А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Барометр падает" (страница 11)

   – Ada ah voisin, – поблагодарил Киллиан и сам удивился своим словам.
   Они означали «большое спасибо» и были сказаны на шельте, тайном языке тинкеров. Почти двадцать лет Киллиан не говорил на этом языке. И почему именно сейчас он его вспомнил? Может быть, потому что рассказывал о своем деде – армейском зубном враче? Нет, не из-за этого. Возможно, из-за трейлеров…
   Киллиан вернулся к машине и выехал со стоянки на трассу А-2 рядом с Колрейном. Хвост за собой он заметил, когда уже час как ехал по дороге в Дерри.
   – Черт возьми, ну что за парень настырный! – сказал Киллиан сам себе и присвистнул. Настырный, но не слишком умелый. Во-первых, Киллиан уже дважды видел его. Во-вторых, он ехал на большом белом «рейнджровере» с очень шумным двигателем. Может, у него другой машины нет, но все-таки…
   Киллиан остановился перекусить в «Макдоналдсе». Он был достаточно стар, чтобы помнить маленькие кафе и закусочные, но сейчас всюду безраздельно царили «Макдональдс» и «Кей-эф-си». В течение тридцати лет бандитской гражданской войны их распространение сдерживалось, однако, когда наступил мир, они вырвались на свободу. Наркотики, новые дома и американский фастфуд – вот что принесло Северной Ирландии Соглашение о прекращении огня.
   Он заказал бигмак.
   Прошло уже много лет с тех пор, когда Киллиан в последний раз ел в «Мики Ди», он забыл, что ему не нравился вкус соуса в бигмаке.
   Он выпил колу и решил кроссворд в чьей-то забытой «Гардиан». В это время к закусочной подъехал тот самый «рейнджровер». Парень зашел в закусочную перекусить и отлить. На вид ему было лет тридцать – тридцать пять, бритая голова, похожая на пулю, серые глаза, мертвенно-бледное лицо, исполосованное шрамами. На шее и пальцах – синие татуировки. Наверняка тюремные. Бледный и накачанный – точно после отсидки.
   Опасный тип.
   Хотя, может быть, боевик из военизированного формирования? Или…
   Или кто? Киллиан никак не мог сообразить.
   Он следил за бандитом, пока тот заказывал чизбургер. Проводил его глазами до столика в дальнем углу закусочной. Точно профессионал – ни одного взгляда в сторону Киллиана, даже «случайного».
   Киллиан пару раз щелкнул бандита на свой телефон и отослал фото Шону.
   В заголовке сообщения Киллиан пометил «Срочно!».
   – Простите, пожалуйста, сэр, можно нам присесть? – обратилась к Маркову женщина. Еще и с ребенком!
   Это был его недосмотр – он занял угловой столик на шестерых. Марков мельком взглянул на Киллиана, но старый дурак все читал свою газетку, полностью отключившись от окружающего мира и никого не замечая.
   Марков утвердительно промычал, и женщина устроилась за столиком.
   У мальчика были рыжие волосы и редкозубая улыбка, как у мультяшного супергероя. Вместо того чтобы заниматься тем, ради чего он сюда пришел, мальчишка играл пластиковым десантником с разворачивающимся парашютом.
   Парашют…
   Марков вздрогнул. Он знал, что сейчас произойдет: еще одно путешествие во тьму мозга рептилии.
   Наверное, он зря ездил в Мексику.
   Самым правильным было бы расслабиться, привыкнуть к мирной жизни. Будущее было за «мягкотелыми». Марина хотела выйти замуж и осесть в Хендерсоне. Он должен был жениться на ней, чтобы она забеременела, чтобы родились дети… Должен был подождать окончательного краха рынка жилья и тогда купить дом в Хендерсоне.
   Марков прикрыл глаза и представил Марину: вот она в розовой футболке едет на велосипеде в университет.
   Розовая футболка.
   Улыбка Марины.
   Потом ребенок с матерью ушли.
   Киллиан по-прежнему читал газету Марков удивленно покачал головой. Как мог кто-то вроде этого идиота, пороху не нюхавшего, даже надеяться перехитрить Маркова?!
   Зазвенел телефон Киллиана.
   Звонил Шон.
   – Рассказывай, – с ходу сказал Киллиан.
   – Мэри считает, что знает его, видела где-то. И мне тоже кажется. У него весьма запоминающееся лицо.
   – Боевик?
   – Однозначно, но не ирландец. По словам Мэри, у нее что-то есть на этого типа в компьютере. Парень из Америки.
   – Гребаный Форсайт! Это его человек, ставлю на что угодно. Хвост за мной. Ублюдочная двойная подстава.
   – Расслабься, приятель, ты же не можешь знать наверняка.
   – Я знаю Форсайта и его методы. Подослал своего молодчика, чтобы на этом нагреть руки. Я нахожу женщину, а потом на все готовенькое прибывает наш дружок и перехватывает ее.
   – Сомневаюсь. Но если ситуация все же развивается по этому сценарию, что ты предпримешь?
   – Не знаю еще. Следи за ним, по крайней мере, первое время.
   – Есть предположения, где искать эту женщину?
   – След не настолько остыл, как я предполагал, и тянется до Донегола.
   – Наверняка Коултер там уже все обшарил.
   – Кто знает? Ведь он почему-то вышел на нас? Он копает пустую породу, а мы разрабатываем золотую жилу.
   – Ага. Я перезвоню, если выясню имя твоего конкурента.
   – Давай. – Киллиан выключил телефон и убрал газету. Поглядел в окно.
   Снаружи было серо, шел дождь, и все складывалось в до боли знакомую картину, от которой он уже отвык. Бракоразводный процесс, исчезнувшие люди, мордобой. Вот он – сидит в придорожной забегаловке, думает о задании, за окном дождь… Где-то там, вдалеке, – женщина, которую он должен найти. А за ним по пятам следует какой-то спятивший скинхед-наци. Ну и где она, та самая новая жизнь, которую он сам себе обещал, которая должна была начаться до того, как ему исполнилось сорок? Вот это вот? Черта с два! Конечно, это не только его вина. Никто не мог предугадать краха мировой экономики. Вот если бы у него был старший брат-юрист или друзья среди законников, люди, читающие «Файнэншл тайме», разбирающиеся в обстановке, умеющие заранее просчитывать действия… Да, у Шона – связи, но весь его кругозор ограничивается сенсациями из «Дейли миррор». Так что приходится вкалывать самому.
   Бритоголовый закончил есть – он по-прежнему даже не взглянул в сторону Киллиана, что указывало на недюжинное терпение бандита. Киллиан осторожно повернул телефон и сделал несколько снимков головореза крупным планом. Несмотря на небольшой рост, парень был широкоплечим, жилистым, сильным. Пухлые розовые губы, щеки и брови изрезаны шрамами. Выглядел, кстати, неплохо, а если бы отрастил волосы, вполне мог сойти за обычного человека. Дурачок… Однозначно иностранец. Вид – как у чертова фрица.
   Лицо бандита замерцало – зазвонил телефон. Мэри спрашивала, нужно ли заказывать ему номер в отеле в Донеголе. Киллиан отказался, решил, что обойдется. Выключил телефон и вышел в туалет. Вернувшись, Киллиан увидел, что отморозок по-прежнему его не замечает, снял куртку и поигрывает ключами от джипа.
   Очень хорошо.
   Киллиан вышел на автостоянку. Завел машину и выехал на автотрассу.
   Движение было очень плотным, и до Леттер-кенни ему удалось добраться только к семи часам.
   Было поздно ехать по адресу, где могла остановиться Рейчел. Он позвонил Шону и попросил, чтобы Мэри все-таки забронировала ему комнату, если сможет. Спустя две минуты он, следуя указаниям навигатора, ехал к мотелю «Куолити инн».
   Оставив «форд» на подземной стоянке, Киллиан зарегистрировался в мотеле. Для него был забронирован номер 505, располагавшийся вдали от уличного шума, из его окон открывался вид на море.
   Спросив у консьержа, где найти ресторан с хорошей морской кухней, Киллиан отправился в «Силвер кеттл», находящийся на Фрэнсис-стрит. Свободных мест почти не было, оно и понятно – еду подавали отменную. Он уговорил половину каменного окуня, жаренного в масле, с картофелем, прежде чем заметил своего преследователя: он сидел в углу, прикрывшись газетой.
   До конца трапезы Киллиан не обращал внимания на бандита. Запив капсулу снотворного остатками вина, он расплатился, вернулся в номер, заперся и попросил разбудить его в семь утра.
   Но будильник в телефоне установил на пять часов.
   Он знал, как поступит преследователь, он и сам поступил бы так же.
   – Здравствуйте, я звоню из пятьсот пятого номера. Простите, не могли бы вы напомнить, в котором часу я попросил разбудить меня?
   – Сейчас посмотрю. В семь утра.
   – Спасибо!
   Снотворное начало действовать, и в девять Киллиан уже спал. Когда он проснулся, за окном было холодное, туманное и дождливое утро. Он чувствовал себя полностью отдохнувшим. Осторожно открыл дверь – никого. Наружу Киллиан выбрался по пожарной лестнице и в пять двадцать уже ехал по трассе Н-45 на запад.
   Остановившись на автозаправке рядом со стоянкой грузовиков, там, где трасса Н-45 соединяется с Р-257, Киллиан выпил кофе и еще раз внимательно проверил, нет ли за ним хвоста. Ввел в навигатор адрес приятеля Дейва и устремился по Р-257 в почти первобытные, завешенные дождем леса, прорезанные скользкими дорогами с неожиданными закоулками для рыбаков, художников и чокнутых фанатиков выживания.
   Трасса сменилась проселком, проходящим сквозь густой сосновый бор, сплошь опутанный паутиной. Места эти были темными, мокрыми, малохожеными, что Киллиану очень нравилось. Он открыл окно, в машину ворвался божественный воздух: влажный, насыщенный кислородом, пахло папоротниками, водорослями и рябиной. В туалете автозаправки, на которой Киллиан остановился, чтобы перекусить шоколадкой и кофе, рос мох. Попробовал выяснить маршрут у парня, обслуживавшего заправку, но тот был из Белфаста, а до этого жил в каком-то прибрежном городке в Бангладеш.
   И только благодаря навигатору Киллиан не сбился с дороги. К указанному в адресе домику он добрался в полдесятого.
   Длинный галечный пляж, бурные волны, чьи белые верхушки разбиваются о камни примерно так, как изображали на полотнах импрессионисты, приезжавшие в Нормандию. Сам домик представлял собой коробку из грубо обструганных досок твердого дерева, окна выходили на холодную темно-синюю Атлантику. Линия прибоя начиналась всего в нескольких ярдах от домика. Да, эта женщина любила океан, ох любила! Киллиан выключил двигатель и вышел из машины.
   Он потер руки. Боже! Тут холоднее, чем он предполагал. Этот противный ветер дует, наверное, с самой Гренландии.
   Пройдя по залитой цементом площадке для машин, Киллиан подошел к дому. Он догадывался, что ее здесь уже нет: ни машины, ни малейшего признака жизни. Домик заперт, освещение отключено.
   Киллиан приподнял крышку мусорного бака: банки, пакеты из-под молока, коробки от сухих завтраков, подгузники. Подгузники? Сколько лет младшей девочке? Во сколько лет ребенок начинает обходиться без подгузников? На этот вопрос он ответа не знал и в сердцах хлопнул крышкой бака.
   Обошел домик вокруг, попытался разглядеть что-нибудь в окна.
   Та мерзость, которую он сначала принял за морские брызги, оказалась дождем. Киллиан поднял воротник плаща.
   Постучал в деревянную дверь.
   – Есть кто-нибудь? – окликнул он.
   Густой холодный туман, колышущийся над пляжем, так исказил голос Киллиана, что тот показался невыразительным, незнакомым, каким-то искусственным. Киллиану почудилось, будто он околдован, будто за ним следят. Он резко обернулся, высматривая своего преследователя, но никакой машины видно не было.
   Киллиан осмотрел замок в двери.
   Ржавая железная штуковина, взломать которую для него не составило бы труда.
   – Эй! Есть кто живой? – попытался еще раз Киллиан.
   Не дождавшись ответа, извлек набор отмычек и удовлетворенно улыбнулся, когда замок провернулся и дверь открылась. Киллиан потянул ручку на себя и снова позвал.
   В луче мини-фонарика он разглядел слой пыли по крайней мере двухдневной давности. В нижнем ящике шкафа обнаружил детскую одежду, а тщательный просмотр телефонного справочника не выявил ничего подозрительного.
   Киллиан вернулся к мусорному баку, вывернул его содержимое на землю.
   Ноль… полный пшик…
   Он прикрыл дверь, проделал обратные манипуляции с замком и сел в машину.
   Ему даже захотелось, чтобы хоть его преследователь появился, но никого не было. Никого.
   Дождь усилился. Киллиан включил обогреватель, радио, но все, что он смог поймать, – «Радио Айсленд» на исландском.
   Киллиан расстегнул плащ и взглянул на пассажирское сиденье в поисках шляпы, хотя ее там и не было.
   Была не была! Повинуясь интуиции, Киллиан выскочил из машины и побежал в сторону единственного дома, который виднелся на пустынном побережье. Постучал в хлипкую дверь. Ответа не было, и Киллиан уже осматривал замок, намереваясь как следует ударить, когда из-за поленницы показался человек.
   – Ты кто такой?! – рявкнул незнакомец.
   На нем была куртка с капюшоном, на голове вязаная шапочка. Несомненно, он видел машину Киллиана, возможно, даже видел, как Киллиан взламывал замок в домике. В руках мужчина сжимал древнюю пневматическую винтовку. Несмотря на ранний час, красный нос и желтые слезящиеся глаза выдавали, что он уже сильно пьян.
   – Убери эту штуку! – крикнул Киллиан.
   – Я вопрос тебе задал, – стоял на своем мужчина, все еще целясь в Киллиана.
   – Да убери ты эту хрень от меня!
   Человек переломил винтовку и показал Киллиану, что она не заряжена.
   – Я ищу Рейчел Коултер.
   – Никогда о ней не слышал. – Мужчина отрицательно помотал головой.
   – Тридцать лет, рыжеватые волосы, двое детей, возможно, называет себя другим именем.
   Мужчина молча кивнул и подошел ближе:
   – А! Называла тут себя одна Джулией.
   – Две девочки, тридцать лет?
   – Это она.
   – Когда уехала?
   – В среду.
   Два дня назад… Теперь ищи-свищи.
   – Она не говорила куда?
   – Ты легавый?
   – Нет.
   – А кто? – спросил мужик, ухмыляясь.
   Киллиан протянул ему визитку. Мужчина подошел еще ближе. От него несло перегаром, а пожелтевшие белки могли быть первыми признаками проблем с печенью.
   – Она сказала, куда направилась? – повторил Киллиан.
   – А сколько заплатишь? – хитро прищурился незнакомец.
   – Может, войдем в дом? – предложил Киллиан.
   Внутри творилось что-то невообразимое: вспухшие доски пола, протекающая крыша, в старинных рамах виднелось то, что осталось от картин, изъеденных влажностью, телевизор был накрыт клеенкой.
   Киллиан присел на краешек вонючего кресла. К нему подошла старая слепая дворняжка и начала обнюхивать его ноги.
   – Простите уж за бардак, мне, наверное, стоит переехать в тот домик, а тут… тут… – замялся мужчина, как будто впервые за много лет увидел истинный облик своего жилища.
   – Вернемся к Рейчел Коултер.
   – Сначала деньги.
   Они поторговались, и пьяница получил на жизнь пятьдесят фунтов.
   – Она сказала Ризу, что поедет в Ферману… в Эннискиллен.
   – Это все? – Киллиан понимал, что этот пьяный пройдоха что-то недоговаривает.
   – Она сказала Ризу, что едет в Ферману. Ты заплатил. Но это не все, что я знаю…
   – Хорошо, что еще? – кивнув, спросил Киллиан.
   Мужчина вышел в заднюю комнату и вернулся, держа в руке распечатанное письмо. Письмо, адресованное Рейчел Коултер, было с обратным адресом. Киллиан без труда мог заполучить конверт: легкий толчок – и этот тип свалится на пол.
   – Плохи у нее дела. Риз сказал, что она его чуть не изнасиловала, да и ко мне клеилась, но я бы ее трахать не стал, не дай бог подхватишь гадость какую-нибудь.
   – Короче, сколько? – перебил его Киллиан.
   – Сто евро, – протянул пятерню мужик.
   – Теперь всё? – спросил Киллиан, отсчитав деньги.
   – Всё.
   Киллиан вышел и в машине прочитал письмо. Всего несколько строчек:

   Дорогая, надеюсь, ты и девочки в порядке. У нас все отлично. Знай, я буду поддерживать тебя во всем. Уверен, у тебя были веские причины для такого поступка. Я никогда не доверял этому человеку. Держи меня в курсе дел и помни, что я люблю тебя. Думаю, пятьдесят фунтов тебе пригодятся. Не давай скучать девочкам.
   Папа.

   Как и всякий добропорядочный гражданин, отец Рейчел написал на конверте обратный адрес. Это был адрес отделения масонской ложи – Королевского ордена Буйволов в Баллимене. Она ему писала на этот адрес – так они обманули полицию и частных сыщиков.
   Письмо получено два дня назад.
   Скорее всего, ее отец уже получил от нее открытку с новым адресом.
   Н-да, приятель, поиски затягиваются.
   Отогнав мрачные мысли, Киллиан позвонил Шону:
   – Есть новости.
   – Выкладывай.
   – По телефону все не скажу, но я раздобыл письмо, которое может направить нас к финишной прямой.
   – Ты знаешь, где она?
   – Я знаю человека, который это знает, и он живет недалеко отсюда.
   – Отлично. Что там с твоим преследователем?
   – Да псих какой-то. Давно что-то его не вижу.
   – Рад слышать, что дело продвигается. Будешь просить Мэри заказать тебе номер в каком-нибудь отеле?
   – Не-a, отправлюсь домой и завтра с утра продолжу.
   – Ты где сейчас? В Леттеркенни? До Каррика-то обратный путь неблизкий. Может, все-таки номер?
   – Спасибо, Шон, все в порядке.
   Чтобы доехать до Каррикфергюса, Киллиану потребовалось четыре часа.
   Маркову – три с половиной.
   Город ему понравился: замок, парусные яхты, приятная влажность и прохлада воздуха. Марине тоже понравилось бы. Он занял номер в «Коуст-Роуд-отель» и позвонил Марине – на случай непредвиденных обстоятельств.
   – Привет, – ответила она.
   Марков улыбнулся. В отличие от него, Марина отвечала по телефону по-английски. Она читала английские книги, смотрела американское ТВ. По-русски говорила уже с акцентом. Он ее встретил на уроке английского в общинном колледже Норт-Лас-Вегаса. Марина и тогда неплохо знала язык и получала хорошие отметки, а теперь и он мог изъясняться по-английски вполне прилично.
   – Это я, – ответил он.
   – О, дорогой, ты где?
   – Я все еще в Ирландии.
   – А я никогда там не была. Хорошее место?
   – Отличное. Намного лучше Мексики.
   – Я скучаю по тебе… – произнесла по-русски срывающимся возбужденным шепотом Марина.
   Марков усмехнулся и тоже перешел на русский:
   – И я тоже… Скоро приеду.
   – Тебе чек прислали.
   – Ого! Кто?
   – Налоговая.
   – Хорошее дело! И сколько?
   – Пятнадцать тысяч.
   – Отлично.
   – Когда ты вернешься? – спросила Марина.
   – Точно не знаю. У меня важное задание. Мы получим кучу денег.
   Марина промолчала – переживала за него.
   – Я не ожидал этих пятнадцать тысяч… Почему бы тебе не погулять по магазинам? Купи себе что-нибудь, развлекись.
   – Я могла бы купить что-нибудь для детской… – предложила вдруг Марина.
   – Не надо пока, купи что-нибудь для себя. Я люблю тебя!
   После неоднократных взаимных заверений в любви он нехотя повесил трубку. В приподнятом настроении зашел в местный паб «Джорданстаун армс», плотно поел и выпил.
   Когда вернулся в номер, проверил снаряжение. Он не очень-то поверил продавцу «Крим-Кон» в Вегасе, но тот оказался прав. Пластиковые наручники были похожи на крепления для багажа, баллончик со слезоточивым газом замаскирован под дезодорант, стеклорезка – под ручку, минифонарик казался простой безделушкой. Всё это он раз двадцать проносил через таможню, и никто внимания не обратил. Отлично!
   Биту, правда, пришлось покупать в Белфасте, что было не так-то просто: в Ирландии не играют в бейсбол. Кольт Марков раздобыл у какого-то любителя пострелять.
   Посмотрев телевизор до часу ночи, Марков разложил свое снаряжение по карманам, приладил биту под мышкой, надел куртку, застегнулся на все пуговицы и вышел из отеля.
   В час ночи Каррикфергюс был похож на город-призрак. Ни одного человека. Мелкий дождик. Фонари, освещающие электростанцию на берегу слева и старинный замок справа.
   Марков вынул из кармана красный резиновый мячик, десять раз ударил о тротуар, подхватил, убрал в карман и направился к дому Киллиана.
   Свет выключен, не слышно ни единого звука. У Маркова во рту пересохло. Рукавом он вытер пот со лба. Не исключено, что Киллиан сегодня не принял снотворное или он с проституткой. Да что угодно может быть. Когда преследуешь кого-нибудь в одиночку, неизбежно сталкиваешься с подобными случайностями. Чтобы полностью обезопасить себя, нужна команда. Но тогда и деньги придется делить.
   Марков расстегнул куртку, прошел по дорожке и приложил ухо к двери.
   Тишина.
   Тогда он зашел в сад, завернул за угол и аккуратно вырезал отверстие в стекле над ручкой. Повернул ее, отворил дверь и вошел в гостиную. Включил мини-фонарик и направился наверх.
   В первой спальне никого.
   Во второй спальне на кровати спал человек.
   Теперь Маркову надо было действовать быстро. Он закрыл за собой дверь, осторожно снял куртку Некоторых людей проще всего сковать наручниками, когда они спят, особенно если находятся под действием снотворного. Но Киллиан был опасен даже во сне. Надо бы хорошенько его прессануть.
   Марков снял крышку с баллончика и, отойдя на фут, в течение пяти секунд распылял слезоточивый газ, направив струю в лицо спящему.
   Киллиан завопил от неожиданности, и, едва он попробовал вдохнуть, Марков обрушил бейсбольную биту на его ребра и лодыжки. Схватил Киллиана за волосы, стащил с кровати, снова обрызгал газом и врезал со всего маху в пах. Киллиан перегнулся пополам от боли, а Марков снова и снова наносил удары битой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация