А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Утро черных звезд" (страница 11)

   Не прошло и получаса, как гости вышли на площадь перед Цитаделью Света и исчезли. После этого привезший их непонятный то ли артефакт, то ли левиафан бесшумно скрылся в низких облаках. А еще через час небо вдруг вспыхнуло багровыми сполохами.
* * *
   – Готовы? – спросил у Ри Морис.
   – Вроде бы… – неуверенно ответил тот, собираясь снова подключиться к искину и не зная, сможет ли это сделать.
   – Тогда действуй, – положил ему руку на плечо Сэфес. – У нас осталось не более полутора часов, после этого воздействие станет невозможным. Помни это!
   – Я помню, – недовольно скривился инженер, – сколько можно повторять одно и то же.
   Как ни странно, включиться удалось без особых проблем. Сознание разделилось на сотни потоков, мышление ускорилось в тысячи раз. Ри мгновенно перехватил управление пространственными установками, твердо зная, что именно должен делать. Это уже даже не вызвало у него удивления, привык, наверное, к подобным «чудесам». Он не видел, что его действия вызвали потрясение у Контролирующих. Человек, обычный человек работал, пусть и на нижнем уровне, но все равно в Сети! Это считалось в принципе невозможным, но, тем не менее, происходило.
   Когда он закончил и планета исчезла со всех сканеров, Ри вышел из включения, ощущая себя так, словно несколько дней подряд таскал мешки с камнями. А ведь нужно еще завершить расчет новой точки перехода… Однако оказалось, что, занимаясь капсуляцией планеты, он частью потоков сознания уже сделал это! Последним усилием воли инженер переместил станцию в нужное место и провалился в беспамятство.
   – Кто он?.. – едва слышно спросил Морис у Таенна. – Как это возможно?..
   – Кто угодно, но только не человек… – ответил тот, с не меньшим изумлением глядя на истощенного Ри, распластавшегося в кресле. – Кто угодно, но только не человек…
* * *
   Исар с Таргатом стояли на вершине самой высокой башни Цитадели Света и смотрели на небо непривычного красноватого оттенка. Демиурги выполнили свое обещание, опасность миновала, черные кляксы без следа исчезли из ментала, магические потоки вернулись к обычному состоянию, все заклинания снова работали, как и должны были работать.
   – И что, снова воевать? – с тоской спросил некромант.
   – Боюсь, что да… – грустно ответил верховный. – Я постараюсь уговорить императора остановить войну, но обещать не могу.
   – Надеюсь, получится. Нам осталось не больше тысячи лет – и магии не станет. Я верю демиургам.
   – Я тоже верю, но не все от меня зависит.
   – Прошу учесть, я немедленно начну подготовку к жизни без магии, начну развивать науку в своих землях, – тяжело посмотрел на Исара Таргат.
   – И я, – легко улыбнулся тот. – Думаю, мы все же сможем помириться, хоть и не сразу. Слишком много крови было пролито…
   – Пусть на примирение уйдет несколько столетий, но дело того стоит, – некромант смотрел вдаль. – Кстати, мне почему-то кажется, что этих демиургов мы еще увидим. Не знаю даже, почему кажется…
   – Может быть… Может быть…
   Больше Таргат ничего не сказал, он пожал протянутую Исаром руку и исчез в темной дымке.

   Антиконтроль
   Индиго

   Победная улыбка тронула сухие губы Микаэля, такого душевного подъема и даже восторга он не испытывал много лет. Кто-то все-таки сумел наподдать этим тварям, кто-то сумел сделать то, к чему он так долго, но безуспешно стремился. И неважно, кто это был и чего добивался, ему в ноги поклониться можно, раз он доставил столько неприятностей Контролю. Издали поклониться, конечно. Если потребуется. Микаэль не любил и неизвестности, и кланяться всем подряд.
   Что бы это ни было, но Контролю явно пришлось несладко. Микаэль отлично умел отслеживать любые возмущения в Сети, а то, что произошло сутки назад… не поддавалось описанию. Они горели! Горели, как факелы! В той зоне, которую мог отслеживать Микаэль, происходило что-то невообразимое. Буквально в течение нескольких секунд в пределах его досягаемости не осталось ни одного работающего Контролирующего. Будь на его месте кто-нибудь помоложе и полегкомысленнее, он бы уже плясал от радости, но Микаэль понимал сейчас другое – каким-то неведомым образом ему дается такой шанс, который он и представить себе до этого не мог. Золотой билет. И этим золотым билетом надо распорядиться с максимальной для себя выгодой.
   «До дна выберу, – думал он. – Досуха. Что бы то ни было, досуха!»
   Сделав несколько глубоких вдохов, Микаэль заставил себя успокоиться – предстояла важная встреча, в ходе которой нужно решить три срочных вопроса. Во-первых, необходимо будет убедить сенаторов Кинси и Тольбера, что нужно закрыть программу космических исследований или хотя бы отсрочить ее, – нечего терранам делать в большом космосе, недостаточно для этого развиты. Сейчас – тем более не надо. То, что случилось с Контролем, скорее всего, не повлияло на такие структуры, как конклавы или монады. Еще попадутся глупые терране на глаза разведчикам!.. Каковы будут последствия – известно. Зонирование не зонирование, а планету приберут к рукам уж точно, слишком мало разработана, ресурсов пока что полно. А значит, придется убираться восвояси, чего, конечно, совсем не хочется. Ведь в планету столько труда вложено! Во-вторых, нужно срочно чем-то занять научные группы, работавшие в этих программах. Микаэль уже знал, что именно он им предложит. И, в-третьих, существовало еще одно дело, и дело это было на данный момент даже важнее, чем закрытие программы. Дело настолько деликатное, что Микаэль до сих пор не мог точно сформулировать, что именно он собирался сегодня потребовать от сенаторов. Но это третье требование настолько органично увязывало между собой первый и второй пункты программы, что любо-дорого посмотреть.
   Черт. Опять это «любо-дорого». Набрался выражений-паразитов, чтоб их…
   На память снова пришла Славния, никак не желающая превращаться в подобие Аларики, несмотря на все усилия, и функционер скривился. Как ни вытравливаешь из славнов их идиотские моральные принципы, эти принципы все равно возвращаются в каждом новом поколении. Не желают славны, в отличие от алариканцев, превращаться в жующих жвачку потребителей, думающих только о том, как бы поразвлечься или добыть еще денег. Это проблема, которую необходимо решить любым способом, и побыстрее. И он ее решит, даже если придется уничтожить непокорный народ. Слишком многое поставлено на карту. Если не удастся сделать эгрегор этого мира серым и пустым, то Контроль обязательно появится и здесь.
   Ощутив укол совести, Микаэль поежился – ему самому порой было стыдно за то, что он делал, и даже вера в великую идею свободы не помогала. Ведь для достижения своей цели ему приходилось уничтожать, втаптывать в грязь творцов – ученых, композиторов, поэтов. Почему? Да потому что именно они не давали своим народам превратиться в серую бездушную массу, тревожили души людей, а это недопустимо. Люди должны стать покорны, и тогда эгрегор этой планеты никого не заинтересует.
   Да, это не самый лучший способ борьбы с Контролем, но иного Микаэль просто не знал – за тысячелетия истории их организации были перепробованы все способы, кроме этого. Не сразу функционеру удалось добиться желаемого, далеко не сразу – на это ушло около двух сотен лет. Да и то удалось достичь не всего, люди не хотели становиться скотом и изо всех сил сопротивлялись. Однако Микаэль десятилетиями гнул свою линию и постепенно добивался желаемого. Искусство выродилось в индустрию примитивных развлечений, а то, что выбивалось из общего ряда, не пропускали. И это в конце концов сыграло свою роль – все больше людей Терраны превращались в обывателей, не желающих знать ничего, кроме собственной выгоды.
   При всем этом законы планеты были мягки и гуманны, люди жили сыто и богато, никто ни в чем не нуждался, безработицы практически не было – Микаэль не позволял большому бизнесу показывать свою истинную сущность и жестко ограничивал аппетиты корпораций. Естественно, неявно – никто в мире не подозревал, что этот человек держит в руках все нити управления. Его считали всего лишь одним из самых богатых людей Терраны, меценатом и защитником, не зная, что на самом деле перед ними тайный правитель планеты.
   – Господин Стовер, к вам сенаторы Кинси и Тольбер, – доложил по коммуникатору секретарь.
   – Зовите, – бросил Микаэль, отвлекаясь от размышлений.
   Вскоре дверь отворилась, и на пороге возникли два человека в строгих костюмах. Марк Кинси был невысоким жизнерадостным толстячком. Роберт Тольбер, в отличие от него, худым высоким мизантропом. Правда, глаза обоих сразу выдавали понимающему человеку их сущность – матерые волки, которые не упустят своего и никого никогда не пожалеют. Иные при «демократии от Стовера» к власти не пробивались.
   – Добрый день, господа, – поприветствовал вошедших Микаэль. – Присаживайтесь.
   – Спасибо, – кивнул Кинси. – В ногах, как говорится, правды нет.
   – Точно так же, как в вашей налоговой декларации, – усмехнулся Микаэль.
   – Я бы хотел поинтересоваться, в чем причина столь срочного вызова, – с места в карьер начал Тольбер. – Вам прекрасно известно, что вы оторвали нас от дел, и, хотя полет к вам занимает всего час с небольшим, вы должны понимать, что мы…
   – Стоп, стоп, стоп. – Микаэль похлопал ладонью по полированной столешнице. – Роберт, я бы попросил вас воздержаться от столь эмоциональной реакции на мой вызов и для начала выслушать меня. Вы же знаете, я не из тех людей, которые делают что-то для собственного развлечения.
   – Мы слушаем, Микаэль, – Кинси сел в кресло. – Раз дело не терпит отлагательств, выкладывайте.
   – Итак, начнем наше краткое совещание. Первый пункт – срочное аннулирование программы «Скай»… – начал Микаэль.
   – Это невозможно! – Тольбер даже подпрыгнул на стуле. – Вы сошли с ума! И потом – почему?! Вы же поддерживали эту программу на протяжении последних десяти лет!
   – Да, поддерживал, – согласился Стовер. – А теперь отзываю все субсидии и требую в срочном порядке расформировать технические рабочие группы. Заводы, работающие на «Скай», мы сумеем перепрофилировать за полгода.
   – Но это же огромные потери, – наконец-то опомнился Кинси. – А как же рабочие места? В отрасли задействовано несколько сот тысяч человек.
   – За рабочие места не волнуйтесь, их количество даже увеличится. И насчет потерь во время простоя тоже волноваться нечего. – Микаэль взял со стола две увесистые папки. – Возьмите новый годовой план развития отрасли и ознакомьтесь с ним на досуге. Если, конечно, вы планируете в ближайшем будущем какой-то досуг.
   Тольбер положил папку рядом с собой на стол, а Кинси осторожно пристроил ее на коленях.
   – Ваше решение окончательное? – спросил он. – Вы точно не…
   – Не передумаю ли я? – усмехнулся Микаэль. – Нет. Можете не сомневаться. Переходим ко второму пункту. В ближайшее время мне понадобятся некоторые научные группы, задействованные в программе «Скай». Понадобятся здесь, на острове. Перечень групп и списки людей получите у секретаря.
   – В течение какого времени понадобятся? – безнадежно поинтересовался Тольбер.
   – Самый большой срок – неделя. Но желательно управиться за трое суток. Остальным ученым, работавшим в программе, дайте денег. Много денег. Предоставьте лучшие места. Гранты. Должности. Премии. Что угодно. Не скупитесь, господа, вы отлично знаете, что когда рот занят жратвой, орать лозунги человеку некогда. А шумиха нам совершенно не нужна. Постарайтесь максимально рассредоточить их… думаю, вы понимаете зачем.
   Кинси и Тольбер согласно кивнули.
   – Что-то еще? – спросил Кинси.
   – Мы только начали. – Микаэль встал из-за стола, прошелся по кабинету и остановился напротив окна, выходящего в увядающий осенний парк. – Сейчас я перейду к самому главному. Во-первых, с этой минуты я объявляю режим готовности номер один. Ваши коллеги должны донести эту информацию до глав государств за двенадцать часов. Это максимальный срок.
   Сенаторы дружно выдохнули.
   – Что случилось?! – прошептал Кинси.
   – Пока что ничего, у нас есть фора, чтобы успеть развернуть ситуацию. Во-вторых, вводится программа-перехват «Персеиды». Немедленно! И – общепланетарная программа «Мороз». Это тоже срочно.
   Кинси сидел, прикрыв глаза и стараясь как-то осмыслить услышанное. Тольбер задумчиво теребил завязки папки, лежащей перед ним на столе.
   – Вы все-таки не хотите сказать, что происходит? – наконец не выдержал он.
   – Если я скажу вам правду, вы не поймете, – холодно ответил Микаэль. – Но я все-таки попробую удовлетворить ваше любопытство… в разумных пределах. По моим сведениям, нас в скором времени могут посетить гости.
   – Инопланетяне?! – выдохнул Кинси.
   – Именно так, мой дорогой сенатор. Инопланетяне. И поверьте мне, все мои действия сейчас подчинены только одной цели – сохранить наш мир в том виде, в каком он существует.
   – Но космическая программа… почему? Ведь мы можем им дать понять, что мы – высокоразвитая цивилизация, которая стремится к знаниям и прогрессирует, – начал было Тольбер, но Микаэль остановил его взмахом сухой руки и презрительной усмешкой.
   – Что вы говорите, одумайтесь. Прогрессирует? Если не скрыть наличие у нас технологий такого уровня, нас легко могут принять за потенциальных конкурентов, а это нам совсем не на руку, – снисходительно объяснил он. – Если разобраться, нам появление этих самых гостей вообще не на руку, поэтому я предлагаю следующий план развития событий. Гости… – он сделал паузу и улыбнулся. – Гости будут так счастливы у нас, что решат остаться навсегда. Никто из них нас не покинет. Мы будем очень радушными хозяевами.
   По комнате словно разлился волной холод.
   – Но если их технологии позволят им… это же катастрофа… – Кинси умоляюще посмотрел на Микаэля.
   – Мой славный Марк, неужели вы полагаете, что у меня нет на всякий случай крапленого козыря в рукаве? – ласково поинтересовался Микаэль. – Неужели я в ваших глазах настолько глуп, что не предусмотрел такой возможности… не только теоретически? Или вы, мой дорогой Марк, – его голос начал набирать твердость, – забыли подробности «Мороза», или изучили его настолько невнимательно, что пропустили подраздел «Наст», а сразу перешли к «Вьюге», потому что читать о ПВО вам было интереснее, чем о скучных биотехнологиях и непонятных энергетических потоках? Вот что, Марк. Еще один такой прокол или вопрос такого рода – и я буду вынужден заменить вас человеком, который подобного не допустит.
   Кинси судорожно сглотнул.
   – Этого больше не повторится, – хрипло сказал он.
   – Вот и славно, – снова улыбнулся Микаэль. – Роберт, у вас есть вопросы?
   Тольбер отрицательно покачал головой.
   – Все, господа. Работаем, – приказал Стовер. – И чтобы я ни слова от вас не слышал ни о каких форс-мажорах или непредвиденных задержках. В ваших интересах сделать все максимально быстро и чисто. Вы свободны.
   Сенаторы поклонились и удалились.
   Микаэль сел в кресло у стола и удовлетворенно вздохнул.
   Он успел. Мышеловка была готова, оставалось только дождаться мышей.
   Пока что все шло по плану.
* * *
   Растерянность быстро сменилась ожиданием скорого праздника. Научные и рабочие группы разъезжались, кто по домам, кто – к новым местам службы. Расставания были пусть и сумбурные, но перспективы оказались настолько привлекательными, что о расставаниях никто толком и не жалел. Группы, отправляющиеся на остров Ветров, пребывали и вообще в полной ажитации – а кто бы в ней не пребывал, когда обещают десятикратное увеличение оплаты и все мыслимые условия? Имя бизнесмена, мизантропа и доброго гения науки Микаэля Стовера не сходило с уст тех, кого он облагодетельствовал в этот раз. Свернул программу? Да не свернул, конечно, а перепрофилировал! И правильно, космос еще лет пятьдесят спокойно подождет, сейчас и на земле найдутся дела поважнее. Командировка? Великолепно! Стовер известен своей щедростью, и на деньги, полученные после полугода работы на острове Ветров, можно потом безбедно жить лет десять всей семьей.
   Рабочие спешно остановленных заводов тоже не испытывали беспокойства. Часть из них ушла в оплачиваемый полугодовой отпуск (слава Стоверу!), другая же часть тут же снова оказалась у дел – заводы нужно было переводить в другой режим работы. И тут славили Стовера, пили за Стовера, хвалили Стовера и сокрушались, что, не дай бог, а ну как помрет усатый гений, и что же тогда с нами будет?
   Портреты Стовера были почти везде, всей планете было отлично знакомо это сухощавое лицо с аккуратными усами щеточкой, эта высокая сухопарая фигура в безупречном костюме, эта мудрая улыбка и эти лукавые голубые глаза. Стовер, не являясь, по сути, никем, был повсюду. Он не обладал властью, не входил ни в одно правительство, но при этом умудрялся быть причастен почти ко всему – от производства игрушек до производства оружия.
   Даже Славния, гордая Славния, и та постепенно склонялась к мысли, что Стовер – добрый гений, умеющий и знающий, как сделать жизнь людей лучше. Конечно, находились недовольные, считающие, что Стовер уж слишком опрощает человечество, давая ему одновременно столько всего материального, при этом исподволь урезая свободу мысли… но правительство Славнии начало прислушиваться к предложениям Стовера, и рядом со столицей страны совсем недавно был построен стандартный Стоверовский развлекательный центр, а неподалеку от него – детская больница и дом для престарелых граждан, оснащенные самой современной техникой, чистенькие и уютные. Благотворительный Центр Стовера тоже начал работу в Славнии.
   Этим человеком нельзя было быть недовольным. На одного недовольного приходилось не менее трех довольных, и любой спор, начавшийся с чьего-то недовольства, заканчивался не в пользу того, кто возмущался каким-то действием непогрешимого Стовера.
   Он умел давать людям то, что люди привыкли считать самым необходимым. Стовер нес людям спокойствие, хлеб и зрелища.
   И люди, не задумываясь, принимали его дар, не замечая, как собственная сытость и доверчивость превращают девяносто процентов из них в тупое, жующее и размножающееся стадо.
* * *
   …На остров Ветров уже на следующий день сели вертолеты, которые привезли с материка первых сотрудников научных групп. В море в это время выходили на учения в условиях, приближенных к боевым, корабли, которые на самом деле являлись неотъемлемой частью программ «Персеиды» и «Мороз». Над планетой, сообразуясь с программой «Наст», раскидывалась невидимая энергетическая сеть, работавшая только на вход и наглухо блокирующая любую возможность выхода с планеты для существ, обладающих эмпатическими способностями. Держали «Наст» несколько десятков тысяч слабых эмпатов, которых Стовер не одно десятилетие собирал и подкармливал, поджидая удобного случая. Создавая «Наст», Микаэль руководствовался принципом муравейника – если убить одного муравья (в данном случае – человека-эмпата), трагедии для всего сообщества не случится, оно сумеет продолжить работу.
   Для отвлекающих маневров были подготовлены системы ПВО почти десятка стран. Конечно, причинить какой-либо вред они не сумели бы, но, по выражению Стовера, «салют – это приятная забава, надо только знать меру». Вред причинить не сумели бы, а вот внимание отвлечь – запросто.
   Сейчас вступала в действие та часть программы, о которой Стовер своим гостям-сенаторам не рассказывал. В полностью закрытой части программы «Наст» существовала еще одна, называвшаяся «Алый цветок».
   Стовер рассчитывал ни много ни мало подать сигнал-приманку, на который ответила бы или сама Сеть, или кто-то из Контролирующих. Около сотни эмпатов, самых сильных, самых продвинутых, сейчас тоже летели на остров Ветров. Они не знали, что именно им предстоит делать, от них тщательнейшим образом скрывали остальные части программы, но одно они знали точно – если великий Стовер позвал, нужно идти.
   Через сутки операция «Персеиды» стартовала.
   Еще через двенадцать часов Стовер праздновал победу – у него в руках оказались двое Сэфес и один Безумный Бард. Все три представителя Контроля принадлежали к гуманоидным расам, но людьми при этом не являлись.
   Все получилось даже лучше, чем он мог рассчитывать.
* * *
   Первое, что почувствовал Ри, выведя секторальную станцию в расчетное место, была головная боль. Инженер, не привыкший жаловаться, решил, что разумнее было бы промолчать, но искин, сразу почувствовавший, что с пилотом неладно, моментально принялся действовать.
   – Ри, простите, но, может быть, мне стоит поставить вам защиту?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация