А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темный ангел надежды" (страница 1)

   Алисон Робертс
   Темный ангел надежды

   Глава 1

   Трое стояли рядом – высокие, темные, молчаливые. В одинаковой одежде из черной кожи, у каждого в одной руке – мотоциклетный шлем, в другой – по откупоренной бутылке ледяного пива. Одинаковым жестом они подняли бутылки, с глухим мрачным звуком стукнув ими друг о друга. Их голоса, звучавшие как один, были столь же мрачными:
   – За Мэтта.
   Долгий глоток янтарной жидкости. Достаточно долгий для того, чтобы каждый мог предаться воспоминаниям о товарище, которого с ними больше не было.
   Память о нем, бережно хранимая и усиливаемая этим ежегодным ритуалом, сейчас, однако, была особенно горькой. Прошло уже десять лет.
   И двадцать с тех пор, как небольшая компания талантливых, но скучающих ребят из школы «Грейстонс грэммар» получила ярлык «плохие». Ярлык, который сохранился, даже когда эти четверо стали лучшими выпускниками медицинского колледжа. Теперь «плохих ребят» осталось лишь трое, но за эти годы их связь закалилась крепче стали.
   Жидкость была выпита до капли, бутылки опустились – по-прежнему в мертвой тишине.
   Резкий стук в дверь был настолько неожиданным, что один из мужчин вполголоса выругался. На досадную помеху никто не обратил внимания, но стук повторился, еще более настойчиво, а следом раздался голос. Голос был женский и напуганный:
   – Сара! Ты дома, Сара? О боже, пожалуйста, будь дома! Открой, умоляю тебя!..
   Трое переглянулись. Один из них недоверчиво покачал головой. Другой согласно кивнул. Третий – Макс – двинулся к двери.

   «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…»
   Элли крепко зажмурилась, чтобы не расплакаться, собираясь постучать в третий раз. Она не представляла, что будет делать, если Сары все-таки не окажется дома. От одной мысли об этом ей захотелось изо всех сил забарабанить в дверь кулаками. В отчаянии она занесла руку, чтобы снова постучать, но не смогла и поняла, что дверь открывается. Окончательно потеряв равновесие, Элли неуверенно шагнула вперед.
   И уставилась на черную футболку, видневшуюся из-под черной же мотоциклетной кожаной куртки, сразу вспомнив, что видела несколько мощных мотоциклов, стоявших возле дома, но не обратила на это внимания. О боже! Наверное, она ошиблась дверью и попала в байкерский притон! А может, даже в штаб-квартиру бандитов или лабораторию по производству метамфетамина. Сильные мужские руки сжимали ее плечи, заставляя держаться прямо и одновременно втаскивая в это опасное гнездо. Сердце Элли сперва замерло, а потом сильно заколотилось.
   – Отпустите меня, – пробормотала она. – Руки прочь.
   – Не беспокойтесь, – проговорил мягкий рокочущий голос где-то над ее головой. Он звучал… утомленно? Или заинтересованно? – Я просто не хотел бы видеть вас лежащей плашмя на моем полу.
   Для бандита эта фраза была на удивление вежливой. Ну, Элли тоже не лыком шита.
   – Я ошиблась дверью.
   Чтобы восстановить равновесие, пришлось еще раз шагнуть вперед.
   Она уронила сумочку и уперлась обеими руками в оказавшуюся перед ней широкую грудь. Господи боже, на ощупь она напоминала кирпичную стену. Элли опасливо взглянула вверх и встретилась взглядом с ее владельцем. Темные волосы, темные глаза, выражающие некоторую озадаченность. Никаких татуировок нет, пирсинга тоже. Да и выглядит он на удивление опрятно для члена байкерской группировки.
   Элли посмотрела по сторонам и сдавленно вскрикнула: в квартире были еще двое! Разглядывали ее, причем один – с явным раздражением. Они тоже были с головы до ног в черной коже – в куртках с заклепками на плечах и локтях, в узких штанах с защитной подкладкой, в тяжелых ботинках. Блестящие молнии и заклепки с той же вероятностью могли бы оказаться цепями и кастетами. В руках у них были пивные бутылки. Очевидно, она им помешала, и они были недовольны. В комнате не хватало воздуха – трое больших и потенциально опасных мужчин, которые здесь находились, его почти полностью израсходовали.
   Элли выпрямилась в полный рост (который, увы, составлял всего пять футов и три дюйма) и сказала насколько могла бодро:
   – Послушайте, я ошиблась дверью. Я ищу Сару Прескотт. Я, пожалуй, пойду. – Она повернулась к выходу и обнаружила, что первый из «гангстеров» отрезал ей путь к отступлению, встав в дверях и полностью их загородив. Она нервно сглотнула. – Мне очень жаль, что я вас побеспокоила. – «Может, удастся проскользнуть мимо. О сумочке, вероятно, придется забыть, но это уже не имеет значения».
   Мужчина, казалось, не шевелился, однако дверь за его спиной стала закрываться. Элли произнесла:
   – Мне нужно идти. – Дрожь в голосе была заметна даже ей самой.
   – Искать Сару?
   – Да.
   – Это срочно?
   – О да! – Уж в этом у нее не было сомнений. Она даже энергично закивала для убедительности.
   – Что случилось?
   Элли распахнула рот от удивления. Неужели же она станет рассказывать об этом первому встречному! Даже если бы у нее было время (которого, к слову сказать, нет), зачем ему вообще об этом знать? Она смотрела на него в растерянности.
   – Все в порядке, – спокойно сказал он. – Здесь вы в безопасности.
   Откуда он знал, что именно эти слова были нужны ей больше всего на свете? А она откуда с такой уверенностью знала, что может ему верить?
   Еще мгновение Элли продолжала молча смотреть на него. А потом разрыдалась.

   Лицо, обрамленное тяжелой и плотной волной густых каштановых волос, показалось Максу таким беспомощным. Он видел страх этой девушки и тот эффект, который произвели на нее его слова поддержки. Она расслабилась. Она его совсем не знала, но доверилась ему. Теперь он чувствовал, как давит на него груз ответственности. О чем он вообще думал?
   И вдруг ее огромные карие глаза наполнились слезами, и она сдавленно всхлипнула. Это послужило последней каплей. Но это было еще не все. Когда он обхватил хрупкую фигурку незваной гостьи и ощутил под руками ее твердый выпуклый живот, скрытый под широким свитером, его сердце сжалось еще сильнее. Так вышло, что несколько мгновений назад он предложил свою помощь женщине, которая, казалось, пыталась скрыться от чего-то (или кого-то).
   Беременной женщине.
   – Макс, – предостерегающе окликнули его друзья. – Что ты делаешь, дружище? Она ошиблась дверью, вот и все.
   – Нет. – Бережно поддерживая сотрясавшуюся от беззвучных рыданий девушку, он помог ей добраться до дивана. – Сара Прескотт раньше жила в этой квартире. Она улетела в Штаты на прошлой неделе.
   – Что?
   Макс снова почувствовал сильный толчок в грудь.
   – Не может быть! – Слезы размазались по лицу девушки, и она шмыгнула носом не самым элегантным образом. – Сара уезжает в пятницу. Завтра. Именно поэтому я здесь. Я поеду с ней.
   – Да, в пятницу. В прошлую. – Макс вздохнул и позволил себе бросить взгляд на безразмерный свитер. – Вы правда думаете, что вас пустили бы на международный рейс? Когда у вас срок?
   Она изумленно открыла рот, и он практически увидел ход ее мыслей. Она поняла, что он почувствовал форму ее тела, пока ее поддерживал. Бледные щеки покрылись румянцем, но она промолчала.
   Возмущение, вызванное неожиданным вторжением в столь сокровенный момент, давно прошло. Теперь Макс чувствовал искорки любопытства, поневоле разгоравшиеся в остальных. Но здесь была девушка, с которой произошло несчастье, и она нуждалась в помощи.
   – Присядьте, – предложил Макс. – Как вас зовут?
   – Элли, – ответила она, ни на дюйм, однако, не двинувшись, – Элли Питере.
   – Я – Макс. Тот парень, что кладет свой шлем на стол, – это Рик, а это Джет[1].
   Это ее удивило, и Макс добавил:
   – На самом деле его зовут Джеймс, но он всегда любил самолеты, да и волосы у него черные, видите?
   Элли медленно кивнула, в то же время с тревогой поглядывая на остальных. Рик теперь стоял у окна.
   – Волосы у него черные только потому, что он их красит, – мимоходом заметил он.
   Джет хмыкнул, давая понять, что Рик сполна заплатит за этот комментарий, а губы Элли дрогнули в слабой улыбке. Отлично, она начинает успокаиваться. Может, удастся вызнать у нее, зачем ей так срочно была нужна уехавшая подруга, посоветовать что-нибудь и потом избавиться от нее.
   Остальным скоро пора разъезжаться, а они не так уж часто собираются вместе, чтобы их радовала необходимость делить с кем-то оставшееся время встречи. Неудивительно, что Джет выглядел таким раздраженным.
   – Хотите что-нибудь выпить? – предложил Макс. Взгляд автоматически упал на ее выпуклый живот. Неудивительно, что он это почувствовал. Удивительно другое: он словно бы и сейчас ощущал эту округлость как часть тела, сотрясавшегося от рыданий, которые она так старалась удержать. Округлость, словно бы отпечатавшуюся в нем самом. Элли смотрела на пивные бутылки на столе. – Я имею в виду, воды или чего-то такого…
   – Не хотелось бы прерывать вечеринку, – медленно произнес Рик, – но там, на улице, какой-то парень, и он явно интересуется этой квартиркой.
   Элли ахнула и метнулась в сторону, чтобы не быть замеченной из окна. Двигаясь вдоль стены, она украдкой выглянула из-за края оконной рамы.
   – О нет! – застонала она. – Это Маркус. Я думала, что оторвалась от него в аэропорту.
   – Кто такой Маркус? – поинтересовался Макс, стремительно шагнув вперед и глядя в окно. Однако на улице уже никого не было, кроме таксиста и его машины.
   – Он… мы… – Элли явно затруднялась подобрать нужные слова. – Мы встречались. Недолго. Но оказалось непросто закончить с этим.
   Было очевидно, что она имеет в виду. Макс подавил вспышку ярости.
   – Он вас преследует?
   – Ну… вроде того.
   – Откуда вы приехали?
   – Сегодня? Из Веллингтона. Думаю, он нанял частного детектива и тот выследил меня по билетам на самолет. Ему ведь пришлось лететь из самого Окленда, чтобы успеть к моему рейсу.
   – Окленд! Ну конечно! – прищелкнул пальцами Рик. – То-то мне этот тип показался знакомым.
   Все моментально повернулись к нему.
   Макс и Элли хором воскликнули:
   – Ты его знаешь?
   – Маркус Джонс, хирург-ортопед, не так ли?
   – Д… да, – запнулась Элли, совершенно сбитая с толку.
   Рик пояснил:
   – Встретился с ним, когда работал в Оклендском госпитале несколько лет назад. – Он невесело вздохнул. – У одного парня была довольно неприятная спинномозговая опухоль. Я собирался попробовать новый метод. Немного рискованный, но в целом вполне реальный. Нервы бы не повредило. – Макс и Джет понимающе кивнули. – Однако этот тип умеет убеждать. Уговорил пациента и его родню следовать традиционной процедуре. Бедняга вышел с параличом конечностей и искусственной вентиляцией легких. Возможно, уже откинул копыта.
   Макс поймал вопросительный взгляд Джета и слегка кивнул:
   – Играет по правилам.
   – Да, черт побери, он считает, что способен устанавливать правила! – бросил Рик.
   – Значит, вот как? – Макс произнес это достаточно угрожающе, чем заслужил одобрительные взгляды остальных.
   Однако стоило ему взглянуть в широко раскрытые глаза Элли, как он увидел – она совершенно не понимает, о чем они говорят, и это совсем не способствует ощущению безопасности. Стоит ли тратить время и объяснять ей, что одной из вещей, что их связывали, было убеждение, которое все они разделяли, – иногда правила нужно нарушать? И каждый из них ни минуты не колебался, делая это, когда считал необходимым.
   Но времени не осталось. Раздались удары в дверь, гораздо более требовательные, чем нерешительный стук Элли.
   – Открой дверь. – Тот, кто это сказал, явно привык командовать. – Я знаю, ты здесь, Элеонора.
   Джет двинулся к двери.
   – Нет! – выдохнула Элли. – Пожалуйста…
   Макс и Рик встали по обе стороны от нее. Макс покачал головой:
   – Вряд ли он уберется отсюда без посторонней помощи. Ты здесь в безопасности, помнишь?
   – Ну… – проговорила она неразборчиво, но с надеждой, и это словно зацепило какую-то струну в душе Макса.
   – Ты хочешь, чтобы он ушел, не так ли?
   – Да.
   – Навсегда?
   – Да!
   Джет распахнул дверь.
   – Наконец-то. – Невысокий мужчина в полосатом костюме шагнул через порог. – Пойдем, Элеонора, такси ждет.
   Элли молчала. Макс видел, как дрожат у нее губы, хоть она и старается сжать их крепче. Пришелец сделал еще шаг вперед и только тогда заметил, что Элли в квартире не одна. Он оглянулся на Джета, который закрыл дверь и прислонился к ней спиной, скрестив руки на груди, с угрожающим выражением лица. Макс чуть было не ухмыльнулся: никто не умеет разыгрывать опасного парня лучше, чем Джет. После Джета взгляда удостоился Рик и, наконец, сам Макс. Хорошо, что они все еще были одеты в свои черные «косухи», – они только сегодня вернулись из ежегодной памятной поездки в честь Мэтта. И еще лучше, что все они дюймов на шесть повыше, значительно крепче и намного моложе пронырливого хирурга.
   Маркус Джонс прочистил горло:
   – Кто эти люди, Элеонора?
   Элли по-прежнему не произнесла ни слова. Она сейчас заметно напоминала дикое животное в свете фар, решил Макс и снова перевел взгляд на нежданного визитера. Он наблюдал, как Маркус нервно сглатывает, выдавая волнение, и вдруг понял: этот человек – попросту мерзавец. Мысли о том, что он запугивал женщину, стоящую рядом, оказалось достаточно, чтобы в его груди вновь заклокотал гнев.
   Хирург простер руки наигранным жестом убеждения и обратился к находившимся в комнате мужчинам:
   – Послушайте, я не знаю, что она вам наплела, но это всего-навсего недоразумение. Элеонора – моя невеста, она носит моего ребенка, и я приехал забрать ее домой.
   Макс ощутил, как Элли покачнулась у него за спиной. Он обнял ее за плечи, и она прижалась к нему. Посмотрев вниз, он встретился с ней взглядом. В глазах девушки была отчаянная мольба о помощи, перед которой не мог бы устоять ни один настоящий мужчина. Тем более столь разгневанный.
   – Странно, – неожиданно для самого себя произнес он, – мне Элли сказала, что ребенок мой. – Он смерил чужака взглядом. – И знаешь что? Я ей верю.
   Повисла гробовая тишина, и это было неудивительно. Макс и сам был поражен тем, что только что сказал.
   «Ребенок мой»?
   Эти слова он не ожидал произнести никогда в своей жизни, и они оказали на него довольно странный эффект. Словно легкое покалывание, оказавшееся неожиданно приятным. Да, приятным. Благодаря им он почувствовал себя выше и сильнее.
   Рик издал сдавленный смешок, который довольно удачно замаскировал под кашель. Джет, не видимый Маркусом, недоверчиво покачал головой и даже не потрудился скрыть ухмылку. Макс же выпрямился во весь рост (шесть футов три дюйма) и продолжил не мигая смотреть на визитера.
   – Элеонора… – Тот прищурился. – Ты, наконец, скажешь что-нибудь или так и будешь стоять как кукла?
   Джет снова открыл дверь.
   – Леди не хочет с вами разговаривать, – сказал он. – Почему бы вам не убраться отсюда подобру-поздорову?
   – Не смей приказывать, что мне делать, – огрызнулся Маркус. – Я – главный хирург ортопедического отделения Оклендского центрального госпиталя, и мне все равно, из какой вы банды, так что лучше уберитесь с дороги, иначе пожалеете.
   – Ну и что же ты с нами сделаешь? – вкрадчиво произнес Рик. – Схалтуришь и бросишь на искусственной вентиляции легких до конца жизни?
   – Что ты сказал? – Хирург смерил Рика злобным взглядом, от которого у Макса по позвоночнику побежали мурашки.
   Этот человек был опасен. Макс сильнее прижал к себе Элли.
   – Глазам своим не верю. Ты – тот самый выскочка-ординатор, который считал, что знает больше меня!
   – Это было несколько лет назад, – произнес Рик. – Теперь я старший нейрохирург.
   – А я – главный врач отделения неотложной помощи, – добавил Макс. – Твой статус тебе здесь не очень-то в помощь, дружище.
   – Я дежурю в скорой помощи, когда бываю в городе, но большую часть времени я медик Особой воздушной службы[2], – промурлыкал Джет. – Так что твои угрозы здесь не подействуют.
   Макс услышал, как Элли шумно вдохнула. Она что, тоже решила, что они бандиты? Впрочем, она ему все еще верит. Это ему нравилось. Что бы там ни творилось у нее в голове, кажется, она чувствовала себя смелее.
   – Уходи, Маркус, – произнесла она. – Я сказала тебе очень давно, что не хочу больше тебя видеть.
   Маркус Джонс, наоборот, выглядел все менее и менее самоуверенным. Он переступил с ноги на ногу и через плечо покосился на открытую дверь.
   – Она теперь со мной, – для убедительности добавил Макс. – Моя женщина. И мой ребенок. – Он зловеще улыбнулся. – Теперь катись отсюда к черту и никогда больше не возвращайся.
   Все они наблюдали в окно, как Маркус Джонс забрался в такси и уехал.
   Рик со смешком произнес:
   – Неплохо, Макс.
   Джет снова потряс головой:
   – Да уж, ты припас нам неплохого кота в мешке. Впрочем, старик, мне пора двигать отсюда. Поздновато уже.
   – Это верно. – Рик потянулся за шлемом. – Тоже, пожалуй, пойду. До скорого.
   Земля ушла у Макса из-под ног. Его товарищи собирались его бросить, а Элли все еще здесь. Что ему с ней теперь делать?
   Те, впрочем, прекрасно сознавали, в какой ситуации его оставляют. Они наслаждались его замешательством и широко ухмылялись.
   Макс проводил их до дверей, изо всех сил пытаясь придумать способ убедить их остаться и при этом не сделаться мишенью для насмешек на все последующие годы. Но они прикинулись, что ничего не понимают. Рик похлопал его по плечу:
   – Ты что-нибудь придумаешь. Твоя женщина, не так ли? И твой ребенок?
   Эхо их громкого хохота слышалось ему еще долго после того, как за ними захлопнулась дверь.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация