А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ринама Волокоса, или История Государства Лимонного" (страница 27)

   37

   Поскольку упрямая женщина никак не хотела впадать в тоску, уголовно-политической банде пришлось выгнать её с работы. Решив, что Ринама доведена до нужной кондиции, свора стукачей надумала использовать её по-новому. Для пользы дела рационализаторы обзавелись дополнительными – ратисскими – стукачами, которые особенно хорошо вербовались в торговой среде. Как только Ринама входила в магазин, все продавцы в один голос начинали жаловаться на цены. Потратив скудные деньги, неунывающая женщина сломя голову неслась домой – но и там ей не было покоя. Она шарахалась от озверелого холодильника и обходила стороной Генивею, чтобы не броситься на неё с ножом. «Включите телевизор, моя прелесть, – советовал соблазнительный голос. – Мы там снимем аппаратурное воздействие. И цените нашу доброту». Избегая разговоров о ценах, Ринама включала пятый канал и слушала новости. Не успевал журналист назвать имя нового премьер-министра, как Ицлень назначал следующего.
   Среди политической чехарды аппаратурные патриоты вспомнили о государственных способностях Ринамы; они решили разыграть карту «Нювогаз – Ляйвиксни против Ицленя» с участием «борвёгачной собачки». Политики, разумеется, не отказались, и Ринаме пришлось упорно отбиваться от грубых посягательств политически озабоченных мужчин. «Плох тот политик, который не мечтает стать президентом», – резюмировала честная женщина и выключила телевизор.
   «Радуйся, собака, мы закончили», – устало сообщил охрипший тенор. «У вас есть вопросы, моя прелесть?» – поинтересовался любезный соблазнитель. «Скажите, мерзавцы, почему радиодикторы желают мне „всего доброго“?» «Они такие же собачки, как ты», – отрапортовал невинный девичий голос. «Мы тут ни при чём, мадам», – вздохнуло неподражаемое сопрано. «Понятия не имею, откуда взялись эти грязные стукачи», – разволновался настоящий мужчина. «Мы – спецслужбы, а это мафия набежала», – растолковал задушевный говор. «Значит, вы меня больше не будете убивать?» – уточнила измотанная Ринама. «Не будем, не будем», – клятвенно заверила виртуальная банда и укатила на кроваво-красных «Москвичах».
   Освобождённая женщина вдохнула полной грудью и отправилась в Юридическую консультацию. Пожелав адвокату «всего доброго», она с его помощью написала прошение об амнистии.
   – Я думаю, он попадёт под амнистию, – уверенно предположил адвокат.
   – Но этого недостаточно, я хочу наказать виновных, – с горячностью воскликнула Ринама.
   – Тогда можете рассчитывать на меня, – уважительно сказал стукач. – Не забудьте: моя фамилия Бадзю.
   «Угомонись, собака», – потребовала виртуальная мафия. «Преступники должны сидеть в тюрьме», – заупрямилась неугомонная героиня. «Твоя тюрьма – твой дом», – хором напомнили мафиози.
   В полубреду Ринама переступила порог «нечистой» квартиры. «Как ты себя чувствуешь, Бадзюшка?» – вежливо поинтересовались преступники. «Плохо», – откровенно призналась Ринама. «Сейчас будет ещё хуже», – предупредили аппаратурные садисты. В то же мгновение Ринама задёргалась, как от электрического шока; одной рукой она схватилась за голову, в которой орал радиоприёмник, а другой пыталась удержать непослушное тело, которое ей больше не принадлежало. «Дыши, Бадзюшка», – загоготали мафиози, сжимая женское горло аппаратурными тисками. «Я больше не могу, я больше не могу», – надрывалась в ринаминой голове Лала Агёчвупа.
   Аппаратурная жертва держалась десять часов. Рано утром она свалилась на пол и стала кататься из угла в угол. «Я больше не могу», – вторила Ринама звёздной певице. Она хотела провалиться сквозь землю, но под ней были три этажа. «Я больше не могу!» – завыла Ринама на весь Ратис. «Наконец-то», – удовлетворённо прошипела невинная девушка. «Ты разве не ушла?!» – с надеждой закричала Ринама. «Вот навязалась на мою голову. Ты же без меня подохнешь, собака». «Я сейчас умру. Сделай что-нибудь», – прохрипела изничтоженная женщина. «А ты заслужи, – служи, тётка, служи. Попроси меня как следует». «Я тебя умоляю», – заплакала умирающая жертва. «Давно пора, – сжалилась невинная девушка. – Включай, тётка, телевизор. Там снимем».
   Ринама по-пластунски доползла до благодетеля и включила пятый канал. Через полчаса голова её просветлела, а тело стало спокойным и послушным. До позднего вечера Ринама пластом пролежала на софе, уставясь в спасительный экран. Волей-неволей она приобщилась к политической жизни страны.
   В Водяной республике политика агонизировала вместе со страной. По существу, президент управлял только премьер-министрами, которых менял, как перчатки. В обстановке разгула преступности Ицлень привлёк к политике силовые структуры, но милиционеры не знали, как управлять страной. Нововодяной республикой – в своих корыстных интересах – управляли нововодяные миллиардеры, которых политический крестник Ицленя – идейный демократ Мецвон – назвал по-импортному «олигархами». Олигархи кинули президентскую развалюху и ударились в самостийный разгул. Они подчинили себе всё и вся, за исключением ицленьских премьер-министров. Премьер-министры – по очереди – пытались спасти страну и авторитет президента. Они присваивали Ицленю демократические заслуги Борвёгача, мазали чёрной краской всю водяную историю, чтобы мрачная Постпеределка не выпячивалась на общем историческом фоне. Президентский телеканал обливал грязью пьяную водяную нацию, которая во все времена мешала мудрым вождям наладить в стране достойную жизнь. Впрочем, от него не отставали другие телеканалы, принадлежавшие олигархам. Им тоже не нравился народ, у которого больше нечего было украсть; по понятным причинам они не жаловали ксегенское государство, которое разоблачали с помощью линтасских репрессий. В разоблачениях крамолы олигархи оказались святее Религиозного Папы и подняли руку на спившегося демократического Всевышнего.
   Виноватый народ, впавший от шизофренических ксегенских славословий в экстремальную скромность и самокритичность, с ужасом взирал на вакханалию власти. Мощными усилиями бесстыжей ицленькой банды из него потихоньку стали улетучиваться элементарная порядочность и культурность, но врождённое чувство национального достоинства искоренить было очень трудно. Втоптанный в грязь водяной народ отряхнулся и зароптал. Народное недовольство мгновенно уловили популистские уши монарха, который, ублажая подданных, начал бряцать ржавым оружием и стращать Акимеру пугачом. Старательный и трудолюбивый премьер-министр Нутип, которого Ицлень извлёк из БКГ, разводил руками, глядя снизу вверх на большую загадку природы. Народ, не в силах разгадать президентскую загадку, начал поговаривать о чрезмерном властолюбии Ицленя. Опровергая досужие домыслы, демократический вождь срочно уполз в отставку, бросив тяжёлую страну на тщедушного Нутипа. Подстёгиваемый народом премьер-министр готовился спасать страну, а Ринама готовилась встречать супруга.
   Чтобы спасти страну, Нутипу нужно было стать президентом. В этом ему мощно помог всемогущий олигарх с красивой фамилией Осинкин. У олигарха был собственный телевизионный канал и своя печатная империя. Многомиллионная кампания в поддержку Нутипа не оставляла ни одного шанса другим кандидатам. В числе прочих претендентов отпал мэр Совкмы Вокжул. Вокжула к власти привёл демократический теоретик Вопоп. Мэр быстро освоил свои мэрзкие обязанности и завоевал авторитет гибкой и рациональной политикой. Вместе с авторитетом увеличивался его общественный вес и возрастало влияние на нововодяное общество. Подобно другим демократическим лидерам, Вокжул обзавёлся собственными соревнованиями и премиями и стал благодетельствовать народу не хуже коммунистического ксегена. Однако от демократических кухарок мэр отличался знанием политической кухни. По мере того, как президент разлагался, мэр всё более укреплял свои позиции. Он испортил отношения с политическим трупом, во имя спасения страны поднялся до политических высот и принял участие в президентской гонке. Вынужденный уступить миллиардеру Осинкину, Вокжул, вместе с другими аутсайдерами, занял выжидательную позицию.

   38

   Таким образом Нутип без потерь пришёл к власти, а Ринама – с большими потерями – дождалась Жреса.
   Днём супруги миловались в гордом одиночестве, а ночью к ним присоединилась виртуальная девушка. «Радуйся, тётка, – заявила любительница виртуального секса. – А теперь в благодарность покажи, чего мы добились в постели». «Зачем?» – изумилась Ринама, отрываясь от возбуждённого мужа. «Как – зачем? А куда мы денем заграницу? Её так просто за пояс не заткнёшь». Ринама бросилась на мужа, а невинная девушка подбадривала влюблённых возгласами: «Вот это да! Прямо Акимера какая-то!»
   С заграницей действительно надо было что-то делать, и Нутип круто взял быка за рога. Верный демократической традиции, он пополз за границу, не стесняясь в средствах. В пути он использовал всё, что попадалось под руку, в том числе – Ринаму Волокосу. Общаясь с лунной цивилизацией, изобретательный президент ловко оперировал подслушанным ринаминым мнением, выдавая его за своё собственное. Нутип не боялся прослыть плагиатором; он только вёл тонкую игру, в которую были втянуты спецслужбы полумесяца. Они назначили Ринаму «образцом для подражания» и стали усиленно на неё равняться.
   Строго говоря, Ринама сама была в этом виновата. В борьбе за мировой авторитет она нечаянно перегнула палку. Чтобы успешно использовать спецслужбы против мафии, умная женщина сообразила втереться в доверие к мировому сообществу. В прямом эфире она блистала красноречием, поражала эрудицией и сражала наповал железной логикой. Лунные спецслужбы стали заложницами своей собственной игры. Яизаты слушали «борвёгачную собачку» потому, что её могли подслушивать певорийцы; а певорийцы ловили каждое ринамино слов из-за страха перед Акимерой. Ринама упивалась викторией, но её триумф оказался недолговечным. После того, как футбольная фанатка предсказала исход мирового первенства, восхищённые спецслужбы придумали использовать «собачку» в качестве «образца для подражания». Поскольку спецслужбы с Ринамой не считались, а только использовали, оскорблённая женщина замкнулась в себе и углубилась в повседневную текучку. С возвращением мужа жизнь начала налаживаться. Жрес зарабатывал мелким бизнесом, денег вполне хватало на сносное существование, но на адвоката народные мстители пока не тянули. Основная жизненная нагрузка легла на надёжные мужские плечи, и Ринама гораздо реже испытывала тяготы жизни, в том числе – аппаратурные. Зато разыгравшаяся мафия втянула в изуверскую игру чуть ли не весь Ратис. Мужчины и женщины, старики и дети передвигались по городу, как пешки по шахматной доске, – волею аппаратурных игроков.
   Садисты сводили и разводили людей – в соответствии с правилами своей садистской игры. Они сталкивали человеческие пешки в разных ситуациях, разыгрывая «хитроумные» партии.
   Спасаясь от мафии, Ринама отсиживалась на телевидении, где её донимала политика. Поздним вечером Генивея разыскала дочь на пятом телеканале, чтобы вручить ей письмо из Кауба. После пятнадцати молчаливых лет неожиданно объявилась школьная подруга Ария. Она писала о своей жизни, о муже, о дочерях, но больше всего – о байернаджазцах. Ария последними словами ругала лиц казкавской национальности, что ей было совершенно несвойственно. «Наверное, для этого есть серьёзная причина», – предположила Генивея. «Наверное, – как эхо, откликнулась Ринама. – Психотронное оружие – серьёзнее не бывает. Нутип повёл борьбу с еччнейскими террористами, а народ использует, как собачье пушечное мясо».
   Еччнейских террористов президент возненавидел, когда работал в БКГ. Для сильных чувств были все основания: бандиты установили в Еччне средневековую власть с палачами, рабами и заложниками. Сердце Нутипа обливалось кровью от негодования и ярости, но еччнейский вопрос находился в ведении бездарного Осинкина, а пересилить его было не под силу ни БКГ, ни премьер-министру. Став президентом, Нутип начал сдавать бывших соратников и благодетелей. С Ицленем у него не очень получалось. Оскорблённый в своих лучших чувствах благодетель обратился за помощью к акимерзким друзьям, которые наслали на зарвавшегося Нутипа дружественного даканского президента. Неопытный реформатор тут же осознал свои ошибки и набросился на Осинкина и Вокжула. Возмущённый Осинкин засопротивлялся изо всех сил – и угодил за границу. Вокжул предусмотрительно уступил – и очутился в президентской команде. Подмяв под себя олигархов и разбросав по местам главных оппонентов, Нутип круто взялся за Еччню – и погряз в ней надолго, так как она оказалась втянутой в международный терроризм. Налаживание международных связей из демократического лизоблюдства превратилось в жизненно важную потребность. Но могучая Акимера всячески препятствовала Нутипу, пока сама не попала в щекотливое положение. Чудовищный теракт потряс супердержаву, а вслед за ней – весь лунный мир.
   Потрясённая до глубины души Ринама прислушивалась к сексапильной журналистке, которая рассказывала об ужасах терроризма.
   – Нутип атакует террористов и налаживает отношения с Акимерой, – проницательно заметил Жрес.
   – Скажи лучше: борется с лицами казкавской национальности, – поправила мужа Ринама. – Когда он укреплял государственную власть, его стукачи соревновались с частными стукачами. Я присвоила победу нутипской команде.
   – А при чём здесь ты? – не понял Жрес.
   – Они назначили меня источником информации и общественным мнением.
   – Какой бред, – нахмурился Жрес. – Выкинь из головы эту шваль.
   – Я бы выкинула, – пожаловалась Ринама. – Только она оттуда не уходит.
   – Знаешь что, – предложил Жрес, – давай махнём на вечер Ивленепа. Самый модный современный автор.
   – Не перевариваю современную меркантильную литературу, – поморщилась Ринама. – Лучше послушаем концерт канареек.
   «Правильно, тётка, – одобрила невинная девушка. – Литература и искусство укрепляют дружбу народов». «Что-то стукачи опять задумали», – предположила Ринама, и она, как всегда, не ошиблась.
   Вернувшись из Тушино, ясновидящая включила пятый канал и увидела передачу о положении писателей и канареек в Водяной республике и в Певоре.
   – Что там у Нутипа с Певорой? – поинтересовалась Ринама.
   – Налаживает культурные связи, – пояснил Жрес.
   – Посмотрим, как налаживает, – сказала любознательная женщина и надолго устроилась около телевизора.
   – Ты бы отдохнула, Зайчишка, – ласково посоветовал Жрес.
   – Я как раз этим и занимаюсь, – успокоила мужа Ринама. – Здесь невинная девушка снимает аппаратурное воздействие.
   – Какая девушка? Что она снимает? – ничегошеньки не понял Жрес.
   – Это долго рассказывать, – уклонилась от ответа Ринама. – Без тебя тут много чего произошло.
   Через два часа выяснилось, что спецслужбы не отказались от мысли использовать Ринаму для укрепления международных связей. Певорейцы лезли из кожи вон, чтобы понравиться «образцу для подражания». Они старались для Объединённой Цивилизации и использовали все подручные средства. Объединённая Цивилизация нуждалась в новых членах и очень заботилась о своём капиталистическом имидже. Она выступала в роли победительницы социализма и демонстрировала преимущества певорейского капитализма. Водяная республика привычно подражала загранице и выискивала точки соприкосновения, выгодные для обеих сторон. И та, и другая ругали ксегенское государство, которое победили совместными действиями. И та, и другая усиленно замалчивали тот факт, что развал супердержавы вызвал взрывоопасный разброд планетарного масштаба. Равняясь на Ринаму Волокосу, Певора и Водяная республика дружно превозносили великую певро-водяную культуру и безоговорочно осуждали современную меркантильную литературу.
   Стремясь исправить положение дел, пятый канал объявил всенародный литературный конкурс. Ринама, которая с восьми лет писала стихи, решила принять в нём участие. Она позвонила на телевидение, чтобы узнать условия конкурса. Мужественный голос ответил на все ринамины вопросы и вызвал поэтессу на собеседование. Под сильнейшим аппаратурным воздействием Ринама приехала на Шаболовку и получила приглашение на работу и контактный телефон. По этому телефону безработная женщина звонила два месяца и слушала «ждите ответа» в мужественном исполнении. На третьем месяце Ринама, не дождавшись ответа, выплюнула в трубку своё крайнее возмущение. «Нам не нужны хулиганки», – отпарировал мужественный голос. Разъярённая женщина с кулаками набросилась на телевизор и стала искать, куда бы ей ввязаться. Она выбрала – ни больше, ни меньше – киаро-акимерзкий конфликт. Конфликт грозил перерасти в войну, но мешала Международная Организация. Она не желала предоставить Акимере повод для войны в виде разработки ядерного оружия. Международная Организация не скрывала сомнений от своих народов, которые, проявив невиданное благородство, встали стеной на защиту барайской деспотии.
   Между тем Акимера наращивала военное присутствие на границе с Киаром. Противостояние усиливалось с каждым часом, рискуя опрокинуть всю планету. Послушав Ринаму, Международная Организация закрыла глаза на войну, а потом сдерживала свои разгорячённые народы, бросившиеся спасать Киар.
***
   Но об этом никто не знает, кроме Ринамы, спецслужб, политиков, мафии и меня. Я – доверенное лицо Борвёгача, но Ринаме это неизвестно. Вообще во Вселенной слишком много тайн. Теперь на несколько тайн стало меньше – и это хорошо. Я давно собиралась открыться Ринаме, но передумала после киаро-акимерзкой войны. Ринама стала хуже относиться к Борвёгачу, потому что он выступил против неё. Нутип не хотел этой войны, и Борвёгач его поддержал. А Ринама поддержала Акимеру и спасла мир, потому что «промедление было смерти подобно». Ринама любит цитировать Нилена и очень переживает за водяных, которые предали своих революционных отцов. Я это хорошо знаю, потому что каждую субботу она приходит ко мне, чтобы раскрыть истерзанную душу. У нас с Ринамой много общего. Я тоже ненавижу поддельных демократов и считаю, что пришло время демократов настоящих. Но в последнее время мы мало говорим о политике, потому что Ринаме невмоготу политическая грязь. Она старается поменьше включать телевизор, чтобы её поменьше использовали. Она говорит, что цивилизация без неё осознала необходимость сплочения против варварства. Мы обсуждаем с Ринамой очень простые вещи, которые не в силах понять только безмозглые властелины мира.
   Присоединяйтесь к нам, дорогие лунатики. Вместе мы разберёмся во всех мировых проблемах. Вы знаете, что такое «психотронная война»? Теперь уже знаете. Необъявленная война идёт по планете, и её необходимо остановить. Мы с Ринамой много говорим на эту тему, но у нас связаны руки, потому что власть боится обнародовать правду. Мы – не собачки, мы – люди. Мы не позволим превратить себя в животных. На Луне так много замечательных людей! Одна из самых замечательных – Ринама Волокоса. Она одна борется с аппаратурными фашистами. Неужели мы ей не поможем? Неужели мы поддадимся страху? Они уже добрались до меня. Но, глядя на Ринаму, я их меньше боюсь. У нас пока нет достаточно денег, чтобы нанять адвоката. Не рассчитывайте на политиков: они их сами боятся и тоже используют аппаратуру. Я ушла от Борвёгача к Ринаме, потому что она – смелее. Меня поддерживает её смелость. Сейчас я допишу и пойду спать. Мне очень страшно закрывать глаза, так как во сне я не могу противостоять аппаратуре. Каждый вечер мы на всякий случай прощаемся с Ринамой, и это наш маленький секрет. Его не знает даже Жрес, а вы теперь знаете.
   Мамочки мои! Неужели они нас одолеют?..




Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация