А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Совсем как живая" (страница 22)

   Глава 7

   Петр Князев вошел в квартиру и поначалу даже испугался. В прихожей и далее рядами стояли чемоданы, ящики, сумки… Зазвенел возбужденный голос Веры, и стало ясно, что она переезжает на новое место жительства. Она дала согласие на развод, поторговалась при дележе имущества и расчете ежемесячной субсидии, милостиво одобрила квартиру, которую он присмотрел для Виктории. Дочке теперь и здесь будет удобно… Пока она не вышла замуж.
   Вера объясняла рабочим, что нужно выносить в первую очередь. Где находятся бьющиеся вещи, где – нет. Была красной и потной. На бывшего мужа взглянула мельком, без всякой симпатии. По комнатам лениво шатался ее братец, ковыряя зубочисткой в зубах. Он прошел мимо Петра, даже не подумав поздороваться для приличия. Петру стало любопытно. Ясно, что она вывозит вещи вовсе не по списку, который они составляли: «твое-мое». Хватает все, что может унести. Мебель частично тоже разобрана и упакована.
   – Тебе понадобится колонна грузовиков, не иначе, – сказал он ей в ухо, поскольку было ощущение, что она его вообще не воспринимает: не слышит, не видит.
   – Разберемся, – буркнула она. – Не за один раз перевезем. Ваня договорился.
   Петр посмотрел на ее брата Ивана, который ответил ему наглым тяжелым взглядом. Он его и не разглядел толком раньше. Он редко у них бывал. Сейчас удивился: надо же – прямо крутой новый москвич. Сытая физиономия, дорогая кожаная куртка, белоснежная рубашка под ней, запах дорогого парфюма. Все вместе свидетельствует об определенном статусе – обслуга какого-то бугра: чиновника, политика, авторитетного бандита.
   – Хорошо выглядишь, – сказал ему Петр. – Прыщи вылечил.
   Он прошел в свой кабинет, сел за стол. Вроде бы большая квартира, а разойтись с этими двумя невозможно. Даже на кухню выходить не хочется. Петр вспомнил, как встретил Веру. Застенчивую, миленькую провинциальную девушку, которая восхищалась каждым его словом, восторгалась Москвой, пугалась его знакомых. Жила в съемной квартире с братом Иваном, неловким деревенским парнягой с прыщавым лбом, сальными волосами, плохими зубами и фрикативным «г». Как Иван его благодарил за то, что Петр устроил его в одну ремонтную бригаду. Потом, когда Петр с Верой поженились, она время от времени просила денег для брата: машину купить подержанную, то-се… Петр подошел к окну, посмотрел: Иван осторожно ставил какую-то коробку в новенький джип «Мерседес-Бенц». Похоже, жизнь наладилась, и живет он однозначно не в съемной двушке на «Щелковской». Рядом стояли еще две «Газели». Масштабное мероприятие. Петр почувствовал, что его терпение на исходе. Он уже не рвал свою семью по-живому. После смерти маленького мальчика, который отказался от грязи жизни, Вера не была для Петра ни женой, ни близким человеком, ни существом, которое можно как-то терпеть. А сейчас они с братом вывозят то, что заработано Петром… Ему не жалко, просто не хочется чувствовать себя под игом наглых захватчиков. Он вышел из кабинета, сразу наткнулся на озабоченную Веру и крепко прихватил ее за локоть.
   – Валите отсюда. Все, что не выгребли, заберете завтра. Я пришел домой отдыхать, поняла? Не беспокойся, проверять, что ты упаковала, не буду. Вот только думаю: не помнишь, где тот драный рюкзачок, с которым ты сюда приползла?
   – Вспомнил? – Она посмотрела на него с ненавистью. – А два года моей молодой жизни, которые я тебе отдала, забыл? А ребенка, который из-за тебя…
   Он с такой силой дернул ее за руку, что сам испугался: не оторвал ли? Она осеклась и оглянулась: «Ваня, ты где? Он бьет меня!» Вани не было. Вера посмотрела почти кротко. Петр отпустил ее руку.
   – Я прошу тебя: уходите. Вернетесь утром. Я больше это терпеть не намерен.
   Она кивнула, вышла, пошепталась в прихожей с братом, отдала распоряжение рабочим, которые взяли какие-то вещи и вышли. За ними вышел Иван с чемоданом. Петр ждал на кухне, куда пришел, чтобы выпить воды – в горле пересохло, подумал: когда они наконец уберутся, он выпьет бутылку водки, которая стояла у него в холодильнике. Эта мысль его немного успокоила. И вдруг в кухню вошла Вера.
   – Ты просил узнать, с кем уехала Виктория. Этого никто не знает. Но я точно скажу, с кем она не уезжала. С Осоцким!
   – Это кто?
   – Ты что! Не знаешь, кто такой Осоцкий?
   – Тот самый?
   – Ну да! У них что-то было. Она окучивала его. Что не мешало ей…
   Вера не рискнула договорить, быстро вышла.
   Петр стал лихорадочно соображать. Осоцкий. Известная персона. Никто толком не мог сказать, кто он, но о нем говорят как о влиятельной теневой личности во властных структурах… Черт его знает, как все это расшифровать: теневая личность, ключевая фигура, властная структура. У всего вроде должна быть четкая формулировка: начальник, директор, президент, завскладом… У Петра не слишком хорошая память, он не интересуется светскими, политическими и бизнес-новостями, ему некогда торчать в Интернете, но кое-что он, конечно, слышал. Этот Осоцкий однозначно женат. Что могло связывать его с Викой? То есть Петр не настолько наивен, просто непонятно, как они познакомились. Вообще стоят ли чего-то слова Веры? Петр подумал и решил: стоят. Она оказалась очень способной московской сплетницей. Он всегда удивлялся обилию совершенно ненужной вроде бы ей информации, которой она иногда с ним делилась. Почему-то беспокойство росло. Петр не вмешивался в личную жизнь дочери, она не была с ним откровенна. То, что выяснилось в результате выходки Курочкина, конечно, шок для него – отца. Наверное, многие молодые привлекательные женщины ведут сейчас столь свободный образ жизни. Но если действительно были отношения с известным и влиятельным человеком, если эти отношения почему-то приходилось скрывать… Или вообще не отношения скрывать, а самой скрываться по какой-то причине. Петру показалось, что Виктория поступила странно. За все время отсутствия она ни разу не позвонила его матери, своей бабушке. Вообще-то должна была. Он взял телефон, преодолел себя и набрал Курочкина.
   – Привет, Сеня. Решил тебе позвонить. Ты куда-то пропал.
   – Привет. Что значит пропал? Ты, наверное, забыл, как чуть не поубивал всех… из-за какой-то шутки. Я тебя просто боюсь.
   – Да, шутка твоя удалась. Я развожусь с Верой. Мы уже разъехались.
   – И правильно. Она не та женщина, какая тебе нужна, – авторитетно заявил Курочкин. – Я познакомлю тебя…
   – Спасибо. Обязательно. Потом. Сеня, я по другому поводу. Ты не знаешь, с кем уехала в Турцию Виктория?
   – Понятия не имею. Ты ж знаешь, какая она скрытная.
   – Да. А ты что-нибудь слышал про ее отношения с Осоцким? Или это сплетня?
   – О! Это – да. О них говорят.
   – Что?
   – Ну, спали они однозначно. Петь, сплетничают, что Вика хотела, чтоб он на ней женился. И еще говорят, будто шантажировала его чем-то…

   Глава 8

   Алексей вышел в коридор, прислонился к холодной стене, стащил марлевую повязку с лица.
   – Это Виктория, – глухо сказал он. – Я практически не сомневаюсь.
   На него бесстрастно, изучающе смотрели эксперт, следователь Земцов, частный детектив Кольцов. На него в крайнем отчаянии смотрела Ольга. Она толком не могла сказать, на что надеялась, просто теперь им вместе быть невозможно. Независимо от того, виновен он в гибели Виктории или нет, она всегда будет стоять между ними. И оставить его в такой ситуации тоже нельзя. Она ведь сама в ней поучаствовала… В сильной горячке, как теперь понимает. Но что тогда было делать? Доносить на него? Теперь отвечать придется. Как она могла сомневаться в обратном…
   – Ну, что ж, – заключил Масленников. – Полагаю, ваше мнение мы можем считать компетентным. Нужно поставить в известность родственников, отца в первую очередь.
   – Проверять эсэмэски, входящие звонки, вычислять, ударно трудиться, – добавил Земцов. – Спасибо товарищам за инициативу. Был бы Кольцов, обратился бы к нему за помощью. Но Кольцов для меня умер.
   – Ну, умер так умер, – невозмутимо отреагировал Сергей, поверивший в то, что Слава оскорблен в дружеских чувствах окончательно и бесповоротно. – Может, это лучше, чем официальное обвинение следователя Земцова. Уверен, что его команда с эсэмэсками справится. Асы. А мы, Алексей, – повернулся он к Васильеву, – поедем, пожалуй, к вам домой. Поищем орудие преступления. А вдруг… Сдается мне, оно где-то там может быть. Лучше, если найду его я. Александр Васильевич, передайте, пожалуйста, это следователю Земцову. И, если вас не затруднит, поручитесь за то, что я не собираюсь утопить найденное орудие – не дай бог – в колодце. Алексей Васильев не является моим клиентом. Следователь должен принять это к сведению.
   – Васильев не является, – язвительно сказал Земцов. – Его сож… извините, – взглянул он на Ольгу. – Его подруга Волкова является твоим клиентом.
   – Может, закончите свой дурацкий спектакль, – рассердился Масленников. – Совершено убийство молодой женщины. Мы все, здесь собравшиеся, обязаны в этом разобраться. А вы оба – профессионалы. В бирюльки поиграете на досуге.
   Сергей удовлетворенно кивнул, коснулся локтя Алексея. Васильев беспомощно оглянулся на Ольгу. Та помедлила и вдруг сказала:
   – Если отца Вики привезут сейчас… Ну, в любом случае разрешите мне его подождать. Не только потому, что из-за меня он узнает о ее смерти с опозданием… Да, это я уговорила Алексея вывезти тело. Не могу уйти. Прошу меня понять.
   – Оставайтесь, конечно, – согласился Масленников. – Вы покойной не посторонний человек… Пройдем ко мне в кабинет, я сделаю вам укол – сердце поддержать. Мероприятие тяжелое, а вы уже сейчас выглядите неважно.
   Сергей с Васильевым ушли, Масленников пропустил Ольгу и Славу в свой кабинет, быстро сделал ей укол в вену, усадил в широкое кресло у окна.
   – Я вам заварю крепкий чай, – сказал он. – Глотните, поможет.
   Он повернулся и встретил вопросительный взгляд Славы.
   – Александр Васильевич, я думаю, что лучше: позвонить или ехать за Князевым? Можно узнать, на работе ли он. Ох, не люблю я это.
   – Слава, – серьезно ответил Масленников, – я собираюсь искупить свою вину. То есть участвовать в этом деле по максимуму. Я позвоню отцу.
   Слава облегченно вздохнул и выложил перед экспертом все телефоны Петра Князева.
   Масленников набрал рабочий. Ему сразу ответил мужской голос:
   – Я занят. Совещание. Перезвоните через час.
   Эксперт набрал повторно.
   – Не бросайте трубку. Попросите всех выйти. Это очень важно…
   – Да, – услышал он через некоторое время взволнованный голос. – Кто вы? Что случилось?
   – Возможно, случилось. Меня зовут Александр Васильевич Масленников, эксперт по особо важным делам… Патологоанатом… Четырнадцатого августа в Подмосковье было обнаружено тело убитой девушки. Мы наводили справки: такую девушку никто не искал. Но по стечению ряда обстоятельств она была опознана предварительно человеком, который близко знал ее при жизни. Он считает, что это Виктория, ваша дочь…
   – Да нет же. Это ошибка! Вика мне пишет и звонит… – Голос Петра осекся. – Я должен посмотреть. Куда ехать?
   …В этом кошмаре – пока ждали Петра, когда его встретили, повели в страшную комнату, когда он вышел, полумертвый, – Ольга чувствовала лишь пронзительную боль в висках. И понимала, что переоценила свои силы. Она не может этого выносить, она не знает, как себя сдержать: плакать или кричать ей нельзя, это неприлично. Она здесь никто. Нет, она преступница, тащила мертвую девочку на пустынную грязную дорогу. Хоть бы этот нервный следователь забрал ее в тюрьму, что ли. Ей нельзя показываться людям на глаза, она сама не может никого видеть.
   – Это Викуля. – Губы Петра дрожали. – Кто ж такое сделал… Она очень красивая была…
   – Пройдемте в кабинет. – Масленников крепко сжал его плечо. – Мои соболезнования. Мы во всем разберемся. Это следователь – Вячеслав Михайлович Земцов.
   Они пошли втроем, а Ольга осталась стоять посреди коридора.
   – Может, вас отвезти? – Земцов вернулся и смотрел на нее почти сочувственно. Или ей показалось.
   – Куда?
   – Не знаю. Домой? На работу? К родственникам? Друзьям? Вам нужно прийти в себя.
   – Я надеялась, что вы меня сразу в тюрьму посадите.
   – Не все надежды сбываются, – грустно улыбнулся Слава. – У меня сейчас серьезная работа с отцом погибшей, а вас отвезет мой сотрудник, он ждет в приемной. Куда скажете. Можно на вашей машине. Я ему позвоню. Не отчаивайтесь так. Все, что нам остается, – узнать правду.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация