А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Барометр падает" (страница 24)

   17. Убийство пейви

   Киллиан принюхался. В воздухе висел какой-то едкий запах, словно от пятна разлившейся нефти или от химических отходов.
   – Чем это пахнет? – обеспокоился Донал.
   – Я как раз о том же хотел тебя спросить.
   – Без понятия.
   – А вот Кора, похоже, знает. – Киллиан указал на собаку.
   Донал переломил дробовик и зарядил его:
   – Это всего лишь дробь. Не думаю, что нам придется кого-то убивать.
   Однако Киллиан не был в этом так уж уверен. Вытащив из пистолета магазин, он пересчитал патроны. Тринадцать вместо предполагаемых пятнадцати. Что ж, и это неплохо. Киллиан вставил обойму на место и дослал патрон.
   Донал вышел из трейлера и подошел к Коре. Собака рвалась с привязи, до отказа натянув веревку.
   – Может, лиса? – спросил Киллиан.
   – Посмотрим, – ответил Донал.
   Он спустил собаку, и она помчалась через автостоянку в сторону луга, раскинувшегося рядом с конским выпасом.
   Тишина.
   Тягостные мгновения ожидания.
   Секунда, две, три.
   И тут тишину распорол истошный вопль. Другой голос что-то выкрикнул, будто в ответ, а затем прогремел выстрел.
   – Подъем! – заорал Донал и кинулся барабанить по всем дверям.
   – Что происходит? – переспросил Киллиан.
   – Женщины и дети, бегом на пляж! Мужчины, защищайте дома! – продолжал кричать Донал.
   – Что там? – Киллиан безуспешно вглядывался в темноту.
   Теперь уже обезумели все собаки, запаниковали лошади.
   Прежде чем Донал успел ответить, из темноты полетела первая бутылка с зажигательной смесью. Она очертила светящуюся белыми искрами дугу и разбилась недалеко от трейлеров. Со свистом вспыхнул огонь.
   – Что за хрень?! – взвыл Киллиан.
   Из тьмы вылетели еще три бутылки с «коктейлем Молотова». Две снова не долетели, а третья ударилась о крышу трейлера. Прицеп загорелся.
   На противоположном конце луга раздались вопли восторга, и кто-то издали заорал:
   – Тинкеры, убирайтесь отсюда!
   – Смерть цыганам-ворюгам! – поддержал второй.
   Судя по радостно гоготавшим голосам, нападающих было не меньше дюжины.
   В лагере царил полнейший хаос. Дети плакали и кричали, собаки заходились истошным лаем, а половина всех взрослых еще не протрезвела после бурного праздника. Никто даже и не попытался потушить огонь на крыше прицепа.
   – Рейчел! – громко позвал Киллиан.
   Теперь он увидел, что она стоит у входа в трейлер Донала, замотав детей в красную шаль.
   – Киллиан, что случилось? – крикнула она.
   Он подбежал к ней и выпалил:
   – Атака на лагерь.
   – Это из-за нас? – испуганно спросила Рейчел.
   – Без понятия!
   Девочки дрожали.
   – Мистер Киллиан, все будет хорошо? – с надеждой спросила Сью, глядя ему прямо в глаза.
   – Конечно, все будет хорошо. – Он потрепал ее по голове и осторожно стал подталкивать Рейчел в сторону пляжа.
   Подхватив девочек, Рейчел побежала с ними к воде, вливаясь в группу женщин с детьми. Те женщины, у которых детей не было, оставались в лагере рядом со своими мужчинами.
   – Убирайтесь в свою гребаную Польшу, цыганские ублюдки! – донеслось из темноты.
   Вслед за криком последовало еще несколько бутылок с «коктейлем». Две бутылки разбились в поле, одна перелетела лагерь и ударилась в песок, но последняя влетела в бок каравана, пробила стекло и взорвалась внутри.
   – Там кто-нибудь остался? – резко бросил Донал.
   – Нет. Маленькая Кони, кажется, на пляже, – с надеждой ответил кто-то.
   В воздухе, вращаясь, пролетели очередные две бутылки. Первая попала в машину, вторая угодила в курятник. Постройка вспыхнула.
   – Похоже, они подбираются все ближе, – произнес кто-то с тревогой.
   Из темноты вылетела охваченная огнем бутылка. Описав крутую параболу, она разбилась прямо под ногами Киллиана. Его сбило с ног, он упал, ударившись головой о пластиковую канистру с моторным маслом. Перед глазами поплыли созвездия и лунный серп. Траву вокруг его ступней лизали язычки пламени.
   Все смешалось – боль, визг детей, злорадные выкрики нападающих, запах моря и вонь чего-то паленого.
   – Горю! – просипел Киллиан, когда желтое пламя начало лизать его ногу.
   Донал тут же сорвал с себя плащ и накинул на Киллиана, разом сбив огонь. Потом помог Киллиану встать. Сгоревшие брюки висели лохмотьями, в голове шумело, но в целом все обошлось.
   – Ты в порядке? – спросил Донал.
   – Надеюсь, что да, – вздохнул Киллиан.
   – Уверен?
   Однако Киллиану было не до себя: гораздо важнее для него сейчас стали клан, Рейчел, Кейти и прочие.
   – Надо что-то делать. Иначе они нас просто перережут, – процедил Киллиан.
   Донал, прищурившись, посмотрел на него.
   – Ты пойдешь со мной против них? – многозначительно осведомился он.
   – Да, – коротко обронил Киллиан.
   К ним подошел молодой пейви:
   – Хватит стоять, пошли, у нас есть оружие!
   – У них тоже наверняка есть оружие, – ответил ему Донал.
   «Куда же эти бритоголовые трусы без оружия…» – мрачно подумал Киллиан. Но другого выбора не было, остаться здесь значило умереть.
   – Парни, вперед! – крикнул Киллиан.
   – Подожди, давай оценим наши силы. – Донал схватил Киллиана за локоть.
   Киллиан резко остановился и огляделся. Те из собравшихся мужчин, что протрезвели достаточно, чтобы идти в бой, вооружились кто чем: кольями, кухонными ножами, бейсбольными битами. У одного Киллиан заметил дробовик, а Томми Трейнер сжимал в руке устрашающего вида монтировку Киллиан поежился: если Томми врежет этой штукой, мало не покажется.
   Еще шесть бутылок просвистели в воздухе. Две попали в трейлеры, которые тут же загорелись, четыре упали на прибрежные дюны.
   Теперь горели уже четыре каравана. Бандиты на поле злорадно улюлюкали.
   Донал спустил всех лагерных собак, и они бесстрашно бросились в бой.
   Затем Донал обвел взглядом присутствующих:
   – Это наш шанс, парни. Пошли!
   Его слова были встречены бурей дикого ликования.
   – Вперед, ребята! Бегом! – взревел Киллиан.
   Мужчины побежали за своими собаками.
   Между горящими прицепами, через автостоянку и на луг.
   Томми Трейнер на бегу завопил как баньши. Его вопль подхватили все остальные, включая и Киллиана.
   Из темноты, с луга, донеслись злобные крики:
   – Ах вы проклятые!.. Чтоб вас черти задрали! – И несколько бандитов, судя по звукам, повернулись и бросились прочь.
   Пейви устремились вперед, на шум и кутерьму, но, прежде чем они успели добежать до цели, раздался выстрел из дробовика, из стволов вырвалось пламя и мимо просвистели дробинки, подобные белым молниям.
   – Не останавливаться! – ободрил Донал нападавших.
   Теперь они видели бандитов и готовы были вступить с ними в бой.
   Киллиан разглядел кучку людей, человек десять, которые не дрогнули при атаке пейви. Четверо с дробовиками, один держал нечто, очень похожее на револьвер.
   Все были в масках.
   – Огонь! – скомандовал кто-то.
   Четыре дробовика выстрелили одновременно. Двое стрелков промазали, но парень, бежавший слева от Киллиана, упал на землю, а сам он почувствовал, как в плечо ударил свинцовый шарик, обжегший, будто капля горячего жира.
   Но Киллиан и остальные пейви не остановились.
   Еще у двоих бандитов сдали нервы, и они кинулись прочь. Четверо лихорадочно перезаряжали свое оружие.
   Теперь силы были примерно равны.
   В дальнем левом углу луга какой-то бандит поджег емкость с «коктейлем Молотова» и отклонился назад, подобно опытному метальщику, чтобы бросить ее.
   Однако в ту же секунду Киллиан взял бандита на прицел и нажал на спусковой крючок. Пуля ударила в плечо. Емкость выпала из простреленной руки и треснула, ударившись о камень, – похоже, это была фляжка или пластиковая бутылка с горючим.
   Последовали громкий хлопок и вспышка. Взрывной волной бандита и его соседа отбросило назад.
   – An rud a lionas an tsuil lionann se an croil[13] – выкрикнул Донал.
   – Верно! – согласился Киллиан.
   Однако кто-то из выродков успел быстро перезарядить дробовик и, пригнувшись, выстрелил одному из пейви в ноги. С жутким воплем несчастный упал рядом с Доналом.
   Теперь оставалось всего четверо пейви против восьми головорезов, но Киллиан подобрался так близко к негодяям, что при выстреле ни за что бы не промахнулся.
   – Воры! Подонки! – выкрикнул какой-то тип прямо перед Киллианом.
   Тот успел вовремя броситься на землю. Над ним нависал ружейный ствол. Извернувшись, Киллиан выстрелил бандиту в ноги, прострелив левую коленную чашечку.
   – Твою мать! – заорал мужчина.
   Одним рывком Киллиан поднялся на ноги, приблизился к выродку и прострелил ему правую коленную чашечку Потом выхватил у него дробовик и отбросил далеко в сторону.
   Справа от Киллиана Томми сбил монтировкой еще одного из стрелков. Вырвав оружие из рук бандита, Томми начал избивать его прикладом.
   Донал выпалил из своего ружья еще в одного бандита, который как раз готовился кинуть последнюю бутылку с зажигательной смесью. Дробь попала в шею. Испуганный, тот грохнулся ничком, быстро вскочил и кинулся вприпрыжку прочь, не оглядываясь.
   – Я отстрелялся, – разочарованно просипел Донал.
   – Осталось только три налетчика с оружием. У этих бедолаг нет шансов.
   Глаза Киллиана привыкли к лунному свету, пистолет надежно лежал в его руке. Он пригнулся, прицелился и выстрелил одному из бандитов в бедро. Тот завопил и свалился на траву Его напарник от неожиданности выстрелил себе под ноги. Его ботинки озарились жутковатым белым пламенем. Но не успел налетчик упасть, как на него набросился Томми Трейнер и как следует врезал монтировкой.
   На ногах остался только один стрелок. Парень явно был неглуп, ибо бросил оружие на землю и побежал к машине со скоростью, достойной знаменитого спринтера Усэйна Болта.
   – Стоять! Руки за голову! Или ты покойник! – выкрикнул Киллиан, прицелился и выстрелил поверх головы молодчика.
   Парень остановился, заводя руки за голову.
   – Лечь на траву и не двигаться! – скомандовал Киллиан.
   Когда бандит выполнил приказ, Киллиан обыскал его, изъял бумажник и вернулся к остальным.
   – Надо продолжить, – предложил Донал, осматривая луг.
   – Мы справились со всеми вооруженными бандитами. Сейчас надо забрать их пушки. В этой схватке победили мы. Остальные на время оставят нас в покое, – возразил ему Киллиан.
   Донал подхватил два дробовика, валявшихся возле поверженных бандитов. Третий дробовик забрал Томми.
   Те из налетчиков, у кого не было огнестрельного оружия, бежали или уползали прочь. Этих и бандитами нельзя было назвать, так, мелкое хулиганье, любители.
   Киллиан вернулся к остальным негодяям, лежавшим на траве. Обыскал их, сорвал маски с лиц. Остаток обоймы он разрядил бандитам в ноги – по одной пуле в каждое правое колено. Это точно их покалечит и, может быть, хоть чему-то научит. Если не милосердию, то хотя бы пониманию неравенства. Разрядив пистолет, Киллиан с мрачным удовлетворением усмехнулся.
   – Куда же вы, возвращайтесь к нам, сюда! – насмешливо кричал Томми налетчикам, удиравшим с поля боя, которые маячили вдали почти неразличимыми тенями.
   Донал с мрачным удовлетворением осматривал свой новый дробовик.
   Однако ситуация по-прежнему оставалась нерадостной.
   Шестеро раненых корчились на траве, четыре трейлера горели, перепуганные лошади мчались прочь, дети заходились в плаче и крике.
   – Вот и все, – вздохнул Донал.
   Киллиан кивнул, но что-то его по-прежнему беспокоило.
   Как в старой пословице.
   Как-то слишком просто все закончилось.
   – Мы должны взять заложников! – кровожадно выкрикнул Томми.
   – Да к черту их, пусть убираются отсюда, – махнул рукой Донал и повернулся к Киллиану.
   – Эти парни будут жить? Нам не нужны проблемы.
   – Не думаю, что кто-нибудь из них умрет, ты всего лишь… – начал было Киллиан.
   – Айэ, это значения не имеет. На всякий случай надо все же их осмотреть.
   На беглый осмотр они потратили двадцать секунд. Все было так, как Киллиан и предполагал. Раны в простреленных коленях и мелкие ранки от дроби были болезненными, но едва ли опасными для жизни. Все раненые громко стонали – сознания никто из них не потерял.
   – Думаю, их можно здесь оставить. Когда мы исчезнем, за ними придут их дружки, – заметил Донал.
   – Сколько вам времени нужно, чтобы сняться с места? – Киллиан решил сменить тему.
   – За полчаса управимся. Ты с нами?
   – Не знаю, я…
   Киллиан встал как вкопанный.
   Что-то было не так.
   У четверых бандитов были ружья, но один парень держал револьвер. В горячке боя он совершенно забыл про этого молодчика.
   Так куда же пропал тот парень с револьвером?!
   Здесь его нет.
   И он не убежал.
   Так где же он?
   Вдруг Киллиан понял.
   Душегуб пошел на пляж.
   Обошел его.
   Уже в третий раз.
   – Мать вашу так! – в сердцах выдохнул Киллиан и побежал к лагерю пейви.
   В горящих трейлерах лопалось и взрывалось стекло, металл скручивался и корежился от жара. Горящий пластик вонял просто тошнотворно.
   Но Киллиан бежал вперед.
   Бежал прямо к морю.
   На пляже собралось человек пятьдесят, все население лагеря. Люди ждали, когда закончится бой, и пытались успокоить плачущих детей…
   Пятьдесят пейви под ярким звездным небом.
   Но где же Рейчел и девочки?
   Где они?
   Бредя через дюны, Киллиан споткнулся и чуть не упал. Поднимаясь, он увидел Сью, играющую с какой-то девочкой в чехарду.
   – Сью, где мама? – Киллиан выкрикнул свой вопрос, не замечая, что кричит.
   – Она в-вон т-там, с К-клэр, – начала заикаться Сью, напуганная криком.
   Киллиан поглядел туда, куда указывала маленькая трясущаяся белая ручка. Там на песке, почти растворившись в темноте, сидела Рейчел, крепко обняв Клэр. Мать и дочь смотрели на море.
   – Спасибо, Сью, поиграй еще с подружкой, все хорошо, – быстро произнес Киллиан.
   Киллиан внимательно оглядел собравшихся людей, пытаясь увидеть человека в маске.
   – Где же ты, черт бы тебя побрал… – пробормотал он, продолжая всматриваться в толпу.
   Убийцы нигде не было.
   – Куда же ты спрятался, недоумок?
   Нет никого в шапке-балаклаве, никто…
   Ну конечно же! Подонок наверняка снял маску! Останься он в ней, пейви шарахались бы от него, тут даже револьвер не помог бы.
   Киллиан начал мысленно отсеивать людей. Этого человека он знает, того тоже, с этой знаком, вот та – мать тех детей, и этого парня знает, он однажды… О, наконец-то…
   Вот он, маньяк.
   Психопат стоял в толпе. Старшина, как назвал его Шон. Маску он закатал на самую макушку бритой головы, чтобы, как только увидит Рейчел, сразу же скрыть лицо, застрелить женщину и сбежать.
   Вот теперь Киллиан понял все.
   Том спланировал этот налет заранее.
   Благодаря своим связям с боевиками нанял шайку головорезов.
   Возможно, отморозков из АОО или мордоворотов из Британской национальной партии. Людей, которые упиваются насилием.
   Том нанял банду, щедро им заплатил и послал с ними маньяка.
   Поработайте-ка хорошенько с этими гребаными цыганами… Ох и ах, какая жалость, но что-то может пойти не так, и случайно погибнет некая женщина…
   И – вот ведь причудливый и трагический выверт судьбы! – этой женщиной, как ни печально, окажется бывшая жена Ричарда Коултера, жестоко страдающая от нервного истощения, вызванного месячным воздержанием от метамфета-мина.
   На бегу Киллиан обдумал все остальное.
   Должно быть, это работа Шона.
   Именно от Шона Том узнал, где находятся Киллиан и Рейчел.
   Шон знал Киллиана как никто другой.
   – Скажи-ка, Шон, если Киллиан решит где-нибудь спрятаться, куда он пойдет?
   Шону было прекрасно известно, что в окрестностях Ольстера имеется не более дюжины лагерей пейви. Нетрудно найти подходящий простым методом исключения. К утру Том уже все вычислил и отправил в лагерь своего человека под видом туриста или работника соцобеспечения, чтобы проверить информацию.
   А потом он послал русского.
   Ясно как день, что единственная задача наемника – убить Рейчел.
   Сам Киллиан ему совершенно не нужен.
   А когда Рейчел будет убита, Шон, возможно, потребует у Тома компенсацию.
   «Киллиан? Да не имел я против него ничего такого, дружище».
   Ублюдок. Но времени размышлять об этом не осталось.
   Киллиан помнил, что разрядил пистолет, обездвиживая бандитов, и все же проверил еще раз.
   Пусто.
   – Вот черт…
   Придется драться голыми руками.
   Рейчел крепко прижимала к себе Клэр, укутав ее и себя красной шалью. Она сидела спиной к Киллиану.
   Спиной к маньяку.
   Убийца был уже в двадцати футах от нее. Чтобы не привлекать к себе внимания, делал вид, что прогуливается.
   Ему наверняка приказано не трогать детей.
   Подойдя как можно ближе, он выстрелит ей в голову.
   Киллиан несся сломя голову.
   Русский в пятнадцати футах от Рейчел.
   К его револьверу прикручен глушитель.
   Осторожно подкрадывается, как тигр, – ногу ставит перед ногой по одной линии, голову держит совершенно неподвижно.
   – Рейчел! – крикнул Киллиан, но его голос потонул в общем хаосе и шуме.
   А вот бритоголовый, кажется, услышал: он настороженно огляделся. Нет, все в порядке, поблизости никого.
   В десяти футах от жертвы русский натянул маску, поднял револьвер и навел его на цель.
   Восемь футов. Он тщательно прицелился.
   Шесть футов. Убийца положил палец на спусковой крючок и начал уже давить на него, когда появившийся из темноты Киллиан сшиб бандита на песок, подобно игроку в регби.
   За ту долю секунды, пока противники были на ногах, Киллиан вышиб револьвер из руки русского, а маньяк ударил пальцем Киллиану в глаз.
   Они рухнули на мокрый песок.
   Ребра Киллиана опять обожгло убийственной болью. Прижатый к земле, психопат умудрился ударить Киллиана головой.
   – Приятель, игра окончена, – просипел Киллиан, отталкивая бандита.
   Наемник вскочил на ноги и ринулся к своему револьверу.
   Киллиан схватил бандита за лодыжку – тот рухнул на песок.
   – Прекрати, Старшина. – Киллиан попытался отвлечь внимание маньяка.
   – Меня зовут Марков, запомни, – прорычал русский, вывернул лодыжку из захвата Киллиана и ударил его с размаху ногой в грудь.
   Киллиан сморщился от боли, откатился в сторону, попробовал встать, но не смог – ноги подкосились, и он плюхнулся на песок.
   Марков попытался снова ударить Киллиана ногой, метя в шею, однако на сей раз Киллиан был начеку. Своими большими сильными руками он ухватил ступню Маркова и резко крутанул ее, сбив маньяка на землю. Пока бандит не опомнился, нанес ему в живот два резких удара справа.
   «Он движется чертовски быстро для такого крупного парня», – подумал Марков, откатившись в сторону и вскакивая на ноги.
   Лишь теперь Рейчел заметила дерущихся мужчин. Она начала звать на помощь, но ее никто не слышал. Марков не оставлял попыток пробить оборону Киллиана. Вот он сделал очередной хук, но Киллиан ушел от удара, пробормотав:
   – Уймись, неужели не надоело?!
   – Слишком много болтаешь, – проскрежетал Марков, врезал ногой по голени Киллиана и, ухватив за шнурки от капюшона, с размаху ударил лицом о выставленное колено, сломав ему нос.
   Киллиан отшатнулся, судорожно вдохнул и чуть не захлебнулся хлынувшей из носа кровью. Один глаз заплыл. Киллиан ничего не видел, только чувствовал, как бандит осыпает его градом ударов.
   Он отпрянул назад, стянул с головы капюшон и попытался открыть глаза.
   Марков замахнулся, целясь Киллиану в горло ребром ладони. От смерти Киллиана спасло чудо: он наудачу выбросил руку, выставив частичный блок. Сердце грохотало в груди, он почти перестал соображать, подчиняясь только власти инстинкта выживания.
   Да этот психопат сейчас его уничтожит!
   Того и гляди он схватит револьвер, лежащий неподалеку. А вдруг у бандита есть нож? В таком случае Киллиан может считать себя покойником.
   У него оставался один-единственный шанс.
   Была не была!
   Киллиан подбежал к Маркову, сжал его в объятиях медвежьей хваткой и потащил к морю. Марков отчаянно вырывался и колотил Киллиана ногами, однако тот не сбавлял хода. Ну вот, наконец он стоит по колено в прибое. Киллиан поднатужился и окунул наемника в воду.
   Он держал Маркова под водой, крепко надавив на плечи сильными руками. Тот бешено вырывался, лягался и, когда волна отступала, пытался кричать.
   Киллиан начал про себя отсчет.
   Десять… двадцать… тридцать… сорок…
   Широко раскрытыми глазами Марков смотрел на него из-под воды.
   Как не хочется умирать здесь, в Ирландии.
   Так далеко от дома.
   Так холодно.
   Неужели последнее, что он увидит перед смертью, – лицо этого жуткого ирландца?
   Нет, он не хочет умирать.
   – Марина! – завопил он, на мгновение приподняв лицо над водой.
   Так холодно!
   Очень… очень холодно.
   Как зимой в Волгограде.
   Как в Грозном.
   Этот глупый ирландец… такой медлительный… такой старый…
   Его расплывающееся лицо.
   Непреклонные глаза.
   Я не должен был убивать того священника…
   Так холодно…
   Марина…
   Когда Киллиан досчитал до ста пятидесяти, он вытащил мертвого русского из воды и вытянул на пляж.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация