А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воруют! Чиновничий беспредел, или Власть низшей расы" (страница 32)

   Глава 11
   POST MORTEM. ПОПЫТКА СМОДЕЛИРОВАТЬ АЛЬТЕРНАТИВНУЮ ИСТОРИЮ

Простое сравнение
   Сегодня многие исповедуют миф: царская Россия – это «царство света», а СССР – юдоль Зла. И даже воевали они по-разному. Мол, в Первой мировой старая Россия показала себя гораздо лучше, чем Союз – во Второй.
   Но так ли это? И можно ли сравнить Первую и Вторую мировые войны?
   «Царской России, в отличие от «более прогрессивного СССР», пришлось воевать не с одной Германией, а сразу с тремя противниками: Германией, Австро-Венгрией и Османской империей. При этом Россия потеряла всего 2 миллиона человек, а не двадцать с лишним, как Советский Союз. При этом царская Россия не знала ничего подобного катастрофе 1941 года, немцы не доходили до Москвы…»
   Примерно таков ход рассуждений многих. Увы, это самый грубый миф, а у его приверженцев, кажется, не наблюдается избытка интеллекта. Почему? Докажем это спокойно и без эмоций. Хотя бы потому, что перед нами еще одна попытка обессмыслить великий подвиг нашего народа в 1941–1945 годах, вывалять в грязи нашу Победу.
   Итак…

   Обстоятельство первое: царская Россия в Первой мировой понесла страшное поражение. Она лопнула изнутри двумя революциями, перешедшими в кровавую и кошмарную Гражданскую войну с 20-миллионными потерями. Так что итог Первой мировой для России – это отнюдь не 2 миллиона потерянных на фронтах в 1914–1917 годах, а намного больше. Россия оказалась исключенной из круга победителей в Первой мировой, она не получила вожделенных Босфора и Дарданелл.
   А вот СССР во Второй мировой оказался победителем: его армии взяли Берлин, Прагу, Вену. СССР получил под контроль половину Европы. И по итогам войны он стал одной их двух глобальных сверхдержав.
   Только не надо орать, что царская Россия не понесла поражения на поле битвы, что на самом деле ее предали изнутри и Ленин брал немецкое золото! Победа в войне – это уничтожение противника и достижение собственных целей любым путем. И битвы на фронтах при этом – не единственный способ сокрушить противную сторону. Для уничтожения неприятеля в ход идет все: подкуп, террор, использование революционеров и «пятой колонны» в тылу оппонента. Причем правители Российской империи должны были об этом знать: те же самые приемы во время Русско-японской войны 1904–1905 годов применяли японцы, англичане и французы. Они уже тогда финансировали революционеров и буржуазную оппозицию, что мечтали о развале империи, о революции, о свержении самодержавия. Знали – и проворонили тот же ход в 1914–1917 годах.
   Наш враг в 1941–1945 годах пытался применить тот же прием «взрыва изнутри», ставя на русский национализм, на сепаратистов украинских, чеченских, казацких, грузинских, тюркских, азербайджанских. Но у него ничего не получилось. СССР не взбунтовался. Он оказался прочнее царской России, а его правящий истеблишмент – более монолитным и волевым.
   Одно обстоятельство: чтобы взорвать воюющую страну в тылу, нужно, чтобы правители означенной страны так запустили внутренние проблемы и общественные противоречия, чтобы противник мог воспользоваться этим. Грубо говоря, должен возникнуть пороховой погреб, к коему достаточно поднести горящую спичку. Если же пороха нет, то можно истратить сотню спичек, но ничего не добиться. Никакие заговорщики, революционеры и жидомасоны, никакие вагоны Ленина и пароходы Троцкого, никакие финансовые вливания извне не смогут развалить страну и вызвать в ней революцию, если оная страна здорова и крепка. Если в ней не вызрел колоссальный заряд ненависти общества к скурвившейся власти.
   Царская Россия «трудами» последнего царя представляла из себя именно пороховой погреб. Общество России к 1914 году уже было расколото на непримиримо враждебные лагеря, готовые стрелять и резать друг друга. В обществе уже накопились нерешенные, острейшие проблемы. В итоге царя пошли валить все, кто только мог: февраль 1917-го (который и стал началом национальной катастрофы, открыл дорогу анархии и хаосу) устраивали совсем не коммунисты, а самые что ни на есть буржуазные деятели, и царя к отречению принуждали все командующие фронтами и флотами – одни русские генералы и адмиралы. Кляня Ленина как немецкого наймита, многие забывают, что дорогу Ленину к власти открыли февралистские буржуазные революционеры, которые тоже брали денежки у американских и европейских масонов и сами взламывали старую Россию изнутри.
   Так что, как ни крути, царская Россия потерпела поражение в мировой войне, а вот СССР добился Победы.
   Наивны и россказни о том, что-де царской России пришлось драться сразу с тремя империями (Германией, Австро-Венгрией и османской Турцией), а СССР едва справился с одной Германией.
   Чушь собачья. Мы воевали не с Германией, союз монархистов-антисоветчиков, включал в себя и старую Германию, и Австрию, и Чехию (в общем – со Словакией). На стороне Рейха отлично (и до последнего!) воевала Венгрия – достаточно вспомнить кровавые и тяжелые для нас бои у Балатона в начале 1945 года. На стороне Гитлера воевала и Хорватия. Словом, Третий рейх фактически включал в себя бывшую Австро-Венгрию. Причем если в 1914–1918 годах австрийские части были худого качества и плохой стойкости, то теперь мобилизованное население бывшей Австро-Венгрии интегрировалось в гораздо более боеспособный вермахт. Более того, на стороне немцев выступили Румыния и Италия, тогда как в Первую мировую эти страны воевали против немцев и австрияков.
   Для полноты картины учтем: в Первую мировую против Германии пошла и Япония. А вот во Вторую японцы были союзниками Гитлера. Хотя они и не нападали на СССР, но нависали над нашими дальневосточными рубежами Квантунской армией. Против нее нам всю войну приходилось держать 40 дивизий Забайкальского и Дальневосточного фронтов. Фактически – второй большой фронт, хоть и «бескровный». Это полностью перекрывает «фактор Турции» в Первой мировой. Например, на 15 ноября 1916 года турки на Кавказском фронте имеют 25 дивизий (225 батальонов) против 12 более крупных русских дивизий (201 батальон). В Персии действует 2 дивизии (19 батальонов) против полутора русских (примерно 15 батальонов). Как видите, Япония во Великую Отечественную оттягивала гораздо больше наших сил. К тому же Турция Первой мировой – это уже безнадежно больное и отсталое государство.
   Таким образом, царская Россия была в лучшем положении: могла держать в Сибири и на Дальнем Востоке минимум войск, максимум дивизий бросая на фронт борьбы с Центральными державами. А вот СССР такого позволить себе не мог: миллионная Квантунская армия в 1941 году (фактически отдельное государство со своей экономической базой) – это вам не шутки.
   Еще одно важное различие: если в Первую мировую большую часть немецких дивизий оттягивал Западный фронт (где с немцами воевали французы и англичане), то в Великую Отечественную СССР пришлось бороться с Третьим рейхом (Германия + Австро-Венгрия) фактически один на один. Немцы до 1943 года (до высадки союзников на Сицилии и образования Итальянского фронта) бросали против нас до 70–80 % своих дивизий.
   Итак, возьмем данные по распределению дивизий на 15 ноября 1916 года (разгар войны). Информация есть в пятом томе советской «Истории военного искусства».
   На Западном фронте – 129 германских дивизий (1314 батальонов) против 168 дивизий и 2 бригад Антанты (2219 батальонов).
   На Русском фронте – 104 немецких, австрийских и турецких (2) дивизий (всего – 1232 батальона) против 130 русских дивизий (2023 батальона).
   На Румынском фронте – 11 австрийских и 9 немецких дивизий (20 дивизий – 222 батальона) против 18 румынских и 9 русских дивизий (213 и 144 батальона).
   Как видите, в Первую мировую англо-французы реально оттягивали на себя большую часть германских войск, чего и близко не было в Великую Отечественную, вплоть до высадки англо-американцев в июне 1944-го в Нормандии (и то большинство гитлеровских дивизий после открытия Второго фронта все равно воевало с нами). И ход Первой мировой для царской России мог быть совершенно иным, имей немцы возможность перебросить на фронт хотя бы 60 дополнительных дивизий! Боюсь, что тогда немцы продвинулись бы до Смоленска. Как минимум 60 дополнительных дивизий Германии могли в пух и прах разгромить царскую Россию в 1915 году так же, как осенью 1914 года в битве при Танненберге двести тысяч немцев расколошматили по частям 400-тысячную группировку войск Самсонова и Реннекампфа.
   Сравнивать потери царской России и СССР в двух мировых войнах вообще нельзя. Немцы в Первую не уничтожали так мирное население – наших детей, женщин, стариков! Я впервые в жизни записался в библиотеку в 1976-м и прекрасно помню книги о немецкой оккупации издания 50–60-х годов. Там была масса фото рвов, забитых телами расстрелянных. Немцы в Первую мировую не жгли заживо целые деревни, не лютовали так, как делали сие при Гитлере.
   Давайте учтем и то, что Первая мировая – война еще не моторизованная. Немцы в наступательных операциях передвигаются пешком и на конных упряжках, а не на грузовиках и бронетранспортерах. У них нет танков, нет «острия копья» молниеносных войн – пикирующих бомбардировщиков. Поэтому охватов и «котлов» у немцев не получалось: русские успевали из них выскальзывать. А не было «котлов» – и потери наши получались меньше.
   Ну а уж если говорить о 1941 годе… Немцы 1941 и 1914 годов – две «больших разницы». Гитлер применял настолько неожиданные и иррациональные, беспредельно наглые решения, что его противники как бы слепли и глохли, не замечая очевидного. Да, проворонили мы нападение. Но точно так же проворонили их англичане и французы, где не было никакого диктатора Сталина. Они прохлопали переброску немецких войск в Норвегию в 1940-м, когда Гитлер умудрился провести транспорты с войсками под носом у англичан, господствовавших на море. Так было в мае 1940-го – когда англо-французы, вопреки всем разведданным, не верили в то, что немцы пройдут танками через Арденны. Так было в декабре 1941-го в Малайе, где британцы до последнего не верили в безумный бросок японцев через джунгли к Сингапуру, тоже не отвечая на разведывательные полеты вражеской авиации и всячески избегая возможных провокаций.
   Это – особая история. В жанре «психотриллер». Особая тема, которую известный Максим Калашников затронул в книге «Крещение огнем. Вторжение из будущего».
   А напоследок скажу: не смейте трогать нашу Победу! Вам ее в грязи не извалять, уроды всех толков. Мы тогда победили настоящих «пришельцев из будущего», гитлеровцев-«инопланетян». И победили не под жалким бело-сине-красным, а под алым, серпасто-молоткастым, славным стягом!
   Этому флагу я салютую от всей души.
Иная реальность: что было бы «без 1917 года»?
   А теперь давайте попробуем «алгеброй поверить» мечты многих о том, что могло быть, не допусти царь революции 1917 года. Нам очень многие стараются внушить, будто та Россия, победив в Первой мировой, входила бы в пору невиданного взлета, в полосу безоблачного счастья.
   Чушь! Втравив Россию в Первую мировую, западная элита загнала нашу страну в смертельную западню. При любом исходе войны Россия летела в пропасть.
   Ну, не случилось революции, ну сломали немцам хребтину в 1917 году, они капитулировали. Ну, вошли русские в Константинополь. И что дальше? Финансы страны расстроены, государственный долг огромен, экономика – в рецессии. Репарации побежденной Германии ничего не решали: и в реальной истории немцы не могли их платить, пришлось Западу давать им отсрочки и разбивки в платежах до 1980 года. Естественно, ни хрена эти репарации послевоенную Россию не выручали. И что там ее еще терзает? Аграрный вопрос не решен, под страной – все та же бомба земельного вопроса. Поскольку не было «нашей» Гражданской войны и не погибло в ней миллионов крестьян, перенаселение деревни и малоземелье чувствуются намного острее. Никуда не делись рабочие, бунтовавшие против старого порядка еще в июле 1914-го. Никуда не делась и воровская низшая раса, нажившаяся на военных поставках. Она по-прежнему ворует, крестя лбы в храмах и изрекая патриотические лозунги. Никуда не делась растущая напряженность между голодным Севером и хлебным Югом. Не уничтожены причины регулярных голодовок, и они возвращаются. Особенно в страшную засуху 1921 года.
   Что происходит дальше? Страну треплет жестокий социально-экономический кризис. Как минимум до 1925 года. Русского рабочего и предпринимателя государство душит налогами: надо отдавать Западу гигантский внешний долг (ведь большевиков нет, никто не отказался от его выплаты). Поэтому в «победоносной» России налоги и непосильные платежи по долгам государства угнетают развитие русской экономики. Одновременно растет недовольство крупных землевладельцев и казачества: государство, отчаянно нуждаясь в средствах, пытается отобрать у них доходы от экспорта зерна. Правда, разросшийся госаппарат при этом отчаянно разворовывает казенные средства.
   А дальше приходит мировой кризис 1929 года, и Великий крах американского фондового рынка перекидывается не только на Европу, но и на «Россию без 1917 года». В деревне – бунты. Идет жестокое раскрестьянивание, людей заменяют тракторы и комбайны. Скорее всего, в стране вспыхивает революция – по аналогии с 1905 годом. А может, и случается попытка Юга отделиться. С возможной войной между Севером и Югом. И все это творится на фоне страшной засухи 1933 года, приносящей голод на Юг. Казачий и причерноморский Юг отказывается отправлять хлеб в Центр. В самом же Центре – страшенный банковский кризис, аналогичный американскому; люди, лишившись сбережений, громят банки и выходят на улицы. Установившаяся в Петербурге-Петрограде военная диктатура какого-нибудь генерала Корнилова пытается подавить бунты.
   Отблеск такой альтернативной реальности Алексей Толстой уловил в романе «Гиперболоид инженера Гарина» (1925–1927 гг.) В финале романа Гарин, став американским диктатором, сталкивается с восстанием рабочих и бежит, оставив вместо себя двойника: барона Корфа. И тот рьяно берется за подавление выступлений народных масс: бросает конницу на улицы, начинает бомбить рабочие кварталы газовыми бомбами с полицейских аэропланов. Специальные жандармские отряды врываются в рабочие жилища, уничтожая все живое. Поставьте на место Америки кризисную «Россию без 1917 года» тех же лет, и вы, пожалуй, узрите картину того, что могло случиться.
   Параллельно вокруг России смыкается кольцо внешних врагов. Никому не нравится то, что русские заняли Босфор и Дарданеллы. Не нравится это ни Англии, ни США, ни Франции, ни Японии. Они считают: русские захватили слишком большое пространство на планете, они наложили лапу на гигантские природные ресурсы. Надо отнять их у России, а саму страну расчленить. Япония зарится на Сибирь и Приморье. Англия – на Кавказ и Юг. Американцы смекают, что без переформатирования мира и превращения доллара в мировую валюту им из Великой депрессии не выйти – нужна новая мировая война. Впрочем, они также засматриваются на природные ресурсы Восточной Сибири. Англичане начинают щупать почву в Германии: вы, дескать, потерпели поражение, но вы – свои, европейцы, в отличие от этих русских варваров. Войдите в западную коалицию – и давайте соединенными силами разгромим и расчленим Россию. Германия при этом получит часть ее земель. Например, Украину.
   Вполне возможно, что против бьющейся в кризисе некоммунистической России 1930-х начинается новая глобальная война. Немцы прут с Запада на танках и с самолетами. С Востока нападает Япония. Англичане и французы бомбят нефтепромыслы Баку и Грозного. Американцы высаживаются на Сахалине, Камчатке, берут Владивосток. Японцы «перекусывают» Транссиб. В Германию, превращенную в главную ударную силу, идут караваны судов из США и Англии. С танками и пушками, с тушенкой и грузовиками, со стратегическим сырьем и нефтью. Англичане на своих дредноутах громят наш Черноморский флот, западная авиация топит Балтийский флот. Небольшие военно-морские силы России в Тихом океане уничтожены атаками японских авианосцев. Северный флот России? Он еще очень мал: страна не могла позволить себе строить много дредноутов и авианосцев – средства государства поглощали выплата внешнего долга и необходимость проводить болезненную и весьма затратную аграрную реформу (Столыпин-2). Англичане и греческие войска выбивают русских из Константинополя.
   Западные спецслужбы поддерживают сепаратистские восстания в казачьих землях, на Кавказе и в Средней Азии. Они вооружают прибалтийских и финских националистов, поляков. На стороне наступающих немцев сражаются и поляки: они желают оторвать от Российской империи свои земли и создать независимую Польшу.
   Что некоммунистическая Россия может противопоставить сему натиску? Немного танков, немного авиации. А в основном – пехоту да кавалерию. Ведь в этой ветви реальности «без коммунистов и Сталина» не случилось форсированной сталинской индустриализации, не были в рекордные сроки построены гигантские мощности, не созданы огромные сталинские ВВС и танковые войска. Нет миллионов подготовленных красными пилотов, техников, механиков-водителей.
   В тяжелых боях русские теряют Польшу, Финляндию, Белоруссию, Северное Причерноморье, Приморье, юг Сибири. Немцы врываются на Украину, движутся к Москве. Взят в блокаду Петроград: западные войска действуют из Прибалтики и Финляндии. Центральный промышленный район России парализован налетами английских четырехмоторных бомбардировщиков «Ланкастер» и американских «летающих крепостей» «Б-17». На Дону объявляет о независимости и союзе с Западом новое казачье государство – Доно-Кубань. О своем суверенитете объявляют Азербайджан и Грузия, переходят под британский протекторат Хивинское ханство и Бухарский эмират. В Киеве собирается конгресс украинских самостийников.
   Все. Разгром. Дальше – раздел бывшей Российской империи. Во избежание возрождения русского империализма на несколько республик нарезаются даже великорусские земли.
   Правда, война продолжается и потом, после капитуляции и раздела России. Японцы и Америка схлестываются на нашем Дальнем Востоке и на Тихом океане, на стороне США здесь играют Англия и Голландия. Британцам не хочется уступить Японии Сингапур и Малайю, а голландцам – Индонезию.
   В Европе возможен конфликт между воспрявшей Германией, с одной стороны, и Францией да Англией – с другой. Но русских это уже не спасает. Даже если Западу становится не до поверженной России, один черт на ее территории вспыхивает затяжная междоусобица между новыми «русскими республиками» – между ними и украинскими самостийниками. Идут бои за Воронежскую губернию и Кубань: украинские националисты считают их своими.
   Учтем: в России существуют сильные революционные партии: и большевиков-коммунистов, и социал-демократов, и многочисленных агрессивных эсеров – социалистов-революционеров, славных своим террором и жестокостью, не уступающей большевистской. В альтернативной версии истории могло получиться так: в одной русской республике власть захватили эсеры, в другой – большевики, в третьей – военная правая диктатура, а в четвертой – вообще атаман типа Семенова или Анненкова. Естественно, они друг с другом сцепились бы, при этом ориентируясь на разные иностранные силы.
   А еще на этом нерадостном фоне свирепствуют голод и нищета, крестьянские восстания – селяне решают вообще жить вольницей, не признавая над собой никакого государства.
   Атомного оружия нет, но борьба идет жесточайшая. Чтобы сдержать натиск немцев, англичане и американцы ведут массированную воздушную войну против городов Германии. В Атлантике разворачивается напряженная морская битва. Хотя немцы и лишились сильного флота в 1918-м, они строят подводные лодки. Германия громит Францию.
   Еще через четыре года уцелевшие в этой схватке США, Япония, Германия и Британская империя разделяют планету на сферы влияния, строя новый миропорядок на остатках России и за ее счет. Совокупные потери русских от войны, голода, нищеты, межнациональной резни, упадка городов – 30–40 миллионов человек. Засуха 1947 года вызывает страшный голод в русских землях.
   Такова реальность, в которой мы могли оказаться без 1917 года. Господство клептократической низшей расы доводило до краха и победившую в Первой мировой Россию.
   Мы можем сделать вывод: советский вариант истории был наилучшим выбором для России в первой половине XX столетия. Ибо в рамках капиталистической (или либерально-рыночной) парадигмы Россия в жестоком, машинном мире тех лет обрекалась на внутренний взрыв, разгром и исчезновение, а русский народ – на раскол и вымирание. Революция в России была неизбежна: и не случись она в 1917-м, то неминуемо произошла бы потом. Царские верхи сделали все, чтобы в стране произошла революция.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация