А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 3)

   Все складывалось великолепно. Французы предложили нам план: соединенные русско-французские войска по Волге и по Каспию перебрасываются в иранский порт Астрабад (ныне – Бендер-Туркмен). А дальше мы вместе наступаем на Индию, встречаемые радостными индусами, которые с энтузиазмом режут английских колонизаторов. После этого французы занимаются Англией, а мы – решаем проблему проливов, захватываем Константинополь, нынешний Стамбул. В результате русские получали бы выход к Персидскому заливу, прямой путь из Черного моря в Средиземное, доступ к огромным и выгодным рынкам сбыта, к Египту! Конечно, тут мы могли столкнуться уже и с французами, но могли и договорится о разделе сфер влияния.
   Но англичане профинансировали дворцовый переворот в России. Заговором, как давным-давно известно, дирижировал британский посол Уитворт. В марте 1801 года Павел погиб от рук дворян-заговорщиков. Запомните фамилии этих уродов, что лишили русских великого будущего: Пален, Бенигсен, Талызин, Зубов. Они возвели на трон одного из самых гнусных представителей династии Романовых – Александра Первого (правил в 1801–1825 гг.), который продолжил с упорством козла воевать за интересы Англии. В итоге мы столкнулись с Наполеоном, которого уничтожили ценой громадных экономических потерь и сожжения Москвы. Да, эта война покрыла русских неувядаемой славой, но велась-то она опять-таки в интересах Англии. Для нас-то было б куда лучше, если бы Бонапарт много лет бил британцев. Никакой благодарности от Европы за разгром Наполеона русские так и не получили. В ответ была лишь слепая ненависть, звание «жандарма Европы» и прочие прелести…
   Да, читатель, далеко может завести страну коррупция ее вельмож и прочей знати. Вплоть до катастрофы.
Евреи и православные русские аристократы: начало «плодотворного сотрудничества»
   А какие взятки брались русским православным начальством уже в конце XVIII столетия! Известен случай иркутского губернатора Трескина: его жена собрала по пуду (16 кг) бумажных рублей (ассигнаций) для каждого из восьми своих детей. Так, на приданое – и на наследство. Харьковский губернатор Артаков поставил вымогательство взяток «на конвейер», а когда харьковский городской голова отказался участвовать в поборах, губернатор упек его в сумасшедший дом. (Александр Архангельский. «Александр I». Москва, «Молодая гвардия», 2006 г., с. 101)
   Кстати, именно при Александре Первом еврейское лобби начинает заносить большие взятки в коридоры высшей русской власти. А русская православная власть охотно брать еврейские подношения. Об этом мы знаем из записок Гавриила Державина, знаменитого русского поэта и (с 1802 г.) имперского министра юстиции.
   В то время царь затеял большие либеральные реформы, поставил их «мотором» того самого «поповского сына» Сперанского. Занялся последний, помимо всего прочего, и решением еврейского вопроса в России, ибо страна, присоединив к себе земли бывшей Речи Посполитой, получила от нее и большое еврейское население. Возник Еврейский комитет, куда вошли Державин, Кочубей, Валериан Зубов, граф Чарторыйский и сенатор Потоцкий. Именно в это время Сперанский сближается с тогдашним еврейским миллионером – Перетцем. Тот живет в доме Сперанского, водит дружбу с главным реформатором. И Еврейский комитет вдруг решает разрешить евреям торговать вином, брать винные откупа! Державин буквально на дыбы взвился: как же так – вы же даете жидам обогащаться! Одновременно Перетц получает от государства выгодные «соляные контракты», присасываясь к госбюджету России. Державин в своих воспоминаниях прямо обвиняет Сперанского в получении взяток от еврейских торговцев. Ведь и самому Гавриилу Романовичу минские откупщики пытались дать «подношение» в 200 тысяч рублей через коммерсанта Нотку.
   Державин, будучи твердокаменным русским патриотом и не питая особой любви к сынам Израилевым, взятку отверг. А другие оказались, поди, не столь щепетильны. Ведь винная торговля таки оказалась в руках евреев. Ну а они увидели: верхи русской власти вполне управляемы с помощью «золотого ключика». И понеслось – лиха беда начало. А что дальше из этого вышло, вы уже, читатель, знаете. Почин – это Перетц и Нотка, финал – 1917 год. А потом та же история повторится в 1991-м.
   Дорого, ох как дорого обошлись нам корыстолюбие и продажность православного дворянства! Ему хотелось денег, денег и еще раз денег, причем любой ценой. Оно не брезговало ничем для своего обогащения. Оно продавало Родину налево и направо: хоть англичанам, хоть местечковым ноткам. На народ свой это русско-православное дворянство смотрело как на быдло, как на рабов. К тому же именно дворянство с 1730 по 1801 год проводит четыре успешных дворцовых переворота, меняя царей и цариц. Дворянство и гвардия приводят к власти Анну Иоанновну, Елизавету, Екатерину Вторую и Александра Первого. Заговорщики убивают Петра Третьего, Ивана Шестого и Павла Первого. Немудрено, что русским царям приходилось все время задабривать стадо дворянских русско-православных свиней – чтобы дворцового переворота не случилось. И страна начала стремительно загнивать «в голове», коррумпироваться.
   Евреи ли тому виной, читатель?
   Стоит ли нам жалеть о «России, которую мы потеряли»? Блин, да эпоха Сталина – это самая свободная от коррупции эпоха в истории России. Представить себе англичан или американцев, заносящих миллионы Сталину или Молотову, просто невозможно. Как невозможно, впрочем, представить себе то, что взятку из США принимает шеф МИД СССР (до 1985 г.) Андрей Андреевич Громыко, прозванный западниками за неуступчивость «господином Нет». А вот первый россиянский мининдел Козырев – так тот был прозван «господином Да».
   Идите в задницу все, кто зовет нас вернуться к царско-дворянским порядкам, кто завывает по поводу «коммунизма, изуродовавшего Россию». Не надо нам такого возврата. Чтобы нами правили продажные, коррумпированные животные с графско-княжескими титулами? Ищите дураков в другом месте.
Коренная проблема – проблема «двух народов»
   Обратите взор в прошлое. Разве вы не видите, что трехсотлетняя история «православного царства» Романовых – это прогрессирующая (особенно с начала XVIII века) алчность и коррумпированность правящей верхушки и бюрократического аппарата? Воровали и уводили деньги за рубеж при Петре Великом. При Анне Иоанновне. При Елизавете и Екатерине Второй. Неописуемое воровство царило при Николае Первом. Что творилось при его преемниках – мы уже рассказывали.
   Коррупция верхушки царской России идет по нарастающей, начиная с Петра Первого. Давайте послушаем ярого антисоветчика и антикоммуниста, белоэмигранта, отсидевшего на Соловках, идеолога народной монархии – Ивана Солоневича.
   «…B данном русско-японском случае мы не в состоянии дать оценку ни русской, ни японской стратегии, ибо японская стратегия маневрировала обутыми дивизиями, русское интендантство поставляло гнилые валенки, и войска толком маневрировать не могли. Русское же интендантство было продуктом социальных условий страны и воровало почти так же, как воровало оно во времена Крымской войны: в Крымскую войну был, кажется, поставлен мировой рекорд…» (И. Солоневич. «Народная монархия». Москва, «РИМИС», 2005 г. С. 33).
   Рисуя реалии петровского времени, Солоневич пишет:
   «…Ничего не сказано об обер-фискале Нестерове, которому все-таки пришлось отрубить голову за взятки. Но эта казнь была случайностью – крали все. Крали в невиданных ни до, ни после размерах и масштабах. Алексашка Меншиков последние 15 лет своей жизни провел под судом за систематическое воровство, совершенно точно известное Петру.
   Во всяком случае, этот групповой портрет птенцов Петрова гнезда достаточно полон и выразителен. Коротко, но довольно выразительно формулирует Ключевский и их самостоятельные, после смерти Петра, действия. «Они начали дурачиться над Россией тотчас после смерти преобразователя, возненавидели друг друга и принялись торговать Россией, как своей добычей». «Под высоким покровительством, шедшим с высоты Сената, – глухо пишет Ключевский, – казнокрадство и взяточничество достигли размеров, небывалых раньше, разве только после…»
   Во что именно обошлись России эта торговля и это воровство? Этим вопросом не удосужился заняться ни один историк, а вопрос не очень праздный. Дело осложняется тем, что, воруя, «птенцы, товарищи и сыны» прятали ворованное в безопасное место – в заграничные банки. «Счастья баловень безродный» Алексашка Меншиков перевел в английские банки около пяти миллионов рублей. Эта сумма нам, пережившим инфляции, дефляции, девальвации, экспроприации и национализации, не говорит ничего. Для ее оценки вспомним, что весь государственный бюджет России в начале царствования Петра равнялся полутора миллионам, в середине – несколько больше, чем трем миллионам, и к концу – около десяти. Так что сумма, которую украл и спрятал за границей Меншиков, равнялась в среднем годовому бюджету всей Империи Российской. Для сравнения представим себе, что министр Николая Второго украл бы миллиардов 5 в золоте или сталинских миллиардов полтораста – в дензнаках.
   За Меншиковым следовали другие. Не только «птенцы», а и всякие более мелкие птенчики. «Финансовое доверие» было организовано так прочно, что в начале Северной войны 1700–1724 гг. понадобился указ, запрещавший деньги «в землю хоронить» – не всем же был доступен английский банк, хоронили и в землю. У каких-то Шустовых на Оке нашли по доносу на 700 000 рублей золота и серебра. Сколько же было таких Меншиковых, которые сплавляли за границу сворованные деньги, и таких Шустовых, которые прятали свои деньги от меншиковского воровства, а воровство развилось совершенно небывалое. М. Алданов в своих романах «Заговор» и «Чертов мост» рисует, как нечто само собой разумеющееся, переправу чиновных капиталов в амстердамские банки (амстердамские банкиры были в основном евреями. Есть даже диалект Амстердама – помесь голландского со словечками из идиша. – М.К.)
   Речь идет о конце екатерининской эпохи (Екатерина Вторая умерла в 1796 г. – М.К.). Надо полагать, что эта традиция далеко пережила и Екатерину. Сколько капиталов в результате всего этого исчезло из русского народно-хозяйственного оборота, сколько погибло в земле и – вопрос очень интересный – сколько их было использовано иностранцами для обогащения всяких голландских, английских и прочих компаний? Историки этим не интересовались…
   А вопрос может быть поставлен и в чрезвычайно интересной плоскости: выколачивая из мужика самым нещадным образом все, что только можно было выколотить, с него драли семь и больше шкур. Какой-то процент шел все-таки на какое-то дело. Огромная масса средств пропала совершенно зря – гнили и дубовые бревна, и полковые слободы, и конская сбруя, и корабли, и бог знает что еще. Какой-то процент, судя по Меншикову; очень значительный, утекал в заграничные банки. Заграничные банки на шкуре, содранной с русского мужика, строили мировой капитализм, тот самый, что нынче товарищ Сталин пытался ликвидировать с помощью той же шкуры, содранной с того же русского мужика.
   Не примите, пожалуйста, все это за преувеличение. Если только один Меншиков уворовал сумму, равную государственному бюджету, то мы вправе предполагать, что остальные вольные и невольные воры и укрыватели только в меншиковское время перевели за границу сумму, равную по крайней мере еще двум государственным бюджетам. А это по довоенным – до 1914 года – масштабам должно было равняться миллиардам десяти довоенных золотых рублей. На такую сумму можно было «построить капитализм». И русский мужик был, по существу, ограблен во имя европейских капиталистов…» (И. Солоневич. Указ. соч. С. 425–426.).
   Кем ограблен? Православной дворянской верхушкой.
   В начале XX века граф Витте будет горько жаловаться на то, что России не хватает собственных капиталов. И потому приходится приглашать иностранных инвесторов. Ну а те потом вывозят из страны гораздо больше того, что вложили, причем каждый год – прибыль, дивиденды. А чему тут удивляться? Отечественные капиталы оказались в недостатке потому, что страну к тому времени добрых два века с гаком остервенело грабили православные дворяне, сдирая с купцов, ремесленников и крестьян по три шкуры, а денежки – вывозя на Запад. Знаешь, читатель, а ведь многое из того, что награбил тот же Меншиков, так и осталось на Западе, в руках лондонских, венецианских и амстердамских банкиров-евреев. Ведь когда Меншиков попал в опалу, а его имущество в России подверглось конфискациям, счета в зарубежных банках оказались для власти недоступными. Банкиры, кивая на ссылку Меншикова, говорили: человек лишен свободы – и денег его мы вам не отдадим. Так и осталась изрядная часть тех денег Меншикова на Западе. Чтобы укреплять тамошний капитализм, а не русский. И стоит ли удивляться тому, что потом Витте жаловался на отчаянную нехватку отечественного капитала?
   Так называемая историческая, православная Россия оказалась поистине проворованной, промотанной страной. Винить во всех наших бедах жидов и масонов – только затушевывать истинную причину русских национальных катастроф. Имя ей – постоянное превращение русской правящей верхушки в «отдельный народ», считающий грабеж России своей священной привилегией. Превращение нашей «элиты» в стадо настоящих свиней. В низшую расу.
Упущенные возможности «галантного века»
   В самом деле, пора посмотреть с этой точки зрения на XVIII столетие. Ведь его можно с полным правом считать веком упущенных русских возможностей.
   С одной стороны, известны наши успехи. Русские смогли пробиться к Балтике, сломили Швецию, уничтожили Крымское ханство, несколько раз победили турок и присоединили к себе Новороссию – северное Причерноморье с Крымом, Приднестровьем, Северным Кавказом (Краснодар, Ставрополье). Правда, Новороссию потеряли и уже бело-сине-красные в 1991 году, а тогда…
   Но при этом очень многое оказалось несделанным, что в грядущем принесет России огромные беды. Мы не сокрушили и не уничтожили Пруссию – ядро будущей Германии – в Семилетнюю войну 1756–1763 годов. Мы не воспользовались слабостью турок и не сумели занять Босфор и Дарданеллы. А это было намного важнее, чем покорять Кавказ и присоединять Польшу. Мы не вышли к Персидскому заливу и не смогли закрепиться на Аляске.
   Почему? Да потому, что низшая раса, усевшись на русскую шею, воровала по-черному. Потому что на армию и флот постоянно не хватало денег. Потому что наши баре, вместо того чтобы тратить выжатые из крестьян деньги на новые заводы и фабрики, строили себе всякие дворцы, спускали деньги на балы и развлечения. Потому что обчищали бюджет государства. Потому что Англия с конца 1760-х уже строит паровые машины, а царская Россия дойдет до этого только в 1830-е. Потому что, вместо того чтобы воевать за русские интересы, царский режим борется с французской революцией.
   Не решив этих проблем, Россия входит в XIX столетие. Довольно тяжелое и во многом для нее позорное.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация