А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Барометр падает" (страница 20)

   15. После равноденствия

   Разумеется, Киллиан знал об Айлендмэги, но так получилось, что за все сорок лет своей жизни он ни разу там не бывал. Это была обособленная часть Северной Ирландии, хотя полуостров лежал не так уж далеко от паромного причала Ларн или Белфаста, откуда рукой подать до поместья Коултера в Нокнагулле.
   Оставалось только молиться, чтобы Коултер или Эйкел не додумались искать у себя под носом.
   Тинкеры никогда не скрывали свои перемещения. Киллиану потребовалось всего лишь два звонка из коридора отеля в Эннискиллене, чтобы разузнать, куда перебрался кочевой клан. Но второй разговор он все же вел на шельте. Вряд ли Ричард или его наемники хоть раз слышали, как звучит этот язык.
   Айлендмэги был одним из десятка мест в Ольстере, куда поредевший клан Клири-Маккенти перебирался после того, как истощал ресурсы и терпение своих соседей, или трэвеллеры просто чувствовали, что пора сменить место проживания. Чтобы начать переселение, никогда не устраивали сход или голосование, хватало растущего ощущения, что пора в путь.
   Айлендмэги, как и прочие места, значимые для эпохи Сновидений пейви, считался священным местом. По-ирландски место это называлось Oilеan MhicAodha, в честь Эйда, одного из многочисленных морских богов у уладов, одного из ирландских племен. Это было особо святое место, равное по значимости Ньюгранжу, Таре или Эмайн-Маха; в «Хрониках четырех правителей» упоминалось, что Нивид Длинная Рука основал первую колонию в Ирландии именно на Айлендмэги, в 2859 году от Сотворения мира. Поселение это называлось в то время Rath Cimbaeitchn Seimhne.
   В народных мифах Айлендмэги был пристанищем древних народов, а также маленьких людей. Место это славилось колдовством – последнюю ведьму в Ирландии сожгли здесь в 1711 году Теперь вы понимаете, почему тинкеры просто не могли пройти мимо столь необычного места. Когда симпатизирующий им фермер разрешил клану поселиться на своей земле – в районе Браунс-Бэй в северной части полуострова, – там появилась новая стоянка на их пути.
   В этой части священного маршрута пейви Киллиан раньше не бывал, но ребенком он много времени странствовал, в основном на юге Ирландии и в Англии. На всю жизнь в память ему врезались два жутких года в начале восьмидесятых, когда его клан был вынужден жить на разбомбленном пустыре в Северном Белфасте ради того, чтобы дети могли ходить в местную школу, а взрослые получать пособия по безработице только от одного отделения соцзащиты.
   По правде говоря, никто из детей в школу не ходил, а взрослые по-прежнему получали пособия в двух-трех отделениях. Позже, после появившихся в английских газетах заметок о нападениях на тинкеров сектантов-расистов, правительство пошло на уступки и предложило трэвеллерам жить в муниципальных домах – желающим предоставили жилье в первоочередном порядке, – а тем, кто хотел кочевать в трейлерах, дали возможность беспрепятственно путешествовать.
   Ни то ни другое Киллиану не нравилось. К тому времени ему исполнилось семнадцать лет, и он переехал сначала в Лондон, а затем в Нью-Йорк, где предлагал свои навыки непревзойденного угонщика и механика по разбору угнанных автомобилей тем, кто мог по достоинству их оценить.
   Со временем все больше тинкеров переселялось в муниципальные дома. Со смертью старшего поколения становилось все меньше пейви, которые вели бродячий образ жизни.
   К нынешнему времени из пятнадцати тысяч пейви, живущих в Ирландии, только две-три тысячи были истинными бродягами.
   Потому Киллиан не знал, чего ему ожидать в Браунс-Бэй. Будет ли там пять трейлеров или пятьдесят? Есть там молодежь или одни только старики? Помнит ли его кто-нибудь? Примут ли они его или прогонят? Будет ли она там? Или она давно уже переехала в Англию или Америку?
   Поездка из Ферманы к побережью графства Антрим заняла почти весь день, и, когда путешественники прибыли на место, солнце клонилось к закату. Сегодня был день весеннего равноденствия, а значит и начало традиционной ярмарки лошадей.
   Киллиан чуть не забыл об этом.
   Но он обещал показать лошадей, потому съехал с Б-560 и остановился на большой автостоянке в Браунс-Бэй. В прежние времена здесь можно было увидеть сотни лошадей, сейчас – несколько десятков. Но даже этого вполне хватило, чтобы вызвать бурную радость девочек. Лошади и пони были везде: на полях, на аукционной площадке, даже на пляже, где они прогуливались по полосе прилива. Собственно аукцион лошадей был только частью ярмарки, где находились еще закусочная на колесах, передвижной киоск с мороженым, несколько палаток, где торговали различными поделками, палатка гадалки и маленькая карусель для детей.
   Само поселение пейви – это линия белых прицепов рядом с пляжем. Киллиан насчитал четырнадцать караванов, как они называли трейлеры. Меньше, чем он ожидал.
   Проехав через автостоянку, Киллиан остановился рядом с прицепами.
   – Мы приехали? Это здесь? – забеспокоилась Рейчел.
   – Да, приехали.
   Киллиан вышел из машины, открыл дверь своим дамам и протянул Клэр и Сью по двухфунтовой монетке.
   Взглянул на Рейчел:
   – На мороженое хватит?
   – Конечно.
   – А можно нам на лошадок посмотреть? – возбужденно спросила Клэр.
   – Да, но будьте осторожны, лошадей не трогайте и далеко не убегайте, – строго ответила Рейчел.
   – Хорошо! – воскликнула Клэр.
   – Следи за сестрой, – напомнила Рейчел.
   Девочки убежали.
   Рейчел взглянула на Киллиана.
   – Где мы? – с улыбкой спросила она.
   – На ярмарке лошадей, – ответил Киллиан.
   – Это я вижу, я имею в виду, в какой части Ирландии мы находимся и что мы тут будем делать?
   – Мы на Айлендмэги. Среди моих сородичей. Я сейчас схожу узнаю, сможем ли мы остановиться у них на несколько дней. Здесь мы будем в безопасности.
   – Ох… – вздохнула Рейчел и рассеянно кивнула.
   – Здесь мы в безопасности, – повторил Киллиан.
   – Да-да… – отозвалась Рейчел.
   Приглядевшись к ней: усталый вид, покрасневшие глаза, Киллиан обеспокоенно спросил:
   – С тобой все в порядке? Есть хочешь?
   За весь путь они останавливались только один раз в придорожной забегаловке, но Рейчел так ничего и не съела.
   – Все хорошо, – пробормотала она.
   – День был очень тяжелый, нам нужно раздобыть еду и отдохнуть. Тебе обязательно нужно поесть.
   – Чашки чая мне хватит, – кивнула Рейчел.
   – Фигуру бережешь? Ладно, узнаю, есть ли свободный трейлер, где мы могли бы устроиться.
   – А я на пляж. Оттуда буду за детьми следить.
   – Хорошо, – ответил он.
   Она перешла поле и вышла к воде. Дивное место – длинный песчаный пляж, с двух сторон охраняемый мысами.
   Рейчел разулась, закатала джинсы до колен, чтобы побродить по воде.
   Киллиан улыбнулся. Он был прав: ищите ее около моря, там, где ей нравится больше всего.
   Рейчел обернулась к Киллиану и улыбнулась в ответ.
   Она была благодарна ему за все, что он сделал для нее: за заботу, за то, что можно переложить ответственность на чужие плечи, а самой отдохнуть.
   Ей был необходим человек, которому она могла доверять, кто разделил бы с ней тяготы жизни. Киллиан казался ей как раз таким человеком.
   На пляже горел небольшой костер из водорослей и выброшенных на берег деревяшек. От него приятно пахло, и Рейчел подошла поближе, чтобы согреться. От костра лучше было видно девочек, стоящих в очереди за мороженым.
   Солнце заходило за холмы Антрима, и небо окрасилось в пурпурный и желтовато-оранжевый цвета. Шотландия почти исчезла в темноте, которую разрывали только огни многочисленных маяков на побережье Эршира. Каждая горная долина Антрима окрасилась в свой цвет: синий, сине-фиолетовый, фиолетовый, зеленый.
   А вода между королевствами – как стекло. Серебристо-серая гладь, на которой не было ни одного корабля.
   Рейчел посмотрела наверх, на небо и бездонную пустоту между звездами, и заплакала от радости.
   Выплакавшись, она подошла к девочкам, все еще стоящим в очереди.
   – Вам какого мороженого? – осведомился продавец.
   – А что бы вы порекомендовали? – полюбопытствовала Рейчел.
   – По мне – с шоколадным сиропом, – уверенно произнес мороженщик.
   – Хорошо, три порции.
   Рейчел понаблюдала, как мороженщик накладывает в рожок шарик мягкого мороженого, посыпает шоколадными хлопьями «Кэдбериз» и обливает шоколадным сиропом.
   Расплатившись, она с девочками вернулась на пляж. Подошел человек с осликом и спросил у Клэр, не желает ли она немножко покататься? Клэр поглядела на мать, надеясь ее уговорить:
   – Мамочка, можно?
   – Да вы не волнуйтесь, ослик смирный, к детям хорошо относится, – заверил Рейчел хозяин длинноухого, поглаживая его по серому лбу.
   – Ну хорошо! – согласилась она.
   – Чур, я следующая! – заняла очередь Сью.
   – Разумеется, – ответила ей мать.
   Киллиан шел вдоль трейлеров, прокладывая себе дорогу среди детей, бродячих собак, кошек и даже цыплят, которые, как ни странно, в такой поздний час бодро бегали между караванов.
   Хотя большинство взрослых бурно обсуждало аукцион, Киллиан знал, что за ним из-за занавесок настороженно следят чьи-то глаза.
   Предрассудки и предубеждения, жертвами которых пейви становились на протяжении пятисот лет, приучили их бдительно и настороженно относиться к чужакам.
   Мужчина подошел к крайнему первому прицепу и постучал в дверь.
   Ему открыла девчушка лет двенадцати, перепачканная с ног до головы машинным маслом. В одной руке у нее была отвертка, в другой – впускной клапан от мотоцикла.
   – Здравствуй, – обратился к ней Киллиан.
   – Тебе того же, – ответил подросток.
   – С двухтактником возишься?
   – Слушай, я занята, чё те надо-то? – В резком и требовательном голосе девочки настолько силен был акцент Глазго, что полковник Пикеринг дважды бы подумал, прежде чем биться об заклад с профессором Хиггинсом.
   – Я ищу главу общины, – раскрыл свои карты Киллиан.
   – Это я, – раздался у него за спиной голос.
   Киллиан обернулся.
   Рядом стоял молодой человек в зеленом плаще-тренче, усеянном разноцветными нашивками. Из-под плаща виднелся темно-синий джемпер, экстравагантный вид дополняли коричневые вельветовые брюки, армейские ботинки и длинный полосатый шарф. Светлокожий, с буйной копной черных волос и остроконечной бородкой. На вид мужчине было лет двадцать пять.
   – Ты кто? – спросил Киллиан на шельте.
   – Донал. Я глава клана, – ответил на шельте его собеседник.
   – Ты король? – удивился Киллиан.
   – Мы так уже давно не говорим, – отрезал Донал.
   – Хорошо. Что произошло с Доки Макконнеллом?
   – Со смерти Доки прошло уже года три, а предыдущий глава клана погиб не так давно на Мак-Айленд. Несчастный случай. По телевизору даже показывали, слышал небось.
   Киллиан об этом не знал, но не удивился. Пейви умирают рано и, как правило, не своей смертью.
   – А тебя как звать, друг? – спросил Донал.
   – Айэ Маккенти Легкая Рука из северного клана. – Киллиан назвал свое настоящее имя.
   Донал пригладил бородку:
   – Да, я слышал о тебе. Хочешь встретиться с Кейти?
   – Она здесь?
   – Да.
   – Я поговорю с ней, разумеется, но сейчас я хотел бы тебя попросить о помощи.
   Донал прищурился:
   – Что тебе нужно?
   – Со мной женщина с двумя детьми. Мы скрываемся от пилеров, и нам нужно место, где можно было бы переждать несколько дней.
   Донал принял решение сразу же:
   – Можешь взять мой прицеп, а я переберусь к Дови Кармайклу.
   – Мы ненадолго, пока не сообразим, что делать дальше.
   Донал расхохотался.
   – Можете хоть год жить. Деньги тебе нужны? – добродушно спросил он.
   Киллиан помотал головой.
   – Через пятнадцать минут перенесу свои вещи из прицепа. Дети, ты сказал? Мальчики, девочки?
   – Две девочки, семи и пяти лет.
   – Хорошо, подожди немного. Мой прицеп вон тот, сине-белый.
   – Спасибо тебе огромное, – поблагодарил Киллиан, тронутый искренним гостеприимством мира, который он давным-давно оставил.
   – Да не стоит благодарности. Кстати, если вы хотите поесть, бабушка Шейла только что сделала рагу, вкуснее никто не готовит, из только что забитого барашка. Она живет через два каравана справа. Наедитесь досыта. Девочки, ты сказал?
   – Да.
   – Всё, пошел вещи паковать.
   Донал протянул руку, и Киллиан ее пожал.
   – А ведь чувствовал я, что сегодня кто-то или что-то появится, – задумчиво протянул Донал.
   Как и все пейви, Донал отдавал себе отчет в том, что связан с невидимыми силами, которые, увы, никогда не проявляются определенно и однозначно.
   – А где Кейти живет?
   – Это в самом конце, оттуда самый хороший вид на бухту, – подмигнул Донал.
   – Тогда пойду поздороваюсь, пока ты вещи переносишь. – Киллиан почувствовал странное беспокойство.
   – Давай. У нее, конечно, есть Томми, но ей сейчас немного одиноко, дети-то разбежались. А я пока приберу караван.
   Донал вошел в трейлер и включил свет.
   Киллиан прошел вдоль трейлеров, пока не дошел до последнего. Это был обычный «Эйс-Амбассадор» прошлого века выпуска. Вмятины, отслаивающаяся краска – прицеп-дача знавал лучшие времена.
   Помедлив, Киллиан постучал в дверь.
   – Кто там? – спросил голос из-за двери.
   – Старый друг, – ответил Киллиан.
   После многозначительной паузы раздалось звяканье стекла и дверь отворилась.
   Длинные каштановые волосы почти без седины. Загорелое лицо и тонкие губы. Худая. Очень худая. Но взгляд по-прежнему был ясным. И она по-прежнему была очень красива. Ни за что и не скажешь, что у нее шестеро детей. По крайней мере, он помнил шестерых.
   Кейти посмотрела на него. Вздохнула. Улыбнулась.
   Они не виделись более двенадцати лет.
   – Хочешь выпить? – предложила она.
   – С удовольствием, – ответил он.
   Пригнувшись, Киллиан вошел в прицеп и присел на раскладной стул. Внутри было намного лучше, чем снаружи. Пластиковая мебель обтянута кожаными чехлами, печка и мини-холодильник куплены недавно.
   А из окна и вправду открывался изумительный вид: долины Антрима, Шотландия – все как на ладони.
   Кейти передала ему стакан прозрачной жидкости.
   – Спасибо, – ответил Киллиан и принюхался.
   Никакого запаха.
   – Тебе надо поторопиться. Томми – просто дикий ревнивец.
   – Кто такой Томми?
   – Томми Трейнер, сын Бетти Трейнер.
   – Ни о чем не говорит… – покачал головой Киллиан.
   – Он довольно вспыльчивый парень. Есть в кого. Эти Трейнеры во время войны повесили своего же прапрадеда.
   – Не помню их. У тебя неприятности? Он бьет тебя?
   – Ерунда. Он всего лишь мальчишка. Я вполне могу с ним справиться. Но он может совершить какую-нибудь глупость, если ввалится сюда и увидит нас вдвоем. Он может тебя избить.
   – Думаешь, он справится со мной? – Киллиан подмигнул.
   – Ты уже старичок! – рассмеялась Кейти.
   – Какое там, мне только сорок, – запротестовал Киллиан и отпил из стакана.
   Приятный легкий самогон, пить его надо было залпом, что он и сделал. Самогон обжег горло.
   – Ну, как живешь? – наконец выдохнул Киллиан.
   – Не жалуюсь, дети в порядке.
   – Шестеро?
   – Да. Трое мальчиков, три девочки.
   – Рад за тебя!
   – Давай еще налью.
   Кейти щедро плеснула в стакан самогон из бутылки с наклейкой «Смирнофф». Киллиан поболтал жидкость в стакане.
   – Какой ветер тебя сюда занес? – поинтересовалась Кейти.
   – У меня кое-какие проблемы…
   – И почему, интересно, я не удивляюсь?
   Киллиан откинулся на спинку дивана и с улыбкой покачал головой:
   – Без понятия! – Он уже слегка захмелел.
   – А почему одежда мокрая?
   – Да так… пришлось утром поплавать немножко в Лох-Эрн.
   – Тут точно без женщины не обошлось!
   – Прямо в точку, как всегда!
   Кейти смахнула волосы с лица и закинула за спину. Встала со стула и пересела к Киллиану на диван. Взяла руку мужчины в свою:
   – Айэ, сколько же лет мы не виделись?
   – Не знаю… Но ты совсем не изменилась.
   Кейти засмеялась. Это был все тот же резковатый детский смех, который так нравился Киллиану, когда он был еще подростком.
   Женщина сжала его руку:
   – Ты по-прежнему живешь в Америке?
   – Да нет, вернулся сюда несколько лет тому назад. Какое-то время жил в Англии, но потом, к счастью, вернулся на родину.
   – Тебя что-то беспокоит? – В ее карих глазах была видна неподдельная тревога.
   Когда она задумчиво морщила лоб, то выглядела старше. Старой.
   – Да так, ничего серьезного, не о чем беспокоиться.
   – Ха! – воскликнула она и шутливо ткнула его в плечо. – Я уже лет сто как перестала переживать из-за тебя. Ты ж сам по себе…
   Киллиан улыбнулся еще шире.
   Снаружи что-то хлопнуло, и он вздрогнул, выглянул в окно, оказалось, что пускают фейерверк по случаю закрытия ярмарки.
   – Где ты живешь? Или ты в пути?
   – Нет, нашел хорошее место в Каррике. В Белфасте стоят пустыми две квартиры – никак не могу от них избавиться. Ты ведь в курсе неурядиц с недвижимостью?
   – Тебя это беспокоит?
   – Нет, другое.
   Женщина молча кивнула, допила свою порцию и ногой подтащила поближе кофейный столик, на котором стояла бутылка. Налила еще.
   – А что с Карен? – Киллиан глубоко вздохнул.
   Кейти улыбнулась. Широкая задорная улыбка без тени осуждения.
   – Теперь у нее все хорошо. А в первый год было тяжело…
   – В первый год после чего?
   – Как ты уехал. У нее близнецы родились.
   Сердце Киллиана екнуло.
   – Близнецы?!
   – А ты не слышал разве?! – Кейти встала. – Подожди секундочку, сейчас принесу фотографию, полюбуешься.
   Она ушла вглубь прицепа и вернулась, неся фотографию двух маленьких девочек в розовых ночных рубашках. На фото им было месяцев по шесть, у обеих были огненно-рыжие волосы.
   – Боже милостивый! – Киллиан был в восторге. Руки дрожали, на глаза навернулись слезы.
   – Если хочешь, можешь себе оставить. – Кейти была тронута. – Правда, похожи на маленьких тролликов?
   Киллиан отрицательно покачал головой:
   – Нет. Настоящие красавицы! Так я могу взять?
   Вместо ответа Кейти наклонилась и поцеловала Киллиана в щеку:
   – На здоровье, дорогой!
   И Киллиан расплакался, он шмыгал носом, вытирал слезы рукавом: Рейчел с двумя детьми, а теперь еще и эти две озорницы…
   Киллиан отвернулся. Из заднего кармана он вынул влажный бумажник и осторожно вложил фотографию в отделение для водительского удостоверения с прозрачным окошком.
   Манипуляции с кошельком натолкнули его на мысль: он вынул слегка намокший чек:
   – У тебя ручка есть?
   Кейти посмотрела на чек и вздохнула.
   – Не надо этого делать, – прошептала она.
   – Нужно, нужно. Все в порядке. У меня не с деньгами проблемы.
   – У нее действительно все хорошо. Есть мужчина. Не пейви, англичанин.
   – Она замужем?
   – По сути нет. Но они довольно долго вместе живут. Зовут его Тревор. Госслужащий. Такой… с бородкой.
   – Именно это тебя так настроило в его пользу? – рассмеялся Киллиан.
   – Можешь шутить, сколько влезет. А я встречалась с ним. Хороший человек. Он бы и тебе понравился.
   – Он уже мне нравится. Принеси ручку, женщина!
   После небольшой шутливой перебранки Кейти принесла шариковую ручку. Киллиан выписал чек на десять тысяч фунтов и отдал Кейти. Он был уверен, что Кейти большую часть этой суммы отдаст Карен.
   – Это слишком много.
   – Бери-бери!
   Кейти нехотя взяла чек и тоже расплакалась.
   – Ты с Доналом виделся? – спросила она, пытаясь сменить тему разговора.
   – Да, только что. Освобождает для меня свой караван.
   – Он хороший человек.
   Киллиан вздохнул, встал:
   – Ну что ж, мне пора…
   Киллиан и Кейти смотрели в глаза друг другу. Казалось, и не было стольких лет разлуки и ошибок, что разлучили их. Как будто они снова были влюбленными подростками.
   – Кстати, а остальные дети как? – спохватился Киллиан.
   – В полном порядке. Ну вот, фейерверк заканчивается, сейчас народ будет расходиться и вот-вот вернется мой мужчина.
   Киллиан вздохнул и направился к двери.
   Кейти спрятала чек в карман:
   – Я не буду обналичивать чек, пока не закончатся твои проблемы.
   – Нет, не тяни. Мне будет приятно знать, что я ей хоть чем-то помог. Да и потом, у меня действительно с деньгами проблем нет.
   – Ну хорошо, – ответила она.
   Киллиан уже повернул дверную ручку, когда женщина крепко его обняла, поцеловала и выпроводила из трейлера.
   Она помахала ему из окна, прежде чем задернуть шторы.
   Киллиан закашлялся, вытер слезы и нежно прикоснулся к кошельку.
   Еще раз поглядел на фото.
   Действительно, озорницы…
   С другого конца стоянки его заметил Донал и помахал рукой. Киллиан спрятал фотографию.
   – Ну вот, дружище, можешь перебираться ко мне. Как видишь, это довольно большой караван, так что ты со своей подругой можешь устроиться на двух кроватях, а девочки могут спать на двуспальной. Если ты не решишь устроиться по-другому, разумеется.
   – Да нет, очень хорошо. Дружище, ты мой спаситель! – Киллиан крепко пожал руку Доналу. Про себя он решил, что устроится на софе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация