А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Совсем как живая" (страница 20)

   Глава 3

   Сергей Кольцов просмотрел профиль Виктории Князевой на Фейсбуке. Она однозначно не из тех женщин, которые живут так, как будто смысл всех событий в ее жизни – поведать о них Всемирной паутине. Очень сдержанные сообщения, ничего об интересах, немного друзей. Фотографии… Интересно. Фотографии по стилю не такие, как на мейле и ВКонтакте. Эта девушка – неплохой постановщик собственного образа. Фейсбук – более респектабельный и социально однородный ресурс, насколько это сейчас возможно. Виктория Петровна Князева здесь – изысканный, строгий образ с изюминкой, которая просто вопит: «Я – самая главная! Я тот омут, в котором черти водятся!» Элегантные костюмы, серьезное выражение лица – прямо секретарша из фильма «Секретарша». В списке друзей – в основном сотрудницы ее НИИ. Была она в последний раз на своей страничке достаточно давно. Но ее появления здесь вообще редки.
   Он поискал Петра Князева. Да, вот и отец собственной персоной. Он разместил фото дочери Виктории, когда та была совсем юной, лет восемнадцать, видимо. Прелестная девушка в пестром летнем сарафане с пушистым ореолом золотистых волос, с лицом, в котором нежность возраста сочетается с… Как бы определить это выражение? Мама-учительница без устали подсовывала Сергею жемчужины литературы. Какие-то образы врезались в память навсегда. Вот такой, как Виктория, Сергей себе представлял героиню «Легкого дыхания» Бунина. Невинность и врожденная опытность, женственность и жесткий выбор того, что нужно брать… Героине Бунина не хватило инстинкта самосохранения. Поэтому отбрасываем эти ассоциации. Сергей пока просто пытался получить информацию о том, где сейчас Виктория Князева. Жена Петра Князева Вера на фото лет на десять старше Виктории, какой та была подростком, что означает – сейчас они практически сверстницы. Примерно так и сказала Ольга Волкова. У них несчастье – потеряли ребенка. Понятно, почему Петр ничего не добавляет в свою хронику. Друзей у него немного. Но, судя по комментариям, они общаются довольно тесно. Есть такая запись: «Ребята, звонить некогда, встречаемся у меня, как договорились». Внешность и стиль общения у него – бизнесмена средней руки, человека достаточно простого, очень занятого.
   Имена друзей перекочевали в записи Сергея. Люди достаточно открытые, поскольку у некоторых указаны мобильные телефоны, почти у всех указано место работы. Вот этот, правда, явно свободный художник. Семен Курочкин. Сообщений у него полно, в основном в рабочее время, отовсюду стаскивает смешные истории, ссылки на всякую ерунду. Когда у кого-то дни рождения, другие события, поздравляет первым, намекает на подарки, явно дает понять: без меня не получится. Сладкий клиент вообще-то. Забавно: вот он приглашает друзей к себе и выкладывает в открытом доступе адрес, объясняя, как проехать. Как сказал бы Остап Бендер, «может, вам нужен ключ от квартиры, где деньги лежат?». Примерно так. За родную компанию голову буйну сложит. Ну, раз зовет, зайдем.
   Сергей вошел в подъезд старого, недавно отремонтированного дома на Ленинградском проспекте, показал консьержке удостоверение издалека, сказал: «Я из газеты». Она явно привыкла к популярности этого жильца, равнодушно махнула в сторону лифта: «Курочкин на третьем. Тридцать первая квартира».
   Звонок у него закукарекал, чего и следовало ожидать. Тяжелую дверь сразу открыл плотный мужчина, а если точнее, то просто квадратный: такая фигура. Широкое лицо, бурый ежик волос, глаза с голодным выражением вечного зеваки. То есть явно сидит и ждет: когда к нему придут, когда ему что-то покажут, пока наконец что-то начнется…
   – Извините, что я без звонка, Семен Викторович. – Сергей улыбнулся профессионально-приветливо, как человек, для которого общение – это профессия. – Я – корреспондент одного глянцевого журнала, точнее, его еще нет, мы готовим первые номера… Мне порекомендовали поговорить с вами… Можно я войду? Да, меня зовут Сергей Кольцов.
   Курочкин даже всхлипнул от восторга и завилял толстым задом, как очень ласковый и глупый пес.
   – Заходи, Сережа, конечно. Новый журнал – это так интересно. От старых уже всех тошнит.
   Они прошли через просторную прихожую, заваленную черт знает чем, оказались в большой гостиной, она тоже отличалась обилием предметов, не имеющих конкретного значения, и массой «прикольных» табличек, плакатов, фото и рисунков, типа котелок на голой заднице, что должно было расшифровывать фразу: «Без штанов, но в шляпе», или просто вопросы в лоб: «А че?» – и ответы: «А ни фига!»
   – Как симпатично, – одобрил все Сергей и сел на диван перед журнальным столом, на котором ноутбук тонул в ворохе периодики. – Я так понял, можно на «ты»?
   – Конечно, – сказал Сеня. – Мы вообще-то коллеги. Я продаю разным изданиям забавные штучки-дрючки. Так что ты по адресу. А кто меня порекомендовал?
   Сергей отметил удобную форму вопроса: Сеня не спросил, по какому поводу его рекомендовали. Он уверен, что сгодится по любому поводу.
   – Кто-то из наших, я даже точно не помню. Я прошу всех, чтобы мне подыскивали людей для внештатного сотрудничества. Вот то, что ты называешь «штучки-дрючки». Посмотрел на Фейсбуке твои ссылки, смеялся от души.
   – Правда? – Сеня просиял. – Слушай, виски выпьешь?
   – Буду благодарен. – Сергей принял широкий стакан с виски, отпил глоток, судорожно соображая, как ему ограничить общение нужной тематикой.
   – Сеня, мне надо один репортаж сделать. Я тебе сразу скажу, какая у меня идея. Ты понимаешь, на звезд, которые у всех на слуху и не погаснут никак, уже нормального читателя не поймаешь. С кем развелись, свелись, кого родили, где разделись… Я хочу сделать такую рубрику – «В кругу друзей». Там реально интересные люди, типа тебя, рассказывают реально интересные истории о своих знакомых. Может, снимки дают… Понимаешь, какой это простор…
   – Понимаю, Сережа! – Глаза Курочкина сверкали. – Мои друзья от меня в постоянном отпаде. Я всегда что-то придумаю, я такое могу написать… «Пятьдесят оттенков серого» просто отдыхают в пыльном углу.
   – Обязательно, Сеня. Я просмотрел твоих друзей. Там есть такой мужик приятный – Петр Князев. Дочка у него – я просто обалдел.
   – Сережа, ты гений! С твоей интуицией… может получиться бомба. Потому что именно с этими Князевыми я и проделал самый интересный финт ушами. Сейчас покажу тебе видео. Правда, Петька этот попер как баран на меня. У него нет чувства юмора ни капли…
   После просмотра шедевра Курочкина Сергей быстро стал собираться. Ему вручили копию. Прощаясь с радушным хозяином, Кольцов смотрел на оного с чувством усталого удивления.
   – Слушай, Сеня, а как это тебе удалось? В разных спальнях видео установить? Где ты взял такую технику?
   – Если честно, это был заказ. Ко мне пришел человек, вот как ты. Вроде мы пару раз встречались у них дома. Ну, он тоже сказал, что на Вику запал… И говорит, над Петькой хочу пошутить. Дал мне эти камеры, они очень удобные оказались. Цепляются просто. Как в кино про шпионов. Я установил. Когда все напились, чего тут особенного. Потом так же взял.
   – Человеку отдал? Он рассчитался?
   – Конечно. Это порядочный человек. Я себе копию оставил.
   – А как фамилия, имя? Мне кажется, я знаю, о ком ты говоришь.
   – Э-э-э! Ты, старичок, со мной как с лохом. Я в приватных делах – могила.
   – Жаль. То есть молодец. Спасибо. До созвона.
   В машине Сергей сунул диск в портфель с материалами. Думал он при этом лишь об одном. «Если женюсь, не дай бог, если будет у меня дочь – первым делом уничтожу аккаунты в социальных сетях, выброшу компьютер и посажу Курочкина».

   Глава 4

   Слава Земцов все утро изучал запрошенное из архива дело по факту гибели Виктора Леонтьева, заместителя президента корпорации «Просвет». Интересные дела списываются в архив. Такого-то числа на счет фирмы поступает огромная сумма, на следующий день кто-то взрывает одного из участников сделки. Вывод следствия: хулиганы ошиблись. Несчастный случай. Поскольку нет мотива, невозможно найти преступников. И где теперь тот автомобиль… И где экспертиза? Этот фиговый листочек экспертизой никак не назовешь. Опрошены жена и сослуживцы. Леонтьев был человеком скромным, деликатным, врагов не имел. Жена говорит, что настроение у него было обычное. Так. Адрес. Слава посмотрел домашний телефон, позвонил и услышал:
   – Леонтьевы тут больше не живут. Мы у них квартиру купили. Не знаю, куда переехали.
   Слава навел справки, получил адрес, по которому теперь живет вдова Леонтьева с дочерью и сыном. Интересно. После такого несчастья неработающая вдова очень быстро продает маленькую трехкомнатную квартиру в шестнадцатиэтажном доме непрестижного района и тут же покупает большие, дорогущие хоромы в элитном доме на Остоженке. Взорвался Виктор Леонтьев в черном «Опеле» не первой молодости, который был на тот момент единственной машиной семьи. Сейчас за Марией Леонтьевой числится «Астон Мартин». Старшая дочь Ульяна работала менеджером в нескольких зарубежных фирмах, последняя фирма-дистрибьютор одежды из Германии, которая распространяется по каталогам и сайтам. Вряд ли там платят миллионы. Сын Анатолий – безработный.
   Слава набрал новый домашний телефон вдовы Леонтьева. Ответил женский голос.
   – Добрый день. Я могу поговорить с Марией Дмитриевной Леонтьевой?
   – Я вас слушаю.
   – Меня зовут Вячеслав Михайлович Земцов. Я руководитель отдела по расследованию убийств. Сейчас мы работаем по одному делу, запросили из архива ряд материалов. В том числе дело по факту гибели вашего мужа.
   – Я не поняла, какое отношение гибель моего мужа имеет к какому-то убийству. Виктор погиб вследствие несчастного случая. Разве вы не прочитали?
   – Прочитал. Мария Дмитриевна, вы не волнуйтесь. Расследование любого преступления требует полноты картины, так сказать. Мы просматриваем материалы, большинство из которых не имеет отношения к тому, что мы ищем. Просто таким образом получаем разностороннюю информацию.
   – Это общие слова. Они мне ни о чем не говорят. О каком преступлении идет речь? При чем здесь мой муж?
   – Мария Дмитриевна, я не могу вам рассказать о расследуемом преступлении. Это тайна следствия. И не обязан объяснять, почему считаю целесообразным побеседовать с вами. Общая картина создается из множества деталей, сообщенных разными людьми. Вы можете, конечно, отказаться разговаривать со мной. Но вообще-то хотелось бы, чтобы вы согласились на беседу. Гражданский долг, так сказать.
   – Вы собираетесь вызвать меня по повестке?
   – Что вы! Никаких оснований для этого у меня нет. Мы не могли бы пообщаться неформально?
   – Хорошо. Приезжайте.

   Квартира оказалась роскошной, изысканно, чуть мрачновато обставленной. Ее хозяйка явно была женщиной на миллион долларов. Это понимал даже Слава, который в этом ничего не понимал. Но женщина в простом темном домашнем платье, ненакрашенная, не скрывающая своего возраста, смотрелась королевой, точнее Слава выразить бы свое ощущение не мог. Мария провела его в гостиную, показала на широкое кресло из мягкой темно-бордовой кожи, села на краешек стула напротив, явно давая понять гостю, что он здесь не задержится. Слава не мог отвести взгляда от огромного портрета, стилизованного под средневековую живопись. На нем эта женщина была молодой, печальной и отрешенной – огромные черные глаза, беспомощно сложенные на коленях руки с тонкими, длинными пальцами…
   – Это не я, – сказала Мария. – Это моя дочь Ульяна.
   – Вы очень похожи. Какой прекрасный портрет.
   – Да, это хороший художник написал.
   – Ваша дочь, наверное, сейчас на работе?
   – Ее нет в Москве. Она отдыхает.
   – Отпуск?
   – Я не знаю. Моя дочь давно взрослая. Если она устает от работы, то, случается, просто бросает ее.
   – Здорово. Я даже позавидовал.
   – Но вы же не о ней пришли поговорить?
   – Конечно, нет. Просто обратил внимание на портрет. Мария Дмитриевна, я понял по телефону, что вы не хотите возвращаться к истории с мужем. И все же прошу мне кое-что объяснить. Вы требовали, чтобы следствие провело полное изучение обстоятельств гибели вашего мужа?
   – Разве провели не полное изучение?
   – Разумеется, нет, и вы это прекрасно знаете. Извините, я должен вас предупредить о неразглашении содержания нашего разговора.
   – Да, я поняла. Тайна следствия. Вы считаете, что это был не несчастный случай?
   – А вам не приходили в голову другие версии?
   – Моего мужа не за что было убивать. Поэтому меня выводы следствия устроили.
   – Вы не слышали о том, что еще одна сотрудница фирмы «Просвет» недавно трагически погибла?
   – Нет. А что случилось?
   – Ее убили. По версии следствия – маньяк.
   – Вы это дело расследуете?
   – Нет. Это дело тоже будет списано в архив. Маньяк сейчас лежит в коме.
   – Так в чем же дело?
   – Я предупредил вас, что не смогу ответить на ваши вопросы. Но то, что я вам сейчас сказал, вас не смущает?
   – Меня это не касается.
   – Вы в этом уверены? Я объясню, что имею в виду. Если бы вы, например, допустили, что появились новые обстоятельства гибели вашего мужа, мы могли бы по ним открыть вновь это дело.
   – Убийство маньяком женщины из фирмы Виктора не имеет никакого отношения к его гибели. Вячеслав Михайлович, мой муж умер. Мы это пережили, и у меня нет никакого желания переживать это несчастье вновь. И я не вижу никаких новых обстоятельств.
   – Я понял. Вы быстро переехали сюда после гибели мужа… Хотели сменить обстановку?
   – Можно и так сказать. – Мария прямо и вызывающе посмотрела на него. – У нас имелись сбережения. Если вы будете проверять наши счета… Скажу сразу: мы держали деньги дома. Муж не доверял банкам.
   Слава невозмутимо кивнул и поднялся.
   – Разрешите откланяться. Извините за доставленное беспокойство и за то, которое, возможно, мне еще придется вам доставить. Повторяю: мы на таком этапе расследования, что действуем практически вслепую. Любая деталь может быть нам полезна.
   – Хорошо. Только, будьте любезны, в следующий раз поточнее указывайте, какую именно деталь вы ищете. А то получается, что вы ищете вслепую, а я вслепую вам отвечаю.
   – Да, конечно.
   Слава попрощался и вышел. Мария долго стояла и смотрела черными, сухими глазами на закрывшуюся за ним дверь. Она хотела только спрятаться. Кажется, не получилось.
   …Когда Масленников вошел в кабинет Земцова, тот ему почти обрадовался.
   – Я вас жду. Был у вдовы Леонтьева. Шикарная женщина, шикарная квартира, шикарный автомобиль. Переехали в эту квартиру сразу после гибели мужа. Говорит, что сбережения дома держали. Никто не работает. Старшая дочь Ульяна, двадцать шесть лет, две недели назад уволилась из фирмы, где трудилась менеджером (я только что проверил), и куда-то уехала отдыхать. Девочки продолжают все прозванивать, но пока результат нулевой: Ульяна Леонтьева билет ни по России, ни в другие страны не покупала ни на самолет, ни на поезд.
   – Может, с кем-то уехала на автомобиле?
   – Возможно… Но где-то же автомобиль должен был остановиться.
   – Мать не сказала, куда поехала дочь?
   – Мать не просто не желает ничего говорить. Она что-то скрывает. Точнее, многое.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация