А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Утро черных звезд" (страница 19)

   Антиконтроль
   Стовер отправляется в путь

   Чертова мразь…
   Проклятая чертова мразь!
   Показушная проклятая чертова мразь!!!
   Первыми в корзину для бумаг полетели пушистые седые усы. За ними отправился благообразный седой же парик. Линзы, дававшие глазам такой приятный голубой оттенок (цвет «мирное небо», спецзаказ), отправились следом за париком.
   Мельком глянув на себя в зеркало, Микаэль на мгновение замер, а затем усмехнулся. Другое дело. «Пушистая лапочка» и «дружочек обиженных» сгинул, в зеркале сейчас отражался настоящий Микаэль Стовер. Жесткое волевое лицо, твердый подбородок, глубокая морщина между тонкими бровями, почти безгубый сухой рот, острый взгляд серо-стальных глаз.
   – Так-то лучше, – пробормотал он. Нажал кнопку на селекторе. – Грегори! Оставь маскировку и бегом сюда. Мы уходим.
   – А остальные? – спросил секретарь.
   – Дай команду. Кто успеет подняться на крышу, тех заберем. Кто не успеет – не наше дело.
   Селектор пискнул, связь прервалась. Стовер открыл сейф и, не глядя, начал выгребать из него бумаги, коробочки с драгоценными камнями, пучки золотых и платиновых прутиков. Бумаги он просто швырял на пол, камни и прутики быстро рассовывал по карманам. Пригодятся. Теперь все пригодится.
   Второй сейф, поменьше, располагался за картиной, на которой был изображен сам Стовер на фоне яркого закатного неба, со взором, устремленным к горизонту. Он ядовито усмехнулся, швырнул портрет на пол, на груду бумаг, и открыл сейф. Движения в мгновение стали скупыми и осторожными. Стовер вынул из сейфа тонкую, едва заметно блеснувшую в свете ламп то ли накидку, то ли просто кусок полупрозрачной материи и опустил этот предмет себе на голову. Некоторое время ничего не происходило, а затем ткань словно втянулась в гладко выбритую кожу и исчезла.
   Стовер поводил плечами, покрутил головой. Прислушался к ощущениям. Удовлетворенно хмыкнул.
   – Славно, – пробормотал он. – Молодцы, ребята. Надо бы им премию дать… посмертно.
   В коридоре перед кабинетом раздался шум шагов, взволнованный голос, что-то громко упало, разбилось, и на пороге кабинета возник вдруг сенатор Кинси, собственной персоной. Вид у сенатора был неважный – аккуратно повязанный галстук съехал на сторону, рубашка выбилась из брюк, а из-под рукава пиджака, обычно безукоризненного, торчал потерявший запонку рукав рубашки.
   – Микаэль! – крикнул он с порога. – Микаэль, что происходит?! Немедленно объяснитесь!
   – Да пошел ты, – не оборачиваясь, спокойно ответил Стовер. Он вытащил из сейфа еще один предмет и теперь прилаживал его к своему запястью. – Не видишь, что ли? Я занят.
   Кинси от такой наглости даже поперхнулся.
   – Вы что? – оторопело спросил он. – Вы что сейчас сказали?!
   – Что слышал, жирная куча. Пошел вон. – Стовер снова сунул руку в сейф.
   – Но… но как же!.. – от волнения сенатор начал заикаться. – Ведь это скандал…
   – Ваш скандал, вы с ним и разбирайтесь. – Стовер, наконец, нашел в сейфе то, что искал, и повернулся к сенатору. – Мне до мелких проблем нет никакого дела. Больше нет.
   Кинси хватал ртом воздух, как большая, выброшенная на берег рыба.
   – Вы ответите!.. – просипел он. – По всей строгости закона! Во что вы нас втянули?!
   – Заплачь, куча, – посоветовал Стовер. Он повертел в руках продолговатый, матово-черный цилиндрик и сунул его в карман. – У тебя есть для этого множество поводов. А мне пора прощаться. Я и так подзадержался.
   Кинси сунул руку в карман и вытащил маленький блестящий пистолет. Щелкнул затвор. Стовер засмеялся.
   – Угрожать вздумал? – сквозь смех спросил он. – Мне? Вот этим? Ну, попробуй.
   – Я выстрелю! – с отчаянием вскрикнул сенатор. – Мне действительно терять нечего!..
   – Пожалуйста, – ухмыльнулся Стовер.
   Пистолет мелко трясся в потной руке сенатора. Стовер сделал шаг вперед, и нервы у Кинси не выдержали. Раздался тихий хлопок выстрела, в воздухе запахло едким кислым дымом, и сенатор вдруг начал оседать на пол – пуля, срикошетив от невидимой брони, в которую был облачен Стовер, попала сенатору в лоб, оставив аккуратную маленькую дырочку.
   – Придурок, – беззлобно констатировал Стовер, перешагивая через тело и направляясь к двери. – Трусливый жалкий придурок. Ну, туда ему и дорога… Грегори! Все готово? – громко спросил он.
   – Все готово, – отрапортовал из коридора секретарь. – Что делать с Кинси?
   – Ничего. Пусть валяется, – ответил Стовер. Окинул прощальным взглядом кабинет, подошел к окну, невесть зачем поднял с подоконника тонкую книжку в яркой обложке с незамысловатым рисунком и тоже сунул в карман. – Все, Грегори. Идем. Время.
* * *
   В них не стреляли. Стовер с секретарем беспрепятственно дошли до площадки, на которой стоял в перекрестье лучей прожекторов катер Сэфес. На этом катере пришел на планету, чтобы умереть, экипаж «котов», и сейчас Микаэлю предстояло предприятие столько же рискованное, столь и уникальное.
   Сканирование, в результате которого погиб первый «кот», было процедурой, которую группа Стовера начала разрабатывать больше трехсот лет назад. Оно позволяло снять с объекта его полную биологическую матрицу и, что самое главное, позволяло эту матрицу потом использовать. Матрицу, тот самый объект, выглядящий, как прозрачная ткань, Стовер ввел себе еще в кабинете и теперь был почти уверен – катер не только впустит его, но и будет подчиняться. Тесты уже проводились. Все прошло со стопроцентным успехом.
   Открытым оставался только один вопрос – позволит ли катер пользоваться собой не только Стоверу, но и членам его группы? Впустит ли он их? Впрочем, его самого этот вопрос мало волновал. А вот стоящая под дождем на крыше здания группа волновалась всерьез. Внизу, через темный дождевой полумрак, был хорошо виден ярко освещенный пятачок, на котором стояла серая матовая машина. К ней подошли маленькие фигурки, машина послушно опустила перед ними часть стены, и фигурки беспрепятственно вошли внутрь.
   Десять человек, стоящих на крыше, облегченно выдохнули. Катер еще несколько минут стоял неподвижно, а затем начал подниматься в ночное небо. На крыше закричали. Катер остановился.
   – Ну что, Грегори, возьмем их? – поинтересовался Стовер. Он сидел в носовой части каюты, перед ним в воздухе висел пульт частичного слияния, образ которого нашелся в памяти все того же «кота».
   – Эээ… наверное, надо взять, – неуверенно ответил секретарь. – Все-таки неплохие специалисты. Да и неприятности в организации нежелательны.
   Стовер колебался. С одной стороны, Грегори прав. С другой – эти люди были свидетелями его позора тут, на Терране, и видеть их впоследствии ему совершенно не хотелось. Впрочем, это как раз решаемо.
   – Ладно, – смилостивился он. – Я пошутил.
   Он подвел катер к крыше, опустил стену. Люди проворно попрыгали внутрь.
   – Спасибо, Микаэль! – сказал один из них, стряхивая с белого халата дождевые капли. – А мы уж подумали, что вы решили уйти без нас.
   – Нэсур, ну как вы могли так подумать? – возмущенно отозвался Стовер. – Я просто осваивал управление машиной. Я бы никогда не оставил вас.
   На местной луне у его команды имелась приличных размеров база, на которой хватало техники. Но эта техника была ничем в сравнении с катером, попавшим сейчас ему в руки. Дивная машина. Пригодится самому.
   – Умеют, гады, строить, – пробормотал Стовер. Его голову окутало сияющее облако, и катер перешел в режим полного слияния. Никаких ощущений, приятных или неприятных, он в этот момент не испытал. Просто в какое-то мгновение осознал себя словно бы в двух ипостасях. Он был одновременно человеком, и в то же время машиной. Стовер сделал осторожное плавное движение, и луна стремительно двинулась ему навстречу. Катер скользил по логической оси между планетой и спутником, оси, в природе никогда не существовавшей, но присутствовавшей в голове у Стовера, и поэтому катеру вполне понятной. Весь путь до базы занял считаные минуты. Можно было бы дойти до нужного места еще быстрее, но он пока осторожничал, приноравливался к управлению.
   Когда Стовер вышел из слияния, посадив катер на площадку перед шлюзами, его встретили восторженные аплодисменты.
   – Невероятно! Фантастика! – раздавалось со всех сторон. – Микаэль, это такая победа!..
   – До победы еще далеко, – строго возразил он. – Я предлагаю провести совещание здесь, если вы не возражаете.
   По периметру каюты возникли удобные кресла, в которые тут же расселась группа. Один Грегори остался стоять чуть позади кресла самого Стовера.
   – Итак, – начал Микаэль, – подведем промежуточные итоги. Сначала отрицательные. Главное – планету мы потеряли.
   – Да при такой добыче, как эта… – начал кто-то, но Стовер сурово глянул на говорившего, и тот замолчал.
   – Мы потеряли не только планету. Мы упустили и Сэфес, и Барда. К сожалению, Контролирующие – гораздо более редкое явление, чем разумная жизнь, согласитесь.
   Кто-то кивнул.
   – Так вот. Если планета нам, в общем, не особенно нужна, то вторую часть потери необходимо вернуть.
   – Но как? – неуверенно спросил кто-то. – Это же Сэфес были. Их не найти.
   – Их можно найти, – уверенно заявил Стовер. – Могу пояснить. Те господа, которые сумели сначала одурачить меня, а потом забрали пленных… – он сделал эффектную паузу. – Они – не Сэфес.
   – Как?!
   – А вот так. Вернее, не совсем Сэфес. И Бард тоже не является в полной мере Бардом.
   – Но кто же они тогда? Они действовали, строго сообразуясь с рамками морали контроля. Почему вы решили, что они – не Контроль? – спросил самый молодой человек из группы, невысокий полноватый блондин. Стовер поглядел на него внимательно, делая про себя заметку. Клайд Джед, ксенолог. Пытлив, напорист, предан. И, что самое главное, не закоснел еще. Со странностями, но при таком уровне и они простительны. Да, да, да, пожалуй, возьму… и думать нечего.
   – Верно подмечено, Клайд, именно так они себя и вели. Но – они не действовали сами. Вообще. Только руками других. Те Контролирующие, которых я встречал раньше, действовали. Я сделал для себя вывод, что эти действовать по какой-то причине не могут. Значит, они, обладая признаками Контролирующих, ими, по сути, не являются. Будь на их месте настоящий Контроль, он бы не стал ломать комедию и устраивать шутовскую погоню. Он бы просто вошел и взял то, что счел нужным. Поверь, Клайд, эта мразь ни перед чем не останавливается, если ей что-то нужно…
   – Они бы уничтожили нас? – спросил другой человек, и Стовер поморщился. Уж кто-кто, а этот точно останется куковать на базе. Труслив, хитер, изворотлив. Такие в команде не нужны. По крайней мере, в этот раз – точно.
   – Нет, конечно, – отрицательно покачал головой он. – Но мы бы их едва ли увидели. Неприятности у нас начались бы потом. Только после того, как они отошли бы на безопасное расстояние.
   – Микаэль, вы сказали, что их можно догнать, – начал Клайд. – Но как?
   – Катер, – пояснил Стовер. – Сейчас у нас практически равные шансы. У нас есть катер. Я пойду за ними.
   Ответом ему стало гробовое молчание. Только сопел над ухом верный Грегори, сопел раздраженно и неприязненно.
   – Боитесь? – в лоб спросил Стовер. Ему никто не ответил. – Боитесь, конечно… Значит, так. Со мной пойдет рабочая группа из пяти человек. И Грегори, естественно. Могу рассказать, кто мне нужен. Расчетная группа, это двое. Вы сами знаете, что сейчас здесь присутствуют три такие группы. Вы годны для этого задания все, так что постарайтесь решить между собой, кто именно пойдет. Далее. Ксенолог. Клайд, не тяните руку, я уже понял, что вы с нами. Далее. Врач и биолог, желательно в одном лице. И последнее.
   Стовер снова замолчал, обвел взглядом присутствующих.
   – Мне нужен палач, – глухо сказал он.
   – Зачем? – удивился доселе молчавший Грегори.
   Стовер улыбнулся.
   – Я не знаю, что произошло с Сетью, зато знаю, что этой пакости, Контролирующих, сейчас в реальности предостаточно. И они сейчас беззащитны – в другое время мы ничего бы не смогли поделать с Бардом, защита не позволила бы. А сейчас защита не сработала! О Сэфес я даже не говорю. Так что теперь у нас есть шанс хорошо почистить их ряды. Конечно, мы можем убивать их и сами. Но у палача психика от убийства не страдает, в отличие от нас.
   – Микаэль, но вы же убивали, – осторожно начал кто-то.
   – Убивал, – согласно кивнул он. – И буду убивать. Но одно дело – я, а другое дело – вы. Если что-то случится со мной, а это запросто может произойти, что вы будете делать? Палач – это гарантия того, что мы добьемся цели. Что ни у кого из вас случайно не дрогнет рука тогда, когда дрожать ей не положено. И еще – это гарант целостности группы. Думаю, это не нужно объяснять.
   Да, палач в команде, по законам организации Антиконтроля, являлся не просто связующим звеном, он и в самом деле являлся гарантом. Гарантом того, что, приди в голову кому-нибудь из членов команды ослушаться командира или, что еще хуже, уйти, палач быстро и радикально решал эту проблему. Сразу и навсегда.
   – Но среди нас нет палача, – справедливо заметил Клайд.
   – Именно так, – согласился Стовер. – За палачом мы отправимся на базу. Вернее, чтобы не терять времени, отправится только моя группа. Остальные останутся здесь. Далее, господа, на ваш выбор. Или сворачиваете проект и уходите в базовый мир немногим позже, или – он многообещающе усмехнулся – продолжаете проект «Террана». Даю подсказку. Проект можно завершить красиво. И к всеобщей выгоде.
   – Как? – поинтересовался кто-то.
   – Запросто, – заверил он. – Вам всего лишь нужно сбросить на Славнию водородную бомбу. Там решат, что это атака Аларики, и ответят ударом на удар. И через месяц для планеты будет все кончено. Причем без всяких усилий с нашей стороны.
   – Но для чего это делать? – с недоумением спросил Клайд.
   – Это, мой дорогой, будет замечательным примером вмешательства Контроля в жизнь простых людей, – назидательно сказал Стовер. – Горьким и болезненным примером. Смотрите сами. До прихода в этот мир Контролирующих все было если и не идеально, то близко к тому. Потом пришли Контролирующие и провели в мире всего лишь сутки. А после этого началась война, которая уничтожила весь мир. Он, кстати, и так уже обречен, так что немного потеряет.
   – Обречен? – недоверчиво переспросил Грегори.
   – Ах да, тебя же не было, – покивал Стовер. – Обречен, обречен. Инферно. Эти так сказали, и в данном случае у меня нет оснований им не верить. В таких вещах они разбираются.
   Клайд равнодушно пожал плечами и усмехнулся.
   – Ловко, – сказал он вполголоса. – А ведь поверят. Можно даже бомбу не кидать. Достаточно сбросить информацию.
   – Какую, например? – приподнял брови Стовер.
   – А то, что вы, Микаэль, находитесь на территории Славнии и готовите ядерный удар по Аларике, – невинно сообщил Клайд. – Люди на взводе, спокойных в этом мире сейчас из-за инферно нет, проверять информацию никто не станет, а вот агрессия бьет через край, так что вполне может сработать.
   Микаэль тоже усмехнулся.
   – Забавно… – протянул он. – Итак, обсуждаем кандидатуру биолога, и в путь. Расчетная группа определилась?
   Двое поджарых смуглых мужчин средних лет синхронно поднялись и слегка поклонились. Этих Стовер знал хорошо. Не подведут. Братья-близнецы из старого Индиго-мира, являвшегося частью большого конклава. Они работали со Стовером уже полтораста лет. Немногословные, молчаливые. Он подумал, что ни разу не видел их улыбающимися. Насколько Стовер знал, у близнецов были к Контролю какие-то свои особые счеты, но они вели себя настолько же корректно, насколько и скрытно. Стовер не знал, например, почему эти два гениальных математика, имевших в своем мире все, что можно было иметь, в один прекрасный день подались в Антиконтроль. Он не знал, к какой именно религии они принадлежат, но знал, что они по шесть раз в день встают на короткую молитву. Он знал, что их не интересует ничего, кроме работы. Еще он знал, что Контроль они люто ненавидят. И, самое главное, он знал, что уж кому-кому, а близнецам никакой палач никогда не понадобится. Близнецов звали Агор и Аран.
   С биологом вышла заминка. Биологов было на самом деле трое, но только один из них являлся еще и врачом. К сожалению, этого человека Стовер брать категорически не хотел. Специалист, конечно, отличный, но слишком уж себе на уме. И крайне честолюбив. Без прилюдного поощрения и чуть ли каждодневного признания заслуг работает неохотно. Но в конце концов Стовер согласился, что брать придется именно Хьюмана.
   «Не так уж часто ему придется работать, похвалим, если потребуется, – решил он. – Не велик труд. Может быть, даже наградим потом. Если до этого дойдет».
   Через три часа на катере осталась только вновь сформированная команда и Стовер с Грегори. Все прочие отправились на станцию. Еще час Микаэль потратил на более подробное изучение машины.
   Вскоре после этого катер растворился в пространстве неподалеку от маленькой луны. С базы в тот же момент вылетел корабль Антиконтроля, направляющийся к Терране.
   А того, что в районе луны через некоторое время появился и тут же пропал маленький корабль с жидкостными двигателями, никто не заметил.
* * *
   Жизнь некоторых людей делится как будто напополам. Дом и работа. Семья и сторонние увлечения. Сон и явь. Жизнь же Микаэля Стовера была монолитна и неделима, но все-таки где-то совсем глубоко он, как и любой другой человек, прятал какие-то маленькие и с виду совсем уж незначительные секреты. Не существует людей совсем без пристрастий, и Стовер исключением не являлся. Вот только пристрастия его носили настолько личный характер, что физических проявлений не имели.
   Стовер любил сочинять. Не было для него лучшего способа расслабиться, как сесть и погрезить с открытыми глазами. Кем только он себя не воображал в это время, кем только не был! В придуманных ролях он был и отцом семейства, и правителем целого мира, и отважным воином, сражавшимся вместе с огромной армией против злых сил. Дотошный Стовер продумывал каждую деталь, каждую мелочь, и мир его воображения обрастал, по мере продвижения вглубь очередной грезы, множеством деталей и подробностей. Может быть, если бы его жизнь сложилась иначе, он бы стал кем-то совершенно другим – писателем, режиссером, постановщиком? Хотя вряд ли. Проблема в том, что в своих сочинениях Стовер, увы, был эгоистичен до мозга костей. Во всех мечтах и грезах имелась только одна важная роль, которую Стовер, без колебаний, отводил себе и только себе. Он был главным персонажем. Защитником и спасителем. Остальные служили для декораций.
   В этот раз, к сожалению, пофантазировать не удалось – Стовера не покидало ощущение, что произошедшее неправильно, и теперь он, вместо того, чтобы погрузиться с головой в очередные воображаемые приключения, начал столь же подробно и дотошно анализировать то, что произошло на Терране.
   Странно.
   Если бы все было по правилам, происходящее выглядело бы совсем иначе. Да и ощущения… нет, про ощущения все-таки потом. Ощущения тоже важны, но сначала надо разобраться с фактами. Ощущения могут обмануть. Факты – никогда.
   Итак.
   Если бы этот самый Контроль был Контролем, он бы не стал ломать дешевую комедию с погоней. Он бы просто взял своих и ушел. Даже в режиме «отдых» Контролю не нужны ни Транспортная Сеть, ни детекторы, ничего. Если они пользуются техникой, то исключительно из вежливости. И чтобы окружающие не чувствовали себя ущербными. Или, что бывает еще чаще, чтобы окружающие не поняли, с кем они имеют дело. Эти поступили совсем иначе. Словно… словно они по какой-то причине были привязаны к ограниченным физическим возможностям своего пилота и охранника. И вели себя в точном соответствии с этими возможностями, а вовсе не со своими способностями и умениями.
   Далее – разговор, на который они, к огромному удивлению Стовера, согласились. Если бы это был Контроль, никакого разговора не было бы. Эти твари если и снисходят до контакта с простыми смертными, то лишь в том случае, если им это для чего-то надо. Во время торговли с Официальной Службой, например. А тут – состоялся этот самый разговор. Бредовый, нелепый, пафосный… но состоялся же!
   Стовер отлично знал главное правило любой войны – чтобы победить врага, его нужно знать. Врага он знал хорошо. Более чем хорошо. И сейчас он все дальше и дальше забирался вглубь ситуации. Что-то еще не давало ему покоя, и наконец его озарило, что именно.
   Эти Контролирующие не пострадали от того, что произошло в Сети! Другие, те, которых у него столь нагло отняли, были на выходе полумертвыми и остались без защиты. Это еще чудо, что удалось снять матрицу с одного из «котов», – больше всего Стовер боялся, что «кот» сдохнет раньше, чем они закончат процедуру. А этим ничего не сделалось! Буквально ничего! Они были сильными и здоровыми, ни следа воздействия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация