А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 5)

   Воровали и в гражданской сфере. Прочтите «Ревизора» Николая Васильевича Гоголя: ведь там городские власти беспардонно разворовывают деньги, отпускаемые на строительство и ремонт, на дороги и больницы. Да на все! Все – как сегодня, с одной лишь разницей: нынешние воры могут сразу же перегонять украденные денежки за границу через банковскую систему (электронные платежи!), а во времена Николая Первого приходилось прятать украденное у себя дома. И так воровали в сотнях городов, и прежде всего – в столице. И это воровство расстраивало финансы страны.
   Крали на строительстве дорог. В том числе и на сооружении первой в стране магистральной дороги Москва – Санкт-Петербург (1851 г.). Или, как ее называли раньше, Николаевской. Строило его министерство путей сообщения во главе с любимцем царя, графом Клейнмихелем. И воровство при этом шло самое отчаянное. Одна верста дороги обошлась казне в 165 тысяч тогдашних рублей, тогда как Царскосельская дорога – всего в 42 тысячи. То есть себестоимость раздули вчетверо! Это очень похоже на нынешнюю РФ, где стоимость строительства километра дороги у АО «РЖД» (приватизированного МПС), как правило, в два-три раза больше, чем у других строителей.
   Несмотря на внешний военизированный порядок (символ коего – полосатые будки караульных и городовых, плац-парады и обряженное в мундиры чиновничество), николаевская Россия была сущим бардаком. Министерство финансов – при сверхцентрализации управления – не контролировало расходования всех государственных средств. Множество бюджетных денег разгонялось по кассам разных министерств, точно так же, как в РФ «нулевых» годов миллиарды распыляются по карманам практически не подконтрольных никому «госкорпораций». В николаевское время такие денежки и расхищались, и расходовались не по назначению.
...
   Реалии николаевской России и сегодняшней РФ походят друг на друга, как близнецы. Одна высокотехнологичная фирма в Москве 2009 года предложила главному железнодорожному начальству РФ организовать контроль за строительством ветки, ведущей к месту Сочинских олимпийских игрищ, с помощью беспилотных самолетов-разведчиков. Дескать, все равно все сроки срываются, придется авралить, а значит, местное начальство будет воровать по-черному. Главное – отслеживать ход реальных работ. Но предложение, одобренное в Москве, оказалось удушенным на местном уровне…
   А коррупция проникала на самый верх.
   Для примера возьмем самый громкий коррупционный скандал того времени – дело тайного советника и камергера двора Его Императорского Величества Александра Политковского. В общем, то был лощеный русско-православный аристократ, дворянин, в 1831 году назначенный шефом первого отделения канцелярии «Комитета 18 августа 1814 года». Проще говоря, заведовать фондом для финансирования ветеранов войны. Тогда их всех называли инвалидами, даже неискалеченных. Выходила даже газета «Русский инвалид», каковую сегодня назвали бы «Русским ветераном». В ведении канцелярии были и специальные инвалидные дома: общежития для тех отставных солдат, у которых не осталось родственников.
   Политковский сел на золотое дно. В 1835 году – становится главой канцелярии комитета, седлая финансовый поток. Ему дают придворный чин камергера, награждают орденами. При этом глава социальной службы купается в деньгах, закатывает роскошные балы, содержит дорогую любовницу – балерину Волкову. Что потом выяснится? То, что блестящий русский дворянин нагло запускал руку в инвалидный фонд. А окружающим лгал: мол, деньги выигрываю в карты у своего друга, миллионщика Саввы Яковлева. А когда тот в 1847-м покончил жизнь самоубийством, Политковский стал врать, будто ему крупно задолжал брат покойного – и теперь отдает долг. Всего благородный русско-православный дворянин украл таким образом 1,2 миллиона тогдашних рублей (серебром, а не ассигнациями). Как вы помните, тогда весь бюджет страны был триста миллионов с хвостиком. Так что эквивалент украденного в нынешних деньгах – где-то добрый миллиард долларов. При этом в деле были и казначей фонда Рыбкин, и начальник счетного отделения Тараканов, и главбух Путвинский.
   Неизвестно, сколько Политковский отправлял из украденного «наверх», своей «крыше». Но только в 1853 году воровство камергера стало известным царю. Начались аресты. Политковский как-то вовремя умер накануне всего этого. Потрясенный таким подлым воровством, царь произнес знаменитую фразу: «Конечно, Рылеев и его компания никогда бы так со мной не поступили…» Это он имел в виду казненных декабристов. Мол, они наверняка были бы честнее, поставь он их на подобные посты в стране. Тогда скандал был просто оглушительным. Подручные Политковского пошли в рядовые солдаты, их имущество конфисковали. Летом 1853 года по Петербургу прокатилась волна всяких проверок и ревизий разных ведомств. Но эта «антикоррупционная кампания» быстро кончилась – и началась Крымская война, ставшая вакханалией воровства.
   Дописал эти строки и усмехнулся невесело. А ведь Политковский-то, по меркам нынешней бело-сине-красной Расеи, еще скромным человеком был! Всего миллиард долларов в сегодняшнем эквиваленте увел, да еще и за целых 18 лет. То есть в среднем он ежегодно воровал (в эквиваленте) просто сущий мизер – по 55,55 миллиона долларов. Да сейчас миллиарды в один год воруют! В Эрэфии в одной Мособласти с 2000 года украли 20 миллиардов. А всего за 2000–2008 годы верхушка Россиянин отпилила и наоткусывала на полтора триллиона долларов. На фоне нынешней низшей расы клептократов Политковский – просто верх умеренности.
   Впрочем, чему удивляться? Просто он и другие сволочи николаевской эпохи – это первые стадии эволюции низшей расы, а нынешняя «с колен поднятая Россия» – это заключительные стадии. И сама РФ – государство клептократов, уголовников и хамова отродья. Первое в мире государство с полной властью низшей расы, воплотившее в себе все самое мерзкое, что было и в Российской империи, и в СССР. Плод «криминальной революции».
Русский СПИД
   Опыт мой говорит, дорогой читатель, что в стране, пораженной коррупцией, наступает полный абзац. Валится все – как в организме, пораженном СПИДом. Общество атакует сразу тьма недугов. Рука об руку с коррупцией идут технологическая и промышленная отсталость, уничтожение инноваций, управленческий маразм, военная беспомощность, деградация человеческого капитала. И все это старая Россия к середине XIX столетия испила полной чашей. Как, впрочем, и позже. Низшая раса буквально под корень уничтожает все здоровое и передовое, способное дать нации успех и процветание.
   Добавим к списку – длинному списку! – гнусных преступлений низшей расы еще один поучительный эпизод. Тот, что лучше всего говорит о том, насколько несовместим с господством взяточников и воров научно-технический, инновационный путь развития России.
   Одним из гениев русской науки XIX века по праву выступает академик Борис Якоби. Приехав в Россию из Германии, он сделался русским до мозга костей. И еще – первопроходцем русской электротехники. Именно Якоби построил первый русский электромотор, в 1838-м – испытал лодку на электрическом ходу, подарил миру метод гальванопластики. Благодаря Борису Семеновичу были выставлены минные заграждения в Финском заливе в Крымскую войну, и тем самым в 1855 году был предотвращен прорыв к Петербургу англо-французской паровой эскадры с бомбическими пушками. Именно на минах Якоби подорвались четыре английских корабля.
   Но при господстве низшей расы таланты Якоби оказались невостребованными. В 1845 году академик изобрел стрелочный электрический телеграф. Первым в мире! На передающем аппарате оператор подводит ручку к букве на круговой шкале, а на приемном аппарате в сотнях верст от передатчика стрелка показывает нужную букву на белом циферблате. Передача идет по проводу, но прямым и понятным текстом, а не азбукой Морзе. Якоби делает несколько аппаратов. Их с успехом используют на военных учениях – в условной осаде Нарвы в том же 1845-м.
   Казалось бы, вот шанс для России: организуй производство стрелочных электротелеграфов. И себя снабжай, и за рубеж продавай! Ан нет. Получилась совершенно грязная история. Побывав в Берлине, Якоби поделился принципом синхронного стрелочного телеграфа с одним знакомым. Рисунок, оставленный им на столе, увидел прусский офицер Сименс, будущий основатель фирмы «Сименс – Гальске». Он ухватил принцип – и построил свой аппарат. Благодаря этому телеграфу и начался нынешний концерн «Сименс».
   Но, черт возьми, ничего страшного от воровства Сименса не произошло: Якоби-то в России жил и творил. Можно было спокойно, наплевав на всех сименсов, производить аппаратуру связи у себя, оснащая стрелочными телеграфами всю страну. Но вышло иначе. Когда встал вопрос о прокладке телеграфной линии вдоль первой в России железной дороги Москва – Петербург, министр путей сообщения и любимец царя Николая Первого граф Клейнмихель отдает подряд на прокладку линии связи фирме Сименса и Гальске! Ну, а та покупает стрелочные аппараты у самой себя. Благодаря Клейнмихелю немецкая фирма получает казенные подряды на прокладку линий с использованием только импортных аппаратов. Якоби, к тому времени изобретший более совершенный, буквопечатающий телеграф, оказался выброшен из проектов государства. Он перестал заниматься электросвязью. А ведь здесь мы снова могли всех в мире опередить. В итоге Россия осталась без своей электротехнической промышленности, зато немцы ее стали развивать семимильными шагами.
...
   Любимец императора Николая Первого, граф Клейнмихель – олицетворение бюрократического идиотизма. Как-то раз, уже закончив проект и смету моста через одну из рек, инженер министерства путей сообщения России Кербедз внезапно придумал новый, гораздо более эффективный и дешевый способ забивки свай при строительстве моста. Он тотчас отправил описание новой технологии главноуправляющему путей сообщения графу Клейнмихелю. И получил от него выговор. За то, мол, что не сделал своего изобретения до начала проектно-сметных работ по мосту. Так что, как видите, низшая раса – не только воровата, но и отличается великим идиотизмом. Низшая раса порождает самую тупую бюрократию…
   Можно немного продолжить эту историю, сделав связующим звеном фигуру корпорации «Сименс– Гальске», поднявшейся на России и за ее счет. Знаете, любезный мой читатель, когда впервые в мире заработала АТС – автоматическая телефонная станция? В США 1900 года, в Нью-Бедфорде. Но за семь лет до того, в 1893 году, в Одессе инженер М. Фрейдберг собрал оригинальную АТС своей конструкции на сто номеров. В тот момент Российская империя могла опередить весь мир по части внедрения автоматической телефонной связи. И что же? В тогдашней России инженер Фрейдберг бился как рыба об лед. Его изобретение оказалось ненужным низшей расе, что правила страной. Изобретателю пришлось запатентовать свою АТС в Америке и Англии. Его работой заинтересовалась «Сименс – Гальске», которая выкупила патент и стала делать прибыли на производстве еще и АТС.
   Подобные истории сплошь да рядом происходят в нынешней РФ, стране под властью новой генерации низшей расы. Поэтому мы прекрасно понимаем, как Сименс и Гальске добились своего полтора столетия назад: они давали царским чиновникам взятки и делились с ними заработанным на казенных подрядах. Взятка – и расейский чиновник готов предавать Родину хоть трижды в день. В этом смысле ничего не изменилось. Как тогда, так и теперь русских инноваторов (людей высшей расы) губят, отдавая заказы западным фирмам, каковые, поставляя отсталое по сравнению с нашими разработками оборудование, при этом платят хорошие «откаты». Я сам знаю два примера того, как нынешние расейские чинуши отвергли две системы цифровой связи русских гениев, отдав предпочтение западному старью.
   Как и тогда, так и ныне спасти нас может только одно: точное обличение взяточников и последующее их уничтожение с конфискацией наворованного.
   Коррупционная низшая раса враждебна инновациям. Прежде всего потому, что инновации объективно снижают затраты на решение тех или иных задач, стоящих перед обществом. А если так, то инновации уменьшают возможности низшей расы красть и «пилить» бюджеты и страны, и корпораций. Уж если мы коснулись этой темы, то давайте закончим мысль. Предположим, лечение одного больного от, условно говоря, золотухи обходится в 1000 рублей – за счет расхода лекарств и труда медиков. Значит, с миллиона больных золотухой медицинский чиновник может наворовать миллионы рублей. Но вот появляется новая технология, которая позволяет вылечить (скажем, за счет лазерной аппаратуры) болезнь без применения лекарств и за считаные дни. Затраты на лечение одного недужного падают вдвое. Нужно ли это вору-чиновнику? Нет же! Ведь уменьшаются затраты – а значит, и та доля денег, которую можно украсть. Точно так же вор-чиновник будет насмерть биться с инновациями во всех областях.
   В царской России инновации тормозились. На них шли только под внешним давлением – из-за того, что на Западе появилось нечто новое. Да и то представитель низшей расы при этом предпочитает купить готовую технологию на Западе, но не обращать внимания на русские разработки, будь они при этом в несколько раз лучше и «продвинутей». Природа этого явления – за гранью сей главы. Но то же самое, что творилось с инновациями в николаевской России, в усиленном варианте происходит в теперешней РФ.
   Об этом можно говорить бесконечно. Поэтому давайте переключимся на другую важную тему – Крымскую войну 1853–1856 годов. Именно в ней вскрылись все гнилость и бессилие проворованной николаевской России.
Крымский позор
   1825–1853 годы – трагический период во внешней политике России. Именно тогда были допущены чудовищные ошибки и просчеты, которые приведут к войнам и потрясениям XX столетия.
   С объективной точки зрения именно в этот промежуток времени русские получают великолепные возможности для прорыва. Давнего врага России, Турцию, трясет и лихорадит. В Оттоманской империи практически отделяется и идет войной на метрополию Египет. Идут болезненные реформы внутри страны. Отваливается и становится независимой Греция. Один сильный и решительный удар – и русские могли бы ворваться на Балканы, заняв Константинополь и черноморские проливы, обрести выход в Средиземное море и пресечь будущую экспансию Германии на Ближний Восток. Благо паровой флот на Западе еще во младенчестве, а переход на нарезное оружие еще не произошел. Английские войска в 1840-х годах переходят еще только на капсюльные дульнозарядные гладкоствольные ружья, быстрозаряжающиеся дульнозарядные винтовки с пулей Минье еще не изобретены. При этом Франция нестабильна и слаба (ее в 1830–1849 годах ждет две революции), а у англичан нет сил на большую войну. В те же годы на грани развала оказывается еще один давний враг России – Австрия, Дунайская империя. Начинается мощное движение венгерского сепаратизма.
   Если бы в этот момент правители России вели бы себя, как подобает русским национальным лидерам, и смогли бы воспользоваться смутами у врагов наших, то уже в ходе войны с Турцией 1828–1829 годов заняли бы Константинополь и оказали поддержку египетскому вождю Мохаммеду Али, а в 1848 году ускорили бы развал Австрийской империи. Если бы это произошло, исчезала главная русская цель в Первой мировой войне 1914–1918 годов – проливы и Константинополь. Запад получал бы усилившуюся Русскую империю, которую с Востока уже не «сковырнуть». Мы избегали в таком случае мировой войны в том варианте, которая разразилась в 1914 году. Мы уже в первой половине XIX века, когда на карте Европы еще не существовало ни единой Германии, ни соединенной Италии, могли создать на Балканах прорусскую Болгарию, навсегда выпихнув турок в глубину Малой Азии и сделав Черное море своим внутренним водоемом. Овладев Босфором и Дарданеллами уже в 1829-м, русские наносили полное поражение Англии, всеми силами старавшейся не допустить Россию к контролю над сими стратегическими проливами. Самое же главное – англичанам было не из кого сколачивать антирусскую коалицию, сами же вести войну против нас они тогда не могли.
   Шанс покончить с Турцией у России был именно в 1828–1829 годах. В ходе кампании 1828 года русские войска, перейдя Дунай, осадили важнейшие турецкие крепости: Шумлу, Силистрию и прибрежную Варну. Их падение открывало путь на Адрианополь, а дальше – на Константинополь. 28 сентября пала Варна – отличная база для того, чтобы принимать военные грузы, идущие морем из Одессы и Севастополя. Увы, осаду Шумлы и Силистрии пришлось снять. Но весной 1829 года армия Дибича снова перешла через Дунай, взяла Силистрию, прорвалась через Балканы, выйдя на оперативный простор. В августе 1829-го пал последний оплот турок на пути в Константинополь – Адрианополь. Фактически организованное сопротивление турецкой армии оказалось сломленным. Дибич докладывал царю, что болгары встречают русские войска как освободителей. Он был готов двигаться с 35-тысячной армией на Стамбул-Константинополь. Хотя русские войска жестоко страдали от чумы и холеры (на 15 тысяч убитых и умерших от ран русских бойцов приходилось 110 тысяч погибших от болезней), турки точно так же страдали от эпидемии. В этот момент нужно было лишь одно: решительный бросок Черноморского флота к проливам и высадка десанта в самом сердце Османской империи – захват Константинополя. Кстати, именно это черноморские адмиралы предлагали Николаю Первому потом, в 1853-м, но и тогда он все ушами прохлопал. В 1829-м русские, имея 12 линейных кораблей, могли выбросить 20-тысячный десант в подкрепление Дибичу, отрезав всю европейскую часть Турции, а захватив турецкие береговые батареи в проливах – пресечь попытки английского флота проникнуть в Черное море. Одновременно можно было формировать новые части из болгар. Чтобы нейтрализовать Австрию, достаточно было сосредоточить у Каменец-Подольского еще один сильный корпус русских войск.
   Но русский император испугался. Он пошел на заключение мира с турками, отведя войска за Дунай. По итогам войны русским отошли лишь дельта Дуная да Анапа, Сухум и Суджук-Кале на Кавказе. Тем самым Николай Первый обессмыслил 125-тысячные потери русской армии и получил Турцию – базу будущей агрессии англо-французов против России в 1854–1855 годах. Как писал в 1881 году русский историк Александр Корнилов, «в возникшей войне с Турцией император Николай в 1828 году стремился только заставить ее принять свои требования, в то же время не желая, чтобы турецкая монархия разрушилась. Благодаря этой нерешительности действий первый год войны окончился довольно неудачно, и только в 1829 году, когда Николай… не поехал на войну лично и предоставил новому главнокомандующему (Дибичу) свободу действий, кампания окончилась успешно. Но условия, предписанные Турции, – опять-таки из этих побуждений, – всех изумили своей умеренностью».
   Ах, если бы этот царственный ишак (пусть даже лично благородный) заботился больше о русских интересах, а не о сохранности турецкой монархии! Не пришлось бы потом воевать в 1877–1878 годах за освобождение Болгарии, проходя практически тем же маршрутом и не теряя еще 200 тысяч русских. (Кстати, и тогда мы не заняли Константинополь, остановившись в 28 км от города!)
   Дело в том, что низшая раса у власти, занимаясь в основном воровством и глядя на Россию как на свою колонию, страдала внешнеполитическим идиотизмом. В своей внешней политике Николай Первый руководствовался дурацким принципом легитимизма: мол, надо всеми силами спасать власть «законных правителей» даже во враждебных России странах и хранить их неприкосновенность. Поэтому сей коронованный идиот и спас тогда Османскую империю. А потом, три года спустя, еще и отправил на Босфор эскадру с десантом, чтобы спасти султана от натиска мятежного правителя Египта, Мухаммеда Али. Сегодня мы наблюдаем второе пришествие политики легитимизма: власти РФ то и дело спасают то целостность Молдавии, то Украины, бросая без помощи русские анклавы в Приднестровье, Крыму, Северном Причерноморье и в Донбассе.
   Николай Первый сначала кинулся спасать целостность Турции, а потом – и Австрии (подавление русскими войсками венгерской революции в 1849-м). В результате турки окажутся в коалиции с Западом в войне против нас в 1853–1856 годах, а спасенные австрийцы будут угрожать вторжением своей армии в момент, когда Россия будет сражаться с западными интервентами в Крыму. Это еще что! В 1848 году, когда во Франции произошла революция, Николай I порывался послать на помощь «законным властям» Франции 300-тысячную армию. Слава богу, до этого дело не дошло. Ты бы так о русских интересах радел, балбес коронованный! Наоборот, нужно было, как те же англичане, поддерживать революции, которые раскалывали на части врагов России. Хоть ту же подлую Австрию, которая нам вечно вредила и даже участвовала в войне 1812 года на стороне Наполеона. На этом мы даже моральные дивиденды состричь могли – восторг европейских либералов, которые не окрестили бы русских «жандармами Европы».
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация