А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 36)

   Позднее Владимир Ветчинкин станет основателем русско-советской космонавтики. С 1921-го он занимался проблемами реактивного полета и межпланетных путешествий. В 1925–1927 годах – вопросами динамики крылатых ракет и реактивных самолетов. Ветчинкин провел математический анализ движения ракет при вертикальном подъеме в различных случаях (1935), теоретически определил силы, действующие на крыло при сверхзвуковых скоростях полета, потребное количество топлива при различных режимах движения самолета и ракеты (1934–1937 гг.). Принимал участие в деятельности Реактивного НИИ в качестве консультанта и эксперта. Государственная премия СССР получена им в 1943-м. Награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды. Умер в 1950 году. Именем русского гения назван кратер на Луне.
   21 июня 1918 года Ленин подписывает декрет о национализации единственного в стране авиамоторо-строительного завода «ДЕКА» в Александровске (Запорожье). Хотя завод оказался разграбленным, большевики все же берут предприятие под надежную охрану. 30 декабря 1920 года начинается восстановление производства.
   Июнь 1918-го. В Москве проходит второй Всероссийский авиационный съезд. Хотя магазины уже пусты, хлеб дают по карточкам, а Украина оккупирована немцами. На Дону – очаг антисоветского сопротивления. Но новая власть находит и время, и средства на авиацию. На съезде Жуковский предлагает создать авиатехникум и высший авиаинститут. Советская власть воплощает это в 1920-м, ставя во главе дела Жуковского.
   9 октября 1918 года Высший совет народного хозяйства красной России (в лице своего научно-технического отдела) одобряет план создания аэрогидродинамического научного центра.
   1 декабря 1918 года. Проклятый немецкий шпион и наймит Ленин поддерживает решение Совнаркома о создании ЦАГИ – Центрального аэрогидродинамического института. Во главе ЦАГИ становится коллегия во главе с Николаем Жуковским и будущей суперзвездой мирового авиастроения – Андреем Туполевым. Общетеоретический отдел возглавляет В. Ветчинкин, помзавом экспериментально-авиационного отдела становится A.A. Архангельский – будущий создатель советских скоростных бомбардировщиков. Последняя машина, в создании коей он участвовал, – Ту-154. При Сталине и репрессирован был, и при нем же осыпан тремя государственными премиями. Заведующим же отделом винтомоторной группы в ЦАГИ назначается еще один титан: гений русского моторостроения Борис Стечкин. Репрессированный, но затем лауреат Сталинской премии (1946 г.), Стечкин – создатель турбореактивных двигателей, а с 1962 года – сподвижник знаменитого Сергея Королева. Видимо, немецкий агент Ленин создавал ЦАГИ в рамках хитрого плана истребления русских?
   Любопытная деталь: ЦАГИ был первым в мире институтом такого рода, интегрирующим самые разнообразные исследования. И его создали в самый критический для Советской России период!
   Весна 1919 года. Страшное время. Нет хлеба. Города замерзают без топлива. На Юге идут бои с Деникиным, с Востока напирает Колчак. Размеры Советской России сжаты до нескольких центральных губерний и «ствола» вдоль Волги. Однако в Москве при Главвоздухофлоте создается комиссия по развитию тяжелой авиации – КОМТА. Уже в расчете на мирное время. (Вот жидомасоны-большевики проклятые-то! Подумать только: они решили строить собственную русскую авиацию!)
   В кровавом и голодном 1920 году Съезд советских металлургов постановляет: «Заслушав доклад т. Соколова о значении алюминия для авиации, съезд полагает важным широко поставить электролитический способ получения магния». Для алюминиево-магниевых сплавов. С чем бы это сравнить в масштабах дня сегодняшнего? С тем, как если бы в РФ 1995 года была бы поставлена государственная задача: в кратчайшие сроки построить полукосмическо-полувоздушную авиацию.
   20 ноября 1920 года Совет труда и обороны (СТО) РСФСР постановляет: начать мобилизацию инженеров, техников и квалифицированных рабочих, в последние десять лет работавших на авиазаводах или на воздушном флоте. Цель: восстановление авиастроения. Создается Институт инженеров Красного Воздушного флота, будущая ВВИА имени Жуковского.
   1 января 1921 года. Голод и тиф в стране. Большевики отнимают золото у церкви. Продолжаются бои на Дальнем Востоке. Только что проиграна война с Польшей. Но на заводе в Сарапуле начинается постройка первого советского гражданского самолета – тяжелого триплана «КОМТА».
   26 января 1921 года. СТО по указанию Ленина учреждает комиссию для выработки программы развития «воздухоплавания и авиастроительства».
   Конец 1922 – начало 1923 года. В Москве проходит дискуссия «Авиапроизводство на новых путях». Редактор технического отдела «Вестника воздушного флота» Виноградов заявляет: впереди – эра металлических аэропланов.
   В октябре 1922 года при ЦАГИ создана комиссия по постройке металлических самолетов во главе с Туполевым. 25 октября наши войска занимают Владивосток – целостность страны наконец восстановлена. Советская власть только-только взяла под контроль всю Россию. Страна разорена, но правительство ее уже думает, как выйти на самые передовые рубежи в глобальном авиастроении.
   Весной 1922 года на моторостроительном заводе «Большевик» трудится всего 58 рабочих. Угля нет – в цехах холодно. Паек – 7 фунтов хлеба на 5 человек ежедневно. То есть по полбуханки на брата в день. Голодно. Но моторы стараются делать. Они, правда, не кормят. Выручает заказ на дрели – за них дают три вагона картошки.
   Декабрь 1922 года. Провозглашение Советского Союза. СТО утверждает трехлетнюю программу восстановления, дооборудования и расширения авиапрома.
   8 марта 1923 года создается Российское общество друзей воздушного флота, куда входят глава ВЧК Дзержинский, знаменитый Ворошилов, красный полководец Фрунзе (победитель Врангеля, покоритель Средней Азии), Туполев, Чаплыгин. Сергей Чаплыгин – выдающийся русский физик-гидроаэродинамик, Герой Социалистического Труда (1941 г.).
   Декабрь 1923 года. В СССР начинается освоение производства 400-сильного авиамотора (американского «Либерти»). Запорожский завод «Большевик» (бывший ДЕКА и нынешняя «Мотор Сечь») осваивает в производстве 300-сильные двигатели «Испано-Сюиза». До этого коллектив завода дружно отбивает попытку Наркомата тяжелой промышленности закрыть завод как неприбыльный и нерентабельный. Идет работа над запуском в серию чисто советского мотора – М-11 конструкции А. Швецова.
   1924 год. Год смерти Ленина. Страна еще в обмотках и обносках. Но Туполев на деньги государства строит перспективный «концепт-самолет» – цельнометаллический АНТ-2. Начинаются работы над первым в мире цельнометаллическим двухмоторным бомбардировщиком ТБ-1.
   Создается единый Госавиатрест – тогдашний аналог нынешней ОАК. И если в 1923–1924 годах в стране построено всего 13 аэропланов (сравнимо с нынешними показателями 90-х и «нулевых» годов), то в 1924–1925 годах – уже 264! Моторы пока только на 30 % отечественного производства. Но лиха беда начало…
   Параллельно развивается инновационная составляющая. В 1921 году ВСНХ по инициативе В. Бекаури и академика В. Ипатьева создает ЭКСМАНИ – экспериментальную мастерскую новейших изобретений. В ней начинаются работы по созданию первых систем телеуправления. Это фактически инновационный центр, впоследствии переименованный в Остехбюро. То был настоящий «мозговой центр» прогресса. У его истоков стояли: профессор К. Боклевский (проблемы воздухоплавания), профессор Артиллерийской академии И. Граве (баллистика и взрывчатые вещества), М. Миткевич и Н. Цыклинский (радиотехника), преподаватели Военно-морской академии – Л. Гончаров (счетно-решающие устройства, предтечи компьютеров) и Б. Пшенецкий (торпедные технологии). Отставной генерал-майор М. Беклемишев отвечал за минное дело, А. Журавченко разрабатывал теорию точного бомбометания.
   Деятельность этого «мозгового треста» получает полную поддержку Советского правительства. Оно передает изобретателям для практических опытов большой аэроплан типа «Хендли Пейдж», эсминец и тральщик. Идея проста: молодая Страна Советов не может похвастаться такими же богатствами и промышленными возможностями, как развитые капиталистические страны. Но она может компенсировать все это за счет применения прорывных, закрывающих технологий. Она может создавать дешевые «асимметричные ответы».
   В 1924 году правительство ставит перед Остехбюро задачу: найти дешевый ответ на колоссальное превосходство старого мира в морских вооружениях. С помощью прорывных инноваций – прикрыть морские рубежи молодого СССР. Именно тогда Остехбюро приходит к выводу: нужно скрестить авиацию с минно-торпедным делом. По заданию, выданному «остеховцами», Туполев начинает разрабатывать первый в мире двухмоторный цельнометаллический моноплан АНТ-4 (ТБ-1) – первый в мире самолет с двигателями на крыле и с топливными баками в плоскостях. Первоначально планировалось использовать этот самолет как морскую «летающую крепость», способную ставить мины и топить корабли врага торпедными ударами. Но фактически АНТ-4 породил целую линию тяжелого авиастроения. Начало «эволюционной цепочки», лежащее в разоренном, юном СССР, – моноплан АНТ-4. Финал – в турбореактивных Ил-96, Ту-154 и Ту-204, в Ан-124 и в «Мрие», в Ту-95 и Ту-160. Эта «цепь» продолжалась бы и дальше, если бы не расчленение Советского Союза.
   Остехбюро разрабатывает мины с дистанционным управлением. Мины для постановки с самолетов. Мины с неконтактными взрывателями. Мины против подводных лодок, которые ставятся на глубинах до 120 метров, причем с помощью самолетов…
   1918 год – в распадающейся и уже голодной стране положено начало отечественной радиоэлектронной промышленности. В Твери создается первая радиолаборатория. Ленинское правительство дает ей финансирование. Изготавливаются первые 1500 отечественных радиоламп и сто приемников. Академик A.A. Чернышев изобретает подогревный катод для радиоламп. Резко растет их эффективность и экономичность.
   В декабре 1918-го создается более крупная Нижегородская радиолаборатория. Ее финансирование и снабжение ведется через Наркомат (министерство) почт и телеграфов. Уже в 1919 году наши передают звук по радио. 17 марта 1920 года, в самый разгар Гражданской войны, Совет труда и обороны распоряжается строить в Москве радиотелефонную станцию с радиусом действия в 2000 верст. Башню для станции на Шаболовке проектирует и строит гениальный В.Ф. Шухов. В 1922-м мы впервые в мире транслируем концерт по радио, на два месяца опережая англичан и французов, на год – немцев.
   Интересно: коли красные были уголовниками, мечтавшими Россию дочиста ограбить, то зачем они делали все это? Зачем правительство немецких шпионов тратило деньги и ресурсы на вот это все? А ведь если бы не те затраты, то не было бы и дальнейших русских прорывов в авиации, космонавтике, радиотехнике, атомной энергетике. Именно те затраты советских вождей – еще копеечные – позволили спасти унаследованные от старой России научные школы и продолжить марш русских в будущее.
   Нет, друзья, красные всерьез думали о развитии страны. И на их фоне нынешние бонзы под двуглавым орлом без короны – действительно уголовники. Хотя они при этом и трендят об «инновационном развитии России».
...
   Интересным все-таки агентом немецкого Генштаба оказался Ленин! Вроде бы пришел к власти, но немецкие войска так и не ушли с Восточного фронта, чтобы всей мощью раздавить Францию. Еще несколько месяцев валандались тут, а Ленин вел почти полугодовые переговоры о мире в Бресте. Ну, так если большевики – сплошь агенты Германии, то почему мир не был заключен сразу? Большевики никак не могли угрожать Германии: армии у них не имелось, старая армия разваливалась еще до октября. Чего же немцы ждали, а не отдали прямой приказ своему агенту-то? Об этом в своих книгах здорово пишет атисоветчик Н. Стариков – «Революция или спецоперация», развенчивая идиотские мифы. И, как видите, немецкий агент Ленин при этом ухитрялся поддерживать самые передовые инновационные работы в науке и технике. Видимо, это тоже в рамках работы на немецкий Генштаб?
   И недаром за большевиками пошли такие мощные технократические умы, как академик Крылов, генерал Маниковский, профессор Жуковский и др. Именно творческое, инновационное начало – вот что можно считать ценнейшим наследием СССР.
   Не будучи коммунистом, я всегда буду склонять голову перед великой Красной попыткой построить общество труда и творчества. Трагедия заключалась в том, что, покончив с низшей расой в ее царско-дореволюционном обличье, красные затем сами выродились в эту расу крыс и воров. Значит, мы должны быть умнее и не повторять СССР-1, а идти дальше. Не повторяя ошибок предшественников.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация