А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Барометр падает" (страница 15)

   11. Долгий сон

   Спрятавшись на автостоянке, Киллиан наблюдал за отелем, пока свет в окне не погас. Произошло это раньше, чем он ожидал. На часах телефона было десять часов тридцать три минуты, часы в «фиесте» показывали десять сорок три. Киллиан считал своего соперника «совой», но в баре отеля этот человек выпил пять бутылок пива «Бад» и пять порций неразбавленной водки.
   Видел, как он выходил на улицу, несколько раз с силой ударил мячиком по земле, подхватил его, вернулся в бар и выпил еще водки.
   Парень изрядно напился, а учитывая его худобу…
   Киллиан дал ему полчаса, чтобы отлить и успокоиться.
   Дождь прекратился.
   Тихо стало на этой земле, пережившей сорок лет тьмы, и бури, и смерти.
   Киллиан позвонил Шону.
   – Сложновато будет, – сказал он.
   – Может, плюнешь? – скорее посоветовал, чем спросил Шон.
   – Нет. Как думаешь, когда они их найдут?
   – Не знаю. Можно, конечно, к легавым обратиться…
   – Обойдемся без них, – решительно возразил Киллиан.
   – Значит, ты решил все-таки провернуть это дело?
   – Да.
   – Одобрения моего не требуется? – Это был риторический вопрос.
   – Это стало для меня делом чести.
   – Может, стоило подмешать что-нибудь ему в выпивку?
   – Это для новичков. Мне нужно только одно – терпение.
   – Будут неприятности, звони.
   – Сам справлюсь. – Киллиан отключил телефон.
   Он вышел из машины. Сердце отчаянно колотилось. Мозг захлестывало адреналином. Надо бы посидеть, успокоиться, выждать немного. Но этот псих так достал Киллиана… он у него уже в печенках сидел.
   Киллиан чиркнул спичкой. Она вспыхнула белым огоньком, который, потрескивая, пополз вниз по древесине, постепенно желтея. Киллиан с каким-то удивлением наблюдал за пламенем. Во влажном воздухе запах горения смешался с душными и тяжелыми запахами сырого вечера. Когда спичка почти догорела, Киллиан неохотно поднес ее к самокрутке. Это была его последняя сигарета, а табачные ларьки давно закрыты. Через несколько секунд конопля уже растворялась в его крови. Перестали дрожать руки, в голове прояснилось, нормализовалось зрение. Выпавшая из руки спичка спланировала на кучу опавших листьев. Киллиан затоптал ее для верности и снова затянулся смесью виргинского табака с марокканским гашем.
   В номере психопата по-прежнему было темно.
   С озера Лox-Эрн дул легкий ветерок.
   Хорошее место Эннискиллен.
   Давным-давно исчезли следы многочисленных взрывов ИРА в 1989 году.
   Хорошее место… но холодное.
   На другой стороне автостоянки располагался паб, в котором было много свободных мест, в том числе и у окна.
   И внутри себя Киллиан тоже чувствовал холод.
   Ему так хотелось хоть раз по-настоящему поговорить с Шоном, поговорить по душам, без пустого трепа или разговоров о делах. В который раз Киллиан пожалел, что рядом нет никого, кто его хотя бы выслушал.
   – Придурок, ты сам выбрал себе такую жизнь, – произнес он и сплюнул.
   По-прежнему следя за окном номера, Киллиан прошелся до берега озера.
   В животе бурчало.
   Он больше суток не ел, а голова еще болела от побоев.
   Между пришвартованными лодками покачивались в воде жестянки из-под масла и пива. Было довольно тихо. Только с яхт доносились свист ветра в снастях и постукивание корпуса о корпус. Эта нестройная музыка отражалась от воды, превращалась в неприятный до дрожи гул. Киллиан поморщился: несмотря на действие наркотика, эти звуки раздражали его – будто сотня школьников играла какую-то ломаную модерновую симфонию на треугольниках – прямо как на Би-би-си-4.
   Подошел какой-то парнишка. Низкорослый веснушчатый паренек подозрительного вида. Открывающийся и закрывающийся рот. Явно хочет поговорить… а может, отсосать. Нет, не было в Фермане гомиков, а если и были, то бедолаги старались вести себя тише воды ниже травы.
   Парнишка осторожно приблизился, остановился.
   – Добрый вечер, – произнес он настороженно.
   Киллиан промолчал.
   – Хорошая трава? – полюбопытствовал парень.
   – А ты кто, легавый? – парировал Киллиан.
   Подросток рассмеялся:
   – Да я-то нет, а вот ты – вполне смахиваешь.
   Киллиан улыбнулся:
   – И долго ты за мной следишь?
   – Прямо от бара в отеле. Ты кого ищешь? Не могу что-то понять. Может, поймать кого хочешь?
   – Я не легавый. Тут дело с разводом связано. Самая скучная и утомительная работа в мире.
   Паренек приуныл.
   Киллиану было холодно, хотелось есть.
   – Слушай, хочешь двадцать фунтов заработать?
   – Ага.
   Киллиан указал рукой в сторону отеля:
   – Последи вот за этим окном на втором этаже. Как зажжется свет, беги в паб и зови меня. Понял? Справишься?
   – А покурить дашь?
   Киллиан швырнул окурок в озеро:
   – Расти плохо будешь, ясно?
   Паб назывался «Ботсменс армс». В Эннискиллене находилась одна из стоянок для туристов, плывущих по озеру Лox-Эрн и дальше – до Ольстерского канала и внутренних рек Ирландии. Для некоторых людей излюбленный способ провести выходные – это путешествие по каналам. Некоторые и живут прямо на воде, в плавучих домах, путешествуя от причала до причала. Разумеется, их никогда не называют бродягами, цыганами или чем похуже.
   – Что будете пить?
   В баре имелось два сорта пива: «Гиннесс» и «Харп».
   – Думаю, «Гиннесс». А поесть у вас не найдется?
   Бармен – около пятидесяти, кончики усов подкручены вверх – кивнул. Киллиан немного беспокоился, как бы бармен не оказался любителем поговорить. Ему по-прежнему нужно было поглядывать на окно.
   – Будете картофельную запеканку с мясом? – предложил бармен.
   – Отлично! – согласился Киллиан.
   Он присел за столик у окна, где мог наблюдать за отелем. Бармен исчез в задней комнате. Дело могло выгореть. Вдвоем наблюдать за соперником намного проще. И более того, парень мог оказаться полезен и для второй части плана, если только Киллиан не ошибся в своих предположениях.
   Спустя немного времени бармен принес пиво и запеканку Пиво было налито по всем правилам: до самых краев кружки, толстая шапка пены и никакого клевера.
   Киллиан отпил из кружки, утопив все заботы в приятном ощущении от вкуса крепкого черного пива.
   – Пять фунтов, – сказал бармен.
   Киллиан дал ему пятерку.
   В пабе было пусто, и Киллиан спросил, когда закрывается заведение:
   – Сколько у меня осталось времени, чтобы поесть?
   – Еще достаточно, – ответил бармен и вернулся к себе протирать кружки. Киллиан приступил к запеканке. Вкусно. Горячая, много мяса.
   – Ну как, ничего? – спросил бармен.
   – Объедение!
   – Это моя жена готовит, она мастерица. Кстати, если не секрет, куда направляетесь?
   – В Слайго. – Киллиан назвал первый пришедший на ум город.
   – Хорошее место. И часто там бываете?
   – Нет.
   Бармен не произнес больше ни слова. Киллиан доел запеканку и допил пиво.
   В окне отеля по-прежнему не было света. Да и вряд ли он зажжется – боевик целый день был за рулем, а потом весь вечер накачивался спиртным.
   У Киллиана в запасе было шесть или семь часов.
   – Где туалет? – спросил он.
   Бармен махнул рукой налево.
   Киллиан прошел по пабу в туалет. Это была просто стена с листом нержавейки внизу, который превращался в сток, ведущий наружу. В побеленных стенах зияли большие дыры, через которые можно разглядеть улицу, в низком потолке – дыра, через которую виднелось небо. Темные облака плыли, подобно инопланетным кораблям, среди звезд. Киллиан расстегнул ширинку и начал мочиться на кусочек мыла, прилипший к стоку. Шарик зашипел, запузырился; стряхнув последнюю каплю, Киллиан застегнул ширинку. Воды в рукомойнике не было, поэтому он просто вытер руки о джинсы.
   Надписи на стенах вернули его в девяностые: «Слава ИРА!», «К черту ИРА!», «Смерть Папе!», «Вздрючь королеву!», «Гнать Папу взашей!», аббревиатуры различных группировок. Были еще и «Манчестер Юнайтед» и «Ливерпуль». А в самом углу – «Бей тинкеров!».
   Похоже, это навеки…
   Киллиан поглядел на часы.
   Двадцать минут двенадцатого.
   Бандит спит уже час.
   Неожиданно у Киллиана подкосились ноги, сердце застучало паровым молотом, участилось дыхание. Он прислонился к стене и ущипнул себя за кончик носа. Это была паника, а не сердечный приступ.
   – Черт побери… – прохрипел он и ударил кулаком по стене. В месте его удара краска осыпалась на пол. – Когда же это кончится?! «Бей тинкеров»… мертвая женщина… разборки с этим бритоголовым?
   Сквозь дыру в стене он видел автостоянку и озеро. За границей фонарей стеной стояла непроглядная тьма. Как в чертовой угольной шахте… как в могиле… Киллиан разглядывал темноту, пока не пришел в себя.
   – Ну вот, теперь все в порядке? – спросил он сам себя.
   Да, все в порядке. Он достал ключ от машины и процарапал линию поперек надписи о тинкерах. Еще одну. Еще. Пока не соскоблил надпись.
   Он нагнулся посмотреть на себя в зеркале, в котором от зеркала остались только отдельные хлопья оловянной амальгамы. Он выглядел призраком.
   Вернувшись в паб, Киллиан попрощался с барменом.
   Нашел парнишку на автостоянке и дал ему двадцать фунтов.
   – Спасибо, мистер, – поблагодарил тот.
   – А еще сотню фунтов хочешь? – спросил Киллиан.
   – Кто не хочет!
   – Мне нужна машина.
   Подросток отреагировал с иронией:
   – А с твоей что? Угнали?
   – Нет, не угнали, но в ней «следилка», подброшенная тем парнем со второго этажа. Он тоже сыщик, мой конкурент, мы оба расследуем одно и то же дело о разводе. На словах захватывающе, но на деле такая муть… Обычная практика.
   Парень внимательно изучал Киллиана. Киллиан тоже приглядывался к нему: изворотливый поганец с богатым опытом угона машин – даже не на продажу, просто так, чтобы покататься. Таких называют «покатушечники». Киллиан мог бы и сам без труда «позаимствовать» автомобиль, но он давно не тренировался, а главное – потребовалось бы время.
   – Нет проблем. Но это будет подороже сотни.
   – Сколько?
   – Пятьсот, скажем…
   – Двести.
   – Двести пятьдесят.
   – Двести.
   – Хорошо. Какую марку предпочитаете? – ухмыльнулся малец. – Только не забудь, это Эннискиллен, на «порше» не рассчитывай.
   – Боже сохрани! Ничего запоминающегося.
   – Пойду в переулок, там проще, – сказал паренек.
   – Сколько ждать? – поинтересовался Киллиан.
   – Да я мигом!
   – Встретимся тут минут через десять?
   Парень кивнул.
   – Да, вот еще что… – начал Киллиан.
   – Да?
   – Со мной шутки плохи.
   – Можно было не предупреждать! – дерзко ответил парнишка и растворился в темноте.
   За автостоянкой наблюдала одна-единственная видеокамера, установленная на вышке рядом с запасным выходом из отеля. Киллиан подошел к воде, выловил пакет, вскарабкался на стену отеля, перебрался за вышку и надел пакет на камеру.
   Спрыгнув на землю, он побежал к «рейнджроверу». На его счастье, это была старая модель, новые машины своей сложностью иногда пугали Киллиана. Кража автомобилей – дело молодых. Киллиан вставил отмычку, пошевелил, надавил на зубчики и услышал щелчок.
   Теперь – сигнализация. Он открыл капот и отсоединил аккумулятор.
   Взялся за ручку и потянул, зажмурившись, ожидая услышать вой сирены, но все было тихо.
   Заглянул в салон: нет ли какого приспособления для охраны, нет, только застоявшийся запах дорогого лосьона после бритья.
   Он сел на водительское сиденье и перепробовал несколько отмычек из своей связки, пока не нашел нужную. Киллиан подсоединил аккумулятор, повернул отмычку и вздрогнул, когда двигатель зарокотал. И на этот раз повезло – сирена молчала.
   Киллиан включил навигатор.
   Пролистал меню, пока не нашел последний адрес:

   Коттеджи «Холидей», 3
   Дервиш-Айленд
   Фермана

   Киллиан записал адрес и стер память навигатора, надеясь, что конкурент его нигде не продублировал. Обшарил бардачок в поисках денег или документов, но бандит предусмотрительно забрал все с собой. Впрочем, это было и ни к чему, просто привычка. Киллиан отключил навигатор, заглушил двигатель и нажал на кнопку – капот приоткрылся.
   Киллиан вышел из машины, закрыл и запер пассажирскую дверь. Из внутреннего кармана куртки достал перочинный нож и мини-фонарик, купленный по дороге.
   Зажал фонарик в зубах.
   Поднял капот, подпер его стойкой, а затем осторожно надрезал перочинным ножом провода от свечей зажигания там, где они входили в головки цилиндров.
   Отошел на шаг, при свете фонарика оглядел результаты своей работы. При беглом взгляде не заметно ничего подозрительного. Даже опытному механику потребуется часа два, чтобы понять, в чем дело.
   Капот «рейнджровера» Киллиан захлопнул как раз в тот момент, когда на автостоянку въехал «мерседес-112». Не самая скромная в мире машина: хром, большие фары, всё блестит.
   – Ну, как тебе? – спросил мальчишка.
   Киллиан запоздало вспомнил, что у «покатушечников» и профессиональных автоугонщиков совершенно разные представления о прекрасном.
   – Ну, как сказать… Немного бросается в глаза, да и навигатора нет.
   – Что, идти за другой? – Парнишка погрустнел.
   – Нет, и так сойдет. Слушай, где здесь можно раздобыть карту Ферманы?
   – В круглосуточном автосервисе, это дальше по дороге, – махнул рукой парень.
   – Отлично, по рукам, – сказал Киллиан и отсчитал угонщику двести фунтов.
   Киллиан хмурился, но втайне был доволен: у его дяди Гарвана много лет был такой «мерседес», краденый, разумеется. Гарван не был таким горьким пьяницей, как отец Киллиана, и научил мальчика водить машину Автомобиль являл собой душераздирающее зрелище: угнанная классическая машина, которую Гарван регулярно красил блестящей зеленой краской для стен. Машину было за версту видать.
   В конце концов дядя продал машину за пару якобы скаковых лошадей. Увы, обе лошади вчистую проиграли на скачках. А дядя Гарван умер преклонным стариком в тюрьме Глазго, ему было сорок четыре года. Бедняга…
   – Вот тебе еще пятьдесят – за быстроту, – улыбнулся Киллиан и отсчитал две двадцатки и десятку.
   – Спасибо! – оживился паренек, радостно сияя.
   «Серьезного преступника из этого мальчишки не получится, слишком доверчив», – произнес про себя Киллиан, уже обдумывая новое поручение.
   – Хочешь удвоить прибыль? – с намеком спросил Киллиан.
   Глаза подростка загорелись.
   – Тогда поспи немного и приходи сюда пораньше. Договорились?
   – Да!
   – Мне нужно знать, когда хозяин этого белого «рейнджровера» сможет оживить машину. Я слегка поработал с двигателем, и ему потребуется механик.
   – Ты сломал его машину? А почему просто не столкнул в озеро? – удивился парень.
   – В таком случае он сразу же раздобудет другую, а так он потратит несколько часов, пытаясь разобраться в поломке.
   – Да-а… теперь понятно… – кивнул малолетний угонщик.
   Со стороны Киллиан напоминал строгого учителя, внушающего великие истины непутевому ученику, но пришлось прервать процесс воспитания: Киллиану надо было уезжать.
   – Я тебе сейчас дам номер телефона, ты сообщишь моему коллеге, во сколько мой конкурент управится с машиной. Договорились? Мобильник у тебя есть?
   – Да.
   – Справишься?
   – Конечно, – уверенно ответил парнишка.
   Киллиан дал ему еще двести пятьдесят фунтов.
   – Запомни: если ты решишь хорошенько поспать, а потом скормить моему другу какую-нибудь заезженную байку, знай, я вернусь, – строго добавил Киллиан.
   По улицам Ольстера в эти дни расхаживали примерно две-три сотни уголовников, осужденных за убийства. Это были боевики, отпущенные на свободу по великопятничной амнистии. Киллиан к ним не относился, но парень этого не знал.
   – Слышь, я помогаю тебе не из любви к искусству. Мне нужны деньги. Если у тебя наметится работенка, может, снова обратишься ко мне? – с надеждой заглянул в глаза Киллиану паренек.
   – Возможно, – ответил Киллиан и дал мальчишке номер Шона.
   – Я Бобби, – представился парень.
   Киллиан пожал ему руку, но своего имени не назвал.
   Сел в «мерседес».
   Все было знакомым.
   Он включил первую передачу, приоткрыл окно и поблагодарил подростка.
   Доехал до автосервиса, купил карту Ферманы и сигареты.
   – Не подскажете, где здесь Дервиш-Айленд? – спросил Киллиан у продавца.
   – Дервиш-Айленд? – задумчиво переспросил тот. – Думаю, это в нижней части озера.
   Мужчина достал очки, взял карту и показал Киллиану. Это и в самом деле был остров, располагающийся в Нижнем Лox-Эрн, почти на самой границе Республики.
   Из-за крупного масштаба карты казалось, будто остров находится очень далеко.
   – И долго до него ехать?
   Продавец задумался:
   – Ну, тут сказать сложно, где-то часа два езды, смотря по состоянию дорог.
   Киллиан кивнул. Если только он не запутается или не сломается машина, то с первыми лучами солнца он будет на месте.
   Он не заблудился.
   В четыре утра он уже был там.
   Вернее, на автостоянке у паромной переправы.
   Сам остров находился в миле от берега. Рядом с причалом была табличка: «Паром работает с 8:00 до 20:00».
   Киллиан припарковал «мерседес», вышел, поглядел на озеро. Закурил.
   Она, вероятно, думает, что теперь в безопасности.
   Живет на острове.
   В каком-нибудь домике на отшибе.
   Спряталась Рейчел плохо.
   Ее легко нашел Киллиан, найдет и маньяк-психопат.
   Он закурил вторую сигарету Шон просил его звонить в любое время дня и ночи, как только Киллиан раздобудет надежную информацию.
   И Киллиан позвонил, прекрасно зная, что Мэри может устроить скандал.
   – Я нашел ее, – сообщил Киллиан.
   – Слава тебе господи! Отличная новость! Адрес был в навигаторе бандита?
   – Ну да, как я и предполагал.
   После взятки кому нужно именно благодаря навигатору прокатной конторы они узнали, где находится «рейнджровер», а теперь данные, введенные боевиком, подсказали им, куда двигаться дальше.
   – Кстати, о нашем приятеле… Ты как с ним поступил?
   – Да никак, позволил ему проспаться.
   – Недурно, недурно… Так где же она?
   – В Фермане, на острове Дервиш-Айленд. Как только с утра заработает паром, я сразу отправляюсь туда.
   – Все просто отлично! Если только ты не хочешь отправиться прямо сейчас. Элемент неожиданности и все такое…
   – Что?! Ты мне предлагаешь переплыть?!
   – Нет. Ну должна же там быть какая-нибудь лодка.
   – Я в темноте туда не отправлюсь.
   – Хорошо, что же ты будешь делать столько времени, до восьми?
   – Курить буду.
   – Может, вздремнешь?
   – О, кстати, я приплатил одному парнишке, чтобы тот следил за машиной бритоголового. Как только псих выедет, парень тебе позвонит, а ты позвонишь мне.
   – Ты ему доверяешь?
   – Да. Мелкий воришка, угонщик, которому позарез нужны деньги. И вот еще что…
   – Да?
   – Я кое-что испортил в «рейнджровере», подрезал провода у свечей.
   Шон хохотнул:
   – Да ты отлично постарался! Выспись теперь. И помни, что дамочка тоже не сахар. Просто убедись, что она там, и я позвоню Тому, мы получим дальнейшие указания. Полмиллиона… Ну и неделька!
   – Шон, извинись за меня перед Мэри.
   – Если все пройдет как надо, извинений не потребуется.
   Киллиан отключился, отшвырнул бычок в воду.
   Вернулся в «мерседес» и разложил водительское сиденье.
   Снял куртку, накрылся ею.
   Киллиан – человек довольно высокий, но и «мерседес» немаленькая машина, реликт времен, когда размер обозначал статус владельца.
   Киллиан закрыл глаза.
   Окрестную тишину нарушали только гоготание гусей и постукивание дождя по крыше машины. Киллиан никогда не мог похвастаться хорошим сном, но сегодня он изрядно потрудился. И очень устал.
   Сознание его переместилось на тонкую грань сна. На границу Сновидения.
   Над водой.
   В мифологии тинкеров это было еще одно важное место. Место первого неолитического поселения в Ирландии. Древнее Ньюгранжа или Стоунхенджа – Кольца Великанов. Именно здесь обитала Бадб, богиня войны. Его мать и даже старый циничный дядя Гарван не осмелились бы прийти сюда.
   В небе ползли дождевые облака. Над его головой в огромном хороводе кружились звезды, на щеках отражались причудливые созвездия.
   Это был сон о древней Ирландии. На древнем языке. Он слышал голоса духов над водой и называл их истинное имя. В своем сне он говорил, и мысли его были странными. Как только лучи солнца разбудили его в семь утра, Киллиан понял, что этот день пройдет совершенно не так, как могли предполагать он сам, или Шон, Дик Коултер, Том, или этот сумасшедший русский…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация