А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 9)

   Абаза решил делать так же, как и государство. Для этого он вызвал к себе личного банкира Рафаловича и приказал ему на его, Абазы, деньги скупать золото и европейские валюты, как только курс рубля начнет лезть вверх. Что будет с рублем дальше, Абаза банкиру не сказал. Зато разработал целую систему шифрованных телеграмм. Мол, даю депешу: «Продавай пшеницу» – значит, покупай золото. Телеграфирую «Продавай горох» – покупай немецкие марки. Кукуруза означала франки, ячмень – фунты стерлингов…
   Рубль пошел вверх. Абаза застрочил телеграммы. Рафалович одно время послушно выполнял указания. Но, не будучи посвящен чиновником в тайну, подумал, что Абаза ошибся и действует себе в убыток. Зачем он, мол, скупает дешевеющее золото? И тогда Рафалович сам перестал покупать его и иностранные валюты на рынке, начав продавать Абазе свои золото и валюту. И тут рубль как покатился вниз! Абаза не только вернул все свои потери, но еще и «наварил» 900 тысяч рублей – сумму по тем временам очень большую. Ведь весь бюджет России тогда составлял по доходам всего 1,4 миллиарда. В общем, по нынешним меркам, Абаза «оторвал» за несколько месяцев миллионов этак сто долларов. Причем вроде бы не воруя у государства – тихо, «шито-крыто».
   Но Рафалович на той же операции разорился! Ему было просто нечем уплатить Абазе эти 900 тысяч. Узнав об этом, Абаза подкатил к министру финансов Вышнеградскому с просьбой: мол, такой почтенный банкирский дом погибает! Нужно помочь Рафаловичу за счет государства: дать ему 800 тысяч рублей в виде казенной ссуды. Причем Абаза своего добился: государство деньги еврейскому банку дало. Ну, а они, знамо дело, тут же перекочевали в личный карман православного Абазы. А вот это было уже прямое воровство. Абазу можно было ставить к стенке по двум статьям: и за использование служебной тайны в личных целях, и за нанесение государству прямого финансового ущерба на солидную сумму.
   Вскрылось все, как пишет Витте, совершенно случайно. Рафалович, получив пресловутую ссуду и тут же отдав ее Абазе, снова пошел за помощью к государству. Ведь его банк все равно «горел». К тому времени Вышнеградский скоропостижно умер, и министром финансов в 1893 году стал Сергей Витте. Тот, удивленный просьбой Рафаловича о второй ссуде, и выпытал у еврея все подробности. Сначала-то он подумал, что Рафалович дал взятку Абазе, чтобы получить казенную помощь. Но не вытанцовывалось: с чего это, чтобы получить 800 тысяч, Рафалович дает Абазе 900 тысяч? А когда еврей рассказал все по порядку, картина ловкой махинации чиновника Госсовета предстала во всей красе. В общем, дали Рафаловичу еще помощь в 300 или 400 тысяч рублей.
   Абаза в то же самое время гулял в Монте-Карло, где просаживал в рулетку десятки тысяч франков за один присест. Тем самым он «переводил» украденные в России деньги на Запад, подпитывал европейскую экономику. Ладно бы, украл, но профинансировал бы строительство в России чего-нибудь полезного. Ну, помог бы изобретателю радио. Или возвел бы новый завод по производству, скажем, моторов внутреннего сгорания. Нет, он все промотал в Монте-Карло, прожрал, потребил!
   Царь, узнав о махинации Абазы, суду его не предал, в тюрягу не упек. Он просто его уволил с должности.
   В этой истории, читатель, царский чиновник обчистил государство покруче еврея. И фактически остался безнаказанным. И когда сегодня мне говорят, что «жиды и большевики продали Россию», мне всегда вспоминается Александр Агеевич Абаза. Жадная свора «православных аристократов» – вот она, истинная причина, приведшая Россию к 1917 году! И поведение Абазы в гораздо больших размерах копируют сегодня чиновники РФ. Они «инсайды» используют вовсю и «пилят» бюджет по полной программе. А потом тоже просаживают украденное на Западе.
   Есть такая поговорка: «Каков поп – таков и приход». По большому счету, сама царствующая династия была коррумпирована.
   Взятка стала править бал в пореформенной России. Например, любовница графа Адлерберга, близкого друга Александра Второго, некая Мина Буркова, просто торговала чинами и наградами. Впрочем, и сам Адлерберг кормился «откатами»: через него шли все подряды по заказам Министерства двора. О том, как любовница самого царя, княгиня Юрьевская, грела ручонки на распределении концессий на железнодорожное строительство, вы уже знаете. Да и великие князья тут участвовали. Известен случай, когда взятку в 200 тысяч рублей за «правильное» предоставление концессии получил брат Александра Второго, Николай Николаевич.
   Рыба гниет с головы, и, глядя на крысятничество верхушки, воровали да взятки брали все чиновники. Как пишет А.Д. Константинов, в 1864 году скандал грянул не где-нибудь, а в святейшем Синоде. До марта 1864 года при этом заведении существовали два управления – духовно-учебное и духовно-хозяйственное, каждое из которых имело особую кассу. 7 марта 1864 года кассы решено было слить в одну, чтобы ими было легче управлять. При ревизии документов духовно-учебного управления контролер хозяйственного управления Виноградов с удивлением натолкнулся на некоторые странные статьи расходов – например, от 28 марта там значились десять отдельных статей, на которые было потрачено 75 тысяч 931 рубль. Деньги предназначались на строительство различных учебных заведений духовного ведомства. Однако никаких донесений из тех мест, куда были посланы деньги, не поступило.
   «Хозяйственное управление навело справки, и оказалось, что никто никуда никаких денег не посылал, а расписка приемщика почтового ведомства – грубая фальшивка, ордера за подписью директора – фиктивны…
   Казначей Яковлев раскололся на первом же допросе. Из его показаний вытекало, что директор Иван Гаевский начал брать деньги из казначейства сразу же после своего вступления в должность директора в 1857 году. И в результате «назанимал» 46 тысяч рублей, при этом выдавая всякий раз расписку Яковлеву в получении денег. Сам же Яковлев взял всего 30 тысяч, которые отдал купцу Борову, «чтобы пустить в оборот, приобрести значительную сумму и покрыть недостачу». Интересно, что подельники скрывали недостаток денег в кассе с трогательной простотой – господин Гаевский (между прочим, тайный советник) каждый раз при ежемесячных ревизиях брал себе для счета именно ту пачку, в которой денег недоставало, а он входил в ревизорскую группу. Позже, понимая, что казнокрадство может вскрыться, Гаевский придумал, на что списать украденные деньги. Именно господин тайный советник дал Яковлеву распоряжение отправить фиктивные предписания в разные епархии. При этом директор отобрал у казначея свои старые расписки, но предусмотрительный Яковлев, опасаясь, что исчезнут все доказательства участия Гаевского в подлогах и кражах, сохранил бумагу, на которой рука директора оставила автограф, а именно семь предписаний для перевода денег.
   Эту бумагу в запечатанном конверте достойный казначей отдал для хранения своему брату. Любопытно, что допрошенные на судебном разбирательстве 26 свидетелей все как один охарактеризовали господина Яковлева как честнейшего, очень религиозного человека, достойного всяческого уважения. Такой репутацией Яковлев пользовался у всех начальников, у которых служил.
   Суд присяжных признал виновным и одного, и другого. Гаевского приговорили к ссылке в не столь отдаленные места Сибири для поселения, с лишением всех прав состояния, а статского советника Яковлева постановили сослать на житье в Иркутскую губернию с лишением его всех присвоенных прав и преимуществ. Правда, либеральный Государь Император облегчил участь обоим казнокрадам – Гаевского он повелел сослать на житье в Иркутскую губернию с запрещением любой отлучки из места, назначенного на жительство, в течение трех лет, а Яковлева распорядился выслать в одну из отдаленных губерний, кроме сибирских, с воспрещением отлучки в течение двух лет.
   Что и говорить, эта история авторитета Синоду не прибавила…» – пишет А.Д. Константинов.
   По его мнению, именно тогда русские воры-чиновники стали активно «косить под дурку»: мы-де – хорошие, но наивные, а во всем виноваты нерусские дельцы, инородцы проклятые. И это хорошо проявилось во время скандальных «банковских процессов» в 1880-х годах.
   Вот, например, дело Кронштадтского коммерческого банка, существовавшего в 1872–1879 годах. Члены правления банка пустились в спекуляции и аферы, которые требовали выпуска заведомо подложных вкладных банковских билетов. Таких фиктивных билетов эмитировали на сумму более семи миллионов рублей. Что делалось? Ловкие дельцы стремились получать концессии или подряды, не имея капиталов, поэтому они вступали в сговор с членами правления банка, которые выдавали фиктивные справки о том, что у концессионеров и подрядчиков есть деньги, находящиеся в этом самом коммерческом Кронштадтском банке. Так, например, некоему господину Суздальцеву, получившему концессию на постройку железной дороги, банк выдал вкладными билетами под ничего не стоившие векселя более четырехсот тысяч рублей. Князь Оболенский взял подряд на поставку сухарей в войска. Но для этого требовались большие деньги. Они «нашлись» благодаря члену правления банка, некоему Шеньяну, а в результате Шеньян и Оболенский получили на руки банковские билеты безо всякого обеспечения на сумму в б миллионов рублей.
   Без обеспечения получал ссуды и знаменитый промышленник Путилов, который умер в 1880 году, не вернув ссуду в 200 тысяч рублей. Чтобы скрыть истинное состояние дел в банке, правление составляло фальшивые отчеты, публиковало заведомо ложные балансы в газетах, ну и, конечно, платило огромные взятки «наверх».
   «25 апреля 1883 года в Петербургском окружном суде начался громкий и очень долгий процесс о злоупотреблениях в коммерческом Кронштадтском банке. Любопытно, что наказание понесли в результате лишь три бывших директора – Шеньян, Синебрюхов и Ландваген. Первого сослали в Тобольскую губернию, второго – в Архангельскую, а Ландвагена заключили в работный дом на два с половиной года.
   Стоит ли говорить, что вся эта троица, безусловно виновная в злоупотреблениях и воровстве, была лишь своеобразной «прокладкой», от которой нити тянулись гораздо выше. Но следствие наверх не пошло.
   Традицию «кидальных» банков продолжил Российский торговый и комиссионный банк, устав которого был утвержден 22 августа 1887 года. Уже 26 июня 1893 года банк был объявлен несостоятельным должником, с убытками в 3 миллиона 70 тысяч рублей. Интересно, что среди преданных суду десяти сотрудников банка был и подданный Великобритании Эдуард Рейн, состоявший в должности заведующего иностранным отделением. Следствие установило, что он под видом комиссионных операций использовал часть капиталов банка для развития собственного «хлебного бизнеса», а также участвовал в незаконных биржевых сделках и попросту брал из банковской кассы наличку. Все подсудимые, за исключением Рейна, были приговорены к различным срокам ссылки, подданного же Великобритании отдали в исправительно-арестантское отделение на 1 год и 4 месяца…» – отмечает Константинов.
«Святое» семейство
   Когда мне на электронную почту валится рассылка с сайта «Русская идея», где мне в миллионный раз рассказывают о «жидовском заговоре, погубившем историческую православную Россию», меня разбирает злость. Да надоели! Хватит все на Маркса и Ленина валить, пора на себя самих в зеркало поглядеть. На эту, блин, «историческую и православную»! Фактор продажности высокородных «православных» свиней-коррупционеров перевешивает все «жидомасонские» и мировые заговоры раз в десять. Неужели евреи приставляли нож к горлу русского высшего общества и заставляли его воровать, брать взятки и продавать Отечество? Какого хрена вы мне талдычите о еврейском заговоре, умалчивая о другом – про заговор разложившейся, коррумпированной русской верхушки? Да ведь без ее свинства никакие евреи не смогли бы устроить революции в стране. У евреев тогда не имелось ни армии, ни полиции, ни государственного аппарата. Свернуть им шею можно было легким движением. Так ведь не свернули, предпочли иметь с ними дела, кормиться с бесстыдных дельцов.
   Русская аристократия помогала капиталистам-евреям наживать несметные богатства и делила с ними награбленное, хотя прекрасно понимала, что иудейские бизнесмены финансируют революционеров. Так какого черта вы своими бесконечными пересудами о «жидовском заговоре» затушевываете и прячете истинную причину наших бед? Подлинную причину того, что историческая православная Россия сама себя убила? А истинная причина – в разложении и воровстве русской правящей элиты, что повторялись из века в век.
   Она и есть истинный виновник наших катастроф и потрясений, гибели десятков миллионов русских. Еврейские революционеры просто воспользовались тем, что дворянские и капиталистические русские свиньи сдали им страну. И едва ли не первую скрипку в этом разложении играла династия распрекрасных Романовых – чтобы им гореть в аду вечно! Рыба, как водится, гниет с головы. Семейка Романовых воровала и грабила Россию сама, подавая пример для подражания всем остальным. Счастливые исключения в виде Павла Первого, Николая I, Александра Третьего – не в счет. Была еще орава никому не подконтрольных и неподсудных великих князей, родственников царя, которые такое воротили, что всех святых выноси! Мне всегда хочется спросить: почему вы, Романовы, вешали иногда революционеров и ссылали их в Сибирь, но не казнили казнокрадов и взяточников? Ответ прост: на родственные души руку не поднимают.
   Откроем книгу Александра Бушкова «Красный император». Вчитаемся. Подивимся тому, как великий князь Алексей Александрович («семь пудов августейшего мяса») при последнем Николашке Романове, с 1882 по 1905 год будучи куратором флота и общества Красного Креста, своровал кругленькие суммы и из военно-морского бюджета, и из кассы благотворительного общества. Как его родственничек, генерал-инспектор артиллерии, великий князь Сергей Михайлович брал взятки от французов – поставщиков тяжелой артиллерии. А если заглянуть дальше, то увидим, как в 1881-м, после убийства Александра Второго террористами-народовольцами на месте его гибели решили воздвигнуть храм Спаса на Крови. Пожертвования собирали со всей страны, а распоряжался ими председатель строительного комитета, великий князь Владимир Александрович. Так вот, воровал он денежки из фонда на пару с супругой, превратив возведение храма в долгострой. (Храм обошелся втрое дороже, чем по первоначальной смете.) Воровали и все чиновники рангом пониже. Одного даже за руку поймали и к суду привлекли. А он, не будь дурак, предъявил ворох записок от великой княгини, что в каждой бумажке требовала все новых и новых денег. Великий князь Александр Михайлович (уже при Николашке-2) дербанил суммы, что шли на строительство боевых кораблей, а в годы Первой мировой, с введением «сухого закона», спекулировал спиртным.
   Все тогдашние расследования громких коррупционных и воровских дел, связанных с разграблением бюджетных денег, так или иначе вели к неимоверно расплодившемуся «дому Романовых». И там все обрывалось: великие князья были неподследственны и неподсудны. И абсолютно безответственны. Как высшая номенклатура ЦК КПСС в послесталинские времена. При этом великие князья курировали важнейшие сферы экономики и обороны России. И каждый делал свой гешефт, не брезгуя совместными с евреями делами. На кого они походили? На нынешнюю неимоверно размножившуюся королевскую семью Саудовской Аравии. Там – уже тысячи принцев, и каждый из них, имея несколько жен, производит на свет нескольких наследников мужского пола. И все они хотят богатств, их жены и дочери выписывают себе платья по сотне тысяч долларов штука. Все эти принцы, присасываясь к бюджету страны и отбирая приглянувшиеся предприятия у местных бизнесменов, уже довели Саудовское королевство до тяжелейшей внешней задолженности, а ее экономику – до стагнации.
   Дом Романовых к началу XX века тоже сильно разросся. Спасибо многодетным императорам: Павлу Петровичу (Первому) и Николаю Первому. Орава великих князей тоже остервенело пилила и откусывала, превратившись в саранчу, объедавшую Россию. Не менее воровства стране вредила и некомпетентность членов романовской шайки. Хотите пример деятельности великих князей из банды Романовых? Извольте.
   Академик Крылов свидетельствует. В августе 1912 года начальник Главного артиллерийского управления великий князь Сергей Михайлович, узрев новые прицелы орудий береговой обороны в Англии, повелел делать такие же и для русских пушек береговых батарей. Вроде удобно: наводишь прицел на ватерлинию корабля-мишени – а пушка автоматически принимает нужный угол возвышения. Наши схватились за голову: батареи англичан стоят на возвышенностях в полтора километра – на скалах и горах. Поэтому погрешность при наводке у них маленькая. А батареи Финского залива построены на низменностях, где английская прицельная система будет выкидывать снаряды в «молоко». Крылов с расчетами поехал на заседание Артиллерийского ученого комитета. А там мнутся: ну как сказать великому князю Сергею Михайловичу, что его решение – мудацкое? А одобрять его тоже нельзя.
   Стали тянуть время. Нашли повод: на заседании не присутствовал генерал Алексей Маниковский – начальник артиллерии Кронштадтского района, каковому и пришлось бы применять в случае чего эти новые прицелы. А Маниковский был человеком честным, умным и энергичным. Именно его царь сделает начальником Главного артиллерийского управления в Первую мировую войну, когда армия столкнется с нехваткой снарядов. Именно умница Маниковский будет впоследствии злейшим врагом частных подрядчиков, которые поставляли снаряды армии по завышенным на сотни процентов ценам. Именно его будут требовать снять с должности крупные капиталисты, потому что он мешал им грабить казну и народ. Именно Маниковский затем станет начальником ГАУ Красной армии и примется верно служить новой власти, пока не погибнет в железнодорожной катастрофе, уехав в командировку в Туркестан в январе 1920-го.
   Итак, Маниковский приехал, и заседание по вопросу новых прицелов собралось снова. Храбрый генерал с ходу заявил: предложенные великим князем устройства – полный «отстой». Один из генералов-подхалимов пробовал возразить:
   – Я не усматриваю, почему обыкновенная прицельная труба не будет давать требуемой точности.
   Маниковский в ответ выдал:
   – Ваше высокопревосходительство, если вы эту трубу всунете окуляром себе в ж…, тогда, быть может, усмотрите…
   Скандал был первостатейным. Главная проблема: как бы пресечь инициативу великого князя Сергея, да так, чтобы он об этом не узнал? Шутка ли – ткнуть члена семьи Романовых мордой в грязь. В общем, кулуарно придумали: подносим взятку в 10 тысяч рублей (сто «катенек») любовнице великого князя – балерине Матильде Кшесинской. Ну а та увозит любовника (главного куратора артиллерии России) на пляжи Ниццы или Трувиля. А когда тот вернется, то уж не вспомнит про свой бзик.
   «Отсюда ясен тот вред, который бессознательно приносили великие князья, стоящие во главе управлений. Знаниями они не обладали, но все должностные лица боялись „огорчить“ великого князя оспариванием его мнения: к празднику припомнит строптивость, да из наградного списка и вычеркнет.
   Дворец Матильды на углу Каменноостровского проспекта и Дворянской улицы привлекал всеобщее внимание. Еду как-то на Металлический завод мимо этого дворца, извозчик на козлах и отпускает философское замечание:
   – Дом-то какой, слышь, царская фря построила, п…й нажила…
   Но он, очевидно, не знал, что Матильда обладала и другими способами наживы. На артиллерию тратилась в то время сотня миллионов в год; один процент комиссии – вот уже миллион…», – вспоминал потом наш великий кораблестроитель. (А.Н. Крылов. «Мои воспоминания». Ленинград. «Судостроение», 1979 г. С. 198.)
   Что, и великих князей Романовых в члены еврейского заговора записать прикажете? Так ведь нет же: по всем канонам они считались стопроцентными русскими, «голубой кровью».
   Обратимся снова к запискам графа Витте. Господи, как он стонет от действий «великокняжеской банды» Романовых! Дескать, Александр Третий держал ее в узде, а при Николае Втором они совершенно распоясались.
   Например, решили ввести винную монополию, запретив частное производство водки и торговлю ею. И чтобы пьянство обуздать, и дабы казну пополнить. И кто выступил ярым противником алкогольной монополии? Главой сопротивляющихся дельцов в 1895–1896 годах стал великий князь, дядя Николая Второго, – Владимир Александрович. Член царского дома, блин! Романов! И хотя винную монополию все равно ввели, тенденция налицо. Ну, как и в случае с Русской православной церковью 1990-х, что делала бабки на торговле импортными табаком и спиртным.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация