А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Совсем как живая" (страница 13)

   Глава 7

   Утром Ольга сказала Алексею, что поездит пару часов по книжным магазинам. Надо купить многое для работы и кое-что для души.
   – Закажи по Интернету, – посоветовал Алексей.
   – Да нет, дело именно в магазинах. Хочется самой порыться в книжных новинках и, может быть, отыскать шедевр. Мечтать весь день о том, как ляжешь вечером с этим шедевром в постель… Блаженство.
   – Ты случайно не хочешь меня обидеть? Что за акцент на слове «постель»…
   – Я уверена в том, что ты не дебил, а просто симулируешь, – широко улыбнулась Оля. – У нас, по-моему, все в порядке, по крайней мере, в постели. Настолько в порядке, что мне захотелось, чтоб было еще лучше. И хорошая книга ничему не помешает.
   – А что не в порядке?
   – Какого ответа ты ждешь, не понимаю?.. Например, вчера Виктория звонила отцу из Турции. Так он сказал.
   Ольга какое-то время пристально смотрит в расширившиеся от ужаса глаза Алексея.
   – Что ты об этом думаешь? – с трудом выговаривает он.
   – Что это могла быть она, и тогда мы вывезли с твоей террасы другую женщину в ее костюме. Или не она. Отец, не предполагая ничего страшного, мог и не понять, что это голос другой женщины. У него беда, он хоронил своего преждевременно родившегося ребенка. Алексей, возьми себя в руки. Нам остается только ждать. И жить нормальной человеческой жизнью. Поэтому я поехала рыться в книгах. Я совсем забыла о них в последнее время!
   Они вышли вместе, сели по своим машинам, Ольга поехала в сторону центра. Она действительно зашла в один магазин, другой, третий. В этом третьем она и пришла к выводу, что поступила правильно. Она не может решить эту задачу сама, значит, нужно обратиться за помощью к профессионалу. Не к системе со страшным названием «органы», а к какому-нибудь Мегрэ, Пуаро, ну, может, мисс Марпл… Пока у нее есть один телефон, рекомендация Моники, и она этим воспользуется. Она нашла укромный уголок и набрала номер.
   – Кольцов слушает. – Голос был очень приятным.
   – Здравствуйте. Ваш телефон мне дала Моника Ступишина. Вы ей помогали с мужем, который… Вы помните ее?
   – Конечно. Был рад познакомиться с ее супругом.
   – Ну да. Я в курсе. Он, конечно, был еще больше рад. Вы не могли бы уделить мне немного времени?
   – Когда?
   – Если можно, сейчас. Извините, я не представилась: Ольга Волкова.
   – Хорошо. Запомните адрес?
   – Да. Говорите.
   – У вас тоже семейное дело?
   – Нет.
   – Жду.
   Ольга вернулась к полкам. Купила наконец книгу, по поводу которой давно облизывалась, – «Багровый лепесток и белый» Мишеля Файбера и понесла к машине это прекрасное приобретение, как ребенок долгожданный подарок. Она осторожно уложила пакет с драгоценной книгой рядом с собой в машине, покурила перед тем, как тронуться с места. Помечтала: вдруг ей сейчас еще раз повезет, подарят простую разгадку этой шарады, и все будут ни при чем… И вечером они с Алексеем поедут в его дом, растопят камин, выпьют вина. И она, укрывшись теплым пледом, уплывет в ту старую Англию, где, наверное, жила в прошлой жизни. Так пронзительно она все узнает… Она погасила сигарету, вернулась на землю, вздрогнула от прикосновения к холодной, скользкой, свернувшейся в клубок тайне, которая, похоже, надолго поселилась в ее душе. Чуда не будет точно. Какая-то женщина мертва, и она сама оставила ее тело на ночной дороге. И ничего обнадеживающего по этому поводу узнать нельзя. Можно узнать что-то совсем плохое. Но даже самое плохое лучше неизвестности, сомнений и подозрений. Впрочем, она, скорее всего, уйдет от частного сыщика ни с чем. Это же не мужа ловить с любовницей. А он – именно по этой части, как сказала Моника. Но попытка уже какое-то движение.
   «Ну, конечно, – подумала она, увидев молодого человека, который любезно проводил ее к дивану у своего стола. – Кого еще могут передавать из рукава в рукав тетки из светского круга Моники. Голубоглазый высокий блондин. Этого достаточно. Любой результат им кажется восхитительным».
   – Даже не знаю, с чего начать, – сказала она.
   – Вы говорили, речь пойдет не о муже, значит, о других родственниках?
   – Да.
   – Тогда начните с того, что вы вообще ни при чем. Это неплохое начало.
   Ольга внимательно на него посмотрела – издевается, что ли?
   – Я абсолютно серьезен, – сказал Сергей Кольцов. – Вы можете просто изложить ситуацию, которая вас беспокоит, и мы решим, чем я смогу вам помочь. Или не смогу.
   – Да, пожалуй, так. Я – заместитель директора научно-исследовательского института. Одна наша сотрудница уже несколько дней не является на работу, никого не предупредила, не звонит… Вы улыбаетесь, я понимаю, это звучит смешно. А меня что-то тревожит в данной ситуации. Дело в том, что она прислала своему отцу СМС, что внезапно улетела отдыхать с другом в Турцию. Вчера вроде звонила ему, но у него беда, он толком с ней не поговорил.
   – В чем все же проблема?
   – Проблема в том, что у нас женский коллектив. Виктория Князева – эффектная, коммуникабельная девушка. Кому-то она непременно должна была сообщить, как отдыхает, с кем… Она красива, очень любит фотографироваться, выкладывает снимки в социальных сетях. Я поискала вчера ее странички – знаю, где она зарегистрирована. Но там только старые фотографии. И посты до тринадцатого августа, то есть того дня, когда она последний раз была на работе.
   – Понятно. Значит, Виктория Князева… Возраст?
   – Двадцать восемь лет.
   – Виктория Князева, двадцать восемь лет, прилетела в Турцию с другом из Москвы после тринадцатого-четырнадцатого августа. Когда отец получил СМС?
   – Пятнадцатого августа.
   – Она была на работе четырнадцатого?
   – Нет.
   – Я могу узнать, прилетела ли эта девушка в те дни в Турцию. Вас устроит такая помощь?
   – Конечно. Сколько я вам должна?
   – Я пока ничего не сделал. Скажу вам по факту… Ольга, прошу прощения, а отец Виктории Князевой в курсе, что вы пытаетесь ее найти?
   – Нет, я же сказала, у него большие проблемы… Просто у нас в институте перестановка, я должна знать… Собственно, какая разница?
   – Абсолютно никакой. Я позвоню вам, скорее всего, сегодня к вечеру. Ваш телефон определился.
   – Спасибо. Буду ждать.
   Ольга вышла от детектива с чувством необъяснимого облегчения, как будто сделала что-то полезное, и ощущением неловкости от того, что этот человек, конечно, понял: она чего-то недоговаривает. Но это ее дело. Чего не хочет, того недоговаривает. Она занялась делами, почти удивилась, когда к концу рабочего дня раздался звонок.
   – Добрый вечер. Это Кольцов. Такая информация. Виктория Князева не прилетала в Турцию четырнадцатого, пятнадцатого августа. Короче, она вообще туда не прилетала. Она прилетела шестнадцатого августа в Швейцарию. Нужны подробности?
   – Да, хотелось бы… Когда мне приехать?
   – Давайте завтра к вечеру. Позвоните предварительно.
   Ольга опять застыла, как раньше. Мыслей нет, один стук в голове: «Что это, что это, что это?..»

   Глава 8

   Константин подъехал к дому, где жила Марина Романова, в половине десятого утра. Александр уже стоял у забора, страшно бледный, в темном офисном костюме, который висел на нем мешком. Любой, кто мельком взглянул бы на него, сразу бы понял: этот человек страшно испуган или попал в большую беду. Константин открыл ему дверцу, а когда он сел рядом, пожал руку, посмотрел скорбно и сурово: мы, мол, должны пройти через это. До места они ехали молча, не глядя друг на друга. Александр позвонил из машины, их встретил высокий худой человек в медицинском халате, быстро и внимательно окинул взглядом, безошибочно протянул руку Александру.
   – Эксперт Масленников. Вы готовы?
   – Да, – сказал тот.
   Им тоже выдали халаты, бахилы, все надели марлевые повязки. Александр ничего не чувствовал в холодном помещении, куда его привели, он даже как будто перестал понимать, зачем сюда пришел. Потом привезли каталку, на ней лежало тело, накрытое с головой. Масленников подвел их ближе.
   – Должен предупредить: лицо очень повреждено. Скажете, когда закрыть.
   Дальше… Все было как сильный удар, как ледяной смерч. Жизнь до и после. Александр боялся увидеть Марину, он ее и не увидел в этой безучастной, застывшей и страшной покойнице без лица… Он беспомощно отвернулся, готовый убежать из этого кошмара.
   – Саша, – твердо сжал его локоть Константин, – нужно собраться. Посмотри внимательно.
   Это подействовало. Александр увидел маленькое ухо, круглую родинку под ним, на безымянном пальце правой руки букву «А»…
   – Это Марина, – хрипло сказал он. – Отпустите меня. Я больше не могу.
   Они вышли, во дворе эксперт предложил:
   – Александр, мне надо ехать как раз в ваши края, давайте я вас подброшу, немного с вами побуду. Вам врач сейчас не помешает. Поверьте мне. Ну, и что делать дальше, я вам объясню, помогу.
   – Все, что касается похорон, – значительно сказал Константин, – я беру на себя. В смысле – наша фирма.
   – Разумеется, – кивнул Масленников. – Но это будет решать следствие – когда хоронить.
   – Со следствием тоже буду вести переговоры я, Александр не в том состоянии, у него ребенок…
   – Конечно. – Масленников взял за локоть Романова и повел к своей машине.
   Константин сел в свою. Он ехал, испытывая странное чувство. Сейчас, когда прелестной, притягательной и опасной для него Марины нет, он с умилением обнаружил в себе печаль. Да, это, конечно, она. Он тоже узнал родинку и эту букву. Это ее волосы, шея, уши, руки… Они ведь были почти близки… Если бы она повела себя по-другому в тот вечер, когда он позвал ее к себе, может, все бы обернулось иначе… Может, он бы ей поверил, а она бы его полюбила. «Вот что ты натворила, Марина», – мягко пожурил покойницу Константин и вздохнул не без облегчения.
   Он приехал в офис, собрал коллектив и сообщил им грустную весть. Отдал распоряжение: подготовить большой портрет, цветы к нему, провести расходы на погребение и помощь семье. Все как с Леонтьевым.
   Когда на его мобильнике определился скрытый номер, он дал знак – всем выйти из кабинета.
   – Слушай, ты, – сразу перехватил он инициативу у Николая. – Какого черта ты придумываешь эти фокусы? Зачем ты поменял телефон? Ну, ладно, допустим, это правильно. Но почему ты мне не дал новый? И при этом еще ультиматумы ставишь – полтора часа, час, звоню в полицию… Как с тобой связываться?
   – А в чем сложность, Костик? И зачем тебе мой телефон? Ну, я в одной книжке прочитал, что так надо. А час пойдет с той минуты, когда ты мне скажешь, что вы с вдовцом опознали Марину. Опознали?
   – Да.
   – Так время пошло. Я дома. Гонорар приму. Он мне нужен. Я еще телефонов накуплю. Я тебе каждый раз с другого звоню, использованный выбрасываю… Ну, как презервативы, прошу прощения.
   – Идиот. Нашел время для шуток.
   – Ты расстроился, Костя? Ты хотел Марину живой увидеть? Ты ж к ней неровно дышал, да? Ну, по крайней мере в тот вечер, когда я тебя застукал.
   – Пошел ты… Жди. Сейчас тебе все принесут. И слушай внимательно. Ты никуда не выходишь! Это приказ. Сейчас начнется следствие. Я заинтересован, чтобы на тебя не вышли, понял? Хотя ты все сделал, чтоб засветиться. Ты действовал как буйнопомешанный.
   – Я действительно тебе так дорог?
   – Ты для меня – дерьмо на дороге. Ежу понятно, что ты меня сдашь за просто так. На всякий случай напомню, вроде уже говорил. Я найду тебя везде, язык вырву. Короче, не высовывайся, пока я буду разбираться со следствием, гасить и все такое. Потом – лети на все четыре стороны…
   – Костя, поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан. Объясни мне как новичку, почему я уже сейчас не могу лететь на все четыре стороны.
   – Да потому, что ты встречал ее каждый вечер! Потому что ты – первый подозреваемый, если рванешь, если тебя задержат с деньгами – значит, все, конец. А так, даже если кто-то о тебе следствию скажет, ты просто знакомый. Красивая девушка, поухаживал. Теперь ясно?
   – Ага. Как на уроке арифметики. Какой ты умный. Когда ты все уладишь с этим делом, обращайся, ладно? Я под твоим руководством далеко пойду.
   Константин бросил трубку. Через сорок минут Коля ему перезвонил.
   – Все в порядке, Костя. Мне позвонила в дверь консьержка, сказала, что рабочие привезли кресло, которое я заказывал. Остроумно. Кресло только, по-моему, с помойки. В общем, я, конечно, еще не пересчитывал, но по объему нормально. Купюры точно не фальшивые? Проверять не нужно?
   – Башку свою проверь, – прокричал в ярости Константин. – Деньги из банка. Заройся в них и сиди. Ты меня достал!
   – Все понял. Я спать ложусь. Мне нужно отоспаться. Я слишком давно не работал. И очень давно не зарабатывал.

   …Александр Васильевич налил чашку горячего кофе, поставил перед своим тезкой.
   – Выпейте, Саша. А коньяка у вас нет?
   – Есть. Вот там, на полке. Только я не буду. У меня и так мозги растекаются. И сердце где-то не там бьется. А мне надо маме позвонить. Сказать… Она ребенка увезла на дачу. С работы отпросилась. И, наверное, нужно звонить родителям Марины. Они в Нижнем Новгороде живут. Только я не могу.
   Александр Васильевич подошел к нему, послушал пульс, потом достал из портфеля шприц и ампулу, сделал укол в вену.
   – Сердце вернулось на место? – спросил он через некоторое время.
   – Да, кажется…
   – Хорошо. А теперь выпейте коньяку. Несколько глотков – в самый раз, увидите.
   Александр глотнул, немного посидел, прислушиваясь к себе, потом перевел дыхание.
   – Вроде лучше. Можно вас попросить? Побудьте со мной, пока я буду звонить. Мне страшно.
   – Не нужно никому звонить, – спокойно сказал Масленников. – Ваша Марина жива. Вы видели совсем другую женщину. Букву «А» и родинку я нарисовал сегодня утром. Фломастером. Уже стер. Хоронить вы будете пустой гроб. Попросите в закрытом, так как лицо изуродовано. Пришлось пойти на это, чтобы спасти вашу жену. Она в безопасности. Надеюсь на ваше понимание и помощь. Если мы допустим ошибку, последствия будут непредсказуемы. Криминальная война.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация