А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Проклятье Серебряного леса" (страница 14)

   Глава 18

   Тетушка Элен вместе со своими подругами наблюдали за элегантно одетыми джентльменами, вальсирующими со своими партнершами в бальном зале губернатора. Подолы платьев развевались в вихре танца. Дамы флиртовали с кавалерами. Слышался смех и звон бокалов.
   Одна из дам, графиня Герасимова, обмахиваясь веером, обсуждала последние сплетни. Остальные женщины слушали ее с большим интересом, разглядывая присутствующих гостей.
   – Как мне стало известно, граф Латанский сегодня вернулся из Москвы. Губернатор сам лично пригласил его на этот бал. Говорят, граф все еще не женат. Так что многие из присутствующих дам мечтают заполучить этого холостяка. Но я почти уверена, что он никогда не женится. Многие потеряли надежду.
   В подтверждение ее слов в противоположной стороне зала появился граф Латанский собственной персоной. Как всегда, элегантен и хорош собой. Он окинул присутствующих скучающим взглядом. Кивнул кому-то из знакомых, пожал руку и снова посмотрел в зал.
   Женщины вытянули шеи, чтобы получше его рассмотреть. Всем было интересно, кому из женщин этим вечером он отдаст свое предпочтение.
   – Готова поспорить, – продолжила графиня Герасимова, – этим вечером он так никого и не выберет. Через пару часов покинет бал и уже завтра вернется назад в Москву.
   Тетушка Элен уже готова была с ней согласиться, как вдруг заметила, что граф застыл на месте. Все его внимание привлекал правый угол зала, где на мягких креслах сидели молодые женщины. Элен проследила за его взглядом и все поняла.
   Там среди прочих сидела одна, которая целиком и полностью завладела его вниманием. Белокурые локоны той были уложены в элегантной прическе с сеткой, украшенной крупными рубинами. Ярко-красное платье выделяло ее из толпы. Баронесса Никитина сидела в самом центре, откинувшись на подушки, следила за танцующими парами в зале. Прямая спина, гордый взгляд, безупречные манеры.
   Глядя на нее, граф не слышал дружеских возгласов в свой адрес. Опомнившись, наконец, отошел в сторону ближе к колоннам и снова впился своим орлиным взглядом в лицо Евгении.
   Элен поняла, что отныне этот вечер не будет таким уж скучным и предсказуемым, как она предполагала. Извинившись перед дамами, она подобралась ближе к графу Латанскому и, как бы между прочим, слегка толкнула его в бок.
   – Ой, простите меня, граф, я не специально.
   Словно очнувшись, он посмотрел на нее растерянным взглядом, а когда узнал Элен, то улыбнулся:
   – Добрый вечер. Рад встрече с вами. Как ваше здоровье?
   – Все хорошо, мой мальчик, но при виде тебя мне стало еще лучше.
   Она видела, как он рассеяно слушал ее в пол уха, как бросал взгляды в сторону баронессы. Это ее очень забавляло. Тем не менее, глядя на его состояние, она не хотела его отпускать.
   – Граф, насколько я могу судить, вы приехали в наш город совсем ненадолго?
   – Да, вы правы, я приехал всего на пару дней.
   – Мы очень скучали без вашего общества. Многие незамужние девушки только и мечтали, чтобы вы пришли сегодня.
   – Да, да, конечно.
   – Раз вы здесь, неужели не осчастливите никого из присутствующих дам?
   – Вы правы, Элен, – он совсем на нее не смотрел и отвечал невпопад.
   Она решила над ним слегка пошутить, поэтому продолжила тем же тоном:
   – В таком случае, не соизволите ли пригласить на танец самого губернатора?
   – Всенепременно, я именно так и поступлю, – ответил граф, совершенно не замечая иронии. – Теперь я прошу меня извинить, я должен идти.
   Ей только оставалось наблюдать за тем, как он скрылся в толпе. Отсюда ей было хорошо видно происходящее. Граф приблизился к группе девушек и остановился. Но его опередил молодой офицер, который склонился в поклоне и пригласил баронессу на вальс.
   Тогда граф Латанский выбрал первую девушку, подвернувшуюся под руку. Та от неожиданного счастья жеманно рассмеялась и покраснела до кончиков ушей. Но он этого не замечал.
   Оркестр заиграл музыку. Граф вальсировал, продолжая следить за офицером и его партнершей. При этом его лицо не выдавало никаких эмоций, словно его не волновало ничего вокруг.
   Однако Элен уже давно все поняла. Развернув веер, она прикрыла часть лица, чтобы скрыть улыбку.
   – Так, так, граф, – прошептала она, возвращаясь. – Вы полны сюрпризов.
   Евгения кружилась в танце, слушая комплименты офицера. Мужчина смотрел на нее такими глазами, как дети смотрят на новогоднюю елку. С восхищением и трепетом.
   – Евгения, у вас дрожат руки, вы замерзли, голубушка?
   – Совсем нет, – улыбнулась она, – должно быть, вам показалось.
   Офицер сжал ее пальцы сильнее, но Евгения посмотрела в сторону. В этот миг ее улыбка погасла. Весь вечер она только и делала, что улыбалась и вела себя непринужденно. От этого у нее свело скулы, и улыбка получалась вымученной.
   Она потеряла счет времени. Вальсируя, рассматривала другие пары, их наряды и лица. Но все это ее не веселило. Ей было скучно.
   Когда вальс окончился, мужчина проводил ее до места. Едва она села и расправила юбки, как он умоляющим тоном прошептал, целую ее пальцы:
   – Пообещайте, что подарите мне еще один танец.
   Она лишь кивнула в ответ и отвернулась. Офицер нехотя выпустил ее руку и, наконец, отступил. Евгения оглядела остальных дам. Женщины тихо перешептывались, глядя куда-то вперед. Некоторые кокетливо улыбались, словно хотели понравиться. Вскоре они все смотрели на кого-то за ее спиной. Ей стало интересно, что происходит, и она обернулась.
   Первым, что она заметила, был высокий мужчина во фраке. Евгения подняла глаза и встретилась с его взглядом. Сергей смотрел на нее в упор без тени улыбки. Не говоря ни слова, протянул руку. Она вложила в нее ладонь и поднялась с места. Граф склонился в поклоне и пригласил ее на следующий танец.
   Они оставили ошарашенных дам обсуждать происходящее. Одна из них громко прошипела остальным:
   – Уж лучше бы баронесса оставалась у себя в усадьбе, в глуши.
   – Тише, соблюдайте правила приличия, милочка, – прошипела одна из старушек, – так негоже себя вести молодой благовоспитанной леди.
   Остальные дамы разочарованно отвернулись, дабы скрыть свои эмоции. Тем временем граф вывел Евгению на середину зала, и они медленно стали танцевать. Все это время он смотрел только на нее. Впился в ее лицо глазами, одновременно прижимая к себе.
   Она старалась не показать виду, как волнуется и что думает. Отрешенное выражение лица и легкая, ничего не значащая улыбка служили неплохим барьером.
   Сергей заговорил первым:
   – Не знал, что вы будете здесь. Ведь, насколько мне известно, вы в трауре.
   – Да, так и было, но сейчас я свободная женщина. Решила развеяться немного, разве это запрещено?
   Он скрипнул зубами, однако промолчал. Тогда заговорила она:
   – Насколько мне известно, вы должны быть в Москве этим вечером. Что привело вас в этот город?
   – Как всегда, неотложные дела, – он сказал это равнодушным тоном, вторя ей. – Стало быть, вам было неизвестно, что я буду здесь сегодня?
   – Абсолютная правда.
   – Сдается мне, если бы вы знали, что я буду здесь, то не пришли бы?
   – Отчего же, – она, наконец, посмотрела ему в глаза. – Я всегда рада видеть вас, граф.
   Этот простой ответ заставил его сердце биться чаще. Он немного расслабился и даже улыбнулся:
   – Стало быть, мы все еще друзья?
   – С чего вы решили, что мы враги?
   Он посмотрел на ее в упор и, понизив голос, сказал так, чтобы никто не расслышал его слов:
   – Два года назад я отправлял вам письма, вы, не читая, возвращали их назад. Я не понимаю причины. Объяснитесь.
   – Что здесь объяснять, – ее улыбка стала грустной, – я похоронила мужа и должна была уважать его память. Поверьте, так было лучше для нас. Ведь я не питаю никаких иллюзий по поводу своего будущего.
   Она отвернулась и посмотрела на другие танцующие пары. Этот ответ целиком и полностью его удовлетворил.
   Когда вальс окончился, Сергей уж было хотел сопроводить ее на место, но вдруг передумал. Вместо этого повел на террасу.
   Она смотрела вперед, слушая стук своих каблучков о каменный пол. Шум голосов и звук оркестра стал приглушенным. Оказавшись наедине, Сергей выпустил ее из рук. Евгения облокотилась о парапет террасы, вдохнула свежий воздух, наполненный запахом летних цветов, и, наконец, улыбнулась.
   – Признаться честно, лето я люблю больше, чем зиму.
   Он как-то странно на нее посмотрел. Кончиками пальцев убрал прядь волос с шеи и, глядя на мягкие губы, прошептал:
   – А я люблю вас, Евгения.
   Это признание было неожиданным для нее. Она посмотрела на него с нескрываемым недоверием, но когда увидела его глаза, поняла, что Сергей говорил серьезно. Даже сейчас, когда призрачный лунный свет освещал его лицо, он не изменился. Оставался прежним, как три года назад.
   Евгения поняла, что все еще любит этого человека. Что желает быть с ним, смотреть на мир его глазами, жить той жизнью, что живет он.
   – Ты знаешь, – прошептала она, – столько времени прошло, я думала, ты забыл меня.
   – Как тебя возможно забыть? Ты женщина, от которой я без ума. Даже не представляешь, как я жил без тебя все это время.
   От этих слов по телу прокатилась теплая волна. Стало как-то весело, словно счастье коснулось ее снова.
   Сергей взял ее за руку и притянул к себе. Прежде чем поцеловать, долго смотрел в глаза, затем прильнул к губам долгим нежным поцелуем.
   Рядом послышался мужской хохот. Кто-то приближался. Сергей прикрыл собой баронессу, и они тихонько покинули террасу незамеченными.
   – Я должна возвращаться в особняк, – прошептала она, когда они вышли в зал, – уже поздно, и я устала.
   – Я провожу тебя.
   Они вместе покинули дом, и граф помог ей сесть в карету. Прежде чем уехать, она долго смотрела ему в глаза. Сергей обещал, что завтра навестит ее особняк.

   Глава 19

   Огонь в камине тихонько потрескивал. Евгения сидела у зеркала и расчесывала волосы, наблюдая в отражении за служанкой. Та командовала слугами, которые наполняли лохань горячей водой. Выложила на тумбе пушистое полотенце и ароматное мыло. Когда все было готово, расправила постель, на которую расстелила ночную сорочку.
   – Что-нибудь еще прикажете, госпожа?
   – Нет, можешь идти. Больше не беспокойте меня, я очень устала и не хочу, чтобы меня тревожили.
   Служанка склонилась в поклоне и вышла за дверь. Баронесса отложила гребень и шпильками убрала волосы наверх. Поднялась с пуфа и скинула на пол халат.
   Вода в лохани была горячей, как она любила. Она медленно погрузилась в воду и, откинувшись на край, прикрыла глаза.
   Наверное, это было единственным, о чем она мечтала последние два часа. Напевая себе под нос, взяла мыло и стала мылить в руках. Крошечные пузыри плыли по воде, а тонкий аромат мыла медленно распространялся в воздухе.
   Резкий звук у окна заставил ее насторожиться. Раздался тяжелый скрип и какой-то странный шелест. В комнате подул прохладный ветерок, и портьеры надулись парусом.
   Сначала Евгения решила, что от ветра окна сами распахнулись, но вскоре поняла, что ошиблась. В комнату кто-то тихо пробрался и уже спускался с окна. Сначала показался сапог, затем бедро, а вскоре в комнате показался сам граф Латанский.
   Евгения, сидя в лохани, смотрела на него в упор и не верила своим глазам. Это было немыслимо. Привлекая к себе внимание, обронила в воду кусок мыла. Сергей повернулся на всплеск:
   – Вам что-то угодно, граф?
   Он невесело улыбнулся. Расстегнул пуговицы и отбросил рубашку в сторону, потом повернулся к ней, играя мышцами.
   – Я вдруг понял, что мне решительно вас не хватает.
   – Да ну, – она иронично усмехнулась. – Если вы не покинете мой дом, я закричу.
   – Сомневаюсь. Евгения, если бы ты хотела, то давно бы подняла весь дом на уши.
   Сергей сел на стул, скинул сапоги, затем брюки и кальсоны. Обнаженный, он приблизился к лохани и окинул ее грудь коварным взглядом.
   – Неужели вы настолько самонадеянны?
   – Еще как, любовь моя!
   Он сел в лохань напротив нее, расплескав воду на пол. Ему было на это плевать. Он бесцеремонно ее разглядывал.
   – Что вы так на меня смотрите, – она была шокирована его поведением. – Так себя ведете, словно имеете на это право. Может, вам еще и коньяка подать?
   – Было бы неплохо!
   – Никогда не думала, что вы настолько дерзки в своих поступках.
   Она уж было собралась подняться и уйти, как вдруг опомнилась, что обнажена.
   – Не могли бы вы отвернуться?
   Сергей откинулся в предвкушении зрелища и улыбнулся самодовольной улыбкой:
   – Ни за что, дорогая! Я так мечтал об этом моменте, что буду полным болваном, если упущу его.
   Она опустилась поглубже в воду, прикрывая грудь рукой. Ситуация была абсурдной, если не сказать больше. Этот непредсказуемый мужчина уже начал ее раздражать.
   Словно ничего не происходило, Сергей взял новый кусок мыла и стал намыливать руки. Она, открыв рот, наблюдала, как он сначала сполоснул лицо, затем намылил плечи и начал мылить грудь.
   – Евгения, дорогая, ты не могла бы потереть мне спину?
   Он протянул ей мыло. Первое, что ей захотелось сделать, так это запустить им в его нахальную физиономию, чтобы стереть эту идиотскую улыбку. Но она сдержала себя. Взяла мыло и медленно опустила его в воду.
   Интимность момента заставила ее посмотреть на ситуацию по-другому. Он и она сидели вместе у камина… в теплой воде, напротив друг друга, словно это было для них обыденностью. А ведь они не виделись больше двух лет и по сути были чужими.
   Евгения снова посмотрела в его глаза. Теперь она заметила в них ничем не прикрытую страсть. Сергей хотел ее и даже не пытался этого скрыть.
   Он взял ее за руку и притянул к себе. Эта близость пугала, но вместе с тем она понимала, что хочет его не меньше, чем он ее.
   Сергей приподнял ее лицо и провел большим пальцем по нежным губам.
   – Ты даже не представляешь, как я давно мечтал о тебе, – его губы впились в ее рот в яростном поцелуе.
   Ее тотчас захлестнуло желание и она, прижавшись к нему, ответила страстью на его страсть. При этом она чувствовала, что его возбуждение передавалось ей, лишая воли и сил думать о чем-либо. Евгения обняла его за шею и прижалась к груди, понимая, что теряет голову.
   – Это безумие, – пробормотала она, прервав поцелуй.
   Его ладонь опустилась ей на бедро и плавно переместилась на ягодицы. Он притянул ее к себе, и она вдруг замерла. Когда он открыл глаза, то увидел ее растерянность:
   – Что с тобой?
   – Я не могу, – прошептала она не своим голосом. – Не знаю, как и сказать.
   – Сказать о чем?
   Евгения тряхнула головой и потянулась за полотенцем:
   – Не важно!
   Он выпустил ее из рук, не понимая, в чем дело. Что-то с ней вдруг произошло. Наблюдая, как она выходит из воды, он вдруг решил, что это ничто иное, как смущение и нерешительность. Такое иногда происходит с неопытными женщинами.
   – Серж, я думаю, что сначала нам стоит получше узнать друг друга.
   Она встала у кровати к нему спиной и распустила волосы. Белокурые локоны каскадом опустились на ее плечи и спину.
   Едва она хотела повернуться к нему и предложить полотенце, как почувствовала, что он уже стоит сзади. Его теплое дыхание она ощутила на своей нежной коже. Легкие поцелуи осыпали ее шею и плечи. Сильные руки принялись ласкать ее полную грудь.
   Она медленно повернулась, и полотенце упало на пол к ногам. Дальше все было как во сне.
   Сергей осторожно уложил ее на кровать и лег сверху. Горячее дыхание коснулось ее шеи и плавно переместилась к груди. Кончиком языка он ласкал ее соски, которые тотчас затвердели. Из ее горла вырвался протяжный стон.
   Повинуясь инстинкту, она раздвинула ноги, приглашая его быть еще ближе. Но он не спешил. Мучительно медленно он целовал сначала одну, затем вторую грудь. Плавно перешел на плоский живот, затем на внутреннюю сторону бедер, и прижался лицом к ее промежности.
   Евгения громко застонала и, положив руки ему на плечи, впилась в них ногтями. Наконец Сергей приподнялся и окинул ее пылающим взглядом. Она тяжело дышала, глядя на него:
   – Прошу тебя, – едва слышно прошептала она, сама не понимая, о чем именно его просит.
   Он осторожно лег сверху и медленно стал входить в нее. Почувствовав преграду, вдруг остановился и, не веря своим ощущениям, заглянул в ее глаза:
   – Этого не может быть, как это возможно? Ты же была замужем.
   – Он не касался меня, – прошептала она, прижимаясь сильней, – и сейчас это не имеет никакого значения.
   Поцелуй, которым он ее одарил, был таким трепетным, таким нежным, что она тотчас позабыла обо всем. Тихий стон с ее губ заставил его действовать. Сергей сплел свои пальцы с ее и, не отрываясь от сладких губ, одним резким рывком вошел в нее до упора.
   Евгения застыла от боли.
   – Тише, тише, любовь моя, сейчас все пройдет.
   Он стал целовать ее щеки, лоб, нос и подбородок, успокаивая нежными словами. Когда она успокоилась, вернулся к податливым губам и вместе с тем стал медленно двигаться в ней.
   Сначала она молча прислушивалась к своим ощущениям, затем расслабилась и тихонько застонала от новых эмоций. От каждого нового толчка ее дыхание становилось все более прерывистым.
   Сергей двигался все быстрее и энергичнее. Их тела переплелись, и ей показалось, что они стали единым целым. В это мгновение время как будто для них остановилось, и все, что окружало их, утратило всякое значение.
   Ей вдруг показалось, что она задыхается, что сердце вот-вот выскочит из груди. Охватившее напряжение было невыносимым. В какой-то момент она гортанно застонала, и по телу пробежали судороги.
   Сергей сжал ее чуть сильней и застыл, потом обхватил ее голову и впился в ее губы жадным поцелуем. Все было кончено. Время остановилось.
   Она открыла глаза и увидела, что он улыбается, глядя на нее. Такой близкий и родной. Улыбнувшись в ответ, потянулась, словно довольная кошка:
   – Я хочу, чтобы ты остался со мной. Мы вместе встретим рассвет и проведем в постели весь день.
   – Боюсь, это невозможно, ведь ты знаешь, люди будут шептаться и злословить. Я не могу так с тобой поступить.
   – Мне все равно, я хочу быть с тобой.
   Сергей перекатился на бок и притянул ее к себе. Ласково погладил по голове и поцеловал макушку. Ей не хотелось с ним спорить. Она поговорит об этом завтра. Сейчас в его руках ей было спокойно и хорошо. Вскоре она уснула в его объятьях.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация