А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Барометр падает" (страница 27)

   Эпилог

На Гог-Магог-стрит
   Майкл Форсайт свободно прошел через «зеленый» коридор в пятом терминале аэропорта Хитроу. Он был одет в темно-серый костюм от Армани, черные туфли «Тестони Норвегезе», а в руках нес дорожную сумку «Флото». При этом он вовсе не походил на наркокурьера, хотя контрабанда героина составляла прибыльный сегмент в деятельности криминальной империи, которой он управлял вместе со своей женой Бриджит.
   Майкл снял солнцезащитные очки и оглядел клубящийся человеческий хаос зала прибытия, ища контактера.
   Невдалеке стоял бледный красивый молодой человек, одетый в униформу, и держал в руках табличку, на которой было написано нечто вроде «Мишель Фэйрсайд». Вьющиеся волосы, года двадцать три – двадцать четыре. Он слушал что-то на своем «айподе», рок, наверное, какую-нибудь группу «Колдплей».
   Майкл подошел к юноше.
   – Вы встречаете Майкла Форсайта? – спросил он.
   – Это вы? – У парня был дружелюбный шотландский акцент, как у персонажа смешного мультфильма.
   – Да, это я.
   – Я Дугги. Давайте мне вашу сумку и пойдемте на улицу Мистер Полсон ждет в машине.
   Майкл передал парню сумку и пошел за ним к черному лимузину. Мистер Полсон без дела не сидел: он слушал трансляцию крикетного матча и разгадывал кроссворд в «Таймс». Невысокого роста, но с весьма запоминающейся внешностью человек, одетый в костюм-тройку и ботинки «Ди-Эм». Костяшки пальцев покрыты шрамами.
   Он пожал руку Майкла с не вполне английским энтузиазмом.
   – Удачно долетели? – спросил Полсон.
   – Весьма. Точно по расписанию и без проблем.
   – Мне «Вёрджин Эрлайнз» нравится. Хорошее там обслуживание.
   Акцент-то у него северо-восточный, типичный джорди из Ньюкасла, сообразил Майкл. Потому и рукопожатие такое живое.
   – Согласен.
   – Я заказал вам номер в отеле, если хотите передохнуть после перелета, – сообщил Полсон.
   Майкл отрицательно покачал головой:
   – Благодарю вас, я в порядке и готов приступать.
   Полсон огляделся:
   – Я должен вам кое-что передать, давайте сядем в машину?
   – Хорошо, – согласился Майкл.
   В салоне Полсон открыл пакет из магазина «Сэйнсбери» и передал Майклу маску, карту, мобильный телефон и пистолет «беретта» с двойным предохранителем для правой и левой руки, а также глушитель «Эй-эй-си Эволюшн 40».
   Майкл взял пистолет, разобрал и снова собрал его.
   Осмотрел глушитель, продул, привинтил на место и поинтересовался:
   – А запасные обоймы?
   – Две в коробке. Всего сорок пять патронов.
   Майкл задумчиво кивнул.
   – Что-то не так? – насторожился Полсон.
   – Мы же не можем отправиться туда… в таком виде? – спросил Майкл.
   Полсон нервно сглотнул:
   – Ну… Дугги знает дорогу, мы раздобыли навигатор и…
   – Как я понял, это маленькая английская деревушка?
   – Да.
   – А вам не пришло в голову, что этакий лимузинище будет там, мягко говоря, не к месту?
   – Что нам нужно сделать? – обеспокоился Полсон.
   Майкл зевнул и сообщил:
   – Я выйду перекушу, а вы найдите мне другую машину, запрограммируйте навигатор, и я поеду один.
   – Вы уверены? Я думал, Дугги будет вашим помощником, у него есть опыт.
   «Опыт» Дугги, вздохнул про себя Майкл, наверняка не более чем красивая фраза в его резюме. Парень явно чей-то младший брат или племянник.
   – Я не сомневаюсь, что он способный юноша, но я и сам справлюсь. Встретимся тут через час.
   – Мы будем готовы, – пристыженно пробормотал Полсон.
   Оставив свое снаряжение, Майкл вернулся в аэровокзал, позавтракал в ресторане Гордона
   Рамси и полистал английские газеты. Попробовал разгадать кроссворд в «Таймс». Но Майкл так давно не бывал в Соединенном Королевстве, что практически полностью отстал от местной жизни.
   Когда Майкл снова вышел на улицу, около лимузина его ожидал улыбающийся Полсон.
   – Мы разыскали для вас черный БМВ пятой серии. Их тут как грязи, – сообщил он.
   – Очень хорошо. – Майкл был доволен.
   – Дугги как раз программирует навигатор. Вводит туда самый удобный маршрут, то есть не через Лондон, нормально?
   – Очень даже.
   – Вы позавтракали?
   – Зашел в «Рамси», съел омлет по-испански.
   – Понравилось?
   – Чтобы хорошо питаться в Англии, нужно съедать по три завтрака в день, – попытался пошутить Майкл.
   Попытка не удалась.
   – Вы не наелись? «Рамси» славится своими маленькими порциями. Знаете, если что, на объездной дороге есть «Макдоналдс». Последнее дело – отправляться голодным на такую работу.
   – Где машина? – спросил Майкл, заставив себя подавить тяжелый вздох.
   Поборов желание заехать в «Макдоналдс», он легко нашел трассу М-25 и поехал под бормотание радио, пока навигатор не начал предупреждать о повороте на М-11.
   Майкл свернул на М-11 около Даксфорда, почти сразу повернул на А-505, а потом выехал на А-1301 и вскоре понял, что едет по Восточной Англии. В этой части страны он раньше не бывал.
   На равнине раскинулись поля пшеницы, ячменя и рапса.
   Все вокруг радовало взгляд.
   В Состоне он, следуя указаниям навигатора, проехал Нью-роуд, Бэбрэм-роуд, Вудленд-роуд и наконец добрался до Гог-Магог-стрит.
   Припарковав машину, Майкл вышел из нее и потянулся.
   Улица только с одной стороны была застроена псевдотюдоровскими зданиями, из окон которых открывался вид на поля и небольшую группу холмов на севере.
   Моросил дождь.
   Часы показывали пять минут шестого, значит, уже одиннадцатый час.
   Судя по подробным отчетам, Майклу пока было не о чем тревожиться. Киллиан работал на почтовом сортировочном пункте в Кембридже. Каждое утро в пять он выезжал из дому на велосипеде, ехал миль восемь до города, а домой возвращался в час.
   Чуть поодаль виднелся и лагерь пейви, линия из двенадцати трейлеров, выстроившихся на площадке возле леса.
   Поле перед лагерем при ближайшем рассмотрении оказалось мелким болотом, их еще называют «верховыми».
   Майкл поморщился. Туфли будут безнадежно испорчены. А куда деваться? Нормальной дороги все равно нигде не видно…
   Он ненадолго замер, подставив лицо теплому английскому дождику. Капельки медленно собирались в его светлых волосах, ожидая момента, чтобы струйкой побежать по лицу, словно при крещении.
   – Что за чепуха! – произнес Майкл в сердцах, вернулся в машину и набрал сообщение для Бриджит:

   ПРИБЛ ВСВПОРД БЗПРБЛ ЛБЛ М.

   Переложил пистолет с глушителем в специальный карман пиджака, вышел из машины и запер ее.
   Перешагнув через канаву на общественную землю, Майкл осторожно пошел по полю, приближаясь к лагерю.
   Подбежала собака и пошла за ним. Вскоре, надеясь чем-нибудь поживиться, к группе присоединилась коза. Больше никого по пути к лагерю он не встретил.
   В этот час в лагере было пустынно. Майкл приветливо кивнул ребенку и глазами поискал трейлер с синей дверью.
   Нужный трейлер стоял немного в стороне от остальных, на небольшом пригорке рядом с лесом. Вагончик был маленький, помятый, но располагался в хорошем месте: с восточной стороны его прикрывал могучий дуб, а с пригорка открывался вид на север и запад. Рядом с трейлером на длинной веревке была привязана коза. Наверняка Киллиан ее доит, чтобы пить чай с молоком. Коза подошла к Майклу и ткнулась мордочкой в карман брюк. Ему пришлось отогнать ее.
   Майкл поискал ключ под шлакобетонным блоком, ведром для мусора и запаской, но тщетно. Обошел вокруг трейлера, ища открытое окно, однако все окна были заперты.
   – Воспользуемся отмычкой, а? – сказал он козе.
   В этом он был не силен, так что прошло почти десять минут, прежде чем ему удалось вскрыть замок при помощи проволоки. Если б кто-то из его ребят так долго возился с замком, Майкл пристрелил бы его на месте.
   По счастью, его усилия не привлекли излишнего внимания соседей Киллиана. Конечно, у Майкла была наготове история: «Я его двоюродный брат из Белфаста, хочу сделать ему сюрприз, пожалуйста, ничего ему не говорите», но, к счастью, заготовка не понадобилась.
   Внутри трейлера не нашлось ничего интересного.
   Кровать-раскладушка, телевизор, радио, банка риса, пакет с картошкой, консервные банки с грибным супом, несколько книжек. В вагончике было душно, воздух застоялся.
   Майкл присел на потрепанный диванчик, положил пистолет перед собой на пластиковый столик. Просмотрел книжки и решил почитать помятый экземпляр «Девяти рассказов» Дж. Д. Сэлинджера.
   Первый оказался про новобрачных, приехавших провести медовый месяц в Майами. У них были проблемы: у нее – с деньгами, а у него – с головой. Майкл никогда раньше не читал Сэлинджера, хотя и Бриджит, и Шивон были просто без ума от него; наверное, именно потому Майкл избегал читать этого автора – вкусы жены и дочери редко когда совпадали со вкусами самого Майкла.
   Майкл приоткрыл заднее окно, впустив в трейлер приятный запах скошенной травы. До него доносились голоса детей – они что-то говорили козлику по-ирландски – и щебет птиц в кроне дуба.
   Если бы Киллиан решил сегодня срезать путь, проехав на велосипеде через поле, он, конечно, заметил бы открытое окно и насторожился, но поле после дождя раскисло, и Киллиан поехал обычной дорогой.
   Киллиану нравилась его работа. Развозить письма по деревушкам Южного Кембриджшира было все равно что вернуться в пятидесятые с пожелтевших фотографий. Его предшественник по службе, вероятно, был каким-то гениальным тунеядцем, невесть каким образом убедившим королевскую почту, что ему требуется семь часов на то, что вообще-то можно было сделать за три, причем прыгая на одной ноге.
   Киллиан запомнил своих клиентов, а они запомнили его. А главное, они его признали. Киллиан в ответ старался всегда учитывать их предпочтения.
   Одолев треть пути, Киллиан остановился выпить в «Пикереле» кружку эля «Грин Кинг». Заведение это работало уже лет пятьсот, обслуживая работяг вроде Киллиана.
   После посещения паба ноша показалась совсем легкой, и Киллиан останавливался поболтать с каждым встречным и поперечным. Сегодня ему довелось коротенько рассказать о цементе, колониальной Симле и голландском джазе и выслушать весьма непатриотичный анекдот про лорда Нельсона, который мог застать Наполеона врасплох, если бы не оплошал на Ниле.
   Киллиан чувствовал себя прекрасно. Вкатив велосипед в лагерь, он кивнул соседу. Семья Коагов только недавно прибыла из Донегола, и они были единственными, кто говорил по-ирландски.
   – Добрый день, Имонн, – обратился к Киллиану мистер Коаг на чистейшем гаэлике, умолчав, однако, о незнакомце, забредшем в лагерь некоторое время назад.
   – И вам того же, Шеймас! – ответил Киллиан и отправился дальше.
   Вообще говоря, ему не нравилось имя Имонн, которым пришлось назваться, когда он попал на паром, идущий в Англию. Да теперь поздно что-то менять.
   Имя Киллиан, как, впрочем, и свое настоящее имя, ему придется, увы, забыть навсегда. Ольстерские легавые объявили его в пожизненный розыск, и, как он слышал, сам Майкл Форсайт назначил награду за его голову.
   Он прислонил велосипед к трейлеру и пригладил бороду В профсоюзе работников связи всеми правдами и неправдами пытались добиться для Киллиана разрешения носить бороду – к вящему неудовольствию начальства.
   Коза Молли нервно поглядывала на хозяина, словно хотела что-то от него скрыть.
   – Если я обнаружу, что ты объела мою морковь, тебе не поздоровится, – пригрозил Киллиан.
   Молли заблеяла и помотала головой, отвечая на слова хозяина.
   Киллиан вставил ключ в замок.
   Майкл как раз дочитывал книжку, когда услышал голос Киллиана. Он взял пистолет и осторожно снял с предохранителя.
   Киллиан вошел в трейлер, заметил Майкла и весь напружинился, готовясь бежать.
   Майкл медленно, будто гипнотизируя, покачал головой:
   – Заходи. Закрой дверь и присядь.
   Киллиан послушно закрыл дверь и присел в углу на шаткий раскладной стул.
   «Неужели я умру на этом чертовом стуле?» – пронеслось у него в голове.
   – Я быстро с тобой управлюсь, – пообещал Майкл. – Моргнуть не успеешь.
   По-прежнему держа Киллиана под прицелом, Майкл дочитал рассказ о новобрачных.
   Покачал головой.
   – Ох и ах… – произнес Майкл.
   – Какой рассказ? – спросил Киллиан.
   – «Хорошо ловится рыбка-бананка».
   – Да, – согласился Киллиан.
   Майкл перелистнул книгу.
   – Итак, почему ты?
   – Почему я? Почему я явился лично? – переспросил Майкл.
   Киллиан кивнул.
   Майкл вздохнул:
   – Это прозвучит слишком старомодно.
   – Мне подходит, я как раз очень старомодный человек.
   – Понимаешь, это мой долг чести. Именно я порекомендовал тебя Дику Коултеру. Я сказал ему, что ты именно тот, кто сделает эту работу. В каком-то смысле я виноват в его смерти.
   – Полагаю, ты не принадлежишь к поклонникам афоризма «что ни делается – все к лучшему»?
   – О чем ты?
   – А вот о чем. Марков виновен в нападении на родителей Рейчел, которых он убил… случайно.
   – Я в курсе, – прищурился Майкл.
   – Продолжать?
   – Разумеется.
   – Итак, в этом виноват Марков. Прессе это понравилось, раструбили о разборках в среде русской мафии и об операциях ФСБ, дело закрыто. Том умер от передоза. Я взял на себя вину в нападении на Коултера, но никто не знает, кто я на самом деле такой. Ходят, правда, слухи, что я то ли ирландец, то ли русский и как-то связан с ФСБ. Что касается остальных… ты в стороне, Рейчел получила крупную сумму денег для девочек, Хелен досталась основная часть поместья.
   – Это все?
   – Нет. Дермид Макканн остался чист, ИРА не развязала новую гражданскую войну, правительство Северной Ирландии осталось на плаву, в Ольстере мир.
   – Значит, выиграли все?
   – Выиграли все, – согласился Киллиан.
   – Кроме несчастного Тома и бедного Дика Коултера.
   – Они были педофилами. Торговали детьми. Обоим грозила бы тюрьма.
   Майкл облизнул губы:
   – И тебе есть чем подтвердить свои слова, а?
   – Я видел тот фильм…
   – Как удобно, что ноутбук утонул!
   Киллиан знал, что Майкл – парень башковитый. Он ни за что не добился бы такого положения, не будь его ум чрезвычайно остер. Так какого черта он упрямится?!
   – Майкл, Том тебе обо всем рассказал. Тебе не нужны доказательства, ты прекрасно знаешь, что это правда. Ты что, ищешь лишний повод меня пристрелить? Так плюнь на все условности и пристрели! Можешь для пущего драматизма бросить мне в лицо слово «лжец», хотя я не лгу и тебе это известно.
   – Дик Коултер, которого я знал… – начал было Майкл, но Киллиан перебил:
   – Тот Коултер, которого ты знал, был чист как первый снег. То, что случилось, – просто ужасная ошибка… недоразумение… Мы с Рейчел оказались не на той стороне.
   Майкл откашлялся:
   – Хорошо. Допустим, я тебе верю. А разве это что-то меняет?
   Киллиан усмехнулся:
   – Майкл, когда ты в последний раз был на деле? Сколько прошло лет с начала твоего пути наверх?
   Майкл откинулся на спинку дивана:
   – Должно быть, лет семь будет, как я в последний раз брал в руки пушку И сейчас бы не взял, если б это не касалось лично меня.
   – Ничего, если я закурю?
   – Я бы предпочел обойтись без этого. Ты можешь потерпеть? Или так уж нервничаешь? – язвительно спросил Майкл.
   – Потерплю, – ответил Киллиан.
   – На чем я остановился?
   – Это касалось лично тебя…
   – Ах, да. Понимаешь, Киллиан, ты мне нравился. У тебя была сложившаяся репутация. Неподражаемый, первоклассный мастер убеждения, который мог выполнить работу, даже не сломав пальца клиенту Ты был чем-то вроде местной звезды, а то, что популярность тебя немного смущала, шло на пользу делу Ты был настоящим актером. Я слышал твою… уругвайскую историю. Гениально.
   Киллиан улыбнулся:
   – Тебе понравилось?
   Майкл рассмеялся:
   – Да, да, черт побери! И я во многом разделяю твою точку зрения. Избегать насилия. Использовать маленькие хитрости. Но… ты переступил черту. То, что ты сделал, не должно остаться безнаказанным.
   Киллиан посмотрел в голубовато-серые глаза Майкла – они сейчас как-то странно потемнели.
   – Майкл, та история осталась в прошлом. Коултер мертв, похоронен. Его уже почти забыли. Все стали богатыми. Никому и дела нет.
   – Нет… неправда. Я помню, и мне есть дело. – Голос Майкла начал повышаться, он почти выкрикнул эти слова.
   Брови Киллиана поползли вверх. В Северной Ирландии приняты сдержанность и умолчания. Здесь не кричат о своих чувствах вслух. Майкл слишком долго жил в Нью-Йорке.
   – Теперь можешь и закурить. Думаю, дым я переживу.
   Поверх синей почтальонской футболки Киллиан носил легкую куртку. Запустив руку во внутренний карман, он достал сигареты и зажигалку. Он постепенно бросал курить. Дошел до пяти сигарет в день. Но это уже не имело значения.
   – Закуришь? – Киллиан протянул пачку Майклу.
   – Я бросил.
   – А я в процессе. Или был в процессе.
   Майкл снова вздохнул и спросил:
   – Слушай, неужели тебе нравится такая жизнь, а? Постоянно оглядываться, похоронить себя в этом унылом уголке Англии?
   – Это не унылый уголок. На земле нет унылых мест, нужно только уметь смотреть. Кстати, приглядись к вон той книжке в конце полки. Внимательно просмотри ее, вдруг понравится. Мне понравилась.
   Майкл взял книжку. Она называлась «Где когда-то стояла Троя», автор Аймэн Уилкенс, голландец по происхождению. Майкл пролистал ее, прочел аннотацию и, не заинтересовавшись, отшвырнул в сторону.
   – Уилкенс предполагает, что все события, описанные в «Илиаде», на самом деле происходили в Восточной Англии. Троянская война произошла в Британии, еще в бронзовом веке. Героические сражения этой войны были поистине выдающимися, истории о них разошлись по всей тогдашней Европе, были усвоены греками и стали частью их мифологии.
   – Безумная идея…
   – О да. Совершенно безумная. Уилкенса на эту мысль натолкнул тот факт, что в «Илиаде» очень часто идет дождь, но в Греции или Анатолии дожди идут редко. И где же чаще всего идут дожди? В Англии! Книга настолько бредовая, что практически шедевр. Кстати, ты видел вон тот холм? – Киллиан махнул на окно за спиной Майкла.
   Майкл нахмурился:
   – Рассчитываешь, что я куплюсь на эту уловку?
   Киллиан ухмыльнулся:
   – Хорошо, можешь не смотреть. Так вот, тот холм позади тебя называется Гог-Магог, мы на Гог-Магог-стрит, и, согласно теории Уилкенса, это и есть тот самый холм, на котором стояла Троя.
   – Ты сюда переехал именно поэтому?
   – Нет, мы перебрались сюда, потому что здесь есть общественная земля. А книжку я приобрел в «Оксфам-Шоп», начал читать, и, как видишь, она мне весьма понравилась. – Киллиан помолчал, а затем произнес голосом телеобозревателя: – Мы стоим в тени древнего Илия…
   Майкл рассмеялся.
   Майкл был такой человек и вел такую жизнь, что друзей у него практически не было. Ему нравился Киллиан. Киллиан вполне мог бы стать его другом… мог бы – но не сейчас.
   Улыбка на губах Майкла увяла.
   – Киллиан. Послушай, я не хочу давать тебе призрачную надежду Ты понимаешь это, верно? Не строй никаких иллюзий. Это не разбор ситуации. Я приехал не для того, чтобы принять твою версию. Я приехал, чтобы покончить с этой историей.
   – Ну, я предполагал нечто в этом роде, когда увидел в твоей правой руке эту штуковину.
   – Ты понимаешь, к чему я клоню? Я должен это сделать: долг чести и, скажем так, профессиональные причины.
   – А если я окажу сопротивление?
   – Можешь делать что угодно, но только один из нас выйдет из этого…
   – …каравана. Если ты произнесешь это слово, то не превратишься тут же в тинкера.
   – Я вовсе не пытался облить грязью твое жилище. Просто хотел подобрать британский термин. В Америке мы называем их жилыми прицепами.
   – Я в курсе этой фигни.
   – Да нет, пойми, это ничего общего не имеет с предубеждениями. У меня нет предубеждений. Меня самого жизнь потрепала, знаешь ли.
   Киллиан положил руки на колени и улыбнулся.
   – Когда я говорил о сопротивлении, я не имел в виду драку. Я имел в виду, что попытаюсь использовать свои умения и таланты, чтобы переубедить тебя, – осторожно произнес Киллиан.
   Майкл кивнул.
   Ни единой души не было на лугу. С того места, где сидел Киллиан, открывался изумительный вид: золотое море рапса, лазурный горизонт, карминовые облака. Солнечный свет, попадая в пластиковое окно, подсвечивал пылинки в тепловых потоках, очерчивая вокруг головы Майкла нимб.
   Киллиану понравилось: у ангела должен быть нимб, даже если это ангел смерти.
   – Как я уже сказал, отсюда выйдет только один из нас. Приятель, я знаю, ты мастер своего дела, но ты не сможешь уболтать меня и спасти свою жизнь.
   – Но ты же дашь мне возможность попытаться?
   – Дам.
   Киллиан улыбнулся. Что может быть лучше, чем получить возможность сделать то, что ты умеешь делать лучше всего?
   – Итак… – начал Киллиан свой рассказ.
   Эти слова были смертоносней любой пули, выпущенной снайпером.
   Киллиан не сразу расслабился, но постепенно он осваивался в своей теме, рассказ лился все свободнее и свободнее. Слушали все: Майкл Форсайт, коза, даже тени троянцев в Аиде. Киллиан все говорил и говорил.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация