А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Барометр падает" (страница 21)

   – Не говори глупостей. И не забудь про рагу.
   – Ведь забыл! Сейчас схожу.
   Мужчины еще раз пожали друг другу руки, и Киллиан пошел к пляжу.
   О его приходе знала уже вся община, и на автостоянке его перехватил худой парень, почти одного с ним роста.
   Долговязый бородатый тип с недоброй ухмылкой.
   – Томми Трейнер, – представился он.
   – Я так и подумал, – ответил Киллиан.
   – Просто, чтоб ты знал, Кейти – моя женщина, – предостерег Томми.
   – Сынок, сколько тебе лет?
   – Двадцать два.
   – Ты заботишься о ней, да? Она хорошая женщина, и мне бы не хотелось услышать о тебе что-нибудь плохое.
   Томми прищурился:
   – Ну и что ты со мной сделаешь в таком случае, приятель?
   Киллиан потер подбородок, раздумывая:
   – Думаю, кастрировал бы тебя горячей проволокой, как коня. Крови много ты не потеряешь… Да, пожалуй, именно так я и сделаю.
   Киллиан усмехнулся и пристально поглядел на Томми. Томми улыбнулся в ответ, и мужчины захохотали.
   – Да ты крут, старик! – пораженно выпалил Томми.
   – Какой уж есть, – скромно ответил Киллиан и пошел к пляжу.
   Там была небольшая толпа, наблюдавшая за последними зелеными и золотыми вспышками фейерверка.
   Пахло порохом, морскими водорослями, мороженым и пивом.
   Рейчел и девочки сидели на отполированном водой бревне.
   Рейчел курила, под ногами валялось еще несколько окурков – день был напряженным.
   Киллиан присел рядом:
   – Привет.
   – Вернулся? – Она передала ему сигарету.
   Киллиан кивнул:
   – Ну, как вы тут, дамы?
   – Мы поели мороженого, покатались на ослике, погладили лошадок, побродили по пляжу, добрый дядя подарил нам бусы, а потом мы на фейерверк поглядели, – единым духом выпалила Сью.
   Киллиан улыбнулся:
   – Тут поесть нормально можно, если хотите.
   – Думаю, детей надо уложить спать. Такой длинный день…
   – Действительно, – согласился мужчина.
   Они досмотрели фейерверк до конца. К вечеру похолодало. Киллиан и Рейчел, взяв за руки детей, пошли к трейлеру Донала.
   Когда пляж стал сужаться, взрослые пошли друг за другом. Рейчел впереди, а Киллиан позади, наступая на ее следы. Он обратил внимание на ее необычную походку: шаг короткий, ноги поставлены широко. Наверняка она в детстве каталась верхом. Ее мир не сильно отличался от его собственного.
   Донал сменил простыни на розовые с цветочками, а на подушки положил плюшевых Тигру и Пуха.
   – Я мишку возьму, – сонно пробормотала Сью.
   У кровати Донал положил стопку детских книжек с картинками и сборники рассказов Роальда Даля. Читать он, скорее всего, не умел, так что это был жест искреннего гостеприимства.
   При виде книг Клэр пришла в восторг и сразу же схватила «Дэнни – чемпион мира».
   Киллиан оставил Рейчел укладывать детей, а сам перешел в «гостиную».
   На маленьком раскладном столике лежала записка: три картинки – блюдо с рагу, холодильник и сигарета в пепельнице.
   Киллиан, с наслаждением втянув аромат самокрутки, приготовленной Доналом, открыл холодильник и обнаружил там тапперваровскую глубокую миску, доверху наполненную рагу.
   – Раз никто не хочет, значит это съем я! – сказал Киллиан сам себе.
   Отложив часть на тарелку, он поставил блюдо разогреваться.
   – Чем это так вкусно пахнет? – В двери показалась Рейчел.
   Киллиан зачерпнул рагу деревянной лопаткой и предложил ей попробовать.
   Разжевав, она зажмурилась от удовольствия: никогда в жизни она не пробовала ничего более вкусного. Сочное мясо буквально таяло во рту, а овощи были удивительно свежими.
   – Боже, просто изумительно! Пусть девочки поедят.
   Через минуту она вернулась:
   – Спят без задних ног. Намучились за день. Как бы еще не пришлось психолога посещать всю жизнь.
   Киллиан пожал плечами. Когда ему было столько же лет, сколько Клэр, он успел навидаться всяких кошмаров: человека, растоптанного лошадью, обгоревшего при взрыве керосиновой плитки, женщину с колом в животе…
   – Дети выносливые. Давай поедим.
   Они уселись у раскладного столика рядом с окном. Ярмарка закрылась, и жители Айлендмэги ушли, остались только тинкеры с животными. Тишина. Звездное небо.
   Они съели рагу и запили пивом «Харп» из холодильника.
   Прибрав на столе, они включили переносной телевизор, но единственное, что смогли найти, – мультсериал «Флинтстоуны», транслировавшийся по Би-би-си Скотланд на шотландском гаэльском языке. Киллиан с удивлением обнаружил, что понимает практически все.
   – Что они говорят? – спросила Рейчел.
   – Вильма думает, что Фред к ней плохо относится, и уходит от него, – перевел Киллиан.
   – Мне больше всего жаль Бетти. У Барни нет шансов.
   Киллиан рассмеялся. Когда серия закончилась, Киллиан и Рейчел завернулись в одеяла, вышли наружу и присели на скрипучие шезлонги.
   Костер на берегу превратился с груду тлеющих угольков, которые уносило приливом. Они сидели и наблюдали за приливом и затухающим огнем.
   – Пойду девочек проверю, – спохватилась Рейчел.
   Киллиан закурил. Через две минуты она вернулась:
   – Спят. Который час?
   – У меня часов нет, а телефон вышел из строя.
   – Как я устала…
   – Ложись спать.
   – Да, я пойду.
   – Я буду на софе спать, – предупредил Киллиан.
   – Есть же две нормальные кровати.
   – Знаю. Я беспокойно сплю, а тебе надо хорошенько выспаться.
   – У тебя покурить еще осталось?
   Киллиан протянул ей сигарету.
   – Красивое море, – сказала Рейчел.
   – Красивое…
   – Для марта довольно тепло.
   Киллиан кивнул.
   Они сидели, курили, Киллиан насчитал восемь маяков, самый далекий – на севере – был милях в пятидесяти отсюда.
   – Так вот какого ты рода. Вы цыгане, да?
   – Не совсем. Пейви.
   – Первый раз слышу.
   – Можешь звать нас тинкерами или трэвеллерами, как хочешь.
   – Нет, пейви мне нравится. А в чем разница между пейви и цыганами?
   – Цыгане – это Roma. Они родом из Индии. Говорят они на индоевропейском языке, который, как я слышал, довольно близок к санскриту.
   – А пейви?
   – Никто в точности не знает, откуда мы родом. Я слышал и читал о десятках различных теорий.
   – Например?
   – По одной версии, мы исконные обитатели Ирландии, жившие до прихода кельтов, по другой – те, кто выжил после чисток Кромвеля. Кто-то даже утверждает, что мы родом не из Ирландии, а с какого-то острова, типа Атлантиды, находившегося когда-то между Ирландией и Шотландией.
   – А ты как думаешь?
   – Мне больше нравится теория, которая утверждает, что мы были здесь первыми.
   – И много на земле пейви?
   – Всего несколько тысяч в Ирландии да примерно тысячи две в Англии и Америке.
   – А говорите вы на каком языке, ирландском?
   – На шельте – это что-то вроде диалекта ирландского. Но при чужих мы не любим говорить на нем.
   – Как же так вышло, что ты не умел читать до двадцати лет?
   – Не нужно было. Мы другое изучали, – поежился Киллиан.
   – Интересно, что?
   – Как ремонтировать двигатели, разбирать машины, взламывать замки, как ухаживать за лошадьми. Все в таком роде.
   Рейчел кивнула и пристально посмотрела на воду:
   – Что теперь с нами будет? Со мной и девочками?
   – Какое-то время вы побудете здесь. Я раздобуду телефон и свяжусь с Ричардом. Потеря ноутбука изменила ситуацию. Если я не дозвонюсь до Ричарда, попробую найти Тома.
   – Это не опасно?
   – Не беспокойся. Обещаю, все будет хорошо.
   Женщина улыбнулась:
   – Значит, вот так ты и живешь?
   – Да нет. Раньше жил. А теперь изучаю архитектуру в Ольстерском университете. Студент-переросток…
   – Архитектура? Тебе это интересно?
   – До жути. А тебе нет?
   – Нет. Мне кажется, все здания похожи друг на друга.
   Киллиан положил сигарету на бетонный блок между шезлонгами:
   – Дома кажутся мне загадочными и притягательными до сих пор. До семнадцати лет я жил в трейлере, еще десять лет обитал в номерах отелей. Только лет в тридцать у меня появилось нормальное жилье. У меня даже есть теория, касающаяся домов.
   – Даже так?! – Рейчел еще раз внимательно присмотрелась к Киллиану.
   Вряд ли его можно было назвать красавцем, он был слишком высок и нескладен. Но она понимала, почему женщины могли потерять от него голову В его глазах таился особенный, притягательный серый отблеск, который ей самой так нравился.
   – Рассказывай, – попросила она. – Видно, что тебе не терпится.
   – Ну слушай. Архитектура – это искусство и наука о постоянных строениях. Но, по моему мнению, жизнь в таких строениях людям не подходит. Это неестественно. Вот почему все, связанное с домами, мне кажется таким причудливым.
   – Что ты имеешь в виду?
   – Homo sapiens пришли из Африки. В течение миллиона лет мы и наши пращуры жили в саваннах рядом с Великим разломом, странствуя за своими стадами. На протяжении пятидесяти тысяч поколений мы жили в движении. Построек не было, так как не было поселений. Мы бродили за пасущимися животными, охотились на них, собирали фрукты и коренья. Сама идея жить в городах совершенно чужда человеческому виду Это чужеродный элемент нашей истории. В городах мы живем только последние несколько сотен поколений. Тяга к бродячей жизни, к передвижению заложена в нас изначально. Она внутри ДНК, мы обязаны двигаться. С каждым рассветом для нас должны открываться новые пространства. Оседлая жизнь несвойственна человеку, вот почему многие из нас так несчастны и беспокойны, живя в городах, внутри этих коробок. Архитектура, я имею в виду архитектуру хорошую, пытается по мере возможностей сгладить некоторые из этих проблем. Увы, в этом сражении ей не победить. И проблема не в самих зданиях, а в нас.
   В темноте Рейчел кивнула и проследила взглядом за мигающим прожектором катера, выплывающего из Ларн-Харбор.
   – Значит, ты утверждаешь, что вы, бродяги… э-э-э… как ты сказал?
   – Пейви.
   – Да, да. Значит, ты считаешь, что пейви счастливее других людей?
   – Может быть. У меня было счастливое детство. Даже когда умер мой отец, все равно детство было счастливым. Думаю, подольше побродив среди пейви и их лошадей на ярмарке, ты бы со мной согласилась.
   Он вспомнил о фотографии в бумажнике, и губы расплылись в улыбке. В эту минуту, сидя в складном кресле рядом с этой женщиной, находясь среди своих людей, Киллиан был так счастлив, как никогда за прожитые годы.
   – Наверное, ты прав. – Рейчел засмеялась, закашлялась и отбросила в сторону сигарету.
   – Еще? – Киллиан протянул ей пачку.
   – Нет, все пытаюсь бросить курить. Я много наделала в жизни глупостей, сейчас пытаюсь исправить ошибки.
   Киллиану было приятно это слышать. Он улыбнулся ей.
   – Я тоже когда-то училась в университете. Целый год изучала астрономию. Мне нравился ученый Патрик Мур. Слышал о таком астрономе?
   – Нет.
   – Учиться там – не просто в телескоп смотреть. Кучу формул надо знать, много математики.
   – А почему бросила?
   – Увидела Ричарда в шоу «Срывая маски». Он только-только начинал появляться в телепрограммах. По уши влюбилась – даже не в него, в образ, его манеру держаться: стиль, внешность, харизма… Хотя он тогда был женат.
   Киллиан зевнул, прикрыв рот.
   Он устал. Ему было хорошо с ней, нравилось сидеть у воды, ощущая прохладу, что волнами накатывала с моря, но последние несколько дней лишили его последних сил – только сейчас он это ощутил.
   – А что тебе больше всего нравилось в астрономии? – спросил он из вежливости.
   И Рейчел начала рассказывать. О звездах, красном смещении, планетах, расширении Вселенной, о возможности жизни на Марсе или на замерзших спутниках Сатурна и Юпитера – Титане и Европе.
   Голос ее освобождался от нейтрального англоирландского ритма, привитого долгой жизнью с Ричардом, возвращаясь к чисто баллименской манере речи.
   Киллиан наслаждался не рассказом – уставший мозг не воспринимал информации, – а звучанием ее голоса.
   А Рейчел все говорила и говорила. Киллиан начал клевать носом. Взглянув на него, она сказала:
   – Пойдем спать.
   Киллиан кивнул и пошел за Рейчел в трейлер.
   – Ты иди в спальню, а я пристроюсь здесь, на софе.
   – Нет, спать будем вместе, – возразила она.
   Рейчел взяла Киллиана за руку и повела его в спальню.
   Они сдвинули кровати, разделись и легли вместе.
   Она все продолжала рассказывать о звездном небе, называла созвездия по-латыни, а он произносил их названия на шельте, по-ирландски, как они называются на самом деле.
   В небе над ними сверкали созвездие Ориона, Марс и собрат Сатурна – огромный Юпитер.
   – Совсем забыла тебе кое-что сказать, – вдруг прошептала она.
   – Что?
   – Спасибо…
   – За что?
   – Ты спас нас.
   – Ты сама спасла себя и детей.
   – Нет. Ты.
   Их руки соприкоснулись, ее пальцы подрагивали в его большой ладони.
   «Может, он как раз тот, кто мне нужен», – подумала Рейчел.
   А даже если и не так, какая разница?
   Планеты двигались по своим идеальным орбитам, четко следуя небесной механике Кеплера.
   А над планетами всходили и заходили их луны.
   Губы мужчины и женщины тянулись друг к другу над замерзшими океанами Европы.
   Она целовала его изогнутые брови и жесткие губы.
   Он целовал ее спину.
   – Киллиан, я боюсь, – прошептала она. – Это было так давно…
   – Я напомню тебе…
   И потекло чистое и бесконечное время…
   Секунды казались преступно короткими…
   А когда все закончилось, они уснули в объятиях друг друга.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация