А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Барометр падает" (страница 18)

   Завтрашние события просачиваются в настоящее.
   – И что произошло… потом? – медленно и осторожно произнес Киллиан.
   – Ну… – начала Рейчел – Киллиан внимательно следил, как она наливает обжигающе горячую воду в чашку – Я принесла компьютер к себе, включила. Молоко, сахар?
   – И то и другое.
   Она налила в чашку молоко, положила ложку сахара и подала ему чай. Присела рядом на диван.
   – Что потом? – поторопил ее Киллиан.
   – Мы посмотрели «Историю игрушек». – Она поднесла чашку к губам.
   Киллиан подождал, пока Рейчел сделает глоток, и, отпив из своей чашки, спросил:
   – И все? Не понял…
   Женщина встала, вышла и вернулась со стареньким ноутбуком. Положила его на стол и включила:
   – Когда я уложила детей спать, решила найти «Солитер», а нашла вот это. – Рейчел подвела указатель мышки к видеофайлу – Я выйду Просмотрите, позовите меня.
   Она щелкнула на значке и вышла из домика. Это было тошнотворное порно. Не профессиональное: вздрагивающая камера, грубый монтаж.
   Мужчины занимались сексом с детьми. Девочкам было примерно по тринадцать-четырнадцать лет.
   Что-то показалось Киллиану странным, и он не сразу понял, что именно его смутило, но потом догадался: у всех участников видео стрижки были по моде 1970-х.
   – Ну и что? – крикнул он Рейчел.
   – Смотрите-смотрите, – ответила она из-за двери.
   А фильм продолжался. Вот появились кадры, где шестеро мужчин по очереди насилуют белокурую девочку с отсутствующим взглядом. Кто-то держал табличку: «Крутая групповуха!».
   Некоторых мужчин Киллиан узнал. Один – Дермид Макканн, тот самый Макканн, легендарный главарь боевиков, бывший командир ИРА, сейчас – министр в новом правительстве Ирландии. Это был чрезвычайно важный человек, он встречался с президентом Обамой и премьер-министром Камероном, именно он в 2009 году осудил теракты, устроенные Настоящей ИРА, обезопасив таким образом страну от ответных терактов лоялистов и предотвратив крах процесса установления мира и новую гражданскую войну. Еще один из извращенцев теперь был известным судьей Верховного суда. Еще один выродок теперь диктор Би-би-си. Мерзавцем, держащим камеру – его лицо ненадолго отразилось в зеркале, – был Ричард Коултер. А в самом последнем кадре омерзительного фильма мелькнул… Том Эйкел.

   14. Долгое прощание

   Марков был доволен собой. Ясно, что Киллиан – Берни узнал это имя от Майкла Форсайта – не собирался вызывать легавых после того случая на ферме. Никому не выгодно, если мистер Коултер окажется замешан в этом инциденте. Пусть пилеры думают, что они расследуют неудачное ограбление или что-то в этом роде.
   В каком-то смысле он был даже благодарен Киллиану.
   И еще его порадовало, что действия Киллиана настолько очевидны и их легко просчитать.
   Его методы устарели лет на двадцать.
   План Киллиана провалился, как только Марков сел за руль.
   Марков выписался из отеля в половине седьмого. Стоило ему повернуть ключ в замке зажигания, он сразу понял, что с двигателем «поработали». Проверил выхлопную трубу, чтобы убедиться, что туда ничего не забили, а после двадцатиминутного осмотра двигателя обнаружил подрезанные провода.
   Поблизости по стоянке бродил тощий рыжеволосый парнишка, по виду которого нетрудно было догадаться о его намерениях.
   Бандит подбежал к парню и направил на него револьвер. Подросток раскололся сразу же.
   Марков выслушал рассказ мальчишки: частный детектив… краденая машина… ждать тебя… следить за тобой… позвонить ему, когда ты уедешь.
   Парень сдал Киллиана без денег, но Марков все равно дал ему двести фунтов.
   – Идешь со мной, – скомандовал он.
   Дальше все было на удивление просто.
   До чего ж доверчивая страна! Это тебе не США, где у всех оружие, в каждой машине сигнализация и повсюду легавые и камеры.
   Маркову представилось, что он перенесся из 2000-х в 1950-е.
   На автостоянке ему приглянулась «тойота-камри» 2008 года. Он вырезал отверстие в окне, открыл дверь, сел, сорвал пластиковую крышку с рулевой колонки, закоротил провода и подъехал к парню:
   – Далеко до Дервиш-Айленд?
   – Думаю, часа полтора, – предположил пацан.
   – Замечательно, сделаем так… Ждешь до девяти, а потом звонишь, как тебе было велено. Скажешь, что я только что выехал.
   – Заметано.
   – Когда звонишь?
   – В девять.
   – Молодец. Но если ты обманешь меня или попытаешься подставить, я тебя из-под земли достану Умирать ты будешь долго, обещаю.
   На часах было семь утра. Куча времени, чтобы добраться до острова и застать Киллиана врасплох. Просто прорва времени. А парнишка сделает все, как надо, благодаря деньгам и угрозе.
   Бедный старый Киллиан.
   Вот какова цена старости, медлительности и глупости.
   Марков доехал до автосервиса, купил карту, сандвич и низкокалорийную кока-колу.
   Пока служащий заправлял машину, Марков постучал о бетон резиновым мячиком. Было холодно, шел мелкий дождик, но Марков был в кожаной куртке поверх футболки и джинсах.
   С ним все было в порядке.
   Он чувствовал себя хорошо.
   Заплатив за бензин пять фунтов, Марков выехал из Эннискиллена и поехал на юг через болотистые леса.
   Дождь припустил сильнее, и он включил дворники, а позже еще и фары: с озера Лox-Эрн наползал туман.
   Поездка доставляла ему удовольствие.
   Марков открыл окно, выключил магнитолу и телефон и вдохнул насыщенный влагой и чистотой воздух.
   Ему здесь нравилось. Лас-Вегас выпивал из тебя все соки, изматывал. Когда сошли на нет первоначальные восторги, ни он, ни Марина, ни кто-либо из местных даже на пушечный выстрел не приближались к Стрип.
   А в Ирландии можно осесть, когда он отойдет от дел.
   Отец Марины происходил из поволжских немцев и только недавно переехал в Берлин. При его помощи они, возможно, сумели бы получить немецкое гражданство, а имея немецкое гражданство, они могли жить в Евросоюзе где угодно.
   Наверное…
   Посмотрим…
   Несколько раз Марков сверялся по карте и, не плутая, дохал до Нижнего Лох-Эрн и легко нашел Дервиш-Айленд.
   Подъехав к автостоянке рядом с паромной переправой, Марков увидел, что машина, которую угнал Киллиан, по-прежнему стоит на месте.
   Тот самый старый «мерседес», о котором говорил парень.
   Да-а…
   Он припарковался. Теперь на стоянке было две машины. И ни одного человека вокруг.
   К причалу прижалась плоскодонка, командира доблестного парома видно не было. Если бы это было в России, Марков предположил бы, что пьяный паромщик валяется где-то под кустом, а в Америке – что отлучился отметить один из столь любимых там праздников.
   Марков разъединил проводки, и двигатель машины заглох.
   Он захлопнул дверь машины и потянулся.
   Полной грудью вдохнул холодный, влажный, насыщенный кислородом воздух.
   Эх, хорошо!
   Подошел к парому.
   На штурвале висела табличка: «Вернусь через 15 минут».
   Марков улыбнулся. Здесь он находился уже минут десять.
   Но какое это имело значение?
   Киллиан и женщина с детьми никуда не денутся. Если только не решат вплавь добраться до другого берега.
   Он вернулся к «тойоте», заглянул внутрь, достал телефон, включил его и, определив время в Вегасе, позвонил Берни.
   – Привет, – поздоровался Марков.
   – Слушай, я никак не мог до тебя дозвониться! – закричал Берни, он был на грани срыва.
   – Я отключал телефон.
   – Ты с ума сошел, приятель, тут такое серьезное дело!
   Марков вспомнил о трупах на ферме.
   – Полиция? – спросил он по-русски.
   – Слушай, у тебя есть возможность поговорить спокойно? – Берни тоже перешел на русский.
   – Нет. Говори давай, что случилось?
   – В Ирландии в прослушках есть возможность перевода. Сейчас тебе на электронку письмо скину.
   – У меня под рукой нет компьютера.
   – А с «айфоном» что?
   – Не взял. Ты же сказал, он тут работать не будет, сам посоветовал в аэропорту телефон купить.
   – Черт!
   – Короче, в чем дело? Что-то с Мариной? С ней все в порядке?
   – Все нормально. Это из-за работы. Господи… В общем, тебе нужен напарник, помощник… называй как хочешь. Ты делаешь свою работу, а всем прочим занимается кто-то другой…
   – Ты объяснишь, что происходит?!
   Берни собрался с мыслями:
   – Так, ты где сейчас?
   – Неподалеку от острова. Женщина на острове. Я стою у паромной переправы. Короче, я на месте.
   – Остров большой?
   – Маленький.
   – Она точно там?
   – Да. Это хорошая новость. А плохая новость – там же и наш «друг».
   – Он опередил тебя?!
   – Да, но это неважно. С острова только один путь, и я как раз на нем и стою.
   – Хорошо, хорошо, успокойся.
   – Это тебе нужно успокоиться.
   – Ну да… Обстоятельства изменились. Сейчас я проверю твое местоположение и сразу же перезвоню. И не выключай телефон, черт побери!
   – Что происходит?!
   – Через две минуты перезвоню! – Берни отключился.
   Марков закурил.
   К стоянке подъехала красная «мазда». Из нее вышел рыжеволосый паромщик в плаще и низко надвинутой на лоб шляпе, подошел к плоскодонке и уселся под навесом на корме. Может, он и заметил Маркова, но виду не подал, даже не поприветствовал его.
   Снова зазвонил телефон Маркова.
   – Значит так, слушай внимательно, – раздался голос Берни. – Задание усложнилось, зато мы получим больше денег. – Берни продолжал говорить по-русски, надеясь, что это и в самом деле поможет скрыть информацию, если кто-то записывает разговор.
   – Ну.
   – От тебя требуется… позаботиться о женщине. Она должна быть устранена. Понимаешь меня?
   – Понимаю.
   – Справишься?
   – Уверен. А заодно я позабочусь и о Киллиане.
   – Не возражаю. И еще одно: дети должны остаться в живых.
   Марков прищурился: убить миссис Коултер и Киллиана, но не трогать детей. Вполне разумно.
   – Я понял.
   – Теперь самое главное. Компьютер. Ты обязательно должен забрать ноутбук. Это жизненно важно.
   – Я и так об этом знаю.
   – У меня пока нет полной информации о том, где наши объекты и есть ли там посторонние. Минут через пять перезвоню.
   – Хорошо. У меня вопрос: еще больше денег – это сколько?
   – Очень, очень много. Но ты должен захватить ноутбук и сохранить детям жизнь.
   – Постой, а разве я не должен прихватить с собой детей?
   – Ты что думаешь, они пойдут с тобой после того, как ты на их глазах убьешь их мать? Просто разберись с ней и ее дружком и забери ноутбук. А с детьми разберутся другие.
   – Хорошо. Когда закончу дело, перезвоню.
   – Договорились.
   Марков аккуратно положил шприцы с героином в один карман куртки, а лыжную маску – в другой. Убить женщину, убить Киллиана, подбросить в домик наркотики, взять ноутбук, смыться с острова и вызвать полицию. Сделка по передаче наркотиков завершилась неудачно. Трагедия, которую можно объяснить, зная семейную историю дамочки.
   Бандит вышел из машины и подошел к паромщику:
   – Утро доброе!
   – Доброе. Поплывете сейчас?
   – Сколько людей на острове? – не заметил вопроса Марков.
   – Сейчас?
   – Да.
   – А вы кого-то ищете? – насторожился паромщик.
   – Думал, друга встречу. Высокий такой человек, может, видели его? – улыбнулся Марков.
   – A-а… знаю такого. Да, он на острове.
   – Один?
   – Нет. Энди на пару дней уехал, но на острове осталась женщина. Вот так. Ваш друг, эта женщина и две девочки. Разминулись вы с другом. Я только недавно его туда отвез.
   – Значит, на острове только двое взрослых и двое детей?
   – Именно.
   Марков пристально поглядел на паромщика. К сожалению, он стал проблемой. Марков достал из кармана револьвер и выстрелил паромщику в сердце. Глаза у рыжего здоровяка вылезли из орбит, на губах запузырилась кровь, он попытался что-то сказать, но обрушился на палубу Мертв.
   Марков позвонил Берни:
   – Пришлось убрать свидетеля.
   – Хорошо. Я позвоню заказчику.
   – Нет, пока дело не сделано, никому не звони. Непрофессионально.
   – Разумеется. Дашь мне знать.
   – Угу – Марков снова поработал мячиком и натянул маску.
   Спустился на необычную лодку, отвязал ее от причала и нажал на красную кнопку Двигатель заурчал, и паром отвалил от берега. На середине пути до острова Марков сбросил тело паромщика в воду.
   С моря на озеро наползал густой туман. Для Маркова это было как нельзя кстати. Если бы кто-то стоял на берегу и следил за паромом, то заметил что-то подозрительное только тогда, когда убийца подплыл вплотную.
   В тумане был виден только причал, возвышающийся над водой. Одной рукой убийца по-прежнему держал штурвал, направляя лодку к деревянному настилу, обвешанному покрышками, другой достал револьвер.
   Когда паром был в нескольких метрах от берега, он выключил двигатель и лодка, двигаясь по инерции, с глухим стуком ткнулась в причал. Бандит выпрыгнул, привязал ее к швартовой тумбе, пригнулся, держа револьвер наизготове.
   Подождал, вглядываясь в густой туман.
   Никого не видно.
   Невдалеке от причала он разглядел небольшой луг. Через него к лесу вела тропинка, все остальное поглощал туман.
   Ни намека на дома или людей.
   Но остров небольшой, значит, его цель близко.
   Марков посмотрел на часы: девять часов шестнадцать минут.
   Киллиан, должно быть, только что получил весточку от мальчишки. Появления Маркова он будет ждать только через два часа. Вот идиот!
   Убийца прислушался, и ему показалось, что он различает вдалеке детские голоса.
   Постояв немного, подумав и поставив револьвер на предохранитель, он спрятал его в карман брюк.
   «Куча денег», – так сказал Берни.
   Понятно, почему был так важен ноутбук.
   Компромат.
   Там был компромат на Ричарда Коултера, одного из богатейших людей в Ирландии.
   Они заплатят «кучу денег» в качестве вознаграждения нашедшему, а ради того, чтобы получить обратно этот компьютер, они заплатят в десять раз больше! Миллионы!
   А что, если убить всех, взять компьютер, вернуться в Неваду и обсудить это с Берни? Они же могут начать работать с небывалым размахом!
   Марков достал мячик. Удар-отскок, удар-отскок – десять раз по палубе левой рукой.
   Он вспомнил о событиях февраля 2000 года в Грозном. Тогда боевики захватили омоновского офицера и распяли его между чеченской и русской линиями огня. Этот офицер был из печально знаменитого ОМОНа, чей девиз был: «Не щадим и не ждем пощады!». Никто не хотел рисковать жизнью, пытаясь спасти его. Омоновец вопил всю ночь. Звал мать, умолял своих однополчан выручить его, но они знали, что он служит снайперской приманкой, а возможно, что и заминирован. И только когда утром прибыл капитан Жиганов, все закончилось. Мгновенно оценив обстановку, Жиганов потребовал винтовку и застрелил омоновца. Маркова во всем сражении за Грозный восхитил именно этот поступок. Неуверенность – твой враг. Дерзость – твой союзник. Капитан Жиганов был одним из немногих компетентных офицеров на этой войне, но, к сожалению, был отозван в Москву. Позже его осудили по какому-то смехотворному обвинению. Но Марков навсегда запомнил урок: быстро оценить обстановку, быстро принять решение, быстро его исполнить. Промедление смерти подобно.
   Вздохнув, он убрал мяч в карман.
   Когда возникнет сложная ситуация, он будет знать, что делать. Будет действовать – и действовать четко. Взглянул на часы: прошло две минуты. Пора. Убийца выключил телефон и, держа в руке револьвер перед собой, пошел по тропинке, которая, как он предполагал, вела к домикам.
   Инстинкты Маркова не подвели.
   Киллиан не ждал его.
   Совсем не ждал.
   В этот самый момент в четырехстах ярдах от убийцы, на противоположной стороне острова, Киллиан всматривался в размытую, снятую на дешевую пленку мерзость на экране ноутбука Ричарда Коултера. На него снизошло озарение.
   Все встало на свои места и обрело смысл.
   И не только в этом конкретном случае.
   В масштабах Вселенной.
   Все, что произошло за последние двадцать лет…
   Вся карьера Коултера.
   Даже весь миротворческий процесс.
   В 1970-х Жилищное управление Северной Ирландии было крупнейшим владельцем недвижимости в Европе. На строительство новых домов, квартир, жилых кварталов заключались контракты на баснословные суммы. Денег было выше крыши. Во время Тревожных лет процветал только этот сектор экономики.
   Как мог Коултер, директор исправительного учреждения, вдруг стать участником этой махинации?
   Только одним путем: он принадлежал к сообществу педофилов. Самому тайному из всех тайных обществ. Более закрытому, чем масоны, Оранжевый орден, орден Буйволов или Древний орден ибернийцев.
   Эти люди старательно скрывают правду о себе, ее никто не должен узнать.
   Только не здесь.
   Только не в мрачном Ольстере.
   Разумеется, скандалы были и раньше. Но ведь это Ирландия, где все держат рот на замке! Факты истязания детей в католических приютах стали достоянием гласности только в 2008 году.
   А на севере тайны уходят в могилу.
   Киллиан понял, почему Рейчел вынуждена была бежать.
   Коултер – извращенец. Злодей. Она не могла допустить, чтобы ее дети находились рядом с этим монстром. Имея власть над детьми, он торговал ими, и не ради денег, но ради доступа к власти, выгодным сделкам, высокому покровительству И принимал участие в «забавах» и «играх». Может быть, добровольно, а может, из-за необходимости подтвердить, что он «свой», создать круговую поруку.
   Четырехминутный ролик был своего рода «Молотом ведьм», Malleus Maleficarum, сильно-действующим ядом, который мог мгновенно уничтожить и Коултера, и Дермида Макканна, и всех других действующих лиц, сровнять с землей Шин Фейн.
   Это видео – бомба, которая взорвавшись, похоронит под обломками группу Макканна, фракцию ИРА, подписавшую Соглашение о прекращении огня. А отдаленные последствия эффекта бабочки предугадать вообще невозможно.
   И до этого существовали темные слухи о заговоре Макканна, о том, почему после двадцати лет борьбы ИРА вдруг приняла мирные условия. По одной версии он был агентом британских спецслужб, по другой – продался американцам. Правда это или нет, неизвестно, но видео, найденное Рейчел, окончательно подорвет доверие к нему. Если только запись будет обнародована, развалится Шин Фейн, рухнет Жилищный управление, Законодательное собрание не сможет выполнить своих задач, Ольстер превратится в гигантскую бойню.
   А Коултер? Ему грозит многолетнее заключение – он потеряет все.
   А ведь еще и Том замешан.
   Он будет опозорен, лишен адвокатской лицензии.
   Наверняка Том и есть главный организатор «крутой групповухи».
   В голове Киллиана зашумело.
   Вот почему мы, пейви, держимся от прочих людей подальше. Вот почему мы не хотим слушать их, ненавидим их лицемерие и ложь. Мы не хотим, чтобы они отравляли воздух, которым мы дышим. Люди не должны существовать так близко друг к другу. Мы не можем жить в зданиях. Вся архитектура основана на одной колоссальной лжи, все города. Люди собирались вместе, чтобы защищаться от опасности, теснились на небольших участках суши, пока наконец не забрались друг другу на головы, запертые в стеклянно-кирпично-стальных коробках, растерянные и несчастные.
   Вернулась Рейчел. Ее лицо было белее мела. Она плакала.
   Киллиан обнял ее. Какая же ты мразь, Коултер! Ведь не в детях же было дело, а в фильме. Вот почему Том нанял этого скинхеда.
   – Насмотрелся? Все понял? – просипела Рейчел.
   Ее голос звучал так, как будто она была на дне колодца.
   Киллиан кивнул и закрыл ноутбук:
   – Ты до конца смотрела?
   – Нет. С меня хватило увидеть Макканна и Коултера. Я должна была убраться из дома Ричарда, спрятать от него детей, понимаешь?! Что мне еще оставалось?
   Киллиан тяжело дышал:
   – Не знаю. Может, обратиться к журналистам? На телевидение?
   – Ты издеваешься? ИРА тут же подпишет мне смертный приговор. Ты же видел, кто там был?
   – Видел.
   – Они убьют меня. Уму непостижимо, как им удавалось столько времени прикрывать Ричарда…
   – Они прикрывали друг друга. Макканн и Коултер. Католик и протестант. Политик и аферист.
   – Мерзость… какая мерзость! Я ведь не обозналась? Там был Дермид Макканн, да?
   – Да, и Ричард. А в последнем кадре мелькнул Том Эйкел.
   Рейчел чуть не задохнулась:
   – Том? Если в дело вмешается Том, он устроит так, чтобы я никогда в жизни больше не увидела детей. Он уничтожит меня, вытащит на свет историю с наркотиками…
   – А к наркотикам ты какое отношение имеешь?
   Рейчел обреченно покачала головой:
   – Я ведь была глупой девчонкой из Баллимены. Я попала в чужой для меня мир – мир Ричарда. Другой образ жизни… всё другое…
   – Героин? – Киллиан попытался вспомнить отчеты, которые он изучал.
   – Поначалу марихуана, затем кокаин, а потом пошла всякая дрянь. Обычный путь наркомана. У нас всегда было столько «добрых» гостей… Когда Ричард стал звездой телеэкрана, это было все равно что находиться рядом с Майклом Джексоном. Когда Ричард узнал о наркотиках, он обезумел. Я была беременна. Сначала он психанул, но тут же отвез меня в «Кроссроудз» на Антигуа, в клинику Эрика Клэптона. На какое-то время я полностью избавилась от зависимости. А потом – рецидив. Знаю, я виновата, ты погляди на бедную Сью! Проблемы в обучении, проблемы с поведением, ужас!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация