А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дебилизация России и всего мира. Новое варварство" (страница 27)

   Но все же – что на нынешнем Западе себе думают?

   Америка: разъединенные варварские штаты

   Знаки того, что в Соединенных Штатах новое варварство угрожающе усиливается, перед нами. Собственно говоря, вы прекрасно знаете образ белых отбросов. Тупые быки (особенно много – на юге США) с никаким образованием. С пивными брюхами уже в тридцать с небольшим, жители трейлеров и картонных халуп. Бейсболки, ковбойские сапоги. Вечное пьянство, битье таких же тупых жен. Разводы через раз. Наркота. Большие грузовики, перевозящие китайский ширпотреб.
   Тупое американское быдло выдвинуло вперед своих политиков и движения: Партию чаепития, Рона Пола, Мишель Бахманн, Сару Пэйлин. Отказаться от централизации, отдать как можно больше власти штатам. Свернуть большие казенные программы в науке и технике, в космосе, в образовании, в социальной политике. Стадо новых варваров не понимает, зачем все это нужно. Отменить Федеральную резервную систему, но не делать никакого центрального банка! Нужна полная свобода предпринимательства с минимумом налогов.
   Если вкратце, то убогая экономическая программа Чайной партии сводится к требованию маленького, дешевого правительства, к сокращению налогового бремени путем сворачивания федеральных программ. В идеале же – упразднение ФРС и полный демонтаж социального страхования. Денежная система – по хаейкисту (представители австрийской экономической школы) Ротбарду: твердейшая валюта, обеспеченная драгметаллами. Этакий возврат к «золотому веку» капитализма XIX столетия по трилогии Теодора Драйзера. Логическим дополнением к сему становится наивный изоляционизм и требование расширить права штатов за счет уменьшения полномочий федерального центра.
   Очень близка позиции «чайников» программа архипопулярного республиканца Рона Пола.
   Программа Пола не отличается оригинальностью. Ее ключевые пункты: упразднить Федеральную резервную систему (созданный в 1913 г. аналог центрального банка, но это – негосударственная сеть негосударственных банков), ввести золотой стандарт (золотое обеспечение доллара окончательно упразднено в 1971-м), вывести американские войска отовсюду и отказаться от введения санкций против Ирана. Хочется тому заводить свое ядерное оружие – пускай заводит. Ну и, конечно, Пол – за сокращение функций правительства.
   По сути дела, перед нами – вариант американского изоляциониста, хорошо известного в истории по 1930–1940 годам. Тогда бывший президент Гувер призывал не мешать Гитлеру и отдать ему Европу, а национальный герой, легендарный пилот Чарльз Линдберг звал оставить Старый Свет наедине с его проблемами, также симпатизируя немцам. Теперь же мы можем добавить: подобные настроения белой Америки – это закономерное последствие процесса отрыва «элиты» США от народа. Еще в 2004 году небезызвестный Самуил Хантингтон (автор концепции «войны цивилизаций») выпустил книгу «Кто мы?», где обрисовал огромную разницу в умонастроениях основной массы янкесов и их верхушки. Если последняя – за глобализацию, за открытие рынков в рамках ВТО и НАФТА, против протекционизма и ограничения иммиграции, за участие США в заграничных войнах и операциях, то простой электорат – резко против. Он ненавидит иммиграцию и открытие рынков, перенос производства в Китай и Мексику. «Элита» – за толерантность и многокультурье, простой американец – за сохранение американскости и против «мультикультурализма». Хантингтон в той книге обрисовал, как уже целые регионы Соединенных Штатов лишаются англо-американского языка, буквально захватываясь испаноязычными иммигрантами. Как простые белые американцы ненавидят отказ от политики начала ХХ века, когда приезжавших в Америку буквально «перерабатывали», ассимилируя в белую англосаксонскую культуру.
   Теперь недовольство массового электората, обходя закостенелые демократическую и республиканскую партии, выплескивается в официальную политику в виде фигур, подобных Рону Полу. Он очень сильно напоминает в чем-то Ельцина. К черту все войны, всю борьбу за сферы влияния в мире – мы устали от имперского бремени. Подобные настроения в Америке будут лишь нарастать по мере ужесточения системного (а не только экономического) кризиса. Электорату трудно понять, зачем правительство выбрасывает триллионы долларов в Ираке и Афганистане, когда в самих Штатах нарастает безработица, не создаются новые рабочие места. Так что запрос на политиков типа Рона Пола есть, причем массовый. Но, как и в случае с Ельциным, вполне здравые требования совмещаются с полным отстоем. Возврат к традициям и порядкам девятнадцатого века (а Пол зовет к этому де-факто) в нынешних условиях невозможны.
   По сути дела, «чаепитники» и «ронполовцы» призывают вернуться во времена Дикого Запада годов этак 1870-х. Во времена, когда наука еще не стала мощнейшей производительной силой и теплилась на частные пожертвования в маленьких лабораториях фанатиков-исследователей. Когда еще не было ни радио, ни телевидения, ни самолетов и ракет, ни ядерных реакторов и огромных сетей электроснабжения. Когда еще впереди были величайшие прорывы в физике и химии. Во времена грубых «кольтов», керосиновых ламп и конных упряжек. В эпоху до мировых войн.
   Это настроение захватывает Запад все сильнее и сильнее. Этакая реакционная, мракобесная утопия «Вперед, в прошлое, в славный XIX век!».
   В самом деле, ну не могут же сливки западного социума не видеть, что кризис крепчает? Что проблемы только откладываются, все более напоминая сгущение метана в шахте перед взрывом? И что из-за вывода реального сектора в Китай целые города в тех же США на глазах превращаются в города-люмпены? Что миллионы рабочих мест на Западе – фью-ить! Так же, как и доходы бюджета.
   Но все же – что предлагается хотя бы в «открытой печати»? Ведь ясно же, что государства всеобщего социального обеспечения на Западе доживают последние годы. Понятно, что в обозримом будущем настанет момент, когда западные государства не смогут больше обеспечивать ни пенсий, ни высоких пособий, ни медицинской страховки. У них уже бюджеты лопаются от такой нагрузки, а бизнес утекает в Китай от высочайших налогов.
   И вот недавно в мрачно-черно-белом, нагоняющем депрессию журнале «Эсквайр» прочел ваш покорный слуга этакую утопию махрового либерала. О том, что нужно, говоря просто, вернуться в XIX век. В самом деле: красота! Тогда бизнес на Западе платил налогов не более, чем 10–15 % от дохода, живя, как вы, в условиях всеобщего офшора. Зато какие красивые города строились! Один Париж времен «бель эпок» чего стоит. Бизнес не тратился на какие-то там социальные пособия и на пенсии. А в ХХ веке бездарное государство учинило все эти пенсионные и социальные системы, занялось кучей других дел – и расплодило бюрократию, раздуло расходы и задавило налогами. Так что всего и делов-то – взять и вернуть порядки более чем вековой давности, забыв о ХХ столетии!
   Причем это настроение – «Время, назад!» – сейчас распространяется. В РФ некоторые нацдемы призывают к подобному, сочетая это с требованием распилить Росфед на семь русских республик.
   И это тоже – свидетельство того мрака нового варварства, что на нас надвигается.
   Скажу сразу: эта реакционная утопия хороша только для балбесов.
   Начнем с того, что государство в XIX веке много чем не занималось. Образование, наука, промышленная политика, здравоохранение – все это жило на плату за услуги и на частные пожертвования. Да и жизнь была не сахар. Даже в самой богатой стране того времени, в старой доброй Британии. Думаю, попав туда, многие просто сблеванули бы от отвращения и от зловония.
   Почитайте книжечку Т. Дитрич «Повседневная жизнь викторианской Англии». Низы резко отделялись от верхов. Низы практически не мыли ни тела, ни рук. А зачем? С грязью – теплее, воду нужно носить (водопровода нет), да еще и греть (топливо дорого!). По той же причине обычные жители культурного Лондона не стирали одежду. Зубы гнили – изо ртов воняло. Безработные, загнанные в работные дома, где труд был куда каторжнее, чем в Сибири. Например, за похлебку раздробить полтонны камня в день. Ужасающая преступность: полиция в каждом городе Англии появилась лишь в 1862-м. Темза 1855-го была грязна от потоков конского навоза, человеческих испражнений и отходов, запах от нее был как от открытой канализации. Нормальную канализацию в Лондоне построили за 1859–1870 годы.
   Жизнь низов была ужасающей. Никаких социальных пособий или охраны труда! Заболел – остаешься без работы и можешь подыхать. Еще в 1893–1894 годах люди на свинцовых предприятиях Англии мерли, как мухи. То же самое – на мукомольных и резиновых предприятиях, на фабриках по морению дерева и бумаги, по производству красителей, по лакированию стекла, по выпуску содовой воды, на спичечных фабриках. При рабочем дне в 11–12 часов и недоедании рабочих. Подчас люди сгорали от отравления за полгода. (Это – из материалов специального парламентского комитета, созданного в 1893 году.)
   На спичечных фабриках, где нужно было окунать спички в чаны с серой и фосфором, не было никакой вентиляции. А рабочий день доходил до 14 часов. Через несколько лет рабочим приходилось выдергивать все зубы – из-за отравления распухали челюсти и десны, вызывая дикую боль. Потом челюсти начинали светиться в темноте: фосфор! Как правило, умирали рабочие, не дожив и до сорока лет. Их трущобы называли трущобами светящихся скелетов. При этом в среднем рабочий имел заработок в 30 шиллингов в неделю (1901 г.) – 75 фунтов в год. При том, что платья для богатого класса могли стоить и 200 фунтов. Жилье и еда – без разносолов – поглощали половину семейного бюджета.
   Масса людей жила за счет сбора мусора и отбросов. Все шло в дело. Даже спитой чай перефасовывался и мешался с мятой – для бедных. Даже трупы животных утилизировались: шкуры – на кожу, кости – на мыло. Куриный помет и собачье дерьмо собирались людьми – аналогами индусов из касты неприкасаемых: все это шло в кожевенную промышленность. От мусорщиков разных специализаций омерзительно пахло.
   Комиссия принца Уэльского в 1880 году занималась жилищами рабочих. Картина поразила аристократов. Невероятная скученность, вся семья – в одной комнате. Нет постельного белья. Полчища клопов, тараканов, вшей и крыс. Ранняя проституция. (Вы, кстати, «Жерминаль» Эмиля Золя прочтите – то же время во Франции и примерно та же картина.) В домах никто не наводил порядок: работа отнимала все силы. Грязь получалась чудовищной. Поэтому огромной оказывалась и смертность среди детей: инфекции. Детей старались иметь больше, чтобы хоть кто-то выжил. Смывной туалет приходился – 1 на 16 домов (3– 40 жильцов в каждом). Нужду поэтому справляли на лестницах, во дворах и у заборов. Отопления в таких домах практически не было: не по карману жильцам выходило. Пищу готовили на кострах во дворе. Некоторые шли к соседнему булочнику (они варили и студни) – и просили разрешения опустить в чан с кипящим бульоном свои тряпочки с черным пудингом: кишки, нашпигованные гречкой и свиной кровью.
   А если вы почитаете книги викторианского премьера Бенджамена Дизраэли (он был еще и популярным писателем), то увидите еще больший ужас. И фабрики, где работниц запирали на ночь, и хозяев, пекущихся о «нравственности» женщин, и пьяных старух, на которых ткачихам приходилось бросать грудных детей. А старухи, чтобы дети не орали, давали им опий… Или тряпки, смоченные в вине. А шахтеров-женщин не хотите? А матросов торгового флота почти на положении рабов – не помните?
   Жизнь высших классов была тоже не сахар. Медицина долго оставалась варварской. Врачи не мыли руки до середины позапрошлого века. Роды принимали иной раз, только вернувшись со вскрытия трупов. Смертность рожениц даже из богатых семей иной раз доходила до нескольких процентов. Едва ли не половина детей умирала, не дожив до пяти лет. Множество болезней пытались лечить кровопусканием. У королевы Виктории так родственника убили: пытались отворением жилы лечить пневмонию.
   Так что немудрено, что в XIX веке рабочие стали восставать. И под ногами правящего класса загорелась земля. Париж восставал четырежды. Первый не считаю: это был конец предыдущего века, и на подавление рабочих тогда выдвигался Наполеон. А потом были восстания 1830-го, 1848-го и 1871 годов. Особенно страшными и кровавыми получились два последних. В 1848 году рабочие впервые подняли красное знамя и потребовали «социальной республики». Войскам Кавеньяка пришлось пушками и картечью очищать Париж. (Было еще восстание против диктатуры Луи-Наполеона – тоже крови много пролилось.)
   В 1871 году, после поражения Франции от немцев, рабочие Парижа создали первое в мире социалистическое правительство под алым стягом. Рабочие пытались заставить платить 5-миллиардную контрибуцию пруссакам верхи, проигравшие войну, а не простой народ. Парижскую коммуну пришлось брать в ожесточенных боях, заливать восстание кровью. Бросив в уличные бои стотысячную карательную армию.
   Таким образом, бизнес, конечно, жил при низких налогах. Только вот платой за это становилась постоянная угроза рабочих восстаний. Ибо простым людям терять было нечего. Не зря Бисмарк в 1875 году принял первые акты о социальном страховании рабочих, положив начало формированию социально-рыночного государства. Первая мировая и русская социалистическая революция 1917 года (а потом Великая депрессия, Гитлер и Вторая мировая) заставили западный капитализм согласиться на большие налоги. Ибо – чтобы не лишиться власти и не увидеть над головой алое (иногда – со свастикой) знамя – пришлось тратиться на пенсии и пособия, на высокие зарплаты и государственные программы. Капиталисты ХХ века поняли, что для победы в войнах и достижения конкурентоспособности нужно вкладывать большие деньги в науку. В передовые разработки. В военные заказы и космические программы. Что нужна хорошая медицина для всех. И многое-многое другое, на что в XIX веке не тратилось государство.
   И вот теперь взять – и от всего этого отказаться? Лишить для начала права голоса и пенсионеров, и тех, кому идти на пенсию в ближайшие десять лет, – ибо они не проголосуют за свое превращение в нищих? Да вы моментально получите рост революционно-социалистического и национал-социалистического движения! Что толку с того, что люди, лишенные пенсионной системы, примутся вынужденно рожать детей? Ведь их нужно еще и обеспечивать, учить и лечить. А где рабочие места, коли реальный сектор – в Китае, коли новые технологии делают ненужными 80 % людей даже на Западе, а налоги на бизнес упадут втрое?
   Еще один момент: попытка ввести такое «вперед, в прошлое» должна осуществиться везде. Иначе любая крупная страна, которая продолжит тратить средства государства на все нынешние программы, такие ретроградные режимы моментально сомнет. И это будет Китай – не сомневайтесь! Первый же циклический кризис опрокинет «новый девятнадцатый век» к чертям собачьим.
   Появление такой убогой теорийки свидетельствует о крайнем оглуплении части элиты Запада. Но, как мы и говорили, неолиберализм сам по себе – синдром нового варварства. А неограниченный капитализм прямиком ведет к феодализму. Именно это и творится в стране – флагмане капитализма, Соединенных Штатах. В умах там уже вовсю свирепствует новое варварство.
   Злую шутку со Штатами сыграла победа над СССР в 1991 году. Она открыла дорогу крайнему самодовольству неолибералов, сторонников неограниченного капитализма. Они всерьез поверили в то, что так называемый «свободный рынок» доказал свое полное превосходство над социализмом. И что теперь нужно еще больше капитализма, доведенного буквально до абсурда. Именно в 1992 году, когда пыль от обрушения Советского Союза еще не осела, Нобелевскую премию по экономике получил американец Гэри Беккер. Оный в своих «откровениях» доходил до крайнего либертарианского абсурда. До ультралиберального сектантства. По мнению Беккера, государство можно свести до минимума – буквально только до судебной системы. Незачем держать государственную полицию и прокуратуру. Хватит и частных охранных служб. Главное – обеспечить возможность подавать в суд любому на кого угодно. В суде же право восторжествует. Фактически нобелевский лауреат предложил что-то вроде Территории исламских судей на одном из обломков Сомали – но уже для западного общества.
   То есть было предложено общество, где всякая нормальная жизнь просто невозможна, где на каждом шагу нужно судиться и где неминуемо установится что-то вроде шляхетского беспредела Речи Посполитой. Когда власть окажется у магнатов, которые имеют частные армии и службы сыска и которые непременно подомнут под себя суды. Было предложено общество тотального беспредела: идеал либертарианства. Социум, который непременно свалится в новый феодализм, в котором напрочь погибнут наука и образование в нашем понимании этих слов. Где невозможной станет никакая мало-мальски стратегическая программа развития. Примечательно, что предложение исходило не от какого-то городского сумасшедшего, а от вполне респектабельного нобелевского экономиста. Обо всем этом можно было бы забыть, как о дурном сне. Но недавний подъем либертарианской Партии чаепития в Америке и разработка нового варианта «Стратегии-2020» в РФ с ее стремлением все приватизировать и свести роль государства до самого минимума делают воспаленные фантазии Беккера вполне актуальными.
   Мы допускаем, что тридцатилетнее засилье именно неолибералов в экономической науке привело к сильному оглуплению финансовой аристократии в Америке. Слишком долго выпалывали все прочие направления экономической мысли, оставляя лишь то, что говорило исключительно угодные и приятные большому бизнесу глупости. Следовательно, магнаты США (никогда не отличавшиеся большим интеллектом) могут пойти на либертарианский эксперимент. Так сказать, пойти по линии наименьшего сопротивления, по уже накатанной колее. При этом сами сильные мира сего будут пребывать в уверенности, что все делается правильно. Вспомним, как это уже было с элитой позднего СССР. Эффект самогипноза еще никто не отменял, равно как и сильнейшей тяги наших дней к «простым решениям».

   Но вот что страшно: именно эта мракобесная утопия «старого капитализма» сегодня набирает силу в Америке! Это – «чаепитники» и сторонники Рона Пола!
   Легко представить себе тупиц, что воплотили программу «чайников» пополам с рон-половщиной. Какую Америку они получат на выходе? В реальности получится нечто среднее между романом «Распад» Брюса Стерлинга и «неправильным 1985 годом» Бифа из фильма «Назад, в будущее-2». Куча бородатых козлов в широкополых шляпах (в байковых рубахах и бейсболках) и со стволами на порогах своих домиков. Налоги – минимальные, но никакой богатой жизни нет.
   Ибо оказалось, что в современном мире без сильного центрального правительства не обойтись. Что не зря Соединенные Штаты с 1932 года и по начало 1980-х строили нечто, что очень походило на Советский Союз. С очень сильным государством, со смешанной регулируемой экономикой, с огромным плановым сектором – в виде военно-промышленного комплекса и огромных научно-технических программ государства. Что на налоги в пользу Федерального центра содержится и армия, и ВВС, и ВМС, и космическая отрасль (НАСА), и огромная сфера науки/создания прорывных технологий.
   Но теперь все это рушится победоносными «чаепитниками» или «рон-половцами». Даешь воплощение идей Айн Рэнд (Алисы Розенбаум), чокнутой либертарианки! Идеи Ротбарда и Хайека – в жизнь! Итак, авианосцы Конфедеративных Штатов Америки (КША) ржавеют в портах: на них нет денег. Парочку взяли в аренду крупные корпорации, правда, но у них – своя политика. В жалком состоянии оказались ВВС и их зарубежные базы: нет средств. Остановлены работы над перспективной авиакосмической техникой. Даже ядерный арсенал – и тот выходит из строя. Ибо львиную долю налогов поглощают штаты-регионы. У них же – «местнические интересы» и свои воровские пригосударственные мафии.
   Таким образом, в военном плане Америка-КША теряет силу. Бородатое ополчение с пивными брюхами и на мотоциклах «Харлей-Дэвидсон» не страшно никому за пределами страны. То же самое происходит и с космосом: под сокращение пошли государственные программы дальних полетов (ни хрена доходов бородатым стопроцентным американцам не приносят!) и создания перспективной техники. Космос – только частный, только использующий старые наработки для околоземных (и не более того) аппаратов. Частнику не хочется вести работы, рассчитанные на десятки лет вперед: ему прибыль давай побыстрее, – то есть падает и космическая мощь Америки, исчезает источник создания передовых технологий по формуле: «Что нам принесли полеты на Луну? Микросхемы!»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация