А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Совсем как живая" (страница 14)

   Глава 9

   Марина проснулась, вдохнула какой-то необычный воздух, в котором смешались сладкие, пряные и тонкие цитрусовые ароматы, похлопала ресницами: она точно проснулась? Абсолютно незнакомая комната, маленькая, с белыми стенами, воздушными шторами, которые волновались от нежного ветерка, она лежит на узкой чужой кровати, укрытая розовой махровой простыней, рядом тумбочка, на ней высокий стакан с водой, тарелка с фруктами. Марина приподнялась, простыня сползла: она совсем голая! И что это значит? С тех пор, как родился Артем, Марина всегда ложится спать в ночной рубашке… И всегда дома. Она глотнула воды и легла, пытаясь что-нибудь вспомнить. Ночью начал кашлять Артем, она вызвала врача, потом стала собираться на работу, чтобы закончить все дела и уйти навсегда из этой конторы… Потому что… Потому что эта скотина… Да, был этот ужас в его кабинете. Утром она вышла из дома и очень удивилась, увидев Николая. Он еще не встречал ее по утрам. Но он ее привез вечером, после того как забрал из кабинета Константина. Он предложил поехать на такси. Она согласилась, очень не хотелось толкаться в метро. Потом… Кто-то выскочил прямо на проезжую часть, стал голосовать. Два человека кричали таксисту, что опаздывают на важную встречу, им оказалось по пути, Коля согласился, чтобы они поехали с ними… Потом началось что-то невообразимое и… Наверное, она потеряла сознание. Может, она в больнице? Марина осмотрела себя: руки-ноги целы, голова не болит. Если это больница, то очень странная. Никого больше нет, и… душистый ветер… Как будто она в горах, на юге… Нет, наверное, она все-таки спит. Так бывает, когда все кажется совершенно реальным.
   В дверь постучали. Марина не произнесла ни звука, просто смотрела. Дверь осторожно приоткрылась, вошел незнакомый человек в джинсах и черной майке, то есть явно не врач, – среднего роста, с узким и серьезным лицом, на котором выделялись желтые твердые губы.
   – Разрешите? – спросил он.
   – Вы меня спрашиваете? – удивилась Марина. – Я не знаю, где я.
   – Скажем так: вы у меня в гостях. – Человек подошел к кровати и сел на стул в белом чехле.
   – Кто вы такой?
   – Меня зовут Андрей Николаев. Не знаю даже, как представиться… В общем, я руководитель одного охранного агентства в Москве, бывший боевой командир вашего знакомого Коли Кузнецова.
   – Это он что-то придумал? Где я? Мы точно в Москве?
   – Мы не в Москве. Мы в моем доме в Болгарии. Коля не то чтобы что-то придумал. Он попал в затруднительное положение. Понимаете, ему заказали ваше убийство. А он решил вас спасти. Вот такая забавная история.
   – Какой-то бред, извините.
   – Марина, давайте отложим подробный разговор на потом. Вы во всем разберетесь, вы многое услышите своими ушами. Например, переговоры вашего бывшего начальника Петрова с разными людьми, в том числе и с Кузнецовым, которого он нанял на роль разового киллера.
   – Киллера?
   – Да. Я принес диктофон, вот кассеты… Марина, вы скоро увидите даже собственные похороны. Спокойно. Ваш муж знает, что женщина, которую он опознал в морге, – не вы.
   – Саша… опознал? – у Марины задрожал подбородок.
   – Все это нужно принять, – жестко сказал Николаев. – Вы оказались свидетелем серьезного финансового преступления. Думаю, знаете, о чем речь. И если бы ваш Петров нанял кого-то другого, а не обалдуя Кузнецова, мы бы сейчас не разговаривали.
   – Где Коля сейчас?
   – Он в Москве. И пока здорово рискует. Поэтому мне нужно улететь прямо сегодня. Вставайте, одевайтесь, мы будем завтракать, и я отвечу на ваши вопросы.
   Марина послушно поднялась, вспомнила, что она совсем раздета, натянула простыню и вопросительно посмотрела на Андрея.
   – Вам помогала моя работница Даша, – объяснил он. – Она сейчас придет. Наверное, уже привела в порядок ваше платье. Потом вы купите то, что вам необходимо.
   – Хорошо. А как же вы меня сюда привезли? Без документов, билета и даже без сознания?
   – Зайцем, – улыбнулся Андрей. – На моем самолете. Вы тихо спали, как мраморная богиня для моего фонтана.
   Он вышел, и в комнате появилась полная загорелая женщина. Она принесла синее платье Марины, явно постиранное и отглаженное, и белье.
   – Доброе утро, – улыбнулась она. – Я Даша. Будем тут вместе жить. Потом я по твоим меркам поеду куплю другую одежду. Тебе появляться нигде нельзя, Андрей сказал?
   – Я поняла. Очень приятно, Даша. Здесь красиво, уютно… – Она всхлипнула неожиданно для себя. – Все это какой-то ужас. Они меня еще и хоронить будут!
   – Знаешь, – деловито сказала Даша. – Всех бы так хоронили. Мы будем на это смотреть и кофе с мороженым пить. Ты не переживай. Я знаю, там муж у тебя и ребенок и парень, которого убить хотят… Но Андрей все сделает как надо.
   – Колю убить хотят? Ой, разовый киллер, я это сразу не поняла… Но…
   – Знаешь, что я тебе скажу. Я за дверью слушала ваш разговор с Андреем. Если ты тут оказалась, не такой уж он обалдуй, этот Коля. Думаешь, так легко бандитов обмануть?
   – Думаю, нелегко. А та женщина, которую будут хоронить, ее кто убил? Мне даже страшно подумать…
   – Ты что! И не думай! Она уже трупом была. Тем более ее хоронить не будут. Андрей сказал, пустой гроб похоронят.

   Глава 10

   Медленно громыхал где-то лифт. У Ольги не хватило терпения ждать. Она побежала по лестнице на четвертый этаж, влетела в офис Кольцова, перевела дыхание.
   – Здравствуйте. Что вы конкретно узнали? У вас случайно нет фото Виктории Князевой, что прилетела в Швейцарию? Это может быть однофамилица?
   – Садитесь, пожалуйста. – Сергей смотрел на нее задумчиво. – Снимка у меня нет. К сожалению, агента в Швейцарии я не держу. – И добавил грустно: – У меня даже в Мытищах агента нет.
   – При чем здесь Мытищи?
   – Совершенно ни при чем. Просто ваш вопрос разбудил мои профессиональные комплексы. По документам эта Князева – не однофамилица, а именно искомая Князева. Сотрудница вашего института. Будем считать, что я выполнил ваше поручение?
   – Нет! Можете считать это моей мнительностью, подозрительностью, да хоть сумасшествием, но теперь я еще сильнее сомневаюсь, что это Вика. Из Швейцарии она бы связывалась со всем Интернетом.
   – Не очень убедительно. У любого человека могут быть обстоятельства, когда хочется или необходимо побыть вне Всемирной паутины. Кстати, она прилетела туда без друга. Он встретил ее в аэропорту Монтре и отвез в забронированный номер элитного отеля. Потом они переехали в Лозанну, где в данное время их нет. Как нет информации о том, что они покинули Швейцарию. Скорее всего, арендовали или купили шале в каком-то укромном уголке, без лишних глаз и соотечественников, о чем мечтают рано или поздно все русские туристы. Впрочем, фамилия у этого друга не русская. Скорее, греческая – Костаки. Димитрис Костаки.
   – Ну что ж. Вы поработали очень хорошо. Когда Вика вернется, я ее удивлю своей осведомленностью. Готова с вами рассчитаться. Только… А если она не вернется?
   – Но она запросто не вернется! По крайней мере в ближайшее время. Вы бы очень торопились в свой НИИ из такого путешествия?
   – Это мне не грозит. Равно как и грек с красивой фамилией. И все же, если она не вернется в ближайшее время, не даст о себе знать, что нужно сделать, чтобы все узнать точно?
   – Командировать меня в Швейцарию… Шутка. Ольга, если я правильно вас понимаю, вы хотите, чтобы я пытался получить дополнительную информацию. Давайте так и сделаем. Спешки у нас нет, Виктория может вернуться в любой момент, и вопрос решится сам собой. Ваше поручение я формально выполнил. Но теперь нам придется вторгаться в чужую частную жизнь, пусть даже в рамках необходимости, которой можем считать ваше пока совсем неоправданное беспокойство за судьбу своей сотрудницы. Между нами, всем бы такую судьбу. – Сергей ясным и долгим взглядом посмотрел на клиентку.
   – Да, конечно, Виктория – человек везучий. Яркий…
   – О таких людях всегда много говорят. Если вам что-то известно, поделитесь, пожалуйста. Пока я действую совершенно вслепую. Раз вы ко мне обратились, вряд ли разумно пытаться получать информацию от других сотрудников вашего института.
   – Не стоит. У меня с подчиненными нет доверительных контактов. Никто не знает, что я навожу справки о Виктории. И вообще, в моей жизни нет такого странного и съедающего время занятия, как женская дружба… Просто случайно узнала недавно… У нас новый директор. Он, оказывается, был знаком с Викторией еще до того, как пришел к нам. Обычное знакомство в ночном клубе. Короткое. Через пару дней она ушла от него к другому в том же клубе. Собственно, это бесполезная информация, которую проверить невозможно. Алексей не поймет меня, если узнает, что я вам рассказала об их связи.
   – Алексей – это директор? – уточнил Сергей.
   – Да. Мы живем вместе… пару недель.
   – Он тоже считает, что есть основания беспокоиться за Викторию?
   – Да. Я добавлю еще, что она рано осталась без матери, отец недавно женился на женщине ее возраста, короче, ему сейчас не до дочери.
   – Только вам известно, что ваш директор раньше был знаком с Викторией?
   – Только мне. Он сказал, было еще такое недоразумение… Алексей в шутку постоянно приглашал сотрудниц к себе на дачу. Он считает, что мужское внимание повышает работоспособность и самооценку в женском коллективе. То есть это абсолютно невинный даже не флирт, а эксперимент, что ли… Он приглашает не на конкретное время, не называя адреса, понятно, что никто не поедет. Но всем приятно. Краситься стали, наряжаться… Короче, тринадцатого августа он из машины позвонил Виктории. Она задержалась на работе вместе с другой сотрудницей. Он в шутку ее пригласил, она в шутку согласилась. На следующий день она не вышла на работу, телефон не отвечал. Все решили, что она осталась у него. Зина растрезвонила об этом разговоре. А потом отец получил СМС от нее о том, что она улетает с другом в Турцию.
   – Прошу прощения, вы уверены, что она не была у Алексея?
   – …Да. Он в тот вечер ненадолго съездил домой переодеться и приехал ко мне. Он живет за городом, в Голицыне.
   – Ясно. Весело, наверное, в женском коллективе. Если я наберу штат из дам – бойцов невидимого фронта, – буду знать, как строить политику, повышающую производительность труда.
   – Рада, что развлекла вас.
   – Не обижайтесь. Просто я встречаю много людей, которые слишком драматично воспринимают то, что на самом деле вообще не является проблемой. Накручивают себя, грубо говоря.
   – Да, это может быть, – быстро согласилась Ольга.
   – Тогда – до связи, да?
   – Да. – Волкова медленно поднялась. Вдруг захотелось рассказать все до конца, разделить с кем-нибудь невыносимую тяжесть, найти просвет.
   Сергей придвинул к ней листочек с адекватной суммой, она расплатилась, пошла к выходу, у порога остановилась, чуть было не вернулась… Но не стала. Это немыслимо!
   Кольцов после ее ухода какое-то время рисовал свои любимые треугольники, которые становились многоугольниками. О-А-В-Икс из клуба, который, возможно… К – Костаки… Потом набрал телефон Масленникова.
   – Привет. Как у вас?
   – Если ты по поводу Романовой, это не телефонный разговор.
   – Вы на кафедре?
   – Да. Буду еще около часа.
   – Я подъеду через тридцать минут.
   Александр Васильевич был не просто озабоченным, он оказался возбужденным.
   – Сережа, давай пока в деталях ничего не обсуждать. Мы их слушаем, черт знает, не слушают ли нас… У тебя что?
   – Девушка двадцати восьми лет, Виктория Князева, сотрудница московского НИИ, отдыхает сейчас с другом-греком в Швейцарии… Ее руководительница по какой-то причине допускает, что в Швейцарии не она. Ей кажется, что с Викторией что-то случилось.
   – Руководительница – психопатка?
   – Не исключено, конечно. Просто… вот фото Виктории Князевой. – Сергей нашел снимок в своем айфоне.
   Они посмотрели на фото, потом друг на друга…
   – Интересно, – говорит Масленников. – Если прикрыть лицо, я бы подумал, что это Марина Романова. Принеси медкарту Князевой. И поехали. У меня вскрытие.
   По дороге к машине Сергей тихо спросил:
   – А как вы решили с эксгумацией? Неужели к Земцову сразу пойдем?
   – Сразу не пойдем. Он нас посадит. Не будет никакой эксгумации. Константин Петров сейчас курирует липовое следствие, я этому следствию даю невнятную экспертизу (именно такая им требуется), мы проведем липовые похороны. Муж уже в курсе. У твоего горе-клиента и горе-киллера Кузнецова в друзьях очень серьезный постановщик масштабных шоу. Есть такой Андрей Николаев. Ты, наверное, слышал. Это он срежиссировал внушительное ДТП как фон убийства Марины Романовой. Все материалы по этому ДТП съел вирус. Надеюсь, с похоронами тоже все будет красиво, а потом окажется, что ничего не было.
   – Я знаю, кто постановщик, мы с Коляном на связи. А с Николаевым даже встречался по одному делу, – задумчиво сказал Сергей. – Неизгладимое впечатление произвел. Сутки потом у меня в голове звучала ненавистная с детства фраза: «Покой нам только снится». Я надеюсь, он не заиграется, больно много возможностей для эффектов в этом деле. А смотреть в честные глаза правосудия – то есть Славы Земцова – придется нам. Для Николаева Слава – это не уровень, правосудие – не догма. Не догма, а забор, который можно передвинуть.
   – Сережа, я тронут твоим запоздалым благоразумием. Ничего, что все началось с тебя? Теперь вроде дороги обратно нет. Твой клиент, кстати, сидит в обнимку с двумя миллионами и ждет, когда его прикончат. Я повелся только на спасение женщины, но тут я – пас.
   – А я мысленно с Колей, – легко сказал Сергей. – Он со мной не расплатился.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация