А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дар оборотня (сборник)" (страница 9)

   Долго шли они по тайге. Мейлин к вечеру выбилась из сил, и Горислав взял ее на руки и понес. Он решил устроить девушку в заброшенной сторожке лесника, которая находилась за границей владений рысей. И только к утру они там оказались. Он занес Мейлин внутрь, растопил печь. Затем заделал щели в стенах и двери. Скоро Мейлин пришла в себя. Она грелась у печи и испуганно смотрела на Горислава. А он изнывал от любви и горя. Не представлял, как оставит здесь девушку и уйдет. Но выхода не было. Разгрузив торбу, Горислав начал прощаться. Она припала к его груди и расплакалась, умоляя не оставлять ее здесь в этой страшной тайге. Но Горислав не мог ослушаться бабушку и старейшину, к тому же он четко знал, что запрет нарушать нельзя. Ему нужно было как можно скорее забыть Мейлин, вырвать чувство из своей груди.
   И Горислав ушел. Едва он скрылся из видимости, как сразу обратился в рысь и помчался в селение. Бабушка ждала его у ворот. Она спросила, все ли в порядке, как только он предстал перед ней в виде парня. Горислав лишь молча кивнул и ушел в избу. Но не было ему с того времени покоя. Промучившись с неделю, он как-то ночью тайком отправился к Мейлин. В образе рыси он мчался как ветер и преодолевал огромные расстояния очень быстро. Через пару часов он уже заглядывал в мутное окошко избушки. Увидев неровный свет очага, заулыбался и тут же начал стучать в дверь. Испуганный голосок ответил ему, и Горислав ощутил, как счастье заполняет его измученное сердце. Мейлин открыла и явно обрадовалась. А увидев, что Горислав принес ей много продуктов, расцвела в улыбке. Он пробыл у нее недолго, так как должен был вернуться обратно. Горислав не хотел, чтобы бабушка заметила его отсутствие. Почти месяц он наведывался к любимой по ночам. Она привыкла к нему, часто предлагала остаться с ней навсегда. И этого Горислав хотел больше всего на свете. Для него это была первая любовь, и первый физический контакт. И он совершенно потерял голову. И уже обдумывал, как он скажет бабушке о своем решении поселиться вместе с Мейлин.
   Но тут произошло вот что. Горислав однажды настолько соскучился по своей любимой, что прибежал на день раньше, чем они договаривались. Он мчался со всех ног к избушке, думая лишь о том, как удивит Мейлин. Но уже на подходе он явственно учуял запах постороннего человека и сразу замедлил бег. Подкравшись к избушке, он увидел сани. Лошадь при его приближении словно взбесилась и начала вставать на дыбы и хрипеть. Из двери выглянул парень и цыкнул на лошадь. Но она не успокаивалась. Парень вышел, и Горислав замер на ветке сосны, изучая сверху соперника. Это был обычный деревенский житель, на вид лет двадцати. Он как мог успокоил лошадь, затем уселся в сани. Мейлин выбежала к нему и начала пылко целовать. По их разговору Горислав понял, что они встречаются вот уже вторую неделю, парень имеет серьезные намерения и хочет забрать Мейлин в свою деревню. Она отвечала ему страстно и охотно и без конца целовала его. Он сказал, что приедет за ней на рассвете и чтобы она была готова. Когда сани скрылись, Мейлин вздохнула и ушла в сторожку. Горислав словно примерз к ветке. Он не верил своим глазам, но чутье не могло обмануть. Мейлин изменила ему, это он знал точно. Но ведь она клялась в любви и верности. Горислав сходил с ума от боли, охватившей все его существо. Казалось, что ловкий охотник ранил его в самое сердце, и оно истекает кровью. Ему то хотелось спрыгнуть с сосны, забежать в сторожку и разорвать предательницу на части, то принять облик человека и выяснить у нее, что произошло, то просто убежать куда глаза глядят и постараться забыть неверную Мейлин. После мучительных размышлений он выбрал третье. Горислав понял, что измена убила хрупкий цветок любви, что никогда он не сможет посмотреть в глаза Мейлин и назвать ее своей милой, что пути назад уже нет. Поэтому он справился с собой и решил уйти навсегда из ее жизни. Рысь спрыгнула с сосны и умчалась в тайгу. Но Горислав не вернулся домой. Доброслава ждала его у ограды, вглядываясь в заснеженный лес. Но прошел день, а его все не было. Прошла неделя, внук не возвращался. Славы спокойно относились к таким вот исчезновениям соплеменников, рыси всегда были вольными и жили так, как считали нужным. Но Доброслава знала о несчастной любви ее внука к пришлой девушке, поэтому не находила себе места от беспокойства. Она отправилась к старейшине и имела с ним секретный разговор. Затем два молодых сильных слава тщательно обыскали окрестности. Дошли они и до священного места рысей. Это был затон с нимфеями. Вода там не замерзала даже в самый сильный мороз, да и лилии всегда были свежими. Когда славы подошли к священному месту, то увидели заснеженный лес, обступивший небольшое озерко, покрытое блестящими зелеными листьями со свечечками закрытых лилий. Трава на берегу была припорошена снегом, но цветы выглядели так, словно стояло лето. На берегу лежал Горислав. Славы бросились к нему, перевернули и столкнулись с мертвыми глазами, глядящими в небо. На теле не обнаружили никаких ран, так что причину смерти так и не установили. Горислава принесли в селение и похоронили по установленному обычаю. Его смерть осталась загадкой для славов. И только Доброслава знала, что ее внука убила любовь к обычной девушке.

   Андрей и Зореслава

   Таинственное это место, и всякое тут происходит. Говорили бабы в селе, что есть в тайге затон с заговоренными лилиями. По преданию, лилии в этом затоне хранят энергию любви всех славов, которые когда-либо увлекались обычными людьми. Рысь дарит своему избраннику цветок, и если его принимают, то это служит как бы ответным признанием. Лилия впитывает любовь и скрепляет союз. Деревенские туда ходить опасаются, хотя это их территория, а не оборотней-рысей. Находится затон довольно далеко от деревни, образует его озерная вода. И вот что мне поведала моя соседка Матрена.
   Случилось это в позапрошлом веке. Был в соседнем селе пригожий паренек, звали его Андрей. Всем удался – и ростом, и статью, и красотой. Да и отец его держал мельницу, так что Андрей вел себя соответственно сыну богатого родителя. Девки заглядывались на завидного жениха, но он все перебирал. То одну завлечет, то другую. Но отчего-то быстро они ему надоедали. Избалованный был парень! Много разбил девичьих сердец. И вот заметили за ним, что стал он пропадать часто в лесу, а по приходу домой был грустен и молчалив. Это было так непохоже на разудалого молодца, что отец забеспокоился. Но дело касалось его любимого наследника, поэтому никому он не мог доверить такую заботу. И решил самолично разобраться. Как-то сделал он вид, что по срочному делу уезжает в город. А сам тайком вернулся и затаился на сеновале. Как только краски заката расцветили небо, собрался Андрей и вышел со двора. Отец, прихватив на всякий случай ружье, отправился следом, прячась за соседскими заборами. Дело облегчало еще то, что их дом стоял практически на краю деревни, и Андрей был так поглощен думами, что ни на что не обращал внимания. Скоро он достиг поля, пересек его и углубился в тайгу. При нем не было ружья, и отец недоумевал, куда это отправился его сынок на ночь глядя. Андрей, зайдя в лес, ускорил шаг. Отец не отставал, стараясь ступать бесшумно и держаться в тени кустов и низких пушистых сосенок. И вот Андрей вышел на красивую, покрытую цветами поляну. Солнце уже село, все вокруг было окрашено в розовато-золотистые тона.
   И вдруг невесть откуда появилась девушка. Отцу с испугу показалось, что она спрыгнула с ближайшего дерева. Но девушка была так необычайно хороша, что он замер, впитывая невиданную доселе красоту белого лица, соболиных бровей, больших серых глаз, волнистых русых волос.
   – Зореслава! – воскликнул Андрей и бросился к девушке. – Ты пришла! Я принял твой цветок, а значит, и твою любовь.
   И он достал из-за пазухи влажную лилию. Но Зореслава выскользнула из его объятий и прислушалась. Ее хорошенький носик втянул воздух.
   – Мы здесь не одни, – певучим голосом сказала она.
   – Что ты, любовь моя! – страстно зашептал Андрей. – Кто тут может еще быть?
   Отец смекнул, что девушка странным образом чует его присутствие, и быстро пошел прочь. Он испытывал сильнейшее беспокойство. Необычная красота девушки, ее чутье, водяная лилия сказали ему о многом. С детства он был наслышан о людях-рысях.
   – Не бывать этому! – шептал он. – Чтобы мой единственный наследник достался оборотню!
   Отец быстро двигался к затону, где росли эти лилии. Он был уверен, что влюбленные направятся туда. К тому же он решил спрятаться в воде, чтобы рысь не смогла учуять его запах. Он шел стремительно, надеясь на то, что Андрей сейчас занимает рысь ласками и поцелуями. И действительно, он достиг затона намного раньше влюбленной парочки. Любовь – великая обманщица, она умеет дурманить голову получше любого зелья, и даже зверь подчиняется ее силе. Зореслава так увлеклась поцелуями, страсть настолько вскружила ей голову, что она забыла об опасности. Ей хотелось быть с любимым, а все остальное ее мало интересовало. И то, что за ними явно кто-то следил, показалось ей пустяком в сравнении с пылкой страстью Андрея. Когда они пришли к затону, отец уже сидел в воде возле берега. Его голова скрывалась в нависшем над лилиями кусте бузины. Густой хмель, заплетающий его ветви и опускающийся к самой воде, служил ему своего рода шторкой. Пряный запах его шишек являлся своеобразной защитой. Рысь ничего не почувствовала. К тому же она была занята только Андреем.
   Они приблизились к затону и уселись на бережке, обняв друг друга. Лилия белела в волосах Зореславы.
   – Навечно! – торжественно произнесла она и вынула цветок из волос. – Навечно отдаю свою любовь тебе, Андрей.
   Ее губы коснулись сомкнутых лепестков. И они начали раскрываться.
   – И я никогда не разлюблю тебя! – ответил Андрей. – Клянусь этой волшебной лилией!
   И он также поцеловал цветок. Затем их губы слились. Отец с трудом выдерживал, сидя в воде и наблюдая эту картину. Зореслава встала и опустила лилию в воду. Та словно приросла между зелеными листьями. Ее лепестки начали раскрываться, их белоснежная сердцевина сияла.
   – Лилия благословила нашу любовь, – нежно произнесла рысь, вглядываясь в цветок.
   Этого отец уже не мог вынести. Он осторожно потянулся, чтобы взять ружье, которое спрятал в траве у самой воды. Но как ни плавны были его движения, девушка заметила. Она грозно зарычала, мгновенно превратилась в огромного зверя и прыгнула. Отец выстрелил из-за кустов. Андрей закричал, а рысь, на лету превращаясь в девушку, упала на белые лилии. Кровь, брызнувшая из ее раны, окрасила их лепестки в красноватый цвет. Андрей кинулся к ней, подхватил на руки и вынес на берег. Отец, испугавшись того, что он наделал и что сын никогда не простит ему этого, скрылся в кустах. Он помчался домой, быстро переоделся и ушел со двора, так никем и незамеченный. Отец рассчитывал, что никто не узнает, что это он подстрелил оборотня, ведь все, в том числе и Андрей, были уверены, что его нет в деревне. Он решил действительно отправиться в город, а днем вернуться с подарками как ни в чем не бывало. Отец считал, что любое горе излечимо и что Андрей скоро забудет и Зореславу, и это трагическое происшествие. Мести славов он не особо боялся, ведь все произошло не на их территории. И рысь сама виновата, что нарушила запрет и забралась в чужие владения.
   Когда Андрей вытащил тело любимой на бережок, то он словно с ума сошел от горя. Он рыдал, катался по траве, тряс ее за руки, умолял не оставлять его одного на этом свете. Он то проклинал неизвестного убийцу, то проливал слезы над телом Зореславы. Затем начал рвать лилии и кидать их на берег. Когда они белым ковром закрыли траву, он осторожно уложил тело на лилии. Он страстно молился, прося эти волшебные цветы вернуть ему жизнь Зореславы. Но лилии лишь порозовели и начали источать дурманяще сильный и сладкий аромат, несвойственный этим водяным растениям. У Андрея начала кружиться голова, но он странным образом успокоился. Он лег рядом с мертвой возлюбленной, взял ее за руку и устремил взгляд в темное небо. Запах цветов, окутывая дурманом, усыплял. И его душа под утро отлетела.
   На рассвете их нашел пастух. Он потерял резвого теленка, искал его по кустам, будто бы слышал его мычание в тайге и зашел в это место. Увидев мертвую пару, лежащую на розоватых лилиях, пастух закричал от ужаса, начал креститься и шептать все пришедшие на ум молитвы. Но в этот момент из кустов выпрыгнула рысь и превратилась в мужчину. Не обращая внимания на трясущегося от страха пастуха, он поднял Зореславу и исчез в лесу. А пастух помчался в деревню, так как в бледном мертвом юноше признал сына мельника.
   Вся деревня пришла в ужас от рассказа пастуха об увиденном. Начали искать отца Андрея. Выяснилось, что он еще вчера уехал в город. Пока решали, как сообщить ему о трагедии, он вернулся. И узнав о случившемся, помешался в рассудке. Его поместили в лечебницу, где он вскоре и умер. А на совете деревень, находящихся ближе всего к территории рысей, постановили встретиться со старейшинами славов и обсудить то, что произошло. И вот с тех пор прописали запрет на союзы обычных людей и рысей. И с самого раннего детства внушали мальчикам и девочкам, чтобы те не смели даже смотреть в сторону прекрасных незнакомцев из заповедной тайги.
   А белые лилии в затоне после того случая навеки приобрели розоватый цвет сердцевины, словно впитали в себя кровь несчастной Зореславы.
   ЛЮДИ-РОЗЫ
   Давно это было. Жили в одном казахском селении две семьи. Их дома стояли на противоположных краях деревни. Семья Сасикбая была богатой, их большой каменный дом возвышался на берегу реки и был виден издалека. Высокий забор, злые псы, бегающие по двору день и ночь, надежно охраняли богатства, нажитые хозяином и его предками. Семья Котибара была нищей. Их лачуга стояла в низине возле вонючего болота. И вот случилось так, что младший сын Сасикбая полюбил единственную дочку Котибара. Арман[2], так его звали, случайно встретил Айгуль[3] на берегу реки, когда она полоскала белье. Это было на рассвете. Стояла поздняя весна, было уже тепло, и мать отправила Айгуль стирать на реку. Но она упустила единственную свою ночную сорочку, и та уже плыла по быстрому течению. Айгуль закричала и хотела броситься в реку. Но она не умела плавать, к тому же жутко боялась водяного. Однако она знала, что отец выпорет ее за утрату одежды. И хотя сорочка была уже изношена до дыр, которые Айгуль тщательно заштопывала каждый раз, как они появлялись, но она была у нее единственной. А спать голой Айгуль постыдилась бы. Она очень боялась гнева отца, поэтому оглянулась и, увидев, что на берегу реки никого нет, начала снимать шапан[4]. Аккуратно уложив его на сухую корягу, она потянула завязки шаровар. Но ей стало стыдно, что она сейчас обнажится на улице. И хотя на берегу никого не было, Айгуль все-таки не сняла койлек[5] и шаровары, а прямо в них и вошла в реку. У нее сразу застучали зубы от ледяной воды, но она видела, что ее сорочка уплывает все дальше, поэтому бросилась за ней. Но через несколько шагов попала в яму и ушла под воду. Айгуль барахталась, пытаясь вынырнуть на поверхность, но уже начала захлебываться. И когда ее подхватили сильные руки и вынесли на берег, она уже потеряла сознание. Привело ее в чувство прикосновение жарких губ к ее губам. Айгуль вскрикнула и села на песке, прикрывая руками грудь, которую облепила мокрая ткань. Возле нее сидел на корточках молодой парень. Это и был Арман. Его лошадь всхрапывала, привязанная к ближайшему дереву. С одежды текла вода. Айгуль замерла, так как никогда раньше не видела таких красивых молодых людей. Его карие глаза казались ей полумесяцами, его густые черные волосы блестели, пухлые красные губы улыбались, показывая белые как жемчуг зубы. Ее сердечко замерло, охваченное странным волнением, и тут же начало биться с удвоенной силой. Арман тоже не сводил глаз с Айгуль. Она выглядела такой хрупкой и беззащитной в этой прилипшей к ее юному телу одежде, ее косички казались черными змейками, шевелящимися на плечах, большие черные глаза с длинными влажными ресницами смотрели испуганно, изящно вырезанные ноздри раздувались от прерывистого дыхания, побледневшие губы приоткрылись и живо напомнили Арману розовые цветы сливы. Любовь охватила его. Ему казалось, что мир исчез, остались только они.
   – Кто ты, милая девушка? – задрожавшим голосом спросил Арман. – И зачем ты полезла в реку? Неужели ты хотела утопиться? Рассвет сегодня так прекрасен! Ты видишь, солнце уже встало? И все залило золотым светом! И твои волосы мне кажутся сейчас позолоченными.
   И он коснулся ее головы рукой. Айгуль не отстранилась. Она как завороженная смотрела на юношу.
   – Меня зовут Арман, – продолжил он. – Я из семьи Сасикбая.
   – Айгуль, – тихо ответила она. – Я живу тут неподалеку, наш дом стоит возле самого болота. А твой я знаю! Он на другом конце деревни… богатый, каменный… Уходи! – быстро сказала она. – Отец убьет меня, если увидит, что я разговариваю с парнем. А в реку я полезла, чтобы поймать свою сорочку… Отец все равно убьет меня, ведь моя сорочка уплыла!
   И Айгуль разрыдалась. Арман бросился утешать ее, говоря, что купит ей тысячу сорочек. Но девушка вскочила, схватила свой шапан, корзину с выстиранным бельем и бросилась к дому. Арман не стал догонять ее. Он отвязал лошадь, забрался в седло и помчался не домой, а по лугам и лесам. Ему хотелось, чтобы свежий ветер остудил жар его щек и сердца.
   До полудня Арман гонял коня, затем вернулся домой. И с тех пор не стало ему покоя. Так и видел он перед глазами юное прекрасное лицо Айгуль. И девушка не могла забыть встречу на берегу реки. Отец сильно побил ее за утерю сорочки, но она почти не чувствовала боли, так как думала только об Армане. И с тех пор стала она частенько приходить на берег реки и мечтать о милом. Ей было шестнадцать, и она уже вошла в пору невест. Но кто бы посватался к нищенке? Все в деревне знали, как бедно живет Котибара, никто не хотел породниться с ними. В те времена прежде всего искали выгоду, и родители старались заранее найти подходящие партии для своих отпрысков. Богатые стремились породниться со своей ровней по положению, а бедные искали выгоду в браке и тоже пытались создать семьи с людьми побогаче, чем они сами. Редко кто заглядывался на нищих. И хотя Айгуль была необычайно хороша собой, родители понимали, что, скорее всего, ей суждено прожить век в девках.
   Арман навел справки о семье, жившей в лачуге у болота, и понял, что никогда отец не согласится на то, чтобы он связал свою судьбу с такой девушкой. Но он, несмотря на свой юный возраст, а он был ровесником Айгуль, имел характер решительный, властный и вспыльчивый и никогда не отказывал себе ни в чем. Любовь впервые поразила его, она жгла сердце, мутила разум. Промучавшись с неделю после той встречи у реки, Арман решил хотя бы издали увидеть милую. Перед этим он ездил в город и накупил там несколько красивых сорочек, платков и нитки бус. И когда солнце начало закатываться, Арман спрятал подарки за пазуху тона[6], вскочил на коня и помчался к болоту. Заметив лачугу, он спешился, привязал коня к кривому плетню, огораживающему двор, и хотел зайти в калитку. Но Айгуль уже увидела его и выбежала навстречу. Она молча схватила его за руку и побежала в сторону реки. Арман последовал за ней.
   На берегу они остановились.
   – Если отец узнает, он убьет меня! – прошептала она. – Но его сейчас нет дома, а мать копает землю за домом, хочет посадить хоть какие-то овощи. И я копала весь день, да вот по счастливой случайности пошла в дом выпить воды. И тебя увидела. Думаю, и мать уже заметила твоего коня. Поэтому ты сейчас уедешь!
   – Не уеду! – упрямо проговорил Арман и прижал ее к себе. – Все мои мысли о тебе, жизнь моя закончилась после той нашей встречи! А ты, ты любишь меня?
   И он жарко заглянул ей в глаза. Айгуль лишь кивнула. Крепко обнял он милую. И когда их губы прикоснулись, их души словно соединились раз и навсегда. Слов уже не было нужно, они все понимали, глядя в глаза друг другу и безмолвно давая клятву верности.
   – Мне нужно уходить! – шептала в изнеможении Айгуль. – Я должна оказаться дома до прихода отца.
   – Я принес тебе подарки! – вспомнил Арман и достал из-за пазухи свертки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация