А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Утро черных звезд" (страница 4)

   Они с Итом подошли ко входу, где начал шевелиться второй Сэфес. Черноволосый явно ничего не соображал, он только постанывал и мотал головой, похоже, испытывая сильную боль. Инженер еще раз подивился про себя, что эти странные существа ожили.
   – Вы нас очень обяжете, если поможете прилечь где-нибудь, – альбинос с трудом поднялся с пола, держась за стену. – На полу тоже неплохо, но на кровати было бы как-то приличнее.
   – Конечно, конечно, – засуетился Ит. – Как вы сказали? Надо просто подумать, да?
   – Правильно. Спасибо, так гораздо лучше. – Альбинос устало присел на край возникшей рядом с ним конструкции. Представление о кроватях у Ита было более чем спартанским (в его семье роскошь считалась вещью недопустимой и даже вредной), но Сэфес, кажется, был не против. – Если вас не затруднит, сделайте такую же кровать для моего второго.
   – А как вас зовут? – спросил Ит.
   – Я Леон, мой второй – Морис, – ответил Сэфес. – Простите, но с вашего позволения мы поговорим позже.
   Через минуту оба Сэфес уже спали.
   Ри представил себе кресло, и кресло выросло, что снова удивило его, хотя пора было бы уже привыкнуть к возможностям этой невероятной машины. Его примеру последовали Ит с Бардом. Последний выглядел намного лучше, чем раньше, он откуда-то взял серый комбинезон, похожий на комбинезоны Сэфес, и успел одеться, Ри не заметил, когда он это сделал. Выглядел Бард странно, в его глазах стояла боль. Впрочем, не так – БОЛЬ. И отчаяние. Почему? Что с ним случилось?
   Инженер задумался, происходящее ему очень и очень не нравилось. Итак, что имеется на выходе? Машина Перемещения, что раньше считалось совершенно невозможным, дала сбой, и их с Итом выбросило на ненаселенную планету, находящуюся неизвестно где. После чего на той же планете появились Безумный Бард и экипаж Сэфес, тоже явно выброшенные сюда не в штатном режиме, о чем можно судить исходя из их слов. А ведь их возможности, если вспомнить прочитанное в юности, весьма велики.
   – Вы не скажете, что случилось? – поднял Ри глаза на Барда, не спеша пьющего из высокого стакана какой-то ярко-желтый напиток. – Мы оказались совсем не там, где должны были оказаться…
   – Вам еще повезло, – усмехнулся тот, он уже совсем перестал заикаться. – Судя по тому, что я успел снять, находясь в Сети, почти все люди, находящиеся в момент катастрофы в Машинах Перемещения, погибли. Так что благодарите Создателя – он вас любит, раз позволил спастись. Шансов на это у вас было десять в минус двенадцатой степени, вряд ли больше.
   – Да что случилось-то?! – дернулся от такого известия Ит. – Что за катастрофа?!
   – Не знаю, – помрачнел Бард. – Сеть внезапно начала разрушаться, связи между практически всеми сиурами и мегасиурами наших зон ответственности перепутались, многие вообще исчезли. Почти все наши, находящиеся в Сети, погибли. Мне повезло остаться в живых, наверное, потому что был в экстренном включении, я уже говорил об этом. После постоянного стресса я бы находился в неадеквате не меньше недели, а то и декады. Видели, наверное, что я вытворял в этом состоянии…
   – А почему вы впадаете в такое состояние после выхода из Сети? – В глазах Ри горело любопытство.
   – Как бы вам объяснить… Представьте себе, что у вас тысячи чувств и тысячи потоков мышления. Представили?
   – С трудом.
   – А теперь представьте, что вас внезапно отрывают от всех этих чувств и потоков, после чего одним ударом вгоняют в слабое человеческое тело с его всего лишь пятью чувствами и одним потоком мышления. Вы будете после такого адекватны? Сразу придете в себя?
   – Вряд ли… – медленно покачал головой Ри, у которого мурашки по коже пошли после того, как он представил себе сказанное. – Благодарю, я понял.
   – То-то же, – удовлетворенно кивнул Бард. – Кстати, меня зовут Таенн Дорх. Родом, кстати, с вашей планеты, Ри. Но ушел оттуда больше пятисот лет назад. В момент смерти физического тела. Насколько мне известно, планету зонировал Ансалат. Это так?
   – Да, благодарение Созидателю, – подтвердил инженер. – Повезло, что не попали в лапы Железной Сотни.
   – Вы правы, не самый приятный конклав. Ансалат значительно лучше и гуманнее, хотя тоже имеет свои недостатки, недавно, например, пришлось поучить его правителей уму-разуму, а то слишком зарвались.
   – Это не тогда ли, когда мы не сумели зонировать несколько планет в созвездии Дикого Пса? – подозрительно прищурился Ри, вспомнив массовую истерию, поднятую средствами массовой информации конклава после этого случая.
   – Тогда, – слегка усмехнулся Таенн. – Мы можем позволить техногенной цивилизации зонировать лишь подобные ей. А есть еще и уникальные, идущие иным путем развития, такие мы обязаны оберегать любыми средствами. И прежде всего от техногенных конклавов.
   – Почему?! – возмущенно вскинулся инженер. – Разве наш путь развития неправилен?!
   – Он просто самый распространенный, – безразлично ответил Бард, прислушиваясь к чему-то, слышному только ему. – При этом ни одна техногенная цивилизация так и не вышла на следующий уровень развития. За миллиарды и миллиарды лет. Тогда как цивилизации, следующие иным путем, чаще всего достигают этого уровня. Статистика говорит сама за себя.
   В горле Ри образовался горячий комок обиды, который он никак не мог сглотнуть. Да кто они такие, эти Барды, что берутся судить, чей путь правилен, а чей нет?! Кто им дал такое право?! Понятно теперь, почему Контроль так ненавидят в большинстве конклавов…
   Ит вспомнил, что читал что-то подобное. Вообще, на его взгляд, в Индиго все было ужасно запутанно и нелогично. Он искренне не мог понять, для чего придумывать альтернативы тому, что и так хорошо, он не понимал самой сути тех же экспансий, не ощущал правильности в отношениях между высокоразвитыми Индиго-мирами и не понимал стремления людей из Индиго быстро и радикально что-то менять. В его мире не менялось почти что ничего. В этом не было необходимости.
   – Давайте все же вернемся к случившемуся с нами. – Ри с трудом взял себя в руки. – Значит, некая неизвестная сила разрушила эту вашу Сеть и…
   – Не разрушила, – прервал его Таенн, – ее невозможно полностью разрушить. Перепутала и порвала связи между сиурами – да.
   – Но при этом погибло множество ваших коллег? – уточнил инженер.
   – Да… – неохотно подтвердил Бард. – Боюсь, что большинство.
   – Это похоже на войну… Войну систем Контроля… Уж не Сэфес ли вас так приласкали?
   – Чего?! – вытянулось лицо Таенна.
   Он некоторое время растерянно смотрел на Ри с Итом, а затем принялся непотребно ржать, колотя ногами по полу, а руками по подлокотникам кресла. Задыхался, захлебывался, останавливался ненадолго, после чего снова продолжал хохотать.
   – Почему вы смеетесь?! – возмутился инженер. – Это самый естественный вывод!
   – Оставьте… – сквозь смех простонал Бард. – Как вы себе представляете войну правой руки с левой?.. Или печени с селезенкой?.. Чушь полная…
   – Думаю, вы просто не хотите признавать мою правоту! – упрямо набычился Ри, который действительно не мог сделать никакого иного вывода из случившегося. – Ничем, кроме войны Контролей, объяснить происшедшее невозможно!
   – Думайте что хотите, – внезапно успокоился Таенн. – Знай вы немного больше о Контроле как таковом, то не думали бы о таком. А мне, в общем-то, безразлично. Мне важно выбраться отсюда и донести до своих информацию, которую я имею.
   – А как выбраться? – влез Ит, глядя на него с затаенным страхом.
   – Мы на катере Сэфес, а эта машина на многое способна. Плохо только, что сами Сэфес придут в себя нескоро, а я катером управлять не умею, мы используем совершенно иные технологии перемещения в пространстве и времени.
   – А меня он послушается? – встал инженер, пребывая в возбуждении, – считал, что справится с управлением любой машиной, что бы она собой ни представляла.
   – Раз вы здесь, то, думаю, послушается, – пожал плечами Бард. – Пробуйте, а я пока посплю, устал слишком, выход из Сети мне тяжело дался.
   Он откинулся на спинку кресла и тут же засопел. А Ри обвел взглядом обстановку катера и усмехнулся в предвкушении.
   – Может, не стоит… – подал голос Ит.
   – Стоит, обязательно стоит! Другого шанса побыстрее покинуть это негостеприимное место я не вижу. А вы?
   – Я тоже, но… – созидающий не договорил.
   – Что вы собрались делать? – черноволосый Сэфес, до этого вроде бы не подававший признаков жизни, сел на своей кровати и с возмущением уставился на Ри и Ита. – Что тут вообще происходит?!
   – Если бы мы знали, что тут происходит, мы бы охотно проинформировали вас, – справедливо возмутился Ит. – К сожалению, мы не имеем об этом понятия. Ваш коллега, – Ит кивнул в сторону Барда, – сказал что-то маловразумительное про какую-то Сеть, которая якобы была разрушена, и добавил, что все мы очутились тут именно по этой причине.
   – Примерно так все и было, – кивнул Морис, – но это не дает вам права без спросу пользоваться нашим катером. Тем более что он не годится для того, что вы задумали.
   – Так это все-таки война или не война? – напрямую спросил Ри. Ответ одного оппонента его явно не удовлетворил, и теперь он хотел услышать противоположную сторону.
   – Нет, это не война, конечно же, – Морис сел поудобнее. – Прежде всего, войны не бывает.
   – Вообще не бывает? – ехидно спросил Ит.
   – Вообще, – подтвердил Сэфес. – То, что случилось, напоминает какой-то абсурд, но никак не войну. Боюсь, что я не сумею вам ничего объяснить. Вы ведь не имеете представления о том, что такое Сеть и что такое такие – как он или мы? – Морис кивнул в сторону Барда.
   – Сволочи вы, – неожиданно сказал Ри. – Делаете из людей бессловесную скотину, все за них решаете. Ну а как же, вы же самые умные и продвинутые, а мы так…
   Иту вдруг стало обидно за Сэфес. Тот сидел неподвижно и с грустью смотрел на Ри. Не с осуждением, не с возмущением, а именно с бесконечной грустью. Созидающий вдруг понял, что Сэфес не станет возражать, и ощутил, что сейчас Ри совершенно не прав, но доказать эту неправоту ему никто никогда не сумеет.
   – А можно узнать, что все-таки произошло? – спросил Ит, когда Ри выдохся и перестал ругаться.
   – Можно, конечно, – ответил Морис. – Только давайте для начала уясним детали. Барды – аудиалы, они работают с Сетью посредством звукового и эмоционального ряда. Мы – визуалы, работаем с цветовыми градациями и тоже с эмоциональным рядом. Это понятно?
   – Понятно, но только непонятно, с чем именно вы работаете, – заметил Ит.
   – Сеть, по своей сути, это ментальное объединение всех планет, на которых есть разумная жизнь, в единую систему. В пределах этой вселенной, разумеется. Вопреки распространенному заблуждению, мы ею не управляем, в привычном вам смысле, мы просто поддерживаем ее в состоянии равновесия, не более того. Это существенно облегчает жизнь таким людям, как вы, например. Это помогает транспортникам, это дает официальным службам возможность локализовать возникающие конфликты, это…
   – Это все звучит просто замечательно, – язвительно заметил Ри, – но не имеет отношения к сути вопроса.
   – Может быть, вы помолчите и дадите мне закончить? – В голосе Сэфес прорезалась стальная нотка. – Так вот. Низшая единица Сети называется сиур, она включает в себя шесть планетарных систем и их отражение, таким образом планет получается двенадцать. А дальше включается прогрессия.
   В воздухе перед Сэфес повис светящийся шестиугольник, который вдруг начал делиться с неимоверной скоростью. Ит успел узнать только ромбоусеченный кубоэктаэдр, а дальше началась полная неразбериха, в результате которой через три секунды Ри, Ит и Морис оказались окруженными роем светящихся точек.
   – Думаю, достаточно, – удовлетворенно кивнул Морис. – Это модель. Каждая точка является сиуром, это вы помните. Некоторые области контролируют аудиалы, – схема полыхнула ослепительно-синим, – некоторые – такие же визуалы, как мы, – фиолетово-вишневая вспышка, – а некоторые еще ждут своей очереди на включение в ту или иную зону, – неяркий белый сполох. – И вот так в итоге выглядит Сеть изнутри.
   Ри и Ит стояли посреди мягко светящегося разноцветного облака. Сэфес улыбнулся.
   – Красиво? – спросил он совершенно по-детски. – Ведь правда, очень красиво, да? Жизнь вообще потрясающе красивая штука…
   – Красиво, – согласился Ит. – Вы правы.
   – А произошло, собственно, вот что… – Сэфес нахмурился, и разноцветное облако словно пронзили метастазы раковой опухоли, черные извилистые молнии зазмеились в разные стороны, и в одно мгновение разноцветное волшебное облако превратилось в золотистые лохмотья с огромной черной кляксой посредине. – Схема, которую вы видели, как раз и есть тот участок, в котором работали и мы, и уважаемый Таенн. Сейчас, если я успел все понять правильно, участок полностью остановлен, Сеть переведена в пассив, блокировано все, что возможно блокировать. Вам действительно сказочно повезло, ведь вы могли просто не выйти из Транспортной Сети…
   – Так что произошло-то?! – спросил Ит.
   – Я не знаю, что это такое, но могу описать, как это происходило. – Морис убрал рваную схему, и в воздухе снова повис один-единственный сиур. – Все началось в одной планетарной системе, с одного мира.
   Одна из светящихся точек мигнула и стала черно-серой.
   – Вслед за этим в преобразование стали включаться следующие миры этого сиура, – точки почернели вслед за первой, – а дальше этот сиур потянул за собой другие, которые тоже стали преобразовывать подобным образом те, что были рядом. Это похоже на цепную реакцию, если вы понимаете, о чем я.
   – Понимаем, понимаем, – нетерпеливо сказал Ри. – Дальше.
   – А дальше процесс частично остановился, но, судя по всему, где-то еще продолжается, – закончил Морис. – Я не знаю, что дальше. У меня больше нет информации.
   – Так что же все-таки случилось?
   – Не имею представления, – ответил Морис. – Я-мы-я никогда не встречали упоминаний о таком явлении.
   – А что такое «я-мы-я»? – поинтересовался Ри.
   – Это так Сэфес себя пафосно обозначают, – проснувшийся Таенн хмыкнул. – Потому что они то ли один человек, то ли два. Видимо, сами для себя этот вопрос решить не могут.
   Второй Сэфес тоже сел, огляделся и улыбнулся.
   – Примерно так, – согласился он. – Но мы хотя бы не поем на выходе из Сети песни про голую женщину, совокупляющуюся с котом на пороге ее собственного дома.
   – Леон, – предостерегающе сказал Морис, – не стоит начинать полемику. Пожалуйста.
   – А что с меня взять? Слепой и совершенно неадекватный генетический мусор, – ехидно ответил Леон. – Говорю, что заблагорассудится. Правда, редко.
   – Слепой? – удивился Ит.
   – Ну, почти, – подтвердил Сэфес. – Я вижу, просто не так, как вы.
   – У него сетевое зрение, – уточнил Морис. – А глаза вообще никуда не годятся. Предлагали это исправить, но убедить моего второго в чем-то порой очень сложно.
   Ит слушал разговор вполуха. Что же делать дальше? Если ситуация и впрямь такая серьезная, как утверждают Бард и Сэфес, то что же будет с ним самим и с Ри? Удастся ли попасть домой или хотя бы в те миры, куда они направлялись? На катере, по всей видимости, можно выбраться с планеты, но это явно не решит проблему. Хотя…
   – Морис, скажите, а где мы сейчас находимся? – спросил Ит.
   – Мы в эпицентре. – Морис снова повесил посреди каюты схему с тем, что осталось от участка Сети. – Территориально – вот тут, – он ткнул пальцем в самую сердцевину темного пространства. – Я думаю, нам всем повезло, что так удачно подвернулся этот мир. Да, он внецикличный, но это условная Маджента, поэтому, вероятно, мы и сумели…
   Он запнулся, нахмурился, и пространство вокруг взорвалось цветовым вихрем, который, впрочем, тут же остановился.
   – Ничего мы не сумели, – сумрачно подытожил Леон. – Уважаемый Таенн, вы знаете, что мы с вами уже несколько часов как мертвы?
   – Что вы имеете в виду? – ошеломленно вскинулся Бард.
   – То, что сказал… – вздохнул Сэфес. – Запросил у катера информацию о нашем состоянии, он сообщил, что «время смерти два с чем-то часа назад»…
   – Что?!! – вытаращился на него Таенн.
   – Не знаю, как это объяснить… Но, с точки зрения аппаратуры, мы мертвы. И как такое возможно – тоже не знаю.
   Бард принялся витиевато ругаться, поминая что-то Ри с Итом непонятное. Те предпочли молчать, догадываясь, что сейчас лучше не вмешиваться. Инженер где-то в глубине души испытывал глухое злорадство, но одновременно ему было за это чувство стыдно. Однако ничего не мог с собой поделать, слишком большое неприятие вызывал Контроль и его действия. Почему его конклав лишили перспективных планет?! Только потому, что Барды так решили?! Нет у них такого права! Ри был искренне уверен, что их путь развития единственно верный, что других просто не может и не должно быть – он никогда не сталкивался с альтернативами. Да и полагал, что логика – это высшая ценность, и эта самая логика, его логика, подтверждала его же правоту.
   – И Сеть не запросить, доступ перекрыт… – с тоской сказал Бард. – Это что же получается? Мы вполне себе живые, но любая интеллектронная система воспринимает нас мертвыми?
   – По поводу любой, не поручусь, – скривился Леон, – но системы нашего катера воспринимают нас именно так.
   – А наши гости? – Морис повернулся к Ри с Итом, продолжающим молча смотреть на них.
   – Сейчас запрошу.
   Пространство вокруг альбиноса снова взорвалось световым вихрем, но вскоре вернулось в обычное состояние.
   – Они, по мнению интеллектроники катера, вполне себе живы, – после недолгого молчания сообщил Леон. – Неопознанные разумные биологические объекты. Беда в том, что у них сейчас приоритет выше, чем у нас, так как они считаются живыми, а мы – нет. А значит, управлять катером сможет только кто-то из них…
   – Весело… – протянул ошарашенный свалившимися на него известиями Таенн.
   – Да уж куда веселее, – согласился Леон.
   С минуту помолчав, он повернулся к Ри с Итом и спросил:
   – Уважаемые, кому-нибудь из вас доводилось управлять разумными или полуразумными интеллектронными системами в полном слиянии?
   – Мне – нет, – поспешил ответить Ит, испытывающий к сложной технике инстинктивное недоверие гуманитария в энном поколении.
   – Мне, естественно, доводилось управлять многим, – отозвался Ри, пребывая в приятном возбуждении от открывающихся перспектив. – Я все же инженер. Но… что такое полное слияние? Что вы подразумеваете под этим термином?
   – Именно полное слияние, – пожал плечами Леон. – Ваши чувства и разум при этом становятся едины с чувствами и разумом интеллектронной системы. В нашем случае вы становитесь катером, ощущаете его корпус своим телом, его датчики и иные системы ощущаете своими ушами и глазами.
   – У нас до такого еще не дошли… – В глазах инженера горела откровенная зависть. – Но принцип я понял. Главное теперь понять, что нужно делать.
   – В этом-то вся и сложность… – тяжело вздохнул Сэфес. – Чтобы передвигаться по узлам Сети, нужно хотя бы понимать, что они собой представляют. Одна неверная мысль – и нас занесет совсем не туда, куда мы хотели. Однако выбора у нас нет – из эпицентра черной зоны нужно выбираться как можно скорее. Я ощущаю приближение чего-то страшного…
   – Вы тоже? – вскинулся Таенн. – У меня возникло ощущение, что надвигается некий древний ужас, все внутри переворачивается.
   – У меня приблизительно те же ощущения, – добавил Морис. – Что это может значить?
   – А вам не кажется, что приближается нечто, являющееся причиной катастрофы? – неожиданно для самого себя сказал внимательно вслушивающийся в разговор Контролирующих Ри. – Ведь вы, насколько я понял, чувствуете эту вашу Сеть без всяких приспособлений?
   Двое Сэфес и Безумный Бард с некоторым недоумением посмотрели на него, затем переглянулись.
   – В общем-то, вы правы, чувствуем, но смутно, когда мы не там, – немного подумав, ответил Таенн. – А причина ли? Трудно сказать, в Сеть мне сейчас не выйти, она перекрыта. Но что-то нехорошее приближается, это точно. Поэтому давайте не терять времени, вам, уважаемый Ри, следует побыстрее хотя бы немного освоиться с управлением катером, чтобы вывезти нас всех отсюда. Здесь оставаться нежелательно.
   – Я не против, – усмехнулся инженер, – мне здесь находиться тоже не слишком хочется.
   – Тогда приступим, – кивнул Леон, взмахом руки вызывая из пола удобное низкое кресло. – Садитесь. Для начала я научу вас включаться в систему управления. Также я буду сопровождать вас и подсказывать, что делать.
   – А сами почему не… э-э-э… управляете?
   – Поскольку система считает меня мертвым, она мне не подчинится. А вам подчинится. В ограниченном варианте, конечно, но подчинится.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация