точно ни при чем. Кто мог это предусмотреть? Мой заказчик Коля Кузнецов расстроится. Он Петрова Костиком называет. Скажешь, когда Коле можно пойти на поправку.
   – Так ведь Осоцкий же… – саркастически заметил Слава. – Вы ж считали, что он основной заказчик.
   – Из записанного диалога это не вытекает. Они во всем обвинили Петрова, а он не отрицал. Осоцкого это устроит, полагаю.

   Глава 14

   – Костика убили? – Коля смотрел на Сергея задумчиво. – Как-то странно, неожиданно… А как это произошло?
   – Очень просто. Бандитская разборка. Твой Костик – бандит и убийца по сути. Не заплатил за работу своим псам – они его зарезали. Они пришли к нему с диктофоном. Диалог записан. Фактически он успел признаться в том, что заказал убийства своего заместителя и Марины. Ждем сигнала следователя. Потом ты на поправку пойдешь.
   – Даже не знаю. Я уже здесь привык. Ты знаешь, люди тут гораздо оригинальнее обычных. Возьмем, к примеру, того, кто постоянно пытается себе глаза вставить, поскольку ему кажется, что они выпадают. Я с ним побеседовал. Очень любопытно. Его заблуждение – вовсе не заблуждение. Это потребность интеллекта овладеть каким-то более значительным, дальним зрением… Ты меня понимаешь?
   – Да, елки-моталки, чего ж тут не понимать. Ты заражаешься. Мы получим полного шизофреника, если сейчас тебя не вытащим. Ты уже на меня смотришь не обычным, а каким-то дальним зрением. А твой слепой Грэй между тем живет у меня. Отличный пес. Ничего не видит, и тем не менее с интеллектом у него все в порядке.
   – Значит, Егор его продал… За сколько?
   – Тысяча восемьсот пятьдесят.
   – Понятно. С Егором все понятно. Любой психиатр скажет, что нервы у него в норме. Это адекватная цена за пса-инвалида. Да, мне нужно домой. Я его заберу. А Марина… Что будет с Мариной? Она вернется?
   – Это немного сложнее, чем с тобой. Не исключено, что тебе придется брать на себя ответственность за идею ее спасения. Все зависит от угла зрения следователя. А он не все наши действия считает естественными. Если тебе предъявят обвинение, у нас есть адвокат, который сделает тебя национальным героем. Не уверен, правда, что это освободит тебя от срока. Надеюсь, условного.
   – Какие неприятные вещи ты мне говоришь. А у меня еще колено болит. Мне нельзя расстраиваться. Хотя я ничего не имею против роли национального героя. Здесь таких много.

   Сергей ехал из клиники со сложным чувством. Совсем как хирург, который кричит: «Скорее, мы его теряем». Люди не рассчитаны на слишком лихие повороты судьбы. А этот Кузнецов явно был рожден для того, чтобы, как Диоген, сидеть в своем оранжевом джакузи. Как он психологически вытащит себя из таких потрясений… Как ему помочь, если он уверен, что самый умный. Даже в дурдоме. И является ли задачей частного детектива реставрация уникальных личностей, которые попали в мясорубку… И Ольга – необычный человек, и Алексей – не каждый второй. А Марина Романова – вообще прелесть. Они ее привезут, а тут такой сюрприз со стороны мужа. Сергей был почти уверен в том, что не ошибся насчет отношений Александра Романова с той женщиной. Чуйка, как говорят, его редко подводила. Но все это вопросы завтрашнего дня. Пока нужно разбираться с преступлениями, в результате которых одна девушка – в морге с простреленной головой, а вторая по ее документам – в Швейцарии. И в чем действительно прав Земцов: совершенно не факт, что Ульяна Леонтьева причастна к убийству или даже в курсе того, что оно совершено.
   Сергей набрал телефон Земцова.
   – Как дела?
   – Что касается постановочной, так сказать, части, все идет по плану вашего Николаева. – Слава ни на минуту не забывал о том, что ему необходимо дистанцироваться от Николаева. – Показания задержанных совпадают, не противоречат диктофонной записи последнего разговора с Петровым. То есть исполнители убийства Виктора Леонтьева – у нас, Петров признал перед смертью, что он заказчик. По поводу планируемого убийства Романовой Петров тоже все подтвердил перед гибелью, сама картина у задержанных, естественно, сумбурная. Одни впечатления. Что тоже понятно. Подбираемся к Осоцкому… Как подобрались, так, похоже, и отвалились. Я позвонил ему, соединили достаточно быстро, все были очень любезны. Он – еще любезнее. Сообщаю ему: такая, мол, случилась неприятность с вашим партнером Константином Петровым. Убит во время встречи с наемными убийцами, которые признались в том, что взорвали Леонтьева по его заказу, курировали убийство бухгалтера Романовой. Он был удручен, потрясен, только заметил: «Помилуйте, он, конечно, еще не стал моим партнером. Я присматриваюсь ко многим бизнесменам, помогаю их становлению, но для серьезных партнерских отношений нужно пуд соли съесть… Что касется Леонтьева, вы знаете, было у меня подозрение. Но раз следствие решило иначе…» Вот такой жук. Попросил его принять участие в расследовании по вновь открывшимся обстоятельствам. «Я со всей готовностью, но, вы понимаете, столько встреч на высшем уровне, подписаний… Но вы звоните. Чем смогу, помогу».
   – Что и следовало ожидать. Сейчас, полагаю, деньги, направленные Петрову, будут отозваны, те, что сразу не были переведены на липовый счет. Вся информация о деловом сотрудничестве с корпорацией «Просвет» исчезнет. Что у нас в плюсе: если мистификация с убийством и похоронами Марины будет легализована, публично объявлена полицейской операцией по спасению жертвы заказного убийства, Осоцкий оставит ее в покое. Она ему больше неопасна. Костя уже на него не покажет. Лучший партнер – это мертвый партнер.
   – Ты хочешь сказать, что я этот цирк должен взять на себя? Фигушки. Пусть твой Кузнецов за это сидит. Ну, и ты, может быть. Николаев мне даже в качестве резиновой груши неинтересен.
   – Слав, давай не будем, а? Думаю, этот вопрос даже ты решишь в интересах Марины Романовой.
   – Даже я! То есть кирзовый сапог среди таких гуманных и продвинутых личностей…
   – О боже! Еще и комплекс неполноценности. Ладно, я хочу отвлечься от борьбы амбиций. Хочу поездить по своим гламурным клиенткам. Поспрашивать, что все-таки говорят о Виктории Князевой и Осоцком. И Ульяне Леонтьевой и Осоцком. Последней он приходится чуть ли не папашей. Что-то тут должно быть, как ты думаешь?
   – С этим – к гламурным телкам. Моим умом этого не понять. Ой, ты опять меня заговорил! А что за два миллиона мои подследственные отвезли на квартиру Кузнецова до начала вашей операции? В смысле – где эти миллионы?
   – Слава, ты шутишь? Ты считаешь, что Костя Петров мог кому-то дать два миллиона? Тем более такому лоху, как Кузнецов? Я даже не стал тебе этой ерундой голову морочить. Он прислал ему с этими ребятами корзину с «куклой». Я сам видел. Мы выкинули все на помойку.
   – Такая, значит, для меня версия. Хорошо. Есть один источник, который мне никогда не врет. С тобой потом договорим.
   Слава разъединился и набрал телефон Масленникова.
   – Здравствуйте, Александр Васильевич. Я тут допросил убийц Петрова. Все как по нотам Николаева. Кроме одного. Ни от кого из вас я ничего не слышал о двух миллионах евро, которые Петров выплатил Кузнецову, считая, что тот убил Марину Романову. А?
   – Слава, ты меня хорошо знаешь, – задумчиво сказал Масленников. – Когда я обнаруживаю в одежде убитого серебряную монетку на счастье, я составляю протокол, оформляю ее как ценность, передаю родственникам. Петров пообещал Кузнецову гонорар за убийство. И, если бы у нас вышло его получить… Я бы впервые в жизни за честь посчитал отобрать чужие деньги. Это деньги убийцы и вора. У нас Николаев всю операцию провел за счет своей фирмы или даже за личный счет. А он, между прочим, занимается благотворительностью: госпиталям помогает, детям погибших солдат, воинам-инвалидам… Да, я бы за честь посчитал, сказал бы ему: возьми, отмой эти грязные деньги, но не в привычном понимании, а на самом деле от крови и запаха преступления. Пусть они послужат добру. Но, разумеется, Петров обманул Кузнецова. «Куклу» прислал… Что и следовало ожидать…
   – Спасибо, – еще более задумчиво сказал Слава. – Во всей этой истории я могу верить только вам.
   – И тебе спасибо, друг. Слава, сейчас, когда страсти в нашем тесном кругу вроде бы улеглись… Надеюсь, следствие правильно оценит гражданский поступок Кузнецова? Никакой притянутой за уши ответственности не может быть за то, что он в одиночку бросился спасать от банды незнакомую девушку! Рискуя собственной жизнью…
   – Согласившись перед этим ее же и убить за деньги.
   – Это судьба. Как иначе он узнал бы о готовящемся преступлении…
   – Я вот что скажу. Всю вашу петрушку мы прикрыли оперативной необходимостью. Кузнецов у нас типа внедрен. Игрушечное следствие Иванова тоже прикрытие настоящего. Я с ним в контакте. Только памятник Кузнецову на родине пусть ставит Николаев. Я не хочу иметь ничего общего с авантюристами. Другое воспитание. Можно? Вы мне это простите?
   – Слава, я тебя очень уважаю, – искренне сказал Масленников. – Ты настоящий.
   После этого разговора Слава еще какое-то время смотрел на телефон. «Значит, «кукла», значит, благотворительность… Я действительно кажусь таким тупым?»
   Масленников у себя с удовольствием закурил, улыбаясь. «Отличный Слава парень. Честный. Зачем ему лишняя головная боль?.. У него же есть друзья».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация