А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Барометр падает" (страница 25)

   На вершине дюны стояла Рейчел, прижимая к себе девочек. Пока они дрались, она, воспользовавшись моментом, подхватила девочек и убежала. Умная женщина. Киллиан гордился ею.
   – Он мертв? – настороженно спросил Донал, заглядывая через плечо.
   Киллиан кивнул и обернулся.
   – Полагаю, нам нужно вызвать полицию, – предложил Донал.
   – Оставим все как есть. Ясно? – отозвался Киллиан.
   – Парень местный?
   – Он русский. Наемный убийца. Собирался убить Рейчел. А вся атака на лагерь была только прикрытием для этого дельца, – мрачно выдохнул Киллиан.
   Донал молча кивнул.
   Пейви лишних вопросов не задавали. Киллиан вытащил бумажник Маркова, в котором лежало водительское удостоверение, выданное в Неваде.
   – Считаешь, нам лучше не вмешиваться?
   – Оставьте его, я разберусь, – буркнул Киллиан.
   В его мозгу уже складывался новый план. Если я поспешу, то сумею свалить все на Маркова. То, что случилось здесь, и то, что последует затем.
   – Всё, уезжаем. Мне надо как можно быстрее попасть в Донегол.
   Донал протянул Киллиану носовой платок – вытереть кровь.
   – Спасибо, друг. Мне жаль, что все так получилось, – пробормотал Киллиан.
   – Брат, выкинь это из головы. Мы все живы и почти здоровы, – улыбнулся Донал.
   – Ну, в общем-то верно, – усмехнулся Киллиан.
   Киллиан протянул Доналу руку. Юноша крепко пожал ее и улыбнулся.
   – Буду очень признателен, если вы примете к себе Рейчел и ее девочек и позаботитесь о них.
   – А ты? – спросил Донал.
   Киллиан оглянулся, увидел револьвер русского и, аккуратно обхватив его платком Донала, поднял с песка:
   – Я собираюсь покончить со всем этим.
   Донал кивнул и прижался лбом ко лбу Киллиана:
   – Да пребудут с тобой Христос, Дева Мария и святой Патрик.
   – Аминь, – склонил голову Киллиан.
   Он подошел к Рейчел.
   Она крепко обнимала девочек и плакала. Киллиан опустился на колено и обнял их всех.
   – Я больше не могу… – просипела Рейчел.
   – Не бойся, больше это не повторится.
   Рейчел посмотрела на Киллиана и заметила револьвер:
   – Что ты собираешься сделать?
   – Собираюсь завершить это дело. Сегодня же вечером.
   – Сегодня?.. Но как, расскажи…
   – Тебе лучше ничего не знать, – грустно покачал головой Киллиан и повернулся к девочкам. – До свидания, барышни.
   Он поцеловал в лоб сначала Клэр, затем Сью.
   Клэр вежливо попрощалась, а Сью как-то странно поглядела на Киллиана и обняла его.
   – Мне будет тебя недоставать, малышка, – произнес Киллиан по-ирландски.
   – Буду скучать, – тоже по-ирландски ответила Сью и расплакалась.
   – Ну-ну, успокойся. – Киллиан чувствовал, что и сам вот-вот заплачет.
   Наконец он обернулся к Рейчел:
   – Будь с ней поласковей, и все будет отлично.
   – Девочки, подождите минутку. – Рейчел встала, взяла Киллиана за руку и потащила в сторону. – Куда ты едешь? – спросила она, когда они отошли на достаточное расстояние.
   – Я же сказал: я намерен со всем этим покончить.
   – Ты собираешься разыскать Ричарда? И что тогда, Киллиан?
   – Найду и кое о чем поговорю с ним, – улыбнулся он. – Успокойся, Рейчел. Просто поверь мне на слово.
   Рейчел взглянула на него. Эти темные глаза. Твердый подбородок. Типичный киношный злодей.
   Да только вот злодеем он не был.
   Он сумел помочь Сью: из «труднообучаемого» ребенка она превратилась в общительную жизнерадостную девчушку.
   Он нравится Клэр.
   Он спас им жизнь, рискуя своей.
   И сейчас собирается рискнуть ею снова.
   Ради чего?
   – Киллиан, а ты-то что от всего этого получишь?
   Киллиан глубоко вздохнул, посмотрел на Рейчел, на девочек, вспомнил о фотографии в бумажнике.
   – Много чего, – ответил он загадочно.
   – Не понимаю… – Рейчел казалась обескураженной.
   – Ничего, потом поймешь, – отозвался он.
   – Поцелуй меня, – попросила Рейчел.
   – Не могу, у меня из носа кровь течет, – скривившись от боли, попытался улыбнуться Киллиан.
   Тогда Рейчел схватила Киллиана за плечи, притянула к себе, крепко поцеловала в губы, обняла и расплакалась.
   Она знала, что все это он делает ради нее и детей.
   И действительно доведет дело до конца.
   А ведь он уже отдал ей все, что имел, – свое время и терпение. Он рисковал жизнью ради нее и ради будущего ее детей. Под его влиянием она изменилась. Изменилась навсегда. Никогда больше она не станет думать о самоубийстве, никогда не поддастся страху или отчаянию.
   Как сказал Киллиан, главный наш враг – это смерть.
   Да, смерть – величайший враг человека. Но пока ты дышишь, ты выше смерти.
   Помни об этом.
   Жизнь сама по себе чудо.
   – Мы больше не встретимся? – со вздохом спросила Рейчел.
   – Если все сработает, то… нет, – ответил Киллиан и поцеловал ее в щеку.
   На парковке он завел «мерседес», замкнув проводки, и поехал на юг, оставляя позади горящие трейлеры, толпу людей на пляже, мужчин, загоняющих лошадей в прицепы-коневозки.
   Скоро все они скрылись из виду.

   18. Однажды в Белфасте

   В сообществе пейви человек равен своим поступкам. Нельзя думать одно, а делать другое. Кто убегает, тот беглец. Кто бросил близких на произвол судьбы, тот трус. Человек совершает те или иные действия, а боги наблюдают за ним, и Фортуна крутит свое колесо.
   Пришло время действовать.
   Киллиан ехал на «мерседесе» по трассе А-2, направляясь в Белфаст.
   Свернув на заправку, он купил парацетамол, вязаную шапку-балаклаву и смазочное масло. Выпив лекарство, он осторожно почистил и смазал револьвер, следя за тем, чтобы не стереть с рукоятки отпечатки пальцев Маркова.
   По Мэлоуни-роуд он въехал в обсаженную деревьями богатую южную часть Белфаста. Не доезжая до дома Тома Эйкела, выбрался из машины и оставил ее на тротуаре. Револьвер Киллиан спрятал в карман.
   Дом у Эйкела был неброский, но солидный: трехэтажный особняк в георгианском стиле с выкрашенной в черный цвет оградой из кованого железа. Такой дом вполне мог стоить два с половиной миллиона просто потому, что располагался в дорогом районе.
   Поднявшись по ступенькам, Киллиан нажал на звонок.
   Несколько мгновений ожидания, и дверь открылась. На пороге стоял Том, одетый в пурпурный халат. В руке он держал чашку чая. «Он должен был отбросить чашку в сторону и тут же захлопнуть дверь, пока еще имел такую возможность», – подумал Киллиан.
   Киллиан навел на Тома револьвер.
   – Медленно повернись и заложи руки за голову, – скомандовал он.
   Глаза Тома странно блестели и отливали желтизной, взгляд был рассеянный, будто он не мог его сфокусировать.
   – Медленно повернулся, руки за голову! – повторил приказ Киллиан.
   Том аккуратно поставил чашку на столик и поднял руки.
   Киллиан вошел в дом и закрыл за собой дверь.
   Том холостяк, но вдруг в доме все-таки есть кто-то еще? Держа Тома под прицелом, Киллиан прошел за ним по всему дому. Завершив обход, Киллиан привел Тома в уставленную книгами гостиную и подтолкнул к кожаному креслу перед горящим камином. Он позаботился, чтобы Том оказался как можно дальше от стойки с кочергами и другими каминными принадлежностями, и уселся сам.
   Лицо Тома покраснело и казалось неестественно застывшим, а движения были замедленными, как у человека, тонущего в патоке.
   Киллиан пригляделся к желтым глазам Тома и заметил расширенные зрачки. На верхней губе блестел пот.
   – Ты под дозой? – спросил Киллиан.
   – Да, – коротко ответил Том.
   – Чем закинулся?
   – Героином. Знаешь, что такое погоня за драконом? Снюхал с фольги. Ничего серьезного.
   – Ты наркоман?
   – О нет, ничего подобного. У меня строгая дисциплина. Позволяю себе только в моменты сильнейшего напряжения или по особым случаям. Едва ли раз десять в год.
   – А сейчас? Момент сильнейшего напряжения или особый случай?
   – Хм… и то, и другое.
   Киллиан откинулся в кресле и еще раз внимательно поглядел на Тома. Да, парень не в лучшем виде. Похож на оплавленную свечку, волосы в полном беспорядке, пот льет ручьями. И выглядит изможденным, усталым.
   – Итак… – пробормотал Том.
   – Том, я хочу у тебя кое-что спросить.
   – Что?
   – О Ричарде. Хотелось бы выслушать твою трезвую оценку Ричарда. Маркова я убил, боюсь, что и тебя тоже придется убить. Я знаю, что ты бы ни за что не остановился, но вот что сделает Ричард? Он неизвестная величина. Могу ли я оставить его в живых или он продолжит преследовать ее?
   Глаза Тома расширились, но он не вздрогнул. Он обдумывал вопрос.
   – Киллиан, Рейчел наркоманка, потому способна на что угодно. Если только она проболтается копам или журналистам, начнется расследование. Я накрутил его до паранойи, растолковал, в какое серьезное положение он попал. Одна девочка скончалась от аборта. Должно быть, она из тех, что сняты на видео. Боже, да это же конец всему!
   – Значит, ты считаешь, что Ричард имел твердое намерение прикончить Рейчел?
   – Да, считаю. А лазеек так много… Мы могли бы свалить вину на ее дружков-наркоманов, на ИРА… Она должна была замолчать.
   Киллиан прищурился.
   – Я так и думал. Ситуация безвыходная. Даже если Рейчел промолчит, Ричард все равно не оставит своих попыток с ней расправиться. А если обратится в полицию, боевики «позаботятся» о ней и она никогда не предстанет перед судом. Она никогда не сможет чувствовать себя в безопасности, – подвел итог Киллиан.
   – Все верно, – усмехнулся Том.
   – Есть один способ разрубить этот гордиев узел – убрать тебя и Ричарда и никогда и нигде не упоминать о ноутбуке и его содержимом.
   Они сидели перед камином, слушая, как потрескивают и плюются искрами торфяные брикеты и тикают старинные напольные часы в прихожей.
   – Тебя, надо думать, уже не переубедишь? – слегка улыбнулся Том.
   Киллиан отрицательно покачал головой.
   – Поддался ее чарам, да?
   – Я бы не сказал.
   – А может, возьмешь денег? У меня много денег! – попробовал договориться Том.
   – Нет.
   Том тяжело вздохнул.
   – Значит, ты вот так запросто меня убьешь?
   – Мне придется убить вас обоих.
   Том обреченно кивнул.
   – Кстати, Ричард знает о нападении на лагерь тинкеров? – поинтересовался Киллиан.
   – Нет. Удобная возможность при случае все отрицать, а?
   – Значит, он не сидит там у себя, ожидая твоего звонка?
   – Нет. Впрочем, то поместье – вполне приличная такая крепость.
   – Угу, знаю. Придется извернуться, чтобы попасть туда…
   Том шмыгнул носом, прикусил губу, но все же удержал рыдание. Его отец-немец и мать-ирландка из ольстерских пресвитериан были не самыми щедрыми на чувства людьми.
   – Ничего больше не спросишь? – Том умоляюще посмотрел на Киллиана.
   Киллиан не хотел пытать этого человека. Он поднял револьвер.
   Том вскинул руку.
   – Подожди, тебе же не обязательно стрелять в меня, так?
   – Обязательно.
   – А что, если я умру от передоза? Что, если я сам покончу с собой, впрыснув дозу?
   – Ты еще и колешься?
   Том рассмеялся:
   – В страшные старые времена и кололся, но уже давным-давно завязал. Впрочем, ты на примере своей подружки можешь убедиться, что «голод» никогда не оставляет наркомана.
   Они поднялись, и Киллиан провел Тома к тайнику Под досками пола был спрятан стальной мини-сейф с документами, деньгами, пакетиками с неочищенным героином и кокаином и упаковкой стерильных шприцев.
   – Все это я копил на «черный день»! – прохрипел Том.
   Им овладело гибельное возбуждение. Он не мог думать ни о чем другом, кроме дозы. Бурлящий в крови адреналин только усилит ощущения.
   – Помощь нужна? – спросил Киллиан.
   Том помотал головой.
   Приготовил героин над пламенем зажигалки, смешал с кокаином, набрал в шприц дозу, которая убила бы и слона, перетянул жгутом руку, лег на диван и впрыснул наркотик в вену.
   Том закрыл глаза, его лицо исказилось в гримасе экстаза.
   Когда действие кокаина закончилось, в дело вступил героин, угнетая дыхательный центр. Тому дышалось все труднее и труднее. Наконец дыхание оборвалось. Ни судорог, ни предсмертного вздоха.
   Киллиан проверил пульс, удостоверился в смерти и ушел из дома.
   На «мерседесе» он вернулся в Уайтхед и поставил машину в переулке, почти рядом с обрывом. Отсюда до Нокнагуллы было всего полмили.
   Из багажника Киллиан достал запасную шину. Снял плащ, подвернул балаклаву до бровей, пристроил шину под мышку и пошел вдоль дороги.
   Ночь была безоблачной.
   С вершины утеса Бла-Хоул было видно все: Белфастский залив, север графства Даун, Шотландию – почти до самого Гервана.
   На окружающих холмах раскинулся Белфаст, похожий на опрокинутое зеркало. Старый город подмигивал Киллиану огнями верфей и Кейв-Хилла.
   Киллиан дотащил шину до домика охраны, стоящего справа по дороге перед поместьем Коултера.
   Это было маленькое одноэтажное мрачноватое здание. Он, должно быть, раз сто проезжал мимо этого домика и ни разу на него даже не взглянул.
   В окнах горел свет. Четкого плана у Киллиана не было. Если ему удастся незамеченным пробраться в поместье и выбраться оттуда, не попавшись глазу видеокамеры, легавые, возможно, спишут все на Маркова. Его револьвер, его отпечатки пальцев. Вдруг повезет?
   Киллиан постучал в окно.
   Нет ответа.
   Он снова постучал. Кто-то поднял жалюзи и посмотрел на Киллиана. Молодой парень, начавший лысеть и набирать вес.
   Киллиан показал шину.
   – В чем дело? – раздался голос из скрытого интеркома.
   – Я проколол шину… и, к сожалению – вы только не смейтесь, – оказалось, что и в запаске дырка. Можно мне позвонить? – спросил Киллиан, старательно имитируя восточноевропейский акцент.
   – А зачем вы несете с собой шину? – спросил голос.
   По выговору охранника Киллиан определил, что разговаривает с брамми – выходцем из Бирмингема. Это весьма его порадовало. Ему нравились Бирмингем и брамми. Если парень ему поможет, Киллиан не станет его убивать.
   – Ну, я подумал, что машину могу там оставить. Она на дороге, на углу. Мне нужно вызвать такси, чтобы вернуться в отель в Белфасте.
   – И что потом будете делать?
   – Посплю, отремонтирую запаску и вернусь сюда завтра. – Киллиан изобразил растерянную улыбку.
   – Где, говорите, вы оставили машину?
   – На углу, около утеса. – Киллиан внимательно следил за движениями охранника.
   – Вы в своем уме?! Там же тупик! Кого-нибудь занесет на дороге, он столкнется с вашей машиной, и обе тачки полетят вниз!
   – О, я не подумал… – Киллиан по-прежнему старался говорить с акцентом неизвестно какого языка.
   – Ты скотина безмозглая! – выкрикнул охранник, и Киллиан увидел, как он выскакивает из своего укрытия за пуленепробиваемым стеклом. Спустя мгновение парень оказался снаружи.
   Он был немного полноват, впрочем, многие мужчины по окончании военной службы набирают вес. Без ежедневных десятимильных пробежек фастфуд и пиво очень быстро портят фигуру.
   – Ты же убьешь кого-нибудь! Тебе придется переставить машину.
   Киллиан спокойно вытащил спрятанный под запаской кольт Маркова и, одним движением натянув на лицо маску, приставил к груди охранника.
   – А вот об этом мы побеседуем внутри. – Киллиан говорил теперь с привычным западнобелфастским выговором – наверное, самым неприятным и угрожающим выговором в мире. С иностранным акцентом и уловками было покончено.
   – Спокойно, спокойно, – пытался утихомирить Киллиана охранник.
   – Руки за голову! И если ты только пикнешь, тебе останется надеяться лишь на то, что атеисты неправы и царствие небесное действительно существует.
   Парень заложил руки за голову.
   Они вошли в дом.
   Маленькая комнатка, множество экранов системы наблюдения, стол, на нем какие-то бумаги. Также имелись туалет, микроволновка и электрический чайник. Некоторые из мониторов показывали изображение в инфракрасном диапазоне, что весьма впечатлило Киллиана, равно как пистолет-пулемет «Хеклер и Кох МП5», лежащий на столе.
   – А хорошо ты тут устроился… – задумчиво пробормотал Киллиан.
   – Парень, послушай, не убивай меня, слышишь? Я ведь всего лишь нанятый охранник…
   Киллиан осмотрел помещение, пытаясь найти веревку, или резинку, или длинный обрезок электропровода, чтобы связать охранника.
   – Знаешь, мне посчастливилось выжить там, в Ираке. Подорвался в Мосуле. Снаряд из гранатомета попал в «ровер», и все из-за паршивого сержанта Га ль дера. Мне обожгло левую руку. До сих пор она болит зимой и…
   Киллиан не видел ничего подходящего для дела.
   Он вспомнил, чему учил его когда-то наставник, некто Майкл Форсайт.
   – Как тебя звать? – спросил Киллиан.
   – Вив.
   – Вот что, Вив, есть тут клейкая лента?
   – Что?
   – Клейкая лента, изолента, понимаешь, что я имею в виду?
   – Думаю, есть.
   – Замечательно. Теперь: где остальное оружие?
   – Больше ничего, только автомат, – попытался схитрить Вив.
   Киллиан с сожалением покачал головой и недовольно фыркнул.
   – А так все хорошо начиналось… – произнес он и выстрелил Виву в левую лодыжку.
   Вив упал на пол. Он не закричал: сказывалась хваленая тренировка в спецназе. Вместо этого он просипел сквозь стиснутые зубы:
   – В черной коробке под монитором номер один лежат полицейский пистолет и полуавтоматический «смит-вессон». Автомат ты и сам видишь.
   Киллиан открыл коробку и достал пистолеты. Запихнул их в карман плаща. Они могли пригодиться, но автомат, безусловно, ему понравился больше.
   – А клейкая лента?
   – В шкафу рядом с чайником.
   – Рядом с чайником? А, все, вижу.
   Повесив автомат на плечо и вставив обойму, Киллиан достал ленту.
   Наклонился над Вивом:
   – Будь пай-мальчиком, перевернись на живот.
   Вив выполнил приказ:
   – Пожалуйста, не убивай меня…
   – Полагаю, у тебя есть жена и дети?
   – Нет, нету, но у меня есть сезонный абонемент на стадион «Вилла-Парк». Каждый раз, когда идет домашний матч, мистер Коултер дает мне выходной. В этом году нашим везет.
   Киллиан усмехнулся про себя: молодец, парень, прямо психолог! Знает, чем можно пронять человека вроде Киллиана.
   – Приподними-ка руки, – попросил Киллиан.
   Закатав рукава рубашки охранника, Киллиан крепко примотал его запястья друг к другу. Перевел взгляд на ногу. Не самое приятное зрелище. Из раны торчал кусок кости, а пуля застряла где-то в мякоти.
   – Боюсь, будет больно, – предупредил Киллиан.
   Он закатал джинсы Вива и скрепил клейкой лентой лодыжки, обернув ленту с десяток раз.
   Вив тихо замычал, но крик по-прежнему не поднимал.
   Если следовать советам Майкла Форсайта, то сейчас нужно было бы примотать запястья парня к лодыжкам или забить его до потери сознания, можно запереть в шкафу, но Киллиан решил, что это лишнее. С Вивом нужно просто хорошенько поговорить, почти по-дружески, чтобы он понял, с кем имеет дело.
   – Хорошо себя ведешь, Вив, все закончилось.
   Вив снова замычал, лежа на полу, борясь с приступами боли. Впрочем, он был не одинок в своих страданиях: после кулаков Маркова у Киллиана до сих пор болело все тело.
   – Итак, что нам с тобой предстоит. Я задам тебе несколько вопросов, а ты дашь на них ответы. На все вопросы. Если я выясню, что хотя бы один твой ответ неполон или неверен, я вернусь сюда и вышибу тебе мозги. Согласен?
   – Да.
   – Очень хорошо. Будешь отвечать быстро, дам покурить. Сколько охранников сейчас на месте?
   – Двое. Джинджер внизу, Бобби наверху.
   – Где «внизу»?
   – Рядом с холлом есть небольшая комнатка, ну, такой закуток. Вот он там и сидит. Читает и дрочит.
   – А план дома здесь есть?
   – Вон там, на доске объявлений, висит план эвакуации при пожаре. Это и есть план всего дома, кроме площадки с теплицами и ангара.
   Киллиан внимательно посмотрел на схему, запоминая ее.
   – Так… вы наверняка переговариваетесь по рации или сменяетесь на постах?
   – Проверка по рации каждый час, смена на постах каждые два часа.
   – Говори.
   – Что говорить?
   – Когда следующая проверка по рации и смена?
   – Который час?
   Часов у Киллиана не было, но он заметил часы на микроволновке.
   – Два двадцать, если те часы правильно идут.
   – Неточные, посмотри по моим, – предложил Вив.
   Киллиан оттянул клейкую ленту с запястий, снял часы с охранника и надел их на свою руку.
   – Два тридцать одна, – сообщил он.
   – Если собираешься ограбить дом, тебе лучше поторопиться. Джиндж вообще-то должен прийти сменить меня в три, а я возвращаюсь в дом и сменяю Бобби.
   Киллиан мрачно кивнул. Неужели этот парень считает, что Киллиан пришел, чтобы ограбить дом? Человек решил схватиться с тремя бывшими спецназовцами только ради того, чтобы украсть какие-нибудь картины или древние статуэтки?! Впрочем, почему бы и нет, если они действительно ценные?
   – Вы переговариваетесь по рации, прежде чем сменяться?
   – Ну…
   – Что «ну»?
   – Мы постоянно переговариваемся по рации. Всю ночь.
   Проклятье! Не было печали, так черти накачали…
   – Вив, а вот из-за этого у меня будут проблемы…
   – Почему это?
   – Потому что, если они тебя сейчас вызовут по рации, а ты не ответишь, они объявят «красную» тревогу, верно? Это уже не учебная тревога, сюда съедутся полицейские.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация